Логика "света"

24 июля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 24 июля-14 августа

Если известными становятся принципы, то факты оказываются второстепенными. Рассмотрим общественно-политическую ситуацию в Украине как взаимодействие спонтанных порядков рынка, общества и государства.

 

"Намного труднее увидеть проблему, чем найти решение"

Джон Бернал

 

Если известными становятся принципы, то факты оказываются второстепенными. Рассмотрим общественно-политическую ситуацию в Украине как взаимодействие спонтанных порядков рынка, общества и государства.

Когда мы разливаем на какой-то поверхности воду, то через некоторое время замечаем, что на ней образуются лужи. Эти лужи — спонтанные порядки, возникшие из логики системы, а такой логикой является правило, по которому вода всегда хочет занять положение с минимальной потенциальной энергией. Следовательно, спонтанными порядками являются канавы, пруды, озера, реки, моря.

Аналогично и на рынке возникают спонтанные порядки: денежная система, мера веса и длины, заводы и фабрики, места стихийной торговли, базары, магазины, супермаркеты, монополии и т.п. Все они возникают из логики рынка, а она, подобно минимизации потенциальной энергии, заключается в минимизации трансакционных затрат.

Спонтанные порядки в общественном отношении возникают как солидарные действия групп, масс, сообществ, общества. Это исторически сформировавшиеся школы, больницы, профессиональные цеха, профсоюзы, шахматные клубы, правозащитные организации и т.п. Их логика определяется общей проблемой, целью, а обязательным фактором успеха является доверие, подобное правилам минимума энергии и трансакционных затрат. Лишь с тем отличием, что спонтанные порядки общества возникают и становятся устойчивыми при возрастании степени доверия.

Спонтанные порядки государства — это его институты. Они являются продолжением логики, из которой появляется само государство. В любом сообществе возникает невротизация, связанная с взаимодействием человека с неизвестной ему действительностью. Если эту невротизацию не удается сублимировать, она превращается в агрессию, которая ведет к самоуничтожению сообщества. Инструментами сублимации невроза являются работа, творчество, мифотворчество, табу, традиции — все вместе матрица Культуры. Несублимированный невроз необходимо подавить, ибо он представляет угрозу существованию сообщества. 

Так возникают спонтанные порядки, которые со временем становятся институтами государства. По своей философии эти институты призваны осуществлять легализацию собственности и защиту от внешнего врага. Страх из-за того, что можешь потерять имущество и свободу, является одним из определяющих. Внешняя агрессия — это другая культура, другая координация в мире, что приводит к потере уверенности в будущем, вызывает постоянную невротизацию и стресс.

Идеальной является ситуация, когда спонтанные порядки рынка, общества и государства дополняют друг друга и формируют неконфликтный общественный договор. В нем всегда будут существовать противоречия, ибо они — основа прогресса. Но это будут компетентные расхождения, которые можно устранить в рамках общественного диалога, а не методами насилия. Такой идеальный общественный договор возможен в том случае, если спонтанные порядки каждого из секторов действуют в рамках своей логики, из которой и возникли. 

Но на практике все происходит иначе. На рынке его логику деформируют монополии и вмешательство государства. В обществе солидарные действия находятся под надзором монополий, ангажируются ими или даже манипулируются капиталом через создание навязанного спроса или фиктивного социального заказа. Государство видит в спонтанных порядках общества угрозу своей природе, поскольку спонтанные порядки общества — это непревзойденный инструмент сублимации невроза, наличие которого является обоснованием необходимости институтов государства.

Институты государства, прежде всего, обязаны выполнить работу, с которой не справилась матрица Культуры. Внутреннюю агрессию, возникшую из несублимированного невроза, государство должно либо подавить, либо направить на внешнюю экспансию. Очевидным становится самосогласованный процесс: чем беднее матрица Культуры, тем больше запрос на "сильное государство". (Этот момент чрезвычайно важен, так как он будет определять задачу олигархов при переходе к респектабельным капиталистам).

Очевидно, что развитие частной инициативы, а также солидарного и индивидуального творчества масс сужает пространство невротизации общества. Это представляет угрозу государству. В таких условиях государство начинает перебирать на себя функции общественных институтов, скрывая это под риторикой "социального государства". Так в секторе государства возникают навязанные порядки, поскольку они противоречат логике, из которой возникло государство. Навязанные порядки всегда затратные. Для обеспечения их существования государство начинает вмешиваться в рынок. Обычно эти процессы происходят синхронно и не имеют какой-то значимой хронологической дистанции.

Версий развития событий может быть множество — это уже факты. Закончится все тем, что государство зарегулирует рынок и сделает общественную жизнь вялой. В таких условиях человек теряет обоснованные способы реагировать на вызовы жизни. Это невротизирует его. Бражное гультяйство  и "сильное государство" становятся единственной приемлемой формой существования в такой искривленной конструкции, хотя государство и определило себя как социальное.

В этой модели можно легко обнаружить, какие именно факторы привели к переходу от идеального общественного договора к уродливой "нише выживания". Это — придушенная частная инициатива (рост трансакционных затрат) и подавленная, манипулированная популистской риторикой общественная жизнь (снижение степени доверия).

Интегральный вывод можно сформулировать так: деградация общественного договора развития и прогресса происходит путем разрушения рынка и угнетения общественной инициативы — самых весомых составляющих матрицы Культуры.

В Украине установилась олигархическая система управления. Этот процесс был объективным следствием партикулярного наследия Советского Союза. Избирательность в применении законов чрезвычайно быстро привела к господству на рынке монополий. Это сопровождалось, а скорее определялось, сращением власти с капиталом. Но украинская олигархическая система имеет присущие только ей особенности. Аристотель отмечал, что три формы правления во имя народа — полития, аристократия и монархия — имеют свои соответствующие искажения: демократия, олигархия и тирания. В этом предостережении Аристотеля как раз и скрыта особенность украинской олигархии. В большинстве случаев мы имеем олигархов, "перескочивших" этап аристократии. Это — принципиальное обстоятельство, поскольку оно формирует соответствующее понимание (либо его отсутствие) олигархами своих обязанностей перед народом, страной, государством, да и собственными капиталами. 

Исторически сначала в сообществах возникали (легитимировались) отдельные ее члены со значимыми социальными ролями, которые базировались на знаниях, профессиональном опыте, инициативе, новаторстве, военном мастерстве и других талантах. Позже эти социальные роли формализовались (легализировались) в социальный статус. Так возникла аристократия. Аристократический статус наследовался, но вместе с ним передавались установки ответственности. Когда социальный статус начинал использоваться не как инструмент реализации своих способностей, а как источник обогащения благодаря властным (статусным) полномочиям, возникала олигархия (рента статуса). Но в таких условиях все равно сохранялись установки ответственности перед обществом.

В отличие от олигархов, аристократ использует свой социальный статус не для обогащения, а прежде всего для исполнения своих обязанностей перед обществом.

Вот примеры из недалекой истории США.

Джон Хопкинс (1795–1873) — один из самых богатых людей XIX в., торговец и совладелец железных дорог — основал John Hopkins University (16-е место в рейтинге университетов) и John Hopkins Hospital.

Джон Рокфеллер (1839–1937) — руководитель Standard Oil, самый богатый человек в истории — основал University of Chicago (10-е место в мировом рейтинге университетов) в
1889 г., а также Rockfeller University и Rockfeller Foundation.

Эндрю Карнеги — основатель Carnegie Steel Company, второй богач США после Джона Рокфеллера — пожертвовал средства на создание сотен библиотек по всему миру. Основал Carnegie Foundation и Carnegie Mellon University.

Энтони Дрексель (1826–1893) — американский банкир, партнер Дж.Моргана — основал Drexel University.

Корнелиус Вандербильт (1794–1877) основал Vanderbilt University.

Эндрю Меллон (1855–1937) — банкир, бизнесмен, третий по сумме налогоплательщик в США в 1920-х после Рокфеллера и Форда — пожертвовал Питтсбургскому университету 43 млн долл. (в ценах 1920-х). Основал Mellon Institute of Industrial Research.

Уилл Келлог (1860–1951) — миллиардер, производитель хлопьев "Келлог" — основал California State Politechnic University и Kellog Foundation.

Говард Хьюз (1905–1976) — авиатор, изобретатель, миллиардер (Hughes Aircraft и Hughes Airspace) — основал в 1953 г. Howard Hughes Medical Institute. Эндаумент института составляет сегодня около 16 млрд долл.

Майкл Блумберг — 108-й мэр Нью-Йорка (установил себе зарплату один доллар в год), миллиардер, владелец агентства финансовых новостей Bloomberg — пожертвовал 300 млн долл. John Hopkins University.

Билл Гейтс — руководитель "Майкрософт", миллиардер — основал Bill & Melinda Gates Foundation. Это крупнейший частный благотворительный фонд мира, эндаумент которого составляет 36 млрд долл. В частности, фонд израсходовал 1,5 млрд долл. на стипендии для одаренных студентов из нацменьшинств и 250 млн долл. на развитие школ в США.

Уоррен Баффетт — миллиардер, инвестиционный гуру, глава Berkshire Hathaway, самый богатый человек мира в 2008 г. — завещал 83% своих средств (около 30 млрд долл.) Фонду Билла и Мелинды Гейтс.

Кстати, Принстон был основан благодаря четырем богатым землевладельцам — Джону Стоктону, Томасу Леонарду, Джону Хорнору и Натаниэлу Фитцрандольфу, которые предоставили университету землю и средства. Гарвард основан штатом Массачусетс и назван в честь Джона Гарварда, завещавшего университету библиотеку и средства на его содержание. Йель был назван в честь Элайи Йеля, уроженца Бостона, губернатора Мадраса, пожертвовавшего университету книги и ценные вещи.

Кому-то может показаться, что примеров многовато, но автор привел их умышленно, чтобы проиллюстрировать сектор благотворительности самых богатых людей США, потому что они дают представление о понимании ими своей ответственности перед страной и потомками.

Если бы мы попробовали составить подобный список для современной Украины, то нам бы пришлось перечислять стадионы, футбольные клубы, концерты отдельных звезд и т.п. Конечно, есть и исключения, вроде локальных мощных культурологических проектов. 

Но и исключения в благотворительности украинской олигархии имеют больше политическую основу "социального государства", чем заботу о развитии, расширении базы и укреплении матрицы Культуры.

Нельзя сказать, что в Украине нет подобной исторической традиции, потому что из собственной истории мы знаем перечень примеров украинских меценатов, не меньший приведенного выше. Это Василий Острожский, Петр Сагайдачный, Иван Мазепа, Разумовские, Ханенко, Симиренко, Терещенко, Бродские, Алчевские, Андрей Шептицкий, семья Рыльских и многие другие. Именно при содействии меценатов увидели мир разные издания "Кобзаря" и т.п.

Можно вспомнить и то, что большинство сахароварен, возникавших в ХІХ в. на территории Украины, сразу становились градообразующими предприятиями с соответствующей инфраструктурой. В таких городках, кроме новейшей производственной базы, обязательно появлялись школы, больницы и самодеятельные театры. Многие корифеи мировой и украинской сцены начали свою звездную театральную биографию именно на сцене народных театров.

Глубокие традиции благотворительности и заботы сохранились в нашем народе, о чем свидетельствует беспрецедентное волонтерское движение, охватившее всю страну и все слои ее населения.

Развитие матрицы Культуры — вот самое эффективное и самое достойное использование капиталов собственниками-аристократами. Это и есть новое содержание их ответственности перед народом и страной. Это смысл новой логики системы. Если проанализировать приведенные примеры благотворительности из истории США, то можно обнаружить их интегральную направленность:

— качество элиты (формирование представления об успехе как об ответственности перед обществом);

— динамичный социальный статус трудовых ресурсов (образование, специальность, здоровье, правовая защищенность и т.п.).

Все это — мощные инструменты матрицы Культуры.

В настоящее время в Украине происходит фундаментальная трансформация. Мы стараемся изменить логику системы. Это означает, что в секторах рынка, общества, государства должны будут появиться новые спонтанные порядки. 

На рынке их должны породить дерегуляция, демонополизация и дистанцирование бизнеса от власти — смыслы новой логики рынка.

В общественных отношениях мы уже наблюдаем появление новых спонтанных порядков: Майдан достоинства, добровольческие батальоны, волонтеры, ситуативные мониторинговые движения (активисты) и т.п. Когда государство, наконец, сможет исполнять свои функции по обеспечению защиты страны, чрезвычайно важно сохранить потенциал солидарных действий, возникший в волонтерских сообществах. Их энергию следует использовать в дальнейшем в различных правозащитных, мониторинговых, природоохранных организациях и инициативах. Чрезвычайно интересным могло бы стать движение по восстановлению и сохранению памятников культуры: господских усадеб, парков, крепостей, культовых сооружений, заброшенных кладбищ и т.п. Было бы весьма органично использовать солидарную энергию общества для восстановления и сохранения общественных богатств и благ. 

Обеспечение такого проекта могло бы стать достойной задачей капиталистов-аристократов. Их благотворительный вклад в "волонтерский фонд" приумножился бы солидарной энергией общественных инициатив. Судьбу каждого такого объекта можно было бы отслеживать в Википедии в режиме реального времени. Это и стало бы началом воплощения новой логики системы, системы "света", и содействовало бы созданию новой истории Украины.

В сфере государства новые спонтанные порядки возникнут тогда, когда политический класс, элита, "аристократия от бизнеса" сформулируют новую логику государства. Уже понятно, что эта логика должна заключаться в максимальном выходе государства из секторов рынка (кроме демонополизации, поскольку монополия без заботы разрушает рынок). Она должна включать в себя установки максимального благоприятствования, а не запрета и принуждения. Общественные мониторинговые, правозащитные, экологические организации, подкрепленные волонтерами, обязаны взять на себя функции заботы, которые сейчас отягощены коррупционными соблазнами чиновника. Обеспечение таких институтов гражданского общества должен взять на себя бизнес и делать это через неперсонифицированные фонды.

Сузить пространство вмешательства государства, используя принципы, а не факты, означает развить матрицу Культуры. Если этот инструмент сублимации невроза мы оставим на произвол судьбы, то со временем логикой общественного договора снова станет требование сильной руки. Капиталистам надлежит понять, что это и есть их самая большая угроза, потому что капиталы, легализируемые законом, становятся неуязвимыми, а те, что легализируются сильной рукой, — временные и чрезвычайно затратные в обслуживании. К тому же правило наследования на них распространяется весьма условно. Вспомним историю с известным украинским телеканалом.

Развитие матрицы Культуры — вот самое эффективное и самое достойное использование капиталов собственниками-аристократами. Это и есть содержание новой логики системы, содержание их ответственности перед народом, страной и потомками.

При этом, когда будет идти речь о развитии матрицы Культуры, компетентная элита Украины должна будет учесть новые мировые тенденции соотношения глобального и локального, чтобы, с одной стороны, не повторить ошибок мультикультурализма, а с другой — не увлечься философской интоксикацией архаики. Прецеденты Майдана и последующих событий дают продуктивные примеры, когда в компетентном диалоге и солидарных действиях представители различных культур находят их уникальное дополнение, а не бюрократическое нивелирование. Эти установки также должны стать положениями новой логики системы.

Старая логика системы, в которой мы находились, уже не срабатывает. Это сразу сказывается на неэффективности действующих спонтанных порядков, возникших из этой логики. Сращение власти и капитала, обеспечивавшее стойкость олигархической системе через тотальную коррупцию, — это тоже совокупность спонтанных порядков извращенного рынка и дезориентированного общества. 

Распад старой логики и лишь намеки на новую порождают в нашем обществе ощущение неуверенности, а это невротизирует людей. К этому добавляется постоянный стресс, вызванный внешней агрессией против Украины. Мы должны осознавать, что мир в Украине наступит не тогда, когда закончится война, а тогда, когда в обществе исчезнет логика войны.

А пока что в нем радикализируются настроения. Это следует понимать, чтобы выходом из данной ситуации снова не стало требование сильной руки. Понятно, что все преступления должны быть выявлены, преступники установлены судом, а решения суда выполнены. Но, несмотря на эмоциональное напряжение, нам необходимо менять систему, а не укреплять присутствие государства во всех секторах жизни.

Сильной рукой тьму не одолеть. Надо выходить на свет. 

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Val  Weber Val Weber 26 липня, 22:09 Спонтанные порядки государства – это его институты, которые возникли по необходимости легализовать собственность, защитить ее и сообщество от внешней агрессии. Впоследствии эти функции государство как инструмент принуждения начала расширять. Это деформировало смысл самих институтов – они стали навязанными, а не спонтанными порядками. То есть, они вышли за пределы логики, с которой возникли. Навязанные порядки, в отличие от спонтанных порядков, всегда затратные. Это побуждает государство к экспансии в секторы рынка и общества. Так возникает регуляция рынка и «организация» общественной жизни, что со временем начинает толковаться, как задача институтов государства. Хотя, это является прямым извращением философии возникновения самих государственных институтов. . согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Вікторія Торон Вікторія Торон 15 серпня, 03:35 Гарна стаття, але, як на мене, автор надто здалеку заходить, щоб довести просту річ: в Україні відсутня культура розбудови держави--зсередини, через розвиток місцевої ініціативи та відповідальність і патріотизм фінансової еліти. Все це було, але зникло через політичні обставини. Традиція жорсткої "вертикалі влади" поширилась від нашого східного сусіда, якому вона була необхідна для утримання під контролем величезних завойованих просторів своєї держави. У чому я не зовсім впевнена, так це у тому, що саме зараз є час відмовитись від цієї "вертикалі влади", адже якщо вона колись виправдовує себе, то саме під час війни. Коли автор каже "мир в Україні настане не тоді, коли закінчиться війна, а тоді, коли в суспільстві зникне логіка війни", то чи не плутає він Україну з Росією? Яка "логіка війни" існує в Україні? Існувала короткозора непідготовленість до можливості війни, за що ми зараз розплачуємось. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно