Философский взгляд на жизнь… из-за кладбищенской оградки

4 июня, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 4 июня-11 июня

Истории Павла Белянского, эмоциональные и пронзительные, сначала появились в "Живом журнале", затем в Фейсбуке под ником "Паштет украинский". За короткое время они стали настолько популярными, что хэштег превратился в название книги "Я работаю на кладбище". Книгу с успехом презентовали в Киеве, Днепре, Харькове, Полтаве. На очереди — Одесса, Николаев и Херсон. Сам автор категорически не считает себя писателем, живет в бешеном ритме, разрываясь между многочисленными "надо" и "интересно".

Истории Павла Белянского, эмоциональные и пронзительные, сначала появились в "Живом журнале", затем в Фейсбуке под ником "Паштет украинский". 

За короткое время они стали настолько популярными, что хэштег превратился в название книги "Я работаю на кладбище". Книгу с успехом презентовали в Киеве, Днепре, Харькове, Полтаве. На очереди — Одесса, Николаев и Херсон. Сам автор категорически не считает себя писателем, живет в бешеном ритме, разрываясь между многочисленными "надо" и "интересно". 

— Паша, скажи, пожалуйста, памятник больше говорит об ушедшем человеке или об отношении к нему родственников?

— Нет однозначного ответа. В каждом случае по-разному, хотя я бы разделил заказчиков на несколько категорий. Первая — это те, кто ставит памятник, потому что "так нужно", "так положено", "чтоб, как у людей". Другие, устанавливая памятник, хотят попросить прощения у ушедшего, и для них это очень важно. Добавляют множество, на их взгляд, важных деталей, призванных убедить окружающих в их любви к родственнику. Тут обязательны рисунок и стихотворение. Третьи хотят "лучше всех"… А кому-то это надо просто для того, чтобы совесть была спокойна.

— Тебе удается абстрагироваться от этого потока боли и скорби?

— Пока нет. Пару дней назад у меня был заказчик. Дедушка такой… сложный. У него умер единственный сын, затем, в возрасте примерно 35 лет, в катастрофе погиб единственный внук. Невестка, жена сына, просто не смогла заставить себя всем этим заниматься. Она закрылась от проблем и ничего не хочет об этом знать. Дедушке все дается очень тяжело, он превозмогает себя, прикладывает невероятные усилия и сразу заказывает тройной памятник: для себя, сына и внука. Он подошел к вопросу основательно, все четко и скрупулезно рассчитал.

Когда люди обрушивают на тебя свое горе, нужно что-то с этим делать. Можно сохранять его в себе, можно утопить в алкоголе, а можно поделиться. Мне так стало легче. Читателям — не знаю.

— Книга небольшая, в нее вошли чуть больше 30 историй. Но ее невозможно читать быстро, взахлеб. После каждого рассказа нужно "выдохнуть", перевести дыхание…

— Не знаю, не пробовал. Сейчас идет работа над записью аудиокниги. Мне, как автору, дали послушать. Слышу пару минут — и все, больше не могу...

— В компании других популярных блогеров тебя часто приглашают в "высокие" чиновничьи кабинеты. Ты был у руководителя "Нафтогаза", у главы администрации президента, у министра юстиции…

— Вот завтра нас пригласили к министру финансов…

— Однако, в отличие от остальных, ты никогда не пишешь отчеты об этих встречах. Зачем ходишь?

— Можно когда-нибудь увидеть рисунок жирафа или посмотреть его в передаче "В мире животных", но наблюдать за жирафом вживую — совсем другое дело! Точно так же увидеть и услышать политиков или министров живьем намного занятнее, чем в пересказе других людей. Мне интересно, как себя ведет человек, что и как он говорит. Я рассматриваю, что у него на столе, детали интерьера. Помню, когда была встреча в кабинете начальника Генерального штаба Украины В.Муженко, мы увидели открытую дверь в служебное помещение, где готовят чай-кофе для гостей. Там стоял большой аквариум, а над ним — вытроенные в ряд иконы. Прямо строем висят!

А у Б.Ложкина было интересно наблюдать, как человек преподносит информацию, которую как будто нельзя раскрывать. Как виртуозно обходит самые острые вопросы, но, в конечном счете, все подводит к тому, что сам хочет сказать.

— Не могу удержаться от вопроса о твоей российской теще. Рассказы о ней вызывают взрыв эмоций у читателей.

— Что тут рассказывать? Это не вымышленный персонаж — мама мой жены. Как и моя мать — жена военнослужащего. Кстати, мы с женой учились в одном классе, в п. Гвардейское Днепропетровской области. Ее семья тоже постоянно переезжала, но со временем они вернулись в Россию. Сначала все было хорошо, общались по скайпу. Переломный момент наступил, когда аннексировали Крым. Нам постоянно с пеной у рта доказывали, что российских войск в Крыму нет, только местная самооборона. Мы не разговаривали примерно полгода, до тех пор, пока не появились убедительные свидетельства правды. Уже и Путин признался, и ордена за взятие Крыма стали раздавать. Мы спрашиваем: "И что теперь?". В ответ: "Это ничего не значит!". О политике мы не говорим. Но все равно, она — мама и бабушка. И когда приезжает, случаются забавные вещи.

Разумеется, мы не ставим себе цель убеждать и переубедить. Человек уже сформировался, и сделать это невозможно. Можно просто попытаться показать, как мы живем, тем самым зародив некие зерна сомнений в том, что у нас не проводят факельные шествия войска НАТО и не едят младенцев.

— И как успехи в этом нелегком деле?

— Ничего не получается. Я отлично помню, что она приезжала во времена Майдана, когда наши каналы вживую транслировали все происходящее. Она смотрела, переживала. Когда же начались события в Крыму, мы предлагали ей зайти на те же сайты, которые она у нас смотрела. Теща отвечала: "Ой, да что там ваш Интернет показывает! Все вранье! Не надо мне рассказывать!". Можно освободить человека от зомбирования, но лишь на короткое время. Однако наблюдать за этим забавно. Случаются просто анекдотичные ситуации…

— Например?

— Как-то встречали ее в Жулянах, в разгар Майдана. У нас тут уже определились и с Таможенным союзом, и с "агентами Кремля". Подъезжает таксист, встречавший рейс из России. Заднее окно машины открыто настежь, а на улице холодно — зима! Водитель говорит: "Вот набежали эти майдановцы, побили все стекла! Кошмар!". Я понимаю, что этого быть не может, но теща напряглась. Внутри у нее все окаменело. Таксист, наблюдая эту картинку, продолжает подливать масла в огонь. Едем, мерзнем. Подъезжаем к дому, расплачиваемся. Таксист спрашивает: "Все нормально? Все хорошо?". "Да, — отвечаем, — до свидания". "Та до побачення вам!", — кнопку нажимает, и стекло поднимается! Вот так таксист-тролль российский рейс встретил! Дома сказал жене, что не могу об этом не написать. Написал. Тогда у меня была пара-тройка подписчиков. Но когда я написал о теще еще буквально четыре строчки, их количество неимоверно выросло!

— Я, кажется, знаю, что это за строчки…

— "В последний раз встречали ее в Борисполе. Опять была зима, холодно. Приехали домой, там тепло, батареи топят вовсю. Тут теща и говорит: "Ну как вам нравится наш российский-то газ?". И тут я почувствовал, что ждут меня замечательные дни. Не переключайтесь!". Этот пост собрал 10 тыс. лайков. Об этом нельзя не писать! 

А вообще-то я не люблю, когда у нас в компаниях начинают говорить о России, у нас своих проблем полно. С Россией уже все понятно — это страшный, жестокий и непредсказуемый сосед. Мы это уже знаем, и нет смысла перемалывать одно и то же по сто раз. Нам нужно научиться с этим жить, укреплять армию, заниматься внутренними делами.

— Видишь ли ты изменения к лучшему?

— Прогресс есть только в том, что делают люди. Я верю в людей и страну, но не верю в государство. 

— Паша, ты разговариваешь и пишешь по-русски. Не возникало никаких проблем по этому поводу?

— Была ситуация на презентации моей книги в Днепре. Встает одна дама и говорит: "Прямо скажем, вам здесь легко, потому что это — русскоязычный город". Я спиной почувствовал, как зал начал наполняться электричеством. Все стали оглядываться с интересом: "А кто это у нас здесь такой?". Дама продолжает спрашивать, были ли у меня проблемы с русским языком. "Да, — честно признался я, — точно знаю одного человека, у которого всегда были проблемы с русским языком в нашей стране. Это моя теща". 

Зал рухнул от смеха.

Я много общаюсь с людьми, но проблем с языком не было никогда. Разве что в Фейсбуке приходят в комментариях какие-то тролли.

— Какой был тираж книги?

— Первоначальный — 5 тысяч. Сейчас поступил запрос еще на 8 тыс., включая перевод на украинский, английский и немецкий языки. У нас даже есть предварительное соглашение, что книгу возьмет на продажу "Книгарня Є". 

— Когда планируешь приехать во Львов?

— Скорее всего, осенью, когда будет готов украинский тираж. Кроме того, хочется попасть на Львовский книжный форум. Ну и просто приехать во Львов.

Когда ко мне пришли с предложением издать книгу, задали первый и главный вопрос: "Ты хочешь на этом заработать?". Я честно ответил, что нет, ибо писателем себя не считаю. Это совершенно другой мир, к которому я не принадлежу. Что такое для меня печатная книга? Я — человек, который наблюдает жизнь из-за оградки, поэтому считаю, что книга — это памятник. Мне не важно, где и как меня похоронят. Люди будут перелистывать книгу и вспоминать меня. 

У меня много проектов, есть предложение вести программу вместе с Горьким Луком на Интернет-ТВ. Это мне тоже интересно.

— Паша, а ведь это твоя жизненная позиция — заниматься тем, что интересно?

— Абсолютно! Я уверен, что человек живет, пока ему интересно жить. Недавно встретился с одной 90-летней бабушкой, которая увидела меня в эфире ТВ. Она дозвонилась на канал, обратилась к редакторам с просьбой организовать встречу со мной. Я приехал. Бабушка читала мне свои стихи, к примеру: "Если вам за девяносто, дальше жить легко и просто!". При этом она ухаживает за соседкой по подъезду, которая младше возрастом. Я недоумеваю: "Она же младше вас!". А бабуля отвечает, что соседке просто неинтересно жить. У самой же — Интернет и скайп.

Жизнь такая короткая, и если тебя что-то интересует, то заниматься этим нужно здесь и сейчас! Позже, в силу разных причин, может не получиться. Пока интерес есть — человек живет.

— Скажи, пожалуйста, работа как-то повлияла на твое мировоззрение? Изменила характер?

— Конечно. Я начал больше ценить жизнь. Понял, что мелочей не бывает, случайностей — тоже. Вдруг выдается сложная неделя: мало спишь, много работаешь. Планируешь единственный выходной — воскресенье, мечтаешь выспаться. А тебе начинают звонить с восьми утра, опять беготня, суета, какие-то встречи. Если бы такая ситуация случилась года четыре назад, вернулся бы домой, и, как сын военного, начал бы всех "строить": "Дайте покоя, мой балкон, кресло, гаджеты и пепельницу, отдохнуть хочу!". 

А сейчас говорю девчонкам: собираемся и едем! Все равно куда, но вместе. Идем, гуляем, к примеру, по Подолу, обедаем в каком-то ресторанчике.

Сейчас все изменилось, в первую очередь — приоритеты. Дочь у меня очень эмоциональная. Перевозбудившись, долго не может заснуть, плачет. У жены — свой эмоциональный предел. Раньше бы наорал на всех, скомандовал "отбой", потому что "папа сказал". Сейчас поглажу дочь по голове, расскажу, как ее люблю, она заснет с улыбкой. И это — счастье.

Справка ZN.UA: 

Павел Белянский родился в 1977 г. в городе Шахта №9 Луганской области в семье военнослужащего. Из-за профессии отца часто менял школы и города. Окончил Днепропетровский химико-технологический институт. Работал охранником, грузчиком, экспедитором, журналистом, рекламистом. Сейчас — хозяин фирмы, устанавливающей памятники и надгробья. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 14 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно