Деинституализация и децентрализация: на пересечении

15 декабря, 2017, 17:23 Распечатать

Детские места несвободы до сих пор нередко считаются градообразующими предприятиями.

© franyk.city

Процесс децентрализации, вошедший ныне в самую активную фазу, вновь ставит на повестку дня вопрос о детях-сиротах. 

В рамках новых территориальных единиц — объединенных громад — этот вопрос не мог не возникнуть. Громады не только становятся сильными финансово, но и обретают властные полномочия там, где до этого распоряжались исключительно районные или областные власти. Несомненно, процесс децентрализации — одна из успешнейших реформ не только нынешнего президента и Кабмина. Ее смело можно назвать лучшей реформой, проведенной в Украине со времени обретения ею независимости.

Процесс передачи на места полномочий и ответственности непременно ставит на повестку дня и вопрос о том, как громады будут заботиться о своих детях-сиротах и какую вообще политику в сфере семьи они собираются проводить. Истины ради надо сказать, что пока эти вопросы не стоят на повестке дня руководства громад как первостепенные. В первую очередь это связано с тем, что громады, создаваемые в основном в сельской местности, получили в наследство уничтоженную или изношенную инфраструктуру. И, конечно, новые лидеры громад уделяют первостепенное значение инфраструктурным проектам: дорогам, водопроводам, ремонту объектов коммунальной сферы. 

В принципе, так и должно быть. Сейчас в громадах идет процесс удовлетворения базовых потребностей. И при хорошем хозяйствовании и управлении на создание или возрождение инфраструктуры до уровня "не хуже, чем в городе" уйдет около пяти лет. 

Вопросы же, связанные с семьями и детьми, особенно с детьми-сиротами, не могут ждать так долго. Иначе к моменту, когда инфраструктура будет воссоздана или построена заново, пользоваться этой инфраструктурой будет уже некому. И мы вновь увидим общество с разбалансированными семьями, находящимися на грани социального кризиса или глубоко увязшими в нем. И то, что мы видим теперь, покажется нам цветочками.

Продолжением децентрализации должен быть жесткий курс на деинституализацию (ДИ), то есть на закрытие детских мест несвободы и параллельное развитие и поддержку семейных форм воспитания детей, то есть помощь каждому ребенку обрести дом, родителей и семью. Несомненно, детские дома и интернаты будут сопротивляться и саботировать реформу ДИ. А потому мне кажется, что она должна быть проведена в кратчайшие сроки, с максимальным использованием административного ресурса, что возможно лишь в случае особого внимания к этой теме со стороны президента и Кабмина. 

Итак, что мы видим на местах? Глубоко коррумпированную сеть из детских учреждений несвободы, имеющей свое лобби на всех уровнях власти: районном, областном, центральном. 

Называть детдома, дома-интернаты, реабилитационные центры и прочие заведения "няшным" словом "сиротинцы", говорить, что это — "место, где дети обрели счастье", — дико. Я посвятил этой теме немало лет. И когда-то взял в свою семью ребенка из детского дома "Свитанок" Бабушкинского района г. Днепропетровска. Слава Богу, уже закрытого. Не буду описывать, как передавалось личное дело из школы: оценки за прошлые годы вписывались прямо при мне. Ребенок имел инвалидность, но никто не делал и не собирался делать ему необходимые операции. Не удосужились получить для него даже бесплатные стельки на спецпредприятии, находящемся в пяти трамвайных остановках от детского дома. 

Но все же самое "приятное" нас ожидало дома. На спине ребенка не было живого места — вся в страшных шрамах. Мы выяснили, что лет в пять-шесть на малыша напала собака, разодрав его спину в клочья. 

Что в такой ситуации сделал бы нормальный взрослый? Вызвал бы "скорую№, отвез бы ребенка в трампункт, где ему наложили бы швы. Наверное, плакал бы и укорял себя за то, что недоглядел. Такими были бы действия и реакции любого нормального человека. 

…Но не руководства учреждения несвободы. Как же? А статистика? А официальное разбирательство? Нет, никого мы вызывать не будем, и в больницу ребенка везти не станем. Просто помажем зеленкой. 

Узнав об этом, мы пытались сделать все, чтобы руководство детского дома понесло ответственность. Стали писать в прокуратуру, в городской департамент образования. В ответ получили… давление со стороны РОВД на моего работодателя, чтоб наша семья закрыла рот, сидела и молчала. 

Деньги в "Свитанке" делались на всем. Спонсорская помощь заносилась в одну дверь, и в тот же вечер выносилась в другую, складывалась в автомобили и отвозилась в райисполком. Я лично знаю семью, которая тоже взяла ребенка из "Свитанка". Так вот, пока ребенок был в детдоме, его жилье куда-то "исчезло". 

Но забудем уже о "Свитанке". Ребенок вырос, детдом закрыли за ненадобностью — и такое, слава Богу, бывает. Его директора назначили директором одной из центральных школ в Днепропетровске, которую она возглавляет до сих пор. Здесь надо уточнить: говоря о местах детской несвободы, я имею в виду, в основном, подразумеваю администрацию этих учреждений и их смотрящих. Воспитатели, в большинстве своем, — это люди, работающие в заданных рамках, которые любят детей и своей самоотверженной работой пытаются хоть как-то сгладить негатив системы.

"Свитанок" закрыли, но сколько таких же мест несвободы еще осталось? И вот такие "места радости" получают в свое наследие громады.

Что делать? Думаю, нужно принять несколько важных правил игры в этой сфере.

1. Государству необходимо снова вложиться в обучение специалистов по социальной работе, работающих в громадах. Именно на их плечи ложится основной труд по профилактике сиротства и оказанию профилактической помощи тем семьям, которые балансируют на грани и могут стать теми, у кого детей через какое-то время изымут и отправят по этапу в места несвободы. И обучение должно быть на более-менее постоянной основе. Эти ребята в итоге должны стать высокопрофессиональными специалистами, предотвращающими попадание детей в интернаты, а не расхлебывающими последствия развала семьи и асоциального образа жизни родителей. Службой раннего вмешательства, если хотите. 

Сейчас же, по большей части, социальные службы в своих возможностях работы "в поле" ограничены. На мой взгляд, по трем причинам: из-за отсутствия навыков, транспорта или хотя бы компенсации за проезд и огромного вала документооборота, зачастую совершено ненужного.

2. Необходимо создание специализированных судов, в которые бы были выделены все производства по детям. Когда речь идет о жизни детей, решение суда зачастую необходимо немедленно. Но дела лежат месяцами, рассматриваются крайне долго. Кроме того, думаю, такой суд должен быть круглосуточным, а судья должен проживать на расстоянии не более 15 минут ходьбы от здания суда. Чтобы мог прийти ночью и принять необходимое решение.

3. Думаю, было бы неплохо ввести институт детских адвокатов, которые бы тонко разбирались в семейном законодательстве и могли, а главное — умели действовать исключительно в интересах ребенка и его семьи.

4. Ну, и, конечно, "квартирный вопрос". Очень часто крупные места несвободы детей являются собственностью облсовета. И часто именно облсоветы тормозят передачу имущественных комплексов громадам, или вообще не хотят этого делать. Тем самым областные депутаты, сами того не подозревая, продлевают агонию этих учреждений, не давая им спокойно и счастливо закрыться. Здания нужно передавать на места. А уж громады сами смогут решить, что делать с имуществом — превратить ли в детсад, обустроить ли под квартиры бюджетникам или льготникам и т.д. 

Кроме того, эти помещения могли бы послужить хорошей базой для создания в них детских домов семейного типа, где дети-сироты смогли бы обрести семью. Здесь также могли бы разместиться Центры поддержки семьи и детей. В Украине их всего два: "Луч надежды" в Макаровском районе Киевской области и "Хорошо дома" в Днепропетровской области. Недавно в с. Горишни Плавни Полтавской области на базе бывшего центра социально-психологической реабилитации появился еще один. 

Суть их работы проста до гениальности: они делают срез, в каких услугах нуждается громада (несколько громад), и предоставляют их населению. Суть услуг — помощь семье. Чтобы выкарабкаться. Чтобы детей не изъяли и не поместили в детский дом. То есть работа с причинами, а не с последствиями. Работа с семьей в течение непродолжительного периода, а не работа с ребенком в интернате, где ее надо содержать 5, 10, а то и все 15 лет. 

Ну, и немного о хорошем. На недавнем совещании по деинституализации в Киеве я представлял опыт Новоалександровской громады Днепропетровской области по внедрению просемейной политики. Поделюсь. 

Во-первых, наш отдел развития социально-гуманитарной сферы провел комплексную оценку потребностей семей и детей, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах. Во-вторых, работа отдела окружена постоянной заботой со стороны руководства ОТГ. А деятельность отдела строится на принципе не контроля, а сервисной службы, то есть службы помощи. На последнем заседании исполкома отдел презентовал комплексный годовой отчет о своей работе. В ОТГ налажены горизонтальные связи между отделом, садиками и школами, что дает возможность вовремя реагировать на потребности семей, не дожидаясь, когда будет уже поздно. Кроме того, в бюджете ОТГ в достаточном количестве заложены деньги на транспортные расходы для посещения семей.

Также в программу поддержки семей и детей внесены изменения, позволяющие финансово поддерживать семьи, находящиеся в пограничном состоянии. Это, с одной стороны, укрепляет позиции соцработников, работающих с семьями, с другой — позволяет мотивировать семьи к изменениям и улучшению уровня гигиены, быта и заботы о детях.

Созданы и мультидисциплинарные команды, состоящие из сотрудников исполкома, соцработников, участкового, криминальной полиции (по делам детей), службы по делам детей, представителей школ и детсадов. Такие команды работают уже с пограничными семьями, чтобы решить, что и как нужно сделать в интересах детей.

Совместно с центром бесплатной первичной правовой помощи проводятся различные мероприятия в школе. Например, сейчас для школьников подготовлен тренинг по предупреждению стигматизации в детском коллективе.

В среднем один раз в месяц проводятся красивые и увлекательные мероприятия для детей громады. На базе сельской библиотеки в с. Волосское создан коворкинг-центр: пуфы, Wi-Fi, планшеты, настольные игры, еженедельные сеансы фильмов и мультфильмов, различные мероприятия — патриотические, литературные, музыкальные, поэтические, познавательные, профориентационные.

Для активизации детей и молодежи создан Молодежный совет — внедряем школьный парламентаризм, с передачей некоторых полномочий детям. Сейчас в Волосской школе уже прошла презентация кандидатов в парламент, работает школьная избирательная комиссия, дети готовятся к выборам президента школы. Кандидаты работают над своими программами и плакатами. За день до выборов пройдут настоящие дебаты, которые будут транслироваться в интернете. В день выборов в школе будут установлены настоящие кабинки для голосования, каждый ученик с 5 по 11 класс получит по два цветных бюллетеня и будет осваивать навыки реализации избирательного права.

Открыты группы продленного дня в тех школах, где в этом была необходимость. Работа детсадов продлена до 19 часов. Развивается система кружков по всей ОТГ, идет работа над созданием центров инклюзивного и внешкольного образования. Проведена работа по привлечению благотворительной помощи (одежда и продукты) для самых бедных многодетных семей. Такие семьи освобождены от платы за посещение некоторых частных кружков, работающих на территории ОТГ. 

Кроме того, при поддержке областного совета намечено строительство школьного спортивного центра с двумя спортивными залами и стадиона по стандартам УЕФА в с. Волосское. А в одном из административных помещений открыт бесплатный тренажерный зал. Чтобы молодежь занималась спортом, а не ходила по "разливайкам". 

В целях поддержки семейных форм воспитания на последней сессии сельсовета выделены деньги для покупки дома и создания в нем социальной квартиры. Это — для детей, которые воспитываются в приемных семьях и ДДСТ громады. Социальная квартира, при поддержке и помощи квалифицированных соцработников, станет замечательной площадкой для нашей молодежи в начале самостоятельной жизни.

Нам есть куда идти. Нам есть, к чему стремиться. Но глубокая и настоящая децентрализация без полной деинституализации мест детской несвободы невозможна. И реформу ДИ необходимо проводить, опираясь на потребности и возможности местных громад.

Почему не все громады уделяют должное внимание просемейной политике? Думаю, потому, что это вам не асфальт положить, а потом победно отрапортовать. Это труднее, сложнее прощупать. И, думаю, иногда просто нет желания и политической воли у глав громад, у депутатского корпуса и членов исполкома. Что делать? Обучать председателей громад, их профильных заместителей и депутатов. Местные элиты должны пройти путь от тяжкого переосмысления и осознания масштаба проблемы детских мест несвободы до желания изменить ситуацию и командной работы в этом направлении. Успешной работы. 

А пока детские места несвободы, к стыду и позору, до сих пор нередко считаются градообразующими предприятиями. Как говорится, "не система для ребенка", а "ребенок для системы". Дети выступают просто пушечным мясом, которым надо набить места несвободы для стабильности зарплаты тех, кто там работает. Именно поэтому интернаты в Украине стали воронкой, черной дырой, Бермудским треугольником, безосновательно, а то и незаконно всасывающим десятки тысяч детских судеб, чтобы потом выплюнуть их на социальную помойку нашей и без того тяжелой жизни.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно