Детский вопрос, или в Болгарии все еще плохие дороги, но уже без дураков

30 января, 2015, 00:00 Распечатать

Одна из самых важных причин, почему в Украине буксует реформа интернатных учреждений — это страх сотрудников потерять рабочее место. Ведь если интернат заполнен детьми, его никто просто так не закроет и не перестанет финансировать.  

 

 "Этой зимой первый снег в Софию привезла из Киева группа журналистов, приехавших туда в начале декабря, чтобы познакомиться с болгарским опытом реформирования детских интернатов. Самолет прилетел поздно ночью, и по дороге в гостиницу мы не столько увидели столичные улицы, сколько ощутили их под колесами нашего микроавтобуса. Дороги в Софии оказались такими же плохими, как и в Киеве. Столица Болгарии, уже семь лет как вступившей в ЕС, вообще выглядела значительно беднее столицы Украины. А на наш вопрос "Стало ли меньше коррупции?" болгары с улыбкой демонстрировали расстояние сантиметра в два между большим и указательным пальцем: "Чуть-чуть". 

Да, мы не увидели в Софии ни такого количества шикарных автомобилей, как в Киеве, ни новеньких элитных высоток. Да что говорить, хорошо и богато одетые люди попадались нам далеко не на каждом углу. Зато мы увидели главное: не обязательно быть богатой страной, чтобы научиться любить и защищать своих детей. И что вопросы "как?" и "что с этим делать?" гораздо важнее вопросов "сколько?" во всех их вариациях — детей ли, средств, времени etc.".

Я поставила точку и отложила написание этой статьи на полтора месяца. Мне казалось, что есть дела поважнее. Особенно в последние недели, когда вести с линии огня стали приходить все тревожнее и трагичнее. Когда Уполномоченный по правам ребенка Н.Кулеба сообщил, что срочной эвакуации из горячих точек сегодня подлежат более 4 тыс. маленьких украинцев, но планы и механизмы для этого до сих пор не разработаны. Несмотря на то, что боевые действия на Востоке страны продолжаются уже десятый месяц. Несмотря на то, что об острой необходимости разработать эти механизмы хотя бы для "государственных" детей ZN.UA "кричало" еще в конце августа ("Операция "Эвакуация". Государственные дети"). В этих условиях реформирование детских интернатов вообще казалось мне делом, ставшим сейчас, к сожалению, таким далеким от нас мирного времени. Но…

Некоторое время на сайте ZN.UA "висела" цитата Т.Манна: "Война —  это всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени". Я бы продолжила: во время войны эти нерешенные проблемы приобретают поистине чудовищные формы и масштабы. Всего один, но наглядный пример для понимания, почему и в военное время забывать о реформе интернатных учреждений нельзя. 

Одна из самых важных причин, почему в Украине она буксует, — это страх сотрудников потерять рабочее место. Ведь если интернат заполнен детьми, его никто просто так не закроет и не перестанет финансировать. Как результат — сотрудники детских учреждений изо всех сил не только препятствуют "оттоку" детей в семьи усыновителей, опекунов, родителей-воспитателей ДДСТ и приемные семьи, но еще и пытаются забрать их из биологических семей, попавших в сложные жизненные обстоятельства. Во время войны это выглядит особенно цинично…

В июне 2014-го 473 ребенка из 21 интернатного учреждения Луганской области были направлены на оздоровление в Одесскую область. В связи с ситуацией в Луганской области и оккупацией части территории "ЛНР" дети назад не вернулись. Осенью для дальнейшего обучения их распределили в интернатные учреждения, детдома и ПТУ Одессы и Одесской области. А дальше… началась "священная война" интернатов за этих детей. 

О своих правах на них заявили интернатные учреждения Луганской области. Причем возврата 258 детей из 473 потребовали интернаты, расположенные на подконтрольной "ЛНР" территории. Об этом заявила министр образования, науки и культуры "ЛНР" Л.Лаптева в газете "XXI век" от 5.01.2015 г., экземпляр которой, рискуя собственной жизнью, провезла через блокпосты и передала в редакцию ZN.UA одна из жительниц Луганска, внесенная ныне в "расстрельные списки" "ЛНР". Л.Лаптева считает "возвращение детей в другие интернаты незаконным" и (вот парадокс!) ссылается при этом… на Семейный кодекс Украины. Ну да сейчас не об этом.

Есть случаи, когда в интернатах Одесской области, не желающих терять "кусок хлеба" (т.е. воспитанников), детям обещают в подарок мобильные телефоны и ноутбуки — лишь бы они заявили,  что не желают возвращаться. При этом сотрудникам учреждений (как в Одесской, так и в Луганской областях) невыгодно вспоминать о том, что с июня 2014 г. этих 473 детей фактически не существует — их личные дела утеряны (из заявления Л.Лаптевой следует, что документы 258 из них находятся в интернатах, на подконтрольной "ЛНР" территории), и их восстановлением до настоящего момента никто не занимался. Получается, что этих детей не могут ни усыновить, ни устроить в другие формы семейного воспитания. Ведь их нет… 

Но вернемся к опыту Болгарии, которым могла бы воспользоваться в этой сфере и Украина. Конечно, трудно количественно сравнивать Украину, где только детского населения — 8 млн, и Болгарию, все население которой составляет немногим более 7 млн чел., а детей — менее миллиона. Процентное соотношение дает несколько более четкую картину. Дети-сироты и те, чьи родители лишены родительских прав, ныне составляют в Болгарии 0,5% от общего числа детей в стране, а в Украине — 1,5% (от 0,5 до 2% в зависимости от "благополучности" региона). В 2000 г. (начало реформирования) в Болгарии было свыше 140 учреждений интернатного типа, где воспитывались более
12 тыс. детей в возрасте до 18 лет. В 2014-м учреждений осталось 103, а детей в них — 2 435 чел., т.е. в шесть раз меньше. Наша страна такими достижениями похвастаться, увы, не может. Хотя и выплачивает при усыновлении детей сумму, равную пособию при рождении. В Болгарии выплат при усыновлении нет. И как бы мы сейчас ни жаловались на уменьшение выплат при рождении ребенка, болгарские — значительно меньше: за первого — 250 левов (при минимальной зарплате 350 левов, на начало декабря — приблизительно 3500 грн), за второго — около 600 левов, за третьего и последующих — по 200…  

Нет смысла в подробностях описывать болгарский путь деинституализации (реформирование интернатов). Остановлюсь только на нескольких, поразивших меня, вещах.  

Первое. Как упоминалось выше, одна из самых серьезных проблем деинституализации в Украине —  это сопротивление сотрудников интернатных учреждений. Уважаемые в Украине эксперты в сфере защиты детства говорили мне, что привычка и косность мышления сотрудников интернатов не позволит им переквалифицироваться, например, в социальных работников. А вот в Болгарии рискнули предложить им оплачиваемую переквалификацию и от этого выиграли, получив в результате вместо саботажников движущую силу процесса деинституализации. Так, например, на базе дома ребенка в Монтане, где ранее пребывали 100 детей,  сейчас создают шесть учреждений различного типа: дневной центр ухода за детьми, превентивный, консультативный, раннего вмешательства, паллиативный, а также центр семейного типа для детей с тяжелыми формами заболевания. Рабочие места за прежними сотрудниками сохранены.

Второе. До начала военных действий в Украине для обеспечения деятельности 957 интернатных учреждений ежегодно расходовалось 5,7 млрд грн. Из этой суммы расходы непосредственно на детей составляли лишь 14%. Остальные средства шли на содержание учреждений и зарплату персонала. Так вот, ни в одном из посещенных нами в Болгарии детских учреждений мы не увидели… кухню. В Украине кухня обязательно есть в каждом детсаду, школе и обязательно в любом интернатном учреждении… А в Болгарии — нет. Экономя на кухонном оборудовании, зарплате поварам, оплате связанных с этим коммунальных услуг (газ, электричество), а также (что немаловажно для Украины) на взятках "великой и могучей" санэпидстанции, они пользуются услугами кейтеринга. 

Третье. В Болгарии я увидела наглядный пример поддержки государством семей, в которых воспитываются дети с ограниченными возможностями. Мы пока можем лишь мечтать, например, о центре социальной интеграции и реабилитации для людей с расстройствами аутического спектра. А в Болгарии такой центр работает уже семь лет и финансируется государством. Небольшие центры для детей с ограниченными возможностями сегодня есть во всех муниципалитетах Болгарии. Там дети могут совершенно бесплатно получить медицинскую, психологическую и образовательную помощь и поддержку, а их родители — обучиться методикам реабилитации. В результате большой процент детей с умственными, ментальными и физическими недостатками может посещать общеобразовательные школы. А некоторые потом устраиваются на работу. Кроме того, у родителей есть возможность днем оставить детей в таких центрах, чтобы пойти на работу, а вечером забрать их домой.  Размещение детей с ограниченными возможностями в спецучреждениях — большое бремя для бюджета Украины, особенно по сравнению с социальными выплатами и поддержкой семьи.

Четвертое, несколько отвлеченное, — это количество мужчин в сфере защиты детства. В Болгарии их приблизительно половина. Несмотря на то, что, как и в Украине, в социальной и образовательной сферах — там одни из самых низких зарплат.  Причем болгары даже не до конца понимали мой вопрос — у них так было всегда: "Ну это ведь очень тяжелая работа"… 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно