Молодежная политика Эстонии как практический опыт для Украины

14 июня, 15:34 Распечатать Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня

Эстонские кейсы, на которые стоит обратить внимание украинцам.

© helitonhandcrafts.com

Опыт молодежной политики Эстонии — уникален для Украины, ведь эстонцы еще в 1990-х осуществили прорыв, который Литва начала в 2000-х, а Украина — только сейчас. А ведь все три страны входили в состав Союза Советских Социалистических Республик.

В Латвии ситуация такова, будто там реформ особо и не начинали, молодежную политику на государственном уровне координирует не отдельный департамент, как в других вышеупомянутых странах, а всего один ответственный человек. Поэтому именно эстонский опыт важен для Украины, в контексте того, что это — лучшая постсоветская практическая модель. И не только на нашем национальном уровне. Размер страны и численность эстонской нации соизмеримы, фактически, с любой областью Украины. Поэтому эстонские кейсы следует сравнивать не только на уровне государства, но прежде всего с каждой отдельной украинской областью. Демографическая доля молодежи в Эстонии составляет около 285 тыс. человек. В то же время в одном только Киеве проживает втрое больше молодых людей. Правда, существует законодательный нюанс отличий: в Эстонии молодежью считаются лица в возрасте от семи лет (первый опыт общественной ответственности в школе) и до 29 — типичная верхняя граница для стран ЕС.

Итак эстонские кейсы, на которые стоит обратить внимание украинцам.

Поддержка молодежных организаций

Эстонцы, как и украинцы, начинали свою молодежную политику с поддержки и развития молодежных организаций. Фактически это было единственное доступное и понятное направление.

Сегодня эстонское правительство поддерживает общегосударственные молодежные организации двумя способами: через тендеры (проекты, где до 15% средств можно закладывать на административные расходы) и стратегическое партнерство (прямое финансирование институционной деятельности). На данный момент в Украине не внедрен ни один из этих способов. 

Общегосударственные молодежные организации — а таких в Эстонии около 15 — получают государственную помощь на институционное развитие в размере 20–40 тыс. евро в год. Общий бюджет на эту статью составляет около полмиллиона евро, то есть в гривнах это более 15 млн.

В целом, в Эстонии действует 60 молодежных организаций, охватывающих 15 тысяч юношей и девушек, то есть 5% от общего количества эстонской молодежи. Интересно, что милитаризованные "Молодые орлы" и "Дочери Родины" — молодежные подразделения парамилитарного "Кайтселийта" (Союз обороны Эстонии) — не входят в это число. Хотя они работают по скаутскому методу и насчитывают в целом около пяти тысяч членов, но их поддерживает непосредственно министерство обороны. А признанная в мире эстонская скаутская организация насчитывает всего полторы тысячи членов.

Важно, что правительство компенсирует членские взносы эстонских молодежных организаций в общеевропейских ассоциациях. Это эффективная модель поддержки евроинтеграции, реализуемая не профильным заместителем министра в каждом министерстве, а институционно, правительством. За неимением такой поддержки в Украине наше государство фактически отрезано от полноценного участия в европейских молодежных движениях.

Молодежная работа

Молодежную работу (не политику, а именно работу) начинали в Эстонии в середине 1990-х. Тогда реализовали много финских успешных практических моделей, — таким образом учились у соседа. Рабочие практики начинались с того, что департамент молодежи входит в министерство образования, и распространялись до того, что основной акцент в развитии инфраструктуры молодежной работы переносился на подготовку молодежных работников и развитие сети молодежных центров. На нынешний вопрос эстонцам, что бы они сделали иначе, учитывая достижения, можно услышать ответ: "Вместо двух законов сделали бы один". То есть Закон "О школах по интересам" (аналог украинского Закона "О внешкольном образовании") интегрировали бы в Закон "О молодежной работе".

Сейчас школы по интересам — аналог украинских заведений внешкольного образования — законодательно признаны в Эстонии компонентом молодежной работы. Однако они и поныне отчасти несут в себе наследие Советского Союза. Особенно музыкальные школы, которые и далее продолжают мечтать, что правительство даст им государственный заказ на подготовку моцартов. Однако эстонцам нужно, чтобы школы по интересам (внешкольное образование) в первую очередь удовлетворяли творческие интересы молодежи, желание их родителей и местного самоуправления.

Интересно, что популярнейшие среди эстонской молодежи спортивные школы — аналог детско-юношеских спортивных школ в Украине. Они входят в сеть школ по интересам, но основная их задача — молодежная работа, а не победы на Олимпиаде. 

Финансирование молодежной политики

В целом на молодежную работу парламент и правительство ежегодно выделяют 13–15 млн евро. Практически все средства поступают субвенциями в местные общины, в частности четверть — на внешкольное образование.

Только 1 млн евро остается на национальном уровне для Эстонского центра молодежной работы. Именно это полугосударственное учреждение, в котором работают 20 человек, является главным имплементатором политики, разрабатываемой министерским департаментом молодежи (четыре человека).

В Эстонии действует копия финской модели, согласно которой средства от игровых автоматов законодательно используют для развития гражданского общества. Из налогов от азартных игр 3 млн евро попадают в министерство образования, а 2/3 средств используются на финансирование именно молодежной политики.

Вдобавок к 15 млн правительственных евро еще 100–150 млн евро на молодежную политику выделяют местные общины. Негласно работает модель "1 к 10": на одно евро из правительства еще 10 добавляют общины. Если представить такое финансирование молодежной политики в пределах хотя бы одной из украинских областей, то в гривнах это составит 3–5 млрд. 

Молодежные работники

Считается, что в Эстонии трудоустроены около семи тысяч молодежных работников. Это и педагоги-организаторы в школах, и аналог руководителей кружков во внешкольном образовании в Украине, и активисты в молодежных организациях и, конечно, сотрудники молодежных центров. Молодежный работник в Эстонии — это профессия с собственными стандартами, прописанными в национальной рамке квалификаций.

Ныне всего 10% молодежных работников отвечают этим стандартам. Дважды в год министерство образования организовывает соответствующие аттестации, их может пройти любой молодежный работник и подтвердить уровень квалификации. Это подтверждение может способствовать повышению заработной платы для такого работника. Но не обязательно. Уровень зарплаты определяет местное самоуправление как заказчик.

Кульминацией достижений молодежной работы в Эстонии стали два момента. 

Первый — открытие учебных программ для молодежных работников в двух крупнейших университетах страны, где учат профессии администраторов молодежной работы и исследователей/аналитиков). 

Второй — эстонцы смогли опубликовать едва ли не первое во всей Европе пособие по молодежной работе.

Ключевые продукты в молодежной работе эстонцы издают и на русском языке. Это делает их наиболее успешными на постсоветском пространстве, а опыт — легкодоступным для других стран. В частности и для Украины, где большинство чиновников, ответственных за развитие молодежной политики, не владеют английским.

Мультипликация Украиной передового эстонского опыта, доступного на русском языке, а также более близкого украинцам из-за общего пребывания в СССР, создает возможности стратегического партнерства и дальнейшего сотрудничества между двумя государствами в сфере молодежной политики. 

Молодежные центры

В Эстонии на 285 тыс. молодежи действует 280 молодежных центров, реализующих совместно концепцию "дом как квартира (собственное жилье)". 70% этих центров — коммунальные, то есть созданные общинами. И только 30% созданы и администрируются общественными организациями.

Почти 2/3 молодежных центров входят в Национальную ассоциацию молодежных центров. Вступая в ассоциацию, центры доказывают, какой полезный вклад могут сделать в общегосударственную сеть. Фактически у них приходится по одном центру на 1000 молодых людей. Часто почти вся тысяча проживающей в селе молодежи как минимум раз в месяц точно посещает центр. Молодежные центры строились с нуля специально вблизи школ. И финские истории, как дети проводят здесь уроки вне школы, у эстонцев тоже работают. В молодежном центре много учителей планируют свои уроки и договариваются, соответственно, с администрацией центра.

Для сравнения: когда в СССР прописывалась калькуляция "домов пионеров" на количество пионеров, то пропорция была следующая:
"1 дом на 20 000 детей". Но в Эстонии ситуация лучше. Кроме этих 280 центров, по методам молодежной работы работают почти 600 школ по интересам, охватывающие 85 тысяч представителей молодежи. То есть более реальная статистика такова: 1 центр на 300 молодых людей. Это достижение удивляет, но в любой украинской области можно достичь аналогичных результатов, включив, например, в статистику детско-юношеские библиотеки, которых до 1000 в каждой области.

Эстония
firstadrkit.org

Молодежные лагеря

Эстонцы сохранили и развивают сеть "пионерских" лагерей, которых сейчас более двух десятков. В каждой нашей области сохранилось приблизительно столько же и летних лагерей. И у эстонцев это образовательные молодежные лагеря, которые прописаны в их базовом законе "О молодежной работе". А в Украине — это лагеря только для социально уязвимых категорий молодежи с отдельным профильным законом "Об оздоровлении и отдыхе детей", которым занимается Министерство социальной политики.

Все эстонские лагеря частные, но накануне каждого сезона они получают предоплату для запуска своей материально-технической базы перед приемом первых смен. Кроме этого, министерство образования доплачивает за каждого ребенка, ведь в современных условиях содержать лагерь — удовольствие весьма дорогое.

Ежегодно свыше 10% молодежи получает бесплатные путевки в эти лагеря (кстати, высшее образование в Эстонии тоже бесплатное). Лагеря, согласно закону, проходят специальную государственную регистрацию. Работать в них имеют право только сертифицированные молодежные работники, для которых прописаны специальные квалификации нескольких уровней.

Кроме этих "стационарных" лагерей, ежегодно еще около сотни так называемых проектных лагерей организовывают и работают в них молодежные организации и различные ассоциации. Они проводятся где бы то ни было — в домиках, палатках. И тоже поддерживаются финансово, но по другому алгоритму.

Эстонский центр молодежной работы технически обеспечивает всю необходимую поддержку этих лагерей. Имеет этот центр и свой собственный лагерь — "Клоогарнана", запущенный в 1999 году. За один раз в нем можно поселить до 300 юношей и девушек в домиках и отдельно на 124 койках в 21 кемпинге.

Результаты молодежной политики на примере изменений в Конституции

Когда я спросил у представительницы Национального молодежного совета, как с Советом консультируются политики, захотев сделать для молодежи что-то полезное, — она не поняла вопроса. Дело в том, что все касающиеся молодежи инициативы в Эстонии являются инициативами самой молодежи. Представительница привела пример их идеи-фикс, которую удалось реализовать фактически недавно. Речь идет о снижении возрастного ценза для голосования на выборах в местные советы и парламент с 18 до 16 лет. Молодежь этого требовала и в конце концов получила: парламент внес соответствующие изменения в Конституцию.

Более того — эстонская организованная молодежь (кроме вышеупомянутого Молодежного совета, действуют еще аналогичные советы ученического и студенческого самоуправления) взялась за контроль над избирательной кампанией. 

Молодежь из рядов своих представителей создала две параллельные сети. Одна обеспечивала наблюдателей на избирательных участках (это знакомая картина и для Украины). А вторая сеть заботилась о недопущении запрещенной агитации в школах. Обычно манипуляторы сами извинялись — или их партии, наконец.

В насквозь диджитализированной Эстонии результаты электронного голосования на первых выборах после введения права голоса показали более низкое присутствие/интерес молодежи, чем других возрастных групп. Однако, по результатам очного голосования, как и надеялись молодежные активисты, молодежь массово пришла на участки и проголосовала, в среднем, лучше, чем другие возрастные группы населения.

Со временем эстонцы все же вспомнили один специфический случай, когда власть к ним обратилась за советом. Представителей Национального молодежного совета пригласили для разработки пенсионной реформы. Ведь именно молодым придется в скором времени наполнять пенсионные фонды для выплат старшим эстонским гражданам.

Другие практики

В Эстонии сохранили практику советских трудовых отрядов, в которые ежегодно привлекают около пяти тысяч преимущественно несовершеннолетних лиц в 55 дружинах. После анализа оказалось, что это не только хороший опыт первой работы для молодежи, но еще и возможность для работодателей в сельской местности выполнять простые работы относительно дешево. 

Министерство образования финансово поддерживает эти трудовые отряды, но финансирует только тимбилдинговый компонент (спорт, вечерние костры и песни и т.п.). На остальное — в частности на проживание и питание — "трудовики" зарабатывают самостоятельно. Снова проанализировав практику трудовых отрядов, внесли поправку в законодательство, чтобы дать возможность молодежи зарабатывать не только летом, но и в выходные и при любой другой возможности в течение школьного учебного года. Теперь молодежь в возрасте от 15 лет может вполне легально официально трудоустроиться.

На базе сотни эстонских школ, в частности и профтехучилищ и начальных школ, в 2017-м учебном году действовали 326 ученических предприятий-фирм. Их поддерживает специальный негосударственный фонд. Уже свыше 13 тысяч учеников включены в это направление деятельности. 

Когда же юноша или девушка начинает самостоятельную семейную жизнь — тоже есть гарантированная государственная поддержка. В Эстонии молодая семья определяется не по возрасту мужа и жены — как по украинскому законодательству, — а по возрасту детей. До достижения ребенком 19-летнего возраста на содержание семьи ежемесячно выплачивается 500 евро. Семья с тремя детьми получает дополнительно еще 300 евро. 

Опыт поддержки молодежи в Эстонии заслуживает всестороннего внимания представителей украинской власти. Ведь в то время, когда в их поддержке нуждаются тысячи молодых людей, большинство "играет в политику", вместо того чтобы ее создавать. Забота о молодом поколении — одна из первоочередных задач для развития Украинского государства. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно