Индульгенция на усталость

17 апреля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №14, 17 апреля-24 апреля

Год войны накалил общественные страсти. Еще не до предела, как бы ни причитали. Когда предел — уже нет слов. Но до точки таяния нашего политического ледника и по-быстрому скатанных на нем политических снеговиков — уж точно. Мы пережили за год то, что иным не пережить и за пять. И при этом понимаем, что ближайшие годы обещают быть такими же, что бы утешительное ни камлали нам политические шаманы в приближении местных выборов.

 

Все немного устали от всего этого. У любого живого организма есть запасы прочности. Они гораздо больше, чем организм себе представляет. Но, тем не менее, и они когда-то подходят к концу, а то и вовсе иссякают. Общество — живой организм. Его коллективное сознательное и бессознательное необычайно ярки, и это одна из веских причин, побуждающих человека быть и переживать бытие в группе себе подобных.

Даже если общество разорвано изнутри драматическими противоречиями, то они на самом деле связывают его гораздо сильнее, чем самый мирный и демократический консенсус. Эмоциональные всплески, обуревающие массы время от времени, двигают общество вперед вне зависимости от того, назовут ли их историки впоследствии революционными, контрреволюционными или попытаются переиначить, замалчивать как не вписывающиеся в их линейные, естественнонаучные описания мира. 

Колоссальная энергия переживаний, высвобождающаяся при этом, требует не менее энергоемкого топлива. Требует жертв. В жертву приносятся вера, надежда и любовь.

Не суть важно, во что именно верует каждый отдельно взятый человек. Каким представляет свое личное будущее или объект любви. Соединение этих переживаний в критическую массу радикально, ослепительной ядерной вспышкой меняет наш внутренний мир.

И не только к врагам — к нам тоже приходит ударная волна. Выгорание, усталость и апатия неизбежны. Это происходит сначала по периферии явления, как таяние ледника: ручеек, потом гул, оглушительный треск, взрыв и величественное сползание в океан.

Год войны накалил общественные страсти. Еще не до предела, как бы ни причитали. Когда предел — уже нет слов. Но до точки таяния нашего политического ледника и по-быстрому скатанных на нем политических снеговиков — уж точно. Мы пережили за год то, что иным не пережить и за пять. И при этом понимаем, что ближайшие годы обещают быть такими же, что бы утешительное ни камлали нам политические шаманы в приближении местных выборов.

Общество устало. Оно, безусловно, бодрится. И это плохо, как бы странно такое обвинение не прозвучало. Потому что ничего апокалиптического в самом факте усталости нет. Нужно отдышаться и потихоньку идти дальше — дорога обещает быть долгой.

Но для молодого, даже подросткового состояния мысли, — а современное украинское гражданское общество именно таково — это сродни эмоциональной катастрофе. Как же это так, вчера моглось, а сегодня уже не можется? Все, капец, туши свет, нас сливают, все пропало.

Добавим к этому сетованию молодых духом пассионариев базовое самоощущение основной массы населения. С учетом демографии, болезней и пола. Это эстетически неприятный, но существующий факт. Основная масса населения состоит отнюдь не из посетителей спортзалов, ночных клубов и модных концертов. Это общество стареющих болеющих бабушек. Либо в высшей степени терпеливо, либо, напротив, истерично переживающих свое невеселое состояние. Эта прослойка довольно устойчива. Ибо, как гласит народная пословица: "Хто хворіє? Жінка. Хто вмирає? Чоловік". Виноваты в этой усталости, конечно же, все окружающие, особенно политики. Чем выше находятся, тем более виновны в том, что стрелки биологических часов не крутятся вспять.

Таким образом, в обществе соединяются два типа усталости. Обретенная вследствие сильного расходования чувств, и базовая, по сути, являющаяся частью украинской массовой культуры.

Общество в своей активной, сознательной части выучило, что должно всегда находиться в состоянии прогресса. Что с течением времени, которое символизируют реформы, усилий нужно будет прилагать все меньше. Старые конфликты разрешатся законодательно, а новые, по этой же волшебной причине, не должны возникнуть вообще — ЕС нам обещал.

Реальность показывает иную картину. Обескураженный волонтерско-гражданский актив погружается в состояние стресса, напряжения и допинга новых самопожертвований, ведущих в итоге к еще большей усталости.

При этом они не вполне отчетливо понимают, — даже те из них, которые волонтерят на передовой, — в каком эмоциональном состоянии пребывают граждане Украины на оккупированных территориях. То есть отношение к явлению в целом есть — оно отражено в соцопросах Фонда Разумкова. Две трети граждан Украины считают "ДНР" и "ЛНР" террористическими организациями, у которых нет права представлять население контролируемых ими территорий.

При этом отчетливо просматривается отождествление с террористами всех граждан Украины на оккупированной территории. Половина украинцев поддерживают идею о разрыве с самопровозглашенными республиками всех экономических отношений (включая социальные выплаты, поставку энергоресурсов, закупку угля и т.д.) Лишь менее четверти граждан считает, что с ними вообще следует вести какие-либо переговоры. В общем, война до победного конца.

Но дело в том, что вследствие относительного затишья бизнес-составляющая этой войны становится все более очевидной. Война — это всегда продолжение бизнеса другими средствами, но этот тезис не был столь очевиден для идеалистов. А теперь стал. Начиная с пресловутой Липецкой фабрики и заканчивая поборами на блокпостах. Парламентская антикоррупционная возня все меньше нуждается в приставке "анти-". Пылкая полемика господ Кихтенко и Авакова по поводу того, устанавливать ли экономические отношения с оккупированными территориями — яркая иллюстрация проблемы, способствующей общей усталости и апатии. А то можно подумать, этих отношений до сих пор не существовало. Одни негодяи отсюда торгуют с другими негодяями оттуда — эка невидаль. Просто тем, кто не в доле, страшно обидно.

И к губернатору, и к министру есть вопросы из серии: "Чья бы корова мычала, а ваша — молчала". И понятно, что человеколюбие подобного рода махрово расцветает в преддверии местных выборов. Но помимо этого локальный вопрос, если всмотреться в его происхождение, более широк и более важен. Хотя звучит он донельзя банально. Какое государство мы, собственно говоря, строим, помимо того, что оно должно быть инвестиционно привлекательным? Как будет изменена Конституция, как изменятся границы областей, будут ли они вообще, кто за все это заплатит и почему. 

И главное — как мы собираемся выигрывать войну? И собираемся ли выигрывать? Ради кого? Усиливать и укреплять то, что осталось с этой стороны линии фронта, а на то, что с другой, нужно забить и забыть? Как Франция когда-то на Алжир? Или наоборот, признавая свою юрисдикцию на оккупированных с помощью России территориях, считаем находящихся там своими гражданами, на которых равно распространяется не только действие УК, но и вся социалка?

Нет ответа, прямо как в начале "Тома Сойера". И хочется воскликнуть вслед за героиней: "Куда же запропастился этот противный мальчишка?" (президент, премьер, министры, да кто угодно). Который односложными предложениями, без ссылок на славную историю ответил бы: так вот и так, дорогие граждане. Реформы у нас не самоцель, а инструмент, с помощью которого мы мастерим вот такое вот государство. Жить в нем будет хреново до такого-то года, а вот следующее поколение уже будет жить при комму… то есть, при развитом капитализме.

Что самое скверное в этом процессе — всеми уставшими по умолчанию фактически приносятся в жертву граждане Украины на оккупированных территориях. Причем в жертву непонятно чему, как говорилось выше. Психологический механизм понятен — совокупный, обобщенный, территориально очерченный образ врага сильно облегчает жизнь, потому что избавляет от хлопотной необходимости индивидуальных подходов. Не до жиру, как говорится. Он очень многое оправдывает — и мародерство, и насилие, и "дружественный огонь". Сейчас этого бардака стало в разы меньше, но его "герои"-то остались. Причем в бою они могут вести себя героически. Негодяйство и храбрость — не взаимоисключающи.

Если мы хотим выиграть войну в рамках существующих юридически границ, мы не сделаем этого без людей, живущих внутри оккупационного кошмара. Дело даже не в партизанах и патриотах или просто порядочных людях. Их там есть. Правда, очень некрасиво отказывать в человеческих качествах слабым и приписывать их исключительно себе. Мы не выиграем эту войну без граждан, но они должны почувствовать себя гражданами. Что к ним так относятся. Не с чувством глубокой озабоченности, а в практическом измерении.

А если хотим по причине политического слабоумия отделаться от этой восточной проблемы гамузом, тоже заявите об этом открыто. Официально лишите людей гражданства или поразите в правах. Не торгуйте и не дышите даже в ту сторону, пусть Россия получит такой тазик с цементом себе на ноги — тоже вариант.

А если не так и не эдак, а все дело не в идеях, а в деньгах, контрабанде и распилах, да помимо страждущих, то ваше место, господа циничные украинские политики, тоже в Гааге. По соседству сами знаете с кем. А можете и не доехать.

На этом фоне яркой попыткой отмотать стрелки часов назад и омолодить граждан на четверть века был Закон "Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні та заборону пропаганди їх символіки" №2558.

Яркой, потому что все — правда — и справедливо, и наболело, и все такое. Конечно, нужно было еще в 90-х. Тема колорадской ленточки и "дедывоевали" даже не возникла бы в принципе. Обошлось бы все украинским вариантом эстонского "Бронзового солдата". Настолько самоочевидные вещи, что, полагаю, многие даже удивились, что этого закона еще не было. Коммунисты есть? А что тут удивительного, у нас и так полно других неработающих законов.

Попыткой, потому что общество как-то вяло на это все отреагировало. И истерики ревнителей советского наследия, и триумф антикоммунистов были личностными и предсказуемыми. А массам было плевать по большому счету и на футуристов, и на вскрытие документов о массовых преступлениях. Наиболее пылкая общественная дискуссия пошла в основном по поводу переименования топонимов и легального уже сноса разных большевистских истуканов.

Закон плохо прописан — многие нюансы не учтены, дают повод для спекуляций. Но непрофессионализм — визитная карточка многих депутатов и активистов, якобы представляющих гражданское общество. Красивые слова и ненужные риски. Никакой информационной подготовки не велось. Людям на оккупированных территориях подадут это в самом людоедском виде, якобы ущемляющем их права.

И там, и здесь — массовое отвлечение любопытных от темы циркуляции денег в пользу темы циркуляции идей. 

Сможет ли Украина в этом состоянии сыграть важную роль в формировании новой парадигмы развития и стать образцом для других стран? Чем больше издалека, тем больше кажется, что все у нас получится.

Вблизи такой уверенности уже нет, а вплотную — и вовсе не кажется. То, что произошло год назад, серьезно пристыдило старую Европу, показав, как по-настоящему нужно защищать европейские ценности, если они находятся под угрозой.

А пережитого чувства стыда никто не прощает. К тому же, этот образец показывает цену, которую нужно платить за преобразования. Она, еще окончательно не сложившись, для европейцев уже и так слишком высока. Участие Украины в формировании новой мировой парадигмы развития примерно такое, как у доисторической белки в мультике "Ледниковый период". Что-то радикальное мы стимулируем, независимо от того, хотим этого или нет, но глобальные изменения все равно произойдут.

Можно быть их осознанным участником или же бороться за право стать в будущем экзотическими ископаемыми. Усталость — может быть кому-то и повод для опускания рук, но вовсе не повод для нежелания мыслить. Индульгенции на глупость не выдаются.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно