Дедушкин внук

4 сентября, 2015, 00:00 Распечатать

Самую важную роль в моей судьбе сыграл дед. Степан Саввич Глигор. В каждом районе есть свои династии — медиков, инженеров, поваров, учителей. Мой дед — основоположник династии хлеборобов. Он всю свою жизнь отдал работе в поле, по его стопам пошел и мой отец Геннадий, вслед за ними иду и я. Дед — мой учитель и наставник. 

 

 

В стране моей так много красивых талантливых людей, что хочется написать о каждом, но теряешься, с кого начать…

Список длинный. Планы большие. Нет, не у меня, у этих самых людей.

Судите сами:

Люди, которые нас кормят.

Люди, которые лечат и спасают наши жизни.

Люди, которые нас защищают.

Люди, которые нас обучают.

Люди, которые… Продолжите список сами. 

Не зря я начала с тех, кто нас кормит. Великий мудрец Джонатан Свифт когда-то сказал: "Всякий, кто способен вырастить два колоска пшеницы на том месте, где раньше рос только один, заслуживает высшей похвалы человечества. Для своей страны он делает гораздо больше, чем все политики вместе взятые".

На днях мне назначили деловую встречу. И пока я ждала в кафе, невзначай прислушалась к беседе за соседним столом, где сидели красивые крепкие молодые люди. Они пили пиво и отчаянно спорили. Сначала я подумала, что, как у нас сейчас принято — о политике. Нет. Ребята спорили на тему: "Мой стафф твоего ротвейлера поборет на раз!".

А в это время 25-летний Артем, такой же красивый и спортивный молодой человек, интеллигентный, спокойный и обаятельный, уже в который раз объезжал и обходил поля и сады. Горячая пора. Август. Сбор урожая. 

— Выбор, куда идти учиться, передо мной не стоял, — говорит Артем. — Я мечтал об этом с детства. Любовь к сельскому хозяйству мне прививали с рождения. Дедушка сажал меня в свой "уазик", и мы ехали с ним по полям, на ферму, пруды. И не было для меня большей радости, чем зайти в телятник, погладить новорожденного теленка или подержать на руках крошечного поросенка. Хотя мама — медик — мечтала видеть меня врачом. 

Самую важную роль в моей судьбе сыграл дед. Степан Саввич Глигор. В каждом районе есть свои династии — медиков, инженеров, поваров, учителей. Мой дед — основоположник династии хлеборобов. Он всю свою жизнь отдал работе в поле, по его стопам пошел и мой отец Геннадий, вслед за ними иду и я. Дед — мой учитель и наставник. Он говорит: "Мы, Глигоры, упрямые. А упрямые своего добиваются". Дед необычайно любит землю. И сильно переживал, когда хозяйства начали разваливаться. "Как вы не понимаете, — горячился он. — Во всем мире принято: если твоя земля работает — государство живет, не работает — государство умирает. Земля — особенно такая, как наша — должна родить и кормить. А мы — ее любить. Как мать". 

— Люди, которые в основном покупают, продают и перепродают, которые ничего не производят ни для себя, ни для будущего своих детей, брезгливо кривят губы: сельское хозяйство? Земледелие? Животноводство? Ну что вы, это крайне неблагодарный труд.

— Почему же неблагодарный? Даже очень благодарный! Просто не все следует измерять купюрами. Результат твоей работы виден уже через несколько месяцев. Осенью готовишь почву, весной сеешь, стрижешь сад, а следующей осенью чей-то ребенок ест яблоко, а его бабушка печет ароматный хлеб из пшеницы нового урожая. Лучшей картины благодарного труда я себе и представить не могу.

Результат нашего труда можно потрогать руками, можно съесть. И это высшая награда.

***

Ну да. Кто-то сутками сидит в Фейсбуке и ноет, что нет работы, и какая у нас плохая страна. А кто-то дает людям работу и делает нашу страну лучше: каждую осень собирает хлеб, взращивает сад. Этот кто-то — Артем Глигор,  заместитель директора аграрного частного арендного предприятия "Золотой колос". (Директор — его дед Степан Саввич). Он дает работу 80 людям круглогодично и еще 4050 — в посевной сезон и на сборе урожая.

***

— У нас в обработке почти 2 тыс. га, — продолжает Артем. — Арендуем земли у жителей двух сел — Строинцы и Ванчиковцы Новоселицкого района Черновицкой области. Каждую осень рассчитываемся с арендодателями деньгами и зерном. Есть еще свиноферма в
1,5 тыс. голов и сады.

Зарплаты у нас не самые высокие в стране. В среднем —
2,5 тыс. грн. Зато сохранилась многолетняя традиция: всех своих работников мы кормим бесплатно. Стараемся помочь им зерном, яблоками. Всем нашим работникам и пайщикам обрабатываем их личные огороды. Бесплатно, конечно.

***

Артема можно принять и за научного работника, и за офис-менеджера, и за врача, если бы не крепкие, в мозолях, натруженные руки. 

Почему-то у людей сложен стереотип: если человек — директор или замдиректора, то он разъезжает на машине по полям и фермам, дозором обходит владенья свои, закинув руки за спину, и орет на работников. Артем все время трудится физически вместе и рядом с людьми. 

***

— Стрессы? — переспрашивает. — Каждый день. Сначала переносил это так тяжело, что не мог ночью спать. Когда только начал работать, на свиноферме погибла свиноматка. И я долгое время ездил туда по ночам, чтобы следить за состоянием остальных свиноматок. Теперь научился превентивным мерам: профилактика и профессиональные внимательные зоотехники.

Как снимаю стресс? Нет, я не пью. Играю в футбол. Если остается время.

***

Он работает без кредитов и инвестиций.

Помогает всем, кто просит. Старая формула нашего края: если человек в беде — надо помочь, если человек в нужде — надо дать денег и еды.

"Золотой колос" помогает школе, детскому саду, церкви. Отремонтировал стадион, спонсирует футбольную команду села Строинцы. Помогает бойцам АТО и их семьям.

***

— Как разговариваю с работающими у нас людьми? Тихо. Этому опять же я научился у деда. Степан Саввич обычно брал себя в руки и говорил не просто тихо, а почти шепотом. Люди успокаивались, внимательно выслушивали и отвечали так же спокойно и тихо. Вообще от тона разговора многое зависит. Спокойный, вразумительный, уважительный тон разговора, как показала практика, дает результат гораздо выше, чем крик и оскорбления.

***

В "Золотом колосе" сады. Яблоки уже налиты, и вот-вот их начнут собирать. Душистые, согретые солнцем. И слива, красавица сочная. Отдельно от сада наивно и весело шелестит листочками "детский сад" — саженцы. Артем показывает большое фруктохранилище. Павильоны чистые, прохладные. Туда будут складывать яблоки и сливы. В прошлом году яблоки сохранились до весны. В этом году предприятие начинает свое производство — переработку на сухофрукты и сок.

Решили также заняться выращиванием ягод черной смородины, заложили плантацию в 6 га на поливе, урожай ждут на будущий год. Планируют довести общую площадь плантации до 30 га. Это довольно интересная и перспективная отрасль, поскольку смородину можно реализовывать за рубеж. 

***

— Мы с дедом Степаном часто говорим о политике. И, бывает, спорим. Но самая важная максима у нас общая: начинать надо с себя. Как Маленький принц Экзюпери. С утра пораньше прибери свою маленькую планету.

Кризис? Ну что вам сказать? Формула простая. Как-то спросили моего коллегу и товарища по работе садовода Гавку из села Бояны: "Вы чувствуете кризис?". На что он ответил: "Я не знаю кризиса, просто я теперь на час раньше встаю и на час позже ложусь".

— Сегодня мир боится свиной африканской чумы. Как вы бережете свою ферму?

— Не сводим глаз с павильонов. Повысили гигиенические требования к работникам. Пока у нас тихо. Да, в случае вспышки в области у нас будут проблемы, в том числе и финансового характера. Что ж, как говорится, поплачем и погорюем. Но выставим кордоны, объявим карантин. И если все будем делать грамотно, перспектива развития отрасли будет. Из-за частных, иногда несанкционированных продаж в любой момент в нашу область может поступить свинина, уже зараженная чумой. Поэтому мы — на пороховой бочке.

— Вернемся в сад. Вдоль него пустая, ничем не засеянная полоса шириною метров десять.

— А это взлетная полоса. Весной на опрыскивании полей у нас работает дельтаплан.

Органическое земледелие — важный и серьезный вопрос. Оно требует больших затрат и более трудоемкое. Органическая продукция должна быть лицензированной. Но продавать ее дороже мы не сможем. Пока у нас нет таких возможностей. Ни государство, ни мы еще не созрели. А хотелось бы. 

Кстати, мы выращиваем сою. Люди при этом сразу думают о ГМО. Продуктов из сои многие боятся, а у нас органическая соя Бельцкого института крупяных культур, с которым мы давно сотрудничаем.

Проблемы? Дожди? Ну что вы, дожди — не самые большие проблемы. Да, если они затяжные, пшеница может лечь или прорасти в колосе. Но сады напьются, наполнятся колодцы, и это хорошо для полей с соей. Намного хуже, когда дождей нет. Наши сады стоят на холмах. Самая актуальная проблема — система полива, но здесь свои трудности: река — далеко, колодцы в селе — 20 метров в глубину. И этим летом многие высохли. 

— Этим жарким летом многим казалось, что не хватает воздуха, что за ночь деревья не успевают выработать необходимое нам количество кислорода. Вырубают деревья. А новых сажают мало.

— А вы знаете, что один гектар сахарной свеклы выделяет столько же кислорода, сколько один гектар леса? 

В нашем районе были тысячи гектаров полей, засеянных сахарной свеклой. А сейчас нет. Ни в одном хозяйстве. Потому что отрасль, производящая сахар, уничтожена в нашей области полностью. Если в Черновицкой области раньше было четыре сахарных завода, вырабатывавших почти 100 тыс. т сахара в год, то сейчас — ни одного. Последний,  в Крещатике Заставнянского района Черновицкой области, не запустился в 2014 г. Мы готовы сеять свеклу, но нам ее некуда поставлять. Кому-то выгоднее завозить тростник и получать проценты, чем выращивать свое. Такова сегодня государственная политика. 

***

— Наш край богат традициями, — продолжает Артем. — Негласными, как говорится, по умолчанию, давними, по наследству переданными из поколения в поколение со старой семейной Библией. Например, раньше — мне рассказывал и дедушка, и мои родители, — если человек в селе начинал возводить дом, то делом чести для всех соседей, знакомых, родных и друзей было приходить к нему "на клаку". То есть вместе заливать фундамент и поднимать стены. И никто никому никаких денег не платил. Сегодня я пойду тебе помогать, завтра ты придешь ко мне.

Сейчас отношения между людьми усложнились и перешли, мягко говоря, на коммерческую основу. 

А я мечтаю, чтобы мой трехлетний сын Степан тоже гордился такими дружественными необычными отношениями между людьми одного села, одного района, области, да что там — страны! И сильно хочется, чтобы он продолжил нашу династию хлеборобов.

***

— Чтобы стать государством европейского уровня, мы должны в первую очередь показывать пример сами. И я не собираюсь останавливаться, поскольку есть над чем работать, что усовершенствовать. Как говорится, планов — громадье. 

А насчет отпуска, хотя бы недельного, и поездки на моря или за границу… Это мы как-нибудь… Когда-нибудь… Вот урожай соберем… Потом переработка фруктов… Потом… 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно