Проблема мусора

10 октября, 2014, 19:55 Распечатать Выпуск №36-37, 10 октября-17 октября

Trash Bucket Challenge — это, в общем-то, заурядное хулиганство, больше даже медийное, чем уличное. Но семейство Хулиганов, от которых произошел термин, на самом деле было бандой жестоких убийц. Это такой очень "толстый" намек на грядущие политические убийства тех, кто народу осточертел. 

Это, сразу оговорюсь, не о милиционерах. Хотя тема правопорядка присутствует. И не об экологии. Хотя пристальная забота о чистоте окружающей среды, безусловно, здесь тоже наличествует. 

Я о Trash Bucket Challenge. О политическом перформансе, состоящем в запихивании в мусорные баки чиновников и политиков. 

Модная нынче политико-физическая расправа, норовящая перейти в физико-политическую, местами превращается в красочный мордобой. Хотя есть веские сомнения в его натуральности. 

Первично проблема кажется предельно простой. Народ требовал от власти немедленного и справедливого наказания (внимание!) значительной части самой себя. 

Власть послушно и красиво начала выгибаться. И так и эдак, словно барышня на шесте. Демонстрировать, что никак не может дотянуться до этой своей самой важной части. Предлагала народу начать с себя, пролюстрироваться, так сказать, в ручном режиме. 

На такое неприличное предложение консервативно-революционный народ сильно обиделся, но быстро отошел. Сказал, что еще немного потерпит, и выдвинул встречное предложение власти, не желающей заниматься люстрацией добровольно, — поспособствовать ей хотя бы с политическим фитнесом, если есть накопившиеся проблемы и комплексы. Совместно, так сказать, покачаться, порастягиваться и поработать над законодательством, чтобы очищение прошло по обоюдному согласию. 

Дальше? Дальше последовал заурядный "кидок". Совсем не имеет значения, что он был продиктован внешними обстоятельствами, экономикой, договорняками, войной, кадровым голодом, причитаниями в стиле "онитожелюди" и тому подобным. И тут народ обиделся уже всерьез. Он обычно терпит многое. Но только не в том случае, когда его откровенно держат за лоха. 

Дальше, если мы отойдем от сказово-былинного описания (хотя жалко, поскольку сарказм — отличная психологическая защита от окружающего маразма) и увеличим масштаб происходящего, то увидим, как комичность ситуации оборачивается ее гнусностью. 

Потому что народ находится в состоянии войны

А власть — нет. У нее в лучшем случае — АТО.

Тут важное уточнение: именно Народ находится в состоянии войны. Потому что есть еще миллионы людей, живущие своей обычной мирной, молодежной или старческой жизнью. Это — население. И его — большинство. В этом ничего плохого или безнравственного нет, хотя отдельные представители народа так не считают. А те представители народа, которые вернулись живыми, например, из плена, население и вовсе открыто ненавидят. Это не формула речи, а полевое наблюдение — я с ними разговаривал. Они готовы поддержать прямым действием любого, кто будет разделять их ненависть

С конфликтом народа-меньшинства и населения-большинства мы еще столкнемся. Но я лично не уверен, что эти миллионы большинства имеют право называться народом. Я сторонник "демократического пессимизма" и уверен, что всеобщее избирательное право — беда множества социальных несчастий и конфликтов, когда численное превосходство невежд и недоумков не оставляет никаких шансов порядочному и честному меньшинству, сколь бы смелым и благородным оно ни было. 

Да и сам функционал "народ" предполагает наличие мощных внеполитических горизонтальных связей, на уровне личной зависимости и личной ответственности всех перед каждым. Кровной, если угодно. Кровь была пролита и льется дальше. Но она связывает немногих, а большинство просто вымарывает. 

Власть либо преступно игнорирует, либо сильно недооценивает потребность народа в мести. Простите меня, господа законники, граждане нуждаются уже не в справедливости, что бы ни говорил телевизор. Поборолись за нее — и хватит, увидали результат. И хотят не соблюдения законов: их выполнение в Украине — это вообще циничное издевательство над здравым смыслом, взять хотя бы последний суд над экс-беркутовцем Садовником.

Люди хотят мстить. Здесь и сейчас. Оснований лично у них более чем достаточно. 

Этот взрывной потенциал огромен, как айсберг, и видим в той же пропорции. Украинский "Титаник" идет на него полным ходом, сверкая новенькими европейскими ходовыми огнями. Президент держит интригу почище Голливуда и показывает избирателям, как быстро и ловко крутит штурвал. Проблема в том (если продолжать развивать метафору), что на современных кораблях штурвал — не реальное средство управления, а, скорее, декорация, часть антуража, да и та снабжена "защитой от дурака". 

И тут на арене появляются полупрофессиональные мстители. "Полу-", потому что настоящих обычно никогда не видно и не слышно. Разве что они сами демонстративно сдаются полиции, как, например, Андрей Желябов, участник покушения на русского царя, или член ОУН Мыкола Лемик, участник покушения на советского консула во Львове. 

Таких людей называют "вигиланты" (от испанского "бдительные"). Их цель — преследование лиц, обвиняемых в настоящих или вымышленных проступках и не получивших заслуженного наказания, в обход правовых процедур. Вигиланты могут иметь собственные представления о том, что называть преступлением. Группы и отдельные граждане, помогающие властям в преследовании преступников, не считаются вигилантами, если они не устраивают самосуд. В противном случае вигиланты сами становятся преступниками в глазах закона. Но люди все равно хотят вымести человеческий мусор из своей новой восточноевропейской избы. 

О мотивациях уже было сказано достаточно, теперь об эффекте. 

Народ, эмпатически чувствуя собственное единство, пассионарность и растущее влияние, постоянно держится вместе, даже если пространственно люди, случается, разобщены. Субъективно каждый мститель-вигилант повышает чувство собственной значимости. Его жизнь, если ранее она была достаточно скучной или просто заурядной, на самом деле приобретает высший, благородный смысл. 

И люди, которым еще недавно (а то и по сей день) становилось дурно от вида дохлой мыши, вполне готовы лично убивать негодяев. Ну а если физически не в состоянии передернуть затвор или взвести курок одной рукой, то хотя бы готовы призвать к этому других. Такой вот непротиворечивый парадокс по-украински.

Из-за высокой эмоциональной плотности народа он, народ, понятия не имеет, как ко всему этому относится население. Так в автобусной давке вы не замечаете, как у вас из сумки или кармана тянут кошелек, потому что вместе с другими мужественно боретесь с гравитацией, в то время как водитель борется с ПДД.

Население, которое по определению не отягощено высокой моралью, совсем не понимает сезонную борьбу с коррупцией. Поскольку само гораздо таскать "кошельки" у государства и друг у друга еще с советских времен, и примеряет Trash Bucket Challenge на себя. И зачастую обнаруживает, что по предъявляемым параметрам, в общем-то, в массе своей тоже туда подходит. 

Инстинкт самосохранения у населения срабатывает двояко. Одни начинают превращаться в локальную ватную Вандею, и тут их мгновенно находят русские инструкторы по организации смут. Дело в перспективе обязательно приобретает одесско-харьковский колорит: "стенка на стенку". 

Другие начинают сентиментально жалеть "в целом же неплохих" дяденек за то, что гадкие мальчишки им сделали "бо-бо" и обидели. Жалеют, надо сказать, искренне. Говорят правильные слова о европейскости и используют для прикорма единомышленников (в общем-то, самих себя) все остальные слова-суррогаты из малого супового набора либералов. Оборачивается это, опять-таки, стихийным антинародным лобби, как ни крути, "Лайфньюсу" на радость. 

Еще во времена Майдана я писал, что единственное испробованное средство борьбы с контрреволюцией — это террор. Но его мотивация и легитимизация должны быть прогрессистскими, революционными, как бы странно это сейчас ни прозвучало. Контрреволюция всегда тяготеет к реставрации, к восстановлению старых порядков, отживших смыслов. Поэтому, например, контрреволюционный террор, который учинял "Беркут" на Майдане, со всей очевидностью защищая лишь клику Януковича, у которой отсутствовали любые идеалы, кроме шкурных, в итоге вызвал обратный эффект. Эффект не запугивания, а тотальной мобилизации народа.

Но население-то никуда не делось. И его шкурные интересы тоже. Мусорная люстрация его неприятно раздражает, и это агрессивно-послушное большинство вполне еще способно поискать себе другого хозяина, не принуждающего их к постылой свободе. Ведь что такое рабство? Это гарантированные рабочие места и уверенность в завтрашнем дне. А чо, разве не? 

Во времена Мао в Китае в 60-х расцвела коррупция и злоупотребления, справиться с которыми партийными методами китайскому вождю было не под силу. И он призвал на помощь молодых патриотичных "люстраторов". Они звались цзаофанями, то есть "бунтарями". Над множеством чиновников они учиняли разные публичные измывательства с осуждением. Да такие, что у некоторых сердце не выдерживало. Силовой поддержкой им были более известные хунвейбины, или "красногвардейцы". Что-то вроде наших добровольческих батальонов. Они тоже имели особый статус и формально не подчинялись Мао. Некоторые из них настолько вошли в роль, что поверили в свою исключительность и судьбоносность всерьез. Осенью 1967 года Мао применил против них армию и милицию. Только после осады одного города Гуйлиня публично было расстреляно 30 китайских "комбатов". Кстати, если кто забыл, весь этот кровавый вертеп назывался "культурной революцией". Его наиболее верными последователями были "красные кхмеры" в Кампучии, массово рубившие головы инакомыслящим сельскими мотыгами, для экономии патронов. 

Европа, поначалу испытывавшая некий сентимент к маоизму, после Пол-Пота пришла в чувство, и с тех пор очень нервно реагирует на народные попытки блюсти чистоту рядов вручную, в жанре политической "толоки". Припоминая энтузиастам и бешеный большевистский энтузиазм 20-х годов, и гитлеровский, сухо указывая, что подобные средства удаляют от цели. И, что самое важное в нашем случае, лишая энтузиастов даже малейшей надежды на получение денег. Это бизнес: тут только подкинь повод отказать — завтра даже на паперти не подадут. Можно, конечно, самим и чисто за идею, но возникнет опасность перетекания народа обратно в население. И не говорите мне про необратимые процессы духовного роста — пищеварительный аппарат имеет об этом собственное мнение. 

Trash Bucket Challenge — это, в общем-то, заурядное хулиганство, больше даже медийное, чем уличное. Но семейство Хулиганов, от которых произошел термин, на самом деле было бандой жестоких убийц. Это такой очень "толстый" намек на грядущие политические убийства тех, кто народу осточертел. Кадровый корпус исполнителей война уже сформировала и продолжает формировать. Можно сколько угодно ловить и подставлять батальоновцев, как, например, в случае с "айдаровцами", у которых в Киеве милиция отбила бывшего "замминистра здравоохранения ЛНР" Павла Малыша. Его отпустила, их закрыла. И не будет никаких заговорщиков на радость СБУ: у кого-то просто лопнет терпение и, как обычно, под кровавую раздачу попадет какой-нибудь третьестепенный персонаж, а то и вовсе — по "подставе". И либо государство вспомнит, зачем по определению народ ему предоставляет монополию на осуществление насилия, либо народ обидится. 

Надо сказать напоследок, чтобы снова от трагического к веселому, как after pack shot: лично мне картинка Trash Bucket Challenge, с артовской точки зрения, нравится. Бывает лучше, бывает хуже. Но оно же как порнография: смотреть вроде прикольно, а вот на практике применять и эффекта "дас ист фантастишь!" достичь, — тут настигает сплошной конфуз. Надо развиваться самостоятельно. 

С гильотиной этот мусорник соединить, что ли? 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Solemio Solemio 10 листопада, 17:04 все перетравлюю і обговорюю зміст: нація і населення!!!! на жаль, населення превалює досить сильно - люди,які весь час із-за кордону допомагали грошима, приїжджають сюди і не вірять очам - що за свято життя - корпоративні тусовки медиків, весілля з клаксонами.... Звучить : " а це нас не стосується", або "та нехай би вже нас приєднали, бо це надовго". І це Західна Україна!, у який щоправда, міське населення сформувалося у 1945 р , здебільшого із знедолених земляків Мамина-Сибіряка. А народ вірить тільки волонтерам. Бажаю нашим очільникам усвідомити пораду шляхетного російського купця: "Вигода понад вигоду, понад вигоду - вигода, але понад вигоду - честь"! Припиніть піарити синочків і себе. Діти, які насправді стоять на смерть, а не відсиджуються на карпатських базах, як декотрі "партіотичні" депутати, не заслужили цього блюзнірства. Насправді, усвідомте, що це ваш останній шкурний шанс притриматися при народі, а не розчинитися у населенні. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно