Геометрия Перевала

10 сентября, 2016, 00:00 Распечатать

Накануне своего дня рождения я решил побывать на Перевале у вуйка Дезя. Леся начала собирать меня в дорогу. Я пытался ее убедить, что осень только началась, в Карпатах тепло, поэтому на Перевале еще много туристов. А каждый, кто хотя бы раз там побывал, во второй раз обязательно прихватит что-то и для Дезийдерия Васильевича.

Обоснованные фантазии

"Вопросы делают жизнь куцей"

Так говорил вуйко Дезьо

 

Накануне своего дня рождения я решил побывать на Перевале у вуйка Дезя. Леся начала собирать меня в дорогу. Я пытался ее убедить, что осень только началась, в Карпатах тепло, поэтому на Перевале еще много туристов. А каждый, кто хотя бы раз там побывал, во второй раз обязательно прихватит что-то и для Дезийдерия Васильевича. Леся меня слушала, но стояла на своем — дескать, это все сухая пища, а она вуйку приготовит гостинцев из "своей духовки".

Гостинцев набралась добрая сумка, и если бы не мои бывшие студенты, работающие сейчас в спасательной службе, то и не знаю, как доставил бы ее на Перевал.

С вуйком мы провели замечательный осенний день. 

Я рассказывал свои новости, а Дезийдерий Васильевич комментировал их так метко, что складывалось впечатление, будто он был участником каждого события. Вуйко с самого начала поздравил меня с наступающим днем рождения и все темы умышленно сводил к моим личным делам и делам моей семьи. Я чувствовал себя с ним удивительно уютно, в отличие от бесед, которые приходилось вести в городе, когда любая тема обязательно несла оттенок боли, потери и ожидания выхода из плена навязанной злой воли.

Когда солнце начало склоняться к Протятым камням, я собрался домой, а Дезийдерий Васильевич — меня провожать.

Мы сидели с ним на колоде возле кадоба — этакой еще одной, но водопойной, колоды. Неизвестно когда кто-то выдолбил здесь в половине расколотой колоды глубокое корыто, приделал к нему деревянный желоб, и вода из источника в горе побежала в кадоб на радость людям, коням и зверям — всем, кто спускался в долину или поднимался на Перевал.

Такие места в Карпатах меня всегда завораживали. Вокруг них формировалось какое-то особое пространство, где обычные комплексы фиксированных действий и понятий приглушались. Все выдуманное становилось здесь зыбким, распадалось, а вместо этого явившуюся пустоту заполняли простые истинные смыслы, большинство из которых приходилось вспоминать, извлекать из глубин памяти или познавать и определять впервые.

Это пространство некоего первичного времени. Такое впечатление, что в нем не существует хронометров. Да я и не знаю, имеет ли оно пусть какую-то ощутимую, осознанную нами меру. Иногда, когда смотришь на флиши горы над кадобом, кажется, будто здесь ничего не происходит, и осадочные породы, которые легли на морское дно миллионы лет назад, так же будут лежать здесь еще столько же. И в календарях их истории время людей выразительно даже не зафиксируется.

И сейчас механика этого пространства вдохновила меня на беседу, которую я давно хотел завязать с Дезийдерием Васильевичем, но все никак не решался… 

"Вуйко, я когда-то читал у Спинозы замечание относительно представления людей о Боге. Он, среди прочего, отмечал, что представление о Боге в человеческом подобии мотивированно. В подтверждение Спиноза сформулировал условный пример: если бы у треугольников спросили о Боге, то они сказали бы, что это самый совершенный треугольник. Если бы то же спросили у кругов, то они также сказали бы, что Бог — это самый совершенный круг". Я остановился, чтобы немного успокоиться, так как почему-то смутился: Дезийдерий Васильевич не приветствовал бытовой болтовни о вещах, которые считал очень личными.

Подняв глаза, я заметил, что вуйко внимательно меня слушает. Поэтому, наверное, злоупотребляя статусом именинника, отважился его спросить: "А что вы думаете по этому поводу?".

Дальше попробовал все перевести в шутку: "Какую геометрию вам подсказывают горы?". 

И вуйко, хотя и улыбнулся, не принял моего шутливого тона и отвечал серьезно.

"Горы и жизнь подсказывают, что ваш Спиноза построил неполную геометрию. Бог — это и человек, и треугольник, и круг", — сказал Дезийдерий Васильевич.

Пока я пытался постичь сказанное вуйком, он добавил: "Но Бог — это и не человек, и не треугольник, и не круг. Да, Он — все тобой перечисленное, но еще и бесчисленная и необъятная суть".

Дезийдерий Васильевич замолчал. Я потупил взор и слушал, как струится вода из желоба в кадоб, из него вытекает в ров, а по нему сбегает в обрыв.

Я вздохнул, а вуйко закончил свою мысль: "Бог — во всем. Во свете дня и во тьме ночи. Он присутствует везде и всегда — как Замысел. Поэтому, когда будешь задавать себе вопросы и искать на них ответы, учитывай это и следи, чтобы твои ответы этого Замысла не исказили".

Я посмотрел на Дезийдерия Васильевича, и мне показалось, что я понял вуйка. А он, улыбаясь, добавил: "Это же касается и вопросов".

Мне стало стыдно. Я решил, что вуйко снова надо мной смеется. Или мне так показалось?

Дезийдерий Васильевич заметил, что я смутился, дружески улыбнулся и сказал: "Не бери в голову. Это — тоже Его Замысел. И когда ты научишься Ему доверять, ты получишь все ответы, и не надо будет мучиться с выдумыванием вопросов. Вопросы делают мир куцым. Ты же помнишь, что, спрашивая, иногда нагрешишь больше, чем выяснишь".

Вуйко встал с колоды, я подошел к нему. Мы начали прощаться. Он похлопал меня по плечу, еще раз поздравил с моим грядущим праздником и пригласил на Покров приехать с Лесей на Перевал. Когда я уже спускался в долину, вуйко вдогонку попросил передать Лесе отдельную благодарность за гостинцы.

Отдавшись воле тропы-серпантина, я начал фантазировать, поскольку все окружающее пространство гор, неба, обрывов, леса и туч способствовало неудержимым мыслям и полету идей. Я представил себе внемировую лабораторию, где внемировые ученые создают проект "Сундук". У них есть своеобразный "котел", в который они закладывают разные опции-логики — "Замысел". После этого в "котле" начинают возникать всевозможные спонтанные порядки. Они существуют отдельно, объединяются, создавая новые, более сложные порядки, распадаются или исчезают в других измерениях моделей "Сундука", которых множество. Среди них отдельно возникает измерение "Вселенная", включающее в себя проект "Жизнь на Земле". Собственно, их разделить невозможно, потому что они возникли из общего "Замысла". 

Позже накопление логик служит причиной появления автономного, параллельного спонтанного порядка "Человек", который сам становится творцом локальных логик — "выдумки". Так возникают навязанные порядки. Иногда они являются продолжением порядков спонтанных, и тогда вся система бурно развивается за счет взаимного насыщения. Но некоторые навязанные порядки начинают разрушать гармонию логик "Замысла" и "выдумки". Тогда возникают конфликты, войны, катастрофы, эпидемии. 

В таких же условиях формируются спонтанные порядки нового типа. Сейчас мы их называем социальными. Это семья, род, народ и т.п. Внемировые ученые начинают внедрять в модель опции новых логик, которые способствовали бы органичности "Замысла" и "выдумки". 

По логике "Замысла" возникли спонтанные порядки языков, народов, религий. Человеческая логика "выдумки" лишь прибавила им локальности, а значит — несовершенства. "Выдумка" всегда заблуждение, если она не является угаданным, распознанным органическим продолжением "Замысла".

С этими мыслями я добрался до Вижницы. С горы за мной скатилась туча, и закапал дождь. Я еще успел подумать, что туча — это самый наглядный пример спонтанного порядка, возникшего из логик того, что мы называем давлением, влажностью, температурой, поверхностным натяжением и т.п. И вдруг меня удивил неожиданный вопрос: "А из какой логики возникли внемировые спонтанные порядки, те же внемировые ученые?". И в то же мгновение блеснула молния, и волна грома наполнила долину, как вода кадку. Я прямо присел и сам себе улыбнулся: "Это же вопросы, от которых предостерегал вуйко Дезьо".

Дождь добавлял сил, и я направился просто на автостанцию, хотя хотел еще наведаться на берег Черемоша.

Мы сидим в маршрутке на Черновцы — ждем водителя, который пьет кофе возле заднего колеса автобуса под навесом автостанции. Чуть дальше, у дороги, дряхлый дед пасет на длинной веревке корову под дождем (http://gazeta.dt.ua/socium/mistectvo-gir-_.html). Когда-то я думал, что этот дед знает все. Теперь я убежден в этом. Для него нет тайн, потому что он не выдумывает вопросы. "Когда твоя Вера становится искренней и безоговорочной, то у тебя исчезает потребность кому-то что-то объяснять", — это тоже говорил вуйко Дезьо.

Я просыпаюсь как раз перед городом. Мы остановились на светофоре. На "зеленый" маршрутка и все другие машины отправляются одновременно, словно по чьей-то непреодолимой воле.

Я вспоминаю свое путешествие в горы, свои фантазии и думаю, что мы превратили нашу жизнь в беспрерывное формирование локальных "культов карго". Куцей логикой своей "выдумки" люди заслонили от себя величественную логику "Замысла". За пин-кодом, бонусом, рейтингом, покемоном и т.п. мы перестали видеть горы, тучи, рассветы и закаты, а птичье пение нам заглушили рингтоны. При этом мы пытаемся аксиоматикой собственной геометрии описать геометрию внемировых пространств и ввести в нее свои локальные выдуманные понятия и определения. Я снова вспоминаю вуйка, Перевал, деда, пасущего в дождь на длинной веревке корову…

Автобус резко тормозит. Это — автовокзал. Двери открываются. Мне выходить... 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно