На кого работаем? Эссе о журналистике в зоне АТО

3 июля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 3 июля-10 июля

Как бы нынешний "сезон" действительно не закончился похоронами журналистики. Уже сейчас "пописывающих писателей" большинство читателей просто-напросто не почитывает. По разным причинам. Но подписываются в основном лишь на специздания, в рознице покупают главным образом таблоиды. 

 

В старом детективе "Мертвый сезон" злобный враг настырно допытывался у нашего нелегала в исполнении Ролана Быкова: "На кого работаешь? На кого ты р-работаешь?!" Надо полагать, этот фильм у нас не снимут с показа — ведь на днях даже предложили назвать в честь Ролана Анатольевича (уроженца Киева) одну из улиц украинской столицы. К слову, в нашем Северодонецке тоже идет переименование улиц; и в Кризисном медиа-центре "Сіверський Донець" одной из них предложено дать имя поэта, журналиста Иосифа Курлата…

Бей своих…

В свое время в Донецке Курлат стал первым литературным наставником будущего Героя Украины Васыля Стуса (это к дискуссиям о донбасском менталитете), а у нас в Северодонецке организовал при городской газете школу юных корреспондентов. Начиная там свой путь в прессе, мы усваивали главный урок: настоящий журналист должен работать в первую очередь на читателей (зрителей, слушателей), на общество. Аксиома? Но сейчас, особенно в зоне АТО, ее приходится вновь доказывать. Даже не собственникам СМИ, не политикам и госчиновникам, не военным, а в первую очередь себе самим. 

Об этом шла речь и на июньском семинаре "Стандарты журналистики в условиях военного конфликта". Его провели в Северодонецке, ставшем админцентром Луганской области, Академия украинской прессы и Комиссия по журналистской этике. И как было их спикерам не напомнить о всеобщих стандартах нашей профессии, если, судя по таблице, представленной мэтрами, доверие к СМИ в Донбассе приближается к нулю?! Оно падает и в других регионах, но в восточном — особенно стремительно. То бишь для медиа здесь наступает "мертвый сезон".

Можно списывать это на понятную ныне противоречивость, неадекватность подаваемой информации; можно пережидать общую усталость, но куда лучше исправлять положение. Только не так, как это делается в нашей "атошной" зоне (да, видно, не только здесь), когда разные группировки журналистов давно освобожденной украинской территории, бия себя в грудь патриотическими лозунгами, принародно измываются друг над другом: "Вы — брехуны!" — "От таких слышим!"

— Прекратите! — на правах хотя бы старшего по возрасту увещеваю коллег-земляков.

— А че там!— снисходительно отвечают мне. — Они так нас пиарят, мы — их.

По-моему, это — не пиар, а корпоративное самоуничтожение. И кто на кого, спрашивается, тогда работает? По крайней мере, чужих, против которых надо бы объединиться, мы такими баталиями друг с другом вряд ли испугаем. А порадуем — наверняка.

Талант? Иди в десант!

Как бы нынешний "сезон" действительно не закончился похоронами журналистики. Уже сейчас "пописывающих писателей" большинство читателей просто-напросто не почитывает. По разным причинам. Но подписываются в основном лишь на специздания, в рознице покупают главным образом таблоиды. Серьезная пресса, конечно, не исчезла; но в общей, огромной и явно не разумной массе СМИ она элементарно не доходит до неискушенного читателя, посаженного на иглу чтива (как и сакраментальных телесериалов). Тут важны любые шаги для возвращения людей к достойным медиа, пусть и самые скромные. Таблоиды же выживут и сами.

Один из таких шагов попытался сделать погода назад. Тогда меня и собкоров центральных газет пригласили за "круглый стол" серьезной грантовой организации, призванной, согласно своей программе, помогать журналистам.

— Мы и встречи с важными людьми, и пресс-туры запланировали, и техническую поддержку, — обрадовали там.

— Спасибо, но это — не самое главное. Главное — результат. А как вы будете знать об отдаче? — спросил я. — Выпишите хотя бы для своего офиса главные издания. И народу неимущему пригодится.

Пообещали, но на том все и закончилось. Как автор центральных газет поднял ту же проблему перед городской библиотекой. Ну, на парламентскую газету в середине весны там все же сподобились, а на ведущие издание — увы. Подросло, мол, новое поколение, а у него — другие интересы.

Интеллектуальную элиту, в том числе и в нашей сфере, надо готовить с младых ногтей. В том числе прививая медиа-грамотность, объясняя разницу между фактом и домыслом, мелкой и глубокой прессой. Последней, убежден, не мешало бы ввести и молодежные рубрики, авторские колонки молодых. Тут могли бы объединить усилия журналисты, педагоги, библиотекари… Естественно, увлекая не одну молодежь и не одни мегаполисы.

В свое время мне довелось участвовать в десантах центральных газет в провинцию — "круглых столах", читательских конференциях, выставках, фестивалях. Сам проводил такое и как редактор местной газеты, и как "совместительный" собкор центральной. Действует неплохо. Сейчас нечто подобное наладили — однако далеко-далеко от наших мест. Не хотят иметь дело с Донбассом?

Между тем, тот же Северодонецк был и остается городом научно-технической и прочей интеллигенции, студентов, тысяч украинских патриотов, а ярлык "центра сепаратизма" к нему приклеили только потому, что для приснопамятных "съездов депутатов" был нахрапом использован здешний Дворец спорта. 

Много ли знают о Донбассе в других регионах? По-прежнему читаю то тут, то там: Северодонецк — убогий, типично совковый, провинциальный городишко. А ведь здесь создаются управляющие вычислительные комплексы, институты делают современные проекты, объединение "Азот", ТЭЦ оснащаются новейшей техникой. При всех наших злоключениях развиваются медицина, образование, культура, спорт, предпринимательство, торговля-общепит, транспорт, градостроительство, коммунальные службы, строятся новые церковные храмы.

Сейчас активизировался культурный взаимообмен, очень нужный для зоны АТО. Дети Луганщины едут на экскурсии, отдых в Карпаты. Лучшие украинские музыканты, писатели приезжают к нам на гастроли. Встречают их "на ура", и надо ли говорить, какую прекрасную роль все это играет?

— Даже известный австрийский дирижер Курт Шмид взялся руководить нашим академическим симфоническим оркестром, исполняет с ним мировую, украинскую классику, — радуется директор переехавшей в Северодонецк областной филармонии Игорь Шаповалов. — Вслед за этим городом мы вновь "завоюем" и другие. Областной украинский драмтеатр — тоже.

Надо заметить, австрийские СМИ освещали переезд маэстро получше украинских. И с собственными десантами в зону АТО ведущие журналисты пока поотстали, хотя пресса должна быть впереди. Для творческой мобилизации предлагаю такой лозунг: "Талант? Иди в десант!" Плацдарм обеспечим.

Если не по-детски

В продвижении лучшей украинской прессы мог бы помочь опыт ветеранов; но те сейчас с подачи государственных мужей оказались на положении изгоев. Дорогу молодым, бесспорно, давать надо, но не зря же видный теоретик нашего дела Георгий Почепцов печалится: "Зрелые журналисты вымирают как класс", всюду — "дети", молодежь. 

Ну и пусть, мы сами были такими, молодыми да ранними, хотели жить и работать собственным умом. Но ведь было и кому плечо подставить. А то, как заметил тот же Г.Почепцов. сейчас даже репортажи из зоны АТО ведут в основном девушки. Молодчинки, но одна из них, весьма толковая красавица Наталка, жаловалась мне: "Работаю по договору с киевской газетой, а в нем указано — действую на свой страх и риск". 

Мужики у нас перевелись, что ли?! Уверен, друзья-ветераны так не считают, остаются легкими на подъем. Насчет линии огня не знаю, но могли бы помочь молодым — и парням, и девушкам — в том, в чем пока сильнее: изучать аудитории, определять среди них целевую, возможности пронять ее, установить обратные связи во взаимных интересах. Это не менее важно, чем сделать добротный репортаж, интервью, потому как твое творение не должно только сотрясать воздух или, того хуже, — оказаться в вакууме.

Сейчас авторы и читатели почти не видят результаты публикаций, и это тоже бьет по авторитету прессы. И без необходимого резонанса проблемы нарастают. Потому нам "не по-детски" еще предстоит добиваться эффективности выступлений СМИ, показывая, что она, такая результативность, — в интересах каждого из нас, общества, государства. А иначе…

Иначе получается так. Еще 23 января с. г. ZN.UA опубликовало тревожный материал В.Мартина "Зачистка" Станицы", связанный с неблагополучием в милицейской роте "Торнадо". И что? Да ничего. Триллер "Молчание ягнят", только без пяти "Оскаров".

В мае спикер АТО по Луганской области, подполковник Руслан Ткачук, руководители Кризисного медиа-центра Елена Нижельская и Татьяна Вергун собирают нас, журналистов, и везут на базу "Торнадо". Узнаем мнение и добровольцев, и их оппонентов. Говорим о том, что надо отделить зерна от плевел: тех, кто нарушил закон — от нормальных бойцов. И что на этот раз? Да опять ничего! А в июне, вечером вдруг приглашают на срочную пресс-конференцию в Северодонецке главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса. После которой одни СМИ называют роту преступной, а другие — все равно героической. И за голову хватаются не только в Украине.

Конечно, у журналистов — своя работа, у прокуроров — своя. Но нельзя при том допускать, чтобы общество было в полном неведении, а то и дезинформировалось. В зоне АТО и без того хватает страхов. Журналисты же реально запутались.

Спрашиваем теперь А.Матиоса: "А как же тогда та справка из областной прокуратуры, которую всем СМИ показывали "торнадовцы", — о том, что на них не заведено ни одного уголовного дела? Фальшивая?" — "Настоящая, — удивляет прокурор. — Но дела-то возбуждены прокуратурой не гражданской, а военной".

Правда, во время майской встречи я при коллегах интересовался у замкомроты: "Почему справка не из военной прокуратуры?" — "Но мы же — добровольцы, милиционеры", — был ответ. Теперь выяснилось: военные прокуроры опасались за гражданских, потому и взяли следствие на себя. Впрочем, упрекать в отсутствии верной информации нам надо не служителей закона, а самих себя. Забыли о важнейшем стандарте журналистики: пользоваться разными источниками. 

Но в любом случае дело бы не набрало таких оборотов, если бы была действенная реакция еще на первое выступление прессы. Если бы не разделялось, кто где работает, — поскольку служим мы одному: справедливости.

Подняться над плинтусом

У нас достаточно примеров того, что не боги горшки обжигают; могут "жечь" и провинциальные журналисты. Но для того они должны выдавать на-гора отнюдь не только цифры и факты, а и мысли, эмоции, способные заискрить, задевая каждого. Как раз с этим сегодня туговато. На том же семинаре о профстандартах мэтры журналистики сетовали: и о трагедиях нынче говорят, как о чем-то обыденном. Столько-то обстрелов, столько-то пострадавших. 

Похоже, это понимают все больше коллег. И для желающих понять хорошо бы провести уже практический мастер-класс — скажем, Олены Степовой. Журналистка из луганской глубинки, пишущая под таким псевдонимом, умеет делать это волнующе, интеллектуально, увлекательно. Плюс остроумно (особенно отлупы противникам по информационной войне). И потому востребованными "широким загалом" оказались не только ее регулярные публикации, а икниги, которые их собрали: "Все будет Украина", "Все будет Украина. Степовые истории из зоны АТО". 

Кризисный медиа-центр "Сіверський Донець" и наш спикер АТО Руслан Ткачук стараются, чтобы на такой уровень выходили как можно больше коллег. Для того и организовали сейчас конкурс "Репортеры АТО". Аналогичные программы есть и у созданных нами в Северодонецке Всеукраинской организации участников боевых действий "Єдність", Школы молодого журналиста при высшем профучилище. Может идти речь и о своеобразном общественном медиа-холдинге.

Координировать эти и другие актуальные дела, оздоравливать отношения между коллегами, воплощать профессиональные стандарты у нас могла бы областная организация НСЖУ. Но ее верхушка осталась в оккупированном Луганске, и посему пришлось даже отменить всеукраинскую конференцию. В соседней области, где лидер журналистов переехал из Донецка в Мариуполь, схожую проблему с "размежеванием" решили, а мы оказались заложниками своего правления. Разговоры об "альтернативе" идут, но необходимо разработать ее четкий алгоритм, чтобы не упереться в тот же правовой тупик, что и организаторы всеукраинской конференции.

Тянуть дальше некуда. Местная пресса практически деградирует. Доплинтусово. И по контенту, и по тиражам (если к тому же смотреть на реальные). Кого в том винить, если зачастую полосы заполняются официозом, не публиковать который редакции не рискуют. Из тех местных газет области, что мне удается просматривать, достаточно читабельными остаются лисичанская, новоайдарская. Всего лишь две женщины отважно выпускали интересную районку на линии огня — в Станице Луганской. Старался хоть морально поддерживать их, но против "Града" ничего не попишешь — коллегам пришлось спасать свою жизнь. Что касается грантовых, частных, партийных газет — то их, за редким исключением, и газетами-то назвать трудно. Корпоративная пресса решает свои узкие задачи. А как реагировать на ту, что выходит у сепаратистов и подчас попадает к нам, никто так и не решил. Есть ли обратные "попадания" от нас — пока неизвестно.

Понятно, что многие сейчас уповают на сайты. Однако тут множество фейков. Действует несколько телередакций, но как им конкурировать в prime-time с хитами центральных каналов?! Вдобавок к лаконичному радио FM на днях в Северодонецке появилось обстоятельное Интернет-радио "Без меж", которое обещает вещать правду и только правду. Его "политику" отлично воплощают молоденькие переселенки — новоиспеченные выпускницы Восточноукраинского нацуниверситета имени В.Даля, тоже переехавшего в наш город, да известный местный блогер.

Короче, в принципе есть все, что надо. И, как показали опросы, одно другого в полной мере заменить не может. Даже для молодежи. В Северодонецке, например, популярны собственные школьные газеты, и одна из них — лицейская — победила во всеукраинском конкурсе. А что уж говорить о людях немолодых… 

Актуальность проблемы печатных СМИ усиливается и в связи с тем, что нужно активизировать интеграционные процессы. Добротная пресса нужна для самого 120-тысячного Северодонецка, для добавившихся к нему десятков тысяч вынужденных переселенцев, жителей сел, которые скоро присоединятся к городской территориальной громаде, для лучшего взаимопонимания с несущими у нас службу воинами из разных регионов. Короче, для всей области.

Кроме шуток

На пресс-конференции "генерал-губернатора" области Г.Москаля, организованной в рамках все того же "стандартного" семинара, я спросил его:

— А будет ли все-таки налажен выпуск областной газеты?

— Ни к чему это, — ответил Геннадий Геннадиевич. — Все равно скоро — разгосударствление печати. К тому же у нас есть сайт, где пресс-служба выставляет достаточно информации. Ею газеты разные пользуются, информагентства, любой, кто захочет.

Все так. И с казенными газетами пора распрощаться, и пресс-служба областной военно-гражданской администрации в самом деле работает здорово. Но опять же: на кого она работает — на читателя или на свое руководство? Перед кем ответственна? К тому же у официальных пресс-релизов своя специфика. Беру местную газету с одним из последних — по нашей теме: "…дійшли висновку, що важливим напрямком роботи є збільшення можливостей для пасивного доступу до інформації з максимальним обсягом інформації…" Выставлю пару пива тому, кто через все это продерется с первого захода.

Кроме шуток — бездумная передача даже начальственных речей чревата. На заседании парламентского комитета Г.Москаль уместно спародировал одно из типичных выражений сепаратистов. Все этот ситуативный юмор поняли; но когда фраза из живой речи перекочевала в официальное сообщение (молодого сотрудника в пресс-службе приучили, что шефа надо цитировать дословно), ее можно было воспринять прямолинейно — вплоть до политического конфликта. А это уже не шутка.

Или совсем свежий пример. На той же пресс-конференции, что фигурирует в этом эссе, два бойких блогера допытывались у губернатора, покрывает ли он коррупционеров.

— Да! — не моргнув глазом, ответил тот. Все мы, естественно, опешили, а глава области пояснил: — Вы же так утверждаете, а я верю журналистам. Только, пожалуйста, кроме голых нападок, опубликуйте факты. Хоть узнаю подробности. А пока мне добавить нечего… Вам тоже? Тогда не мутите воду.

Все ясно. Но если вырвать утвердительную частицу из контекста, то вполне можно выдать: Москаль публично признался в коррупции. В общем, очень хочется, чтобы для Геннадия Геннадиевича (и не только для него) стала очевидной разница между стенографией и подлинной журналистикой. Как этому помочь? Почему бы не обязать наших "чильников" выписывать и читать серьезные, проверенные временем издания? И все станет на свои места.

Совсем не игрушки

Да, СМИ не должны быть государственными. Но разве сейчас, в условиях АТО, это не государственное дело — позаботиться о том, чтобы повсеместно была не бутафорская, а действенная, вызывающая доверие пресса, заточенная и на свободную, и на оккупированную территории, и даже на зарубежье. 

Об этом на днях мы говорили и на заседании Монтеневского клуба при Далевском нацуниверситете. Его председатель, доктор философских наук Александр Еременко (их семья, можно сказать, журналистская) рассказал, что дискуссии об идентичности жителей Донбасса он с коллегами ведет и в столице. Северодонецкие ученые-философы пришли к выводу, что некоторые основополагающие вещи надо бы вынести и в популярные СМИ. Пора все-таки выстраивать для соотечественников четкое понимание того, что все мы, независимо от места проживания, этнического происхождения, — граждане одной, единой страны. Нашей общей Украины.

* * *

Ведь мы, журналисты, должны работать на всех сограждан. И на себя тоже. В том числе — для своего профессионального утверждения.

Если, конечно, хотим покончить с "мертвым сезоном".

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Alexandr  Eryomenko Alexandr Eryomenko 4 липня, 09:20 Статья интересная, автор затрагивает важные и злободневные вопросы. Ещё хотелось бы предостеречь журналистов от упрощенчества. Упрощенчество - бич журналистики. Ситуация в современной Украине сложная, неоднозначная. И на эту неоднозначность нельзя закрывать глаза. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно