Перепрограммировать Украину. Тяжелая артиллерия мифов

12 декабря, 2014, 21:48 Распечатать Выпуск №47, 12 декабря-19 декабря

Очень хочется уйти от программирования на то, что мы постоянно упиваемся страданием. Нам необходим переход к осознанию того, что мы являемся потомками героев, а не каких-то свинопасов. Общество нуждается в том, чтобы походить на каких-либо героев.

Год 2014-й, центр Киева, казак с чубом и в шароварах. Майдан как Запорожская Сечь, "территория воли", рада сотников посреди ночи. Улица Грушевского, тонкая грань между Желтыми Водами и Берестечком. Казака зовут не иначе как Ваня Сирко, он креативный директор, у него девять жизней, и совсем скоро будет другая страна.

Казацкая сотня как противовес системной машине, чьи винтики и гайки только и делают, что лишь изнашиваются. Разрывается шумовая — и ты обретаешь героя в себе. Рождаешься казаком. Возвращаешься к мифу. 

Казак-характерник, образ мифический и мистический, неуязвимый к саблям и пулям, способный летать сквозь огонь и воду, читать мысли и разговаривать с животными. Этот казак строит новую баррикаду, год 2014-й.

В витрине книжного магазина на Грушевского — запорожские казаки в сюжете блокбастера, герои комиксов, переосмысленная и напечатанная история для другого поколения. На обложке — неологизм "Даогопак" и рисованный казак-характерник.

Создатель и соавтор романов-блокбастеров "Даогопак" Максим Прасолов творит, программирует и перепрограммирует мифы. Он выступает за постиндустриальную экономику и производство смыслов. "Роман "Даогопак" — это авторская рефлексия на все, чем является Украина. В моем восприятии и в моей интерпретации, в восприятии моих соавторов. И, конечно, с большой примесью иронии. Потому что без иронии можно задохнуться от собственной важности", — рассказывает мифокоп, который в декабре просто привез студентам чай и начал раздавать "Даогопак" на Майдане. 

По его словам, вскоре книгу можно было найти в каждой палатке. А казаков — в каждом парне, который обматывал руки и ноги кусками каремата со скотчем и брал в руки деревянный щит. О том, почему мифы в современном мире важнее оружия, Прасолов и рассказал ZN.UA.

Новый код украинцев

Очень хочется уйти от программирования на то, что мы постоянно упиваемся страданием. Нам необходим переход к осознанию того, что мы являемся потомками героев, а не каких-то свинопасов. Общество нуждается в том, чтобы походить на каких-либо героев. Произошли зимние события — ну какие казаки в ХХІ веке, давайте начистоту. Кто-то скажет, что это миф — конечно же, это миф. Но миф — это не то, что застыло в истории как муха в янтаре, миф — это то, что работает в современности.

Паттерны казаков-героев просто спустились на людей, которые были к этому готовы. И герои вновь пришли, появились и продолжают появляться. И этот филогенез, эти филогенетические паттерны и мифы — то, что живет в ноосфере, в нашем филогенетическом бессознательном. И когда нам трудно — они спускаются.

Необходимо перепрограммировать нацию со страданий и комплекса неполноценности на то, что мы можем что-то менять. Мы не просто можем что-то менять — мы те, кто меняет. Мы именно тот источник изменений, возможно, даже для всего мира. Это трудно осознать стране, которая находится на 99-м месте по продолжительности жизни и на 150-м — по здоровью. Но при этом наши люди по-хорошему чем-то сумасшедшие. Мы перепрограммируем себя, и исторические мифы нам очень сильно помогают. 

Мы начали деколонизировать историю от навязанных нам штампов. Они закладывались на протяжении веков, прошивались от школьных учебников до произведений. Мы привыкли к этим штампам, воспринимаем их за исторический факт, но они не являются таковыми. Это просто чья-то версия повествования, которая нам навязана и в которую нас заставили верить. Но это ничего общего не имеет с тем, что происходило. И уж тем более с тем, что должно происходить — в нашем прошлом и в нашей истории.

История — это конкуренция версий повествований. Объективной истории нет и никогда не будет. Это множество туннелей реальности, объективной реальности не существует.

На такой процесс нужны годы, минимум 10-15 лет, необходимо огромное количество контента и инструментов. 10-15 лет — это минимум. Кто-то возмутился в фейсбуке, что "куда ни посмотришь — везде фильмы про казаков, это ужасно, это шароварщина, возврат в нафталин и архаику". Стоит задаться вопросом — у нас последние 200 лет так много произведений на эту тему? Да, мы сейчас наверстываем упущенное. Да, два фильма в год — это не очень много. Полагаю, что их должно быть 200.

Казаки для мировой платформы

В мире работает закон платформы, есть доминирующий формат контента. Кем бы ты ни был — корейцем, украинцем, новозеландцем — ты все равно будешь использовать те нормативы, которые на этой платформе существуют. Мы можем делать со своим контентом все что угодно. Но этот контент, эти мифы должны быть положены в какую-то популярную форму — либо это будут киноблокбастеры, либо компьютерная игра, либо тематический парк, детские книги, мультфильмы, комиксы. Это форма, которая существует в мире. Для того чтобы твоя история прочиталась и воспринялась максимальным количеством людей — ее нужно адаптировать под эту платформу.

Проблема украинцев в том, что, находясь внутри своего дискурса, они запрограммированы на герметичность. И это не позволяет пускать в себя что-то совсем новое. Есть очень большая проблема в том, чтобы взять свое и размешать, смиксовать с чем-то другим. Это большая проблема — не готовы, "ні, це наше". Хорошо, кто об этом знает?

Через какое-то время работа кремлевских пропагандистов приведет к тому, что казаки будут только русскими. Недавно смотрел трейлер к фильму "Вий" — Гоголь, запорожские казаки, "наши русские казаки". Будут погибать за "землю русскую". Чистый бульбизм.

Не надо думать, что если у вас есть какой-то миф и вы его считаете своим, то так считают все вокруг. Примеров перетаскивания мифов в мире хоть отбавляй.

Как его приватизировать? Исторический миф — это public domain. Нужно бежать быстрее и создавать creative property — продукты, которые будут предметами авторского права.

Мне нравится подход французов — то, что они сделали с Астериксом и Обеликсом. Мне нравится, как гонконгские боевики создали индустрию кунг-фу и то, что японцы делают со своей культурой. Меня привлекает опыт коллег, у которых получается держать баланс — делать крутые фабрики мифов, учить, развлекая, и при этом создавать индустрии для креативных людей. Даже у поляков есть чему поучиться — в год выходит 400 наименований комиксов. Наши три книжки — это 75% комиксов в Украине.

Миф вместо "Града", "Бука" и атомной бомбы

Миф — это как раз то, что тянет человека, достает его из такого вот ила заблуждений и представлений. Миф тоже может быть определенным заблуждением. Он нужен человеку, чтобы подняться над реальностью. Ведь если ни во что верить — ты просто животное или робот. Или человек с усеченными долями мозга.

Миф — это, скорее, воздушный змей, который тянет сознание человека по ветру времени. Человек конструирует реальность с помощью мифов. Если этого не происходит — у человека нет речи, нет времясвязующего контура — того, чем он демаркирует реальность и время, чего лишены животные, например.

Время — еще один фундамент, который помогает дальше строить реальность. Многие не понимают — как это, архаика, снова будем ворошить историю, что-то перепрограммировать в ней. Это изменяет их настоящее. Простой пример: растет ребенок в Украине. Для него — казаки — это русские, Украины нет, это изобретение австрийского генштаба. Черно-красный флаг — ни разу не казацкий, а бандеровский. Бандеровцы — это фашисты. Бандеровцы убивали его дедушку. Вот тебе и реальность: что здесь правда, а что ложь? Там вообще нет правды, но это реальность, которая сплетена и забита в подсознании. И в это верят. До 1991 года мне тоже рассказывали это. И то, что происходит на востоке Украины — это то же самое, навязанный туннель реальности, другая мифология. Миф — мощнейшее оружие. Гораздо более мощное, чем "Град", "Бук" или атомная бомба. Четыре мифа вместо четырех газет. 

Миф может "вынести" целый регион. Миф о "Великой Отечественной войне" и миф о "бандеровцах" — результат того, что мы сейчас наблюдаем на востоке Украины. 

Георгиевская ленточка против желто-синего флага. Казалось бы, ХХІ век — век Интернета, перепроверки информации, смартфонов, которые, наверно, у каждого донецкого таксиста есть. Мы обросли гаджетами, а сознание у нас по-прежнему в ХІV веке.

Восток Украины ничем не отличается от Сомали, Иордании, Сирии, любого американского штата или европейской страны. Это права человека, бихевиоризм. Навязали, долго кондиционировали информацию, все это упало на подготовленную почву, сплетенную из просоветских фильмов и сериалов.

Граница между странами золотого миллиарда и Ордой — вот она сейчас проходит там. Мы проигрываем эту войну в том числе и потому, что никто не уделяет внимания тому, что происходит в смыслах. Вот надо согреть людей, накормить… Хорошо, вы сейчас накормите их, а о чем эти люди будут думать завтра?

Майдан как точка отсчета новой мифологии

Один мой товарищ сказал, что Майдан — это психосоциальная воронка сжатой хронодинамики, лаборатория, в которой время течет по-другому. Но он квантовый физик, он так это видит. Для меня это горнило, в котором люди вышли за грани обычных человеческих сил и возможностей. Это место рождения героев. Сейчас такое место — это донецкий аэропорт.

Феномен связанности, появление пятой производительной силы, которая может создавать миллионные корпорации на пустом месте за несколько дней.

Момент коллективного транса, мощнейший ритуал. Это получилось пробудить с помощью Вече — наше фантастическое изобретение демократии, появившееся задолго до парламентаризма. А еще — это наша новая мифология. И она настолько мощна, что затмевает Великую Октябрьскую социалистическую революцию и все, что происходило потом. Это точка отсчета нашей новой мифологии, на которой мы можем построить очень сильное государство.

Мы получили колоссальную энергию, у нас впереди 25 лет, потому что новое поколение растет с новым, усиленным украинским мифом. Они воспринимают себя украинцами. Это то, что дает нам фору. Это значит, что украинская страна может существовать. Страна, а не государство. Потому что государств было много и еще будет, а страна у нас одна. Государство можно доломать, а страну нужно беречь.

Джордж Лукас создал "Звездные войны". В Великобритании 300 тысяч человек считают себя приверженцами вероисповедания "джедай". У нас баллотируются какие-то Дарты Вейдеры — миф пророс.

Миф — это то, что мы считаем реальным. Для мозга не имеет значения, выдуманное событие или реальное — мы относимся к нему одинаково. А Майдан был реальным. Я не исключаю, что через некоторое время кто-то может переписать историю Майдана в пользу своей версии повествования.

Без внятной государственной политики в отношении мифов, фабрики мифов, которые были бы восприняты на глобальной платформе, у нас нет будущего. Нам надо успеть заполнить лакуны в восприятии нашим уникальным украинским контентом. И если нас там не будет, нас не будет нигде. 

Я хочу, чтоб к этому времени знали то, что человек в шляпе с кольтом — это ковбой, в кимоно и с катаной — самурай, а ловкий воин с саблей и чубом — это казак. Украинский казак. Я хочу, чтобы это знал любой ребенок на этой планете. Это моя миссия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • spragly spragly 13 грудня, 23:48 Дуже адекватно написано. Я колись і сам подумував, як було б добре зняти an ethnic fusion movie де б в ролі самураїв в Японії виступали українські гості, або навпаки самураї прийняли б участь в коззаччині. Суші з карася з буряковим хріном, і козак Мамай граючий на японській флейті... Щось в цьому є... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно