Человечность как архаизм в условиях военных действий

29 января, 2016, 00:00 Распечатать

Когда-то "человечность" или "гуманность" казались само собой разумеющимися понятиями — уж этого добра у нас хватает. И в школе, признаться, я раздражалась, когда мои учителя, люди старшего поколения, помнившие Вторую мировую, заостряли на этом внимание. "Вы понимаете, как это важно — оставаться человеком, что бы ни произошло?" — риторически спрашивала моя наставница. Я инстинктивно кивала. Но тогда казалось, что есть вопросы куда интереснее и актуальнее.

Который раз за год задумываюсь о человечности как основополагающей ценности в современном обществе. Почему? 

Потому что более остро ощущаются эмоциональные грани, осознается реальность. По-новому открываются чувства и мысли во время войны, информационной агрессии, массового психоза. Словно мир выворачивается наизнанку с гротескным выпячиванием всех своих уродливых недостатков. Находитесь на сцене, но в массовке. Вроде бы и во время действия выполняете свои задачи, вроде бы и наблюдаете со стороны за главными героями или игроками, чувствуете реакцию зрительного зала — эмоциональную или апатичную, бурную или безразличную. Эдакий эффект театра Брехта. Вот как-то так и я ощущаю себя в родном городе Мариуполе, который подвергся вражеским обстрелам 24 января прошлого года. 

О всяких чувствах и моральных качествах 

Когда-то "человечность" или "гуманность" казались само собой разумеющимися понятиями — уж этого добра у нас хватает. И в школе, признаться, я раздражалась, когда мои учителя, люди старшего поколения, помнившие Вторую мировую, заостряли на этом внимание. "Вы понимаете, как это важно — оставаться человеком, что бы ни произошло?" — риторически спрашивала моя наставница. Я инстинктивно кивала. Но тогда казалось, что есть вопросы куда интереснее и актуальнее. А потом меня задел разговор об архаизме во всех смыслах этого слова. 

Наверняка, у каждого был учитель, который мог поднять интересные темы, мотивировать своего ученика, чтобы он копался и искал что-то новое, получал знания и формировал свою точку зрения. "А вы знаете, что "честь" и "честность" — однокоренные слова? К сожалению, "честь" уходит из бытовой речи, становится архаизмом", — говорила наставница. Вот так отмирают слова, а вместе с ними и качества человеческого характера. Либо же слова частично теряют первоначальное значение, приобретая новые черты. 

А затем я взахлеб читала внепрограммные произведения Лермонтова, Чехова, Толстого, Достоевского, по-другому открыла для себя Пушкина. И собственная интерпретация выработала представление о высокодуховном, морально идеальном, постижимо непостижимом. Да, пожалуй, лучше всего я знаю русскую литературу, русский язык, культуру, кинематограф. Да, у меня есть русские корни и ментальность мне понятна. Да, я редко звоню родственникам в Россию, и там их много. В том-то и дело, что там — на чужбине. Потому что родилась в Украине, потому что есть и украинские корни. В результате бесконечных депортаций, массовых переселений, социальной политики как при царе, так и при советской компартии такие украино-русские сплетения можно найти в каждой семье. Это исторический факт. Это надо знать и принять.

"Нет в человеке ничего святого", — как-то в детстве я услышала от бабушки, которая жила в русской глубинке. К слову, в паре часов езды от Москвы, где я так и не побывала. Но сейчас понимаю, что когда она это говорила, то под "святым" подразумевала человечность, человеколюбие. Кстати, по выходным она часто ездила в православную церковь в соседней деревне. Много мудрых советов я услышала от бабушки, причем во многом она ссылалась на писания. Поэтому высокую духовность, гуманность, простоту и величие русской души я видела на ее примере. К слову, она была участницей Сталинградской битвы.

Так что в период моего формирования и воспитания личности везде появлялись эти рамки морали, которые помогали постичь, что такое толерантность, гуманность, порядочность, духовность, ну и, конечно, честь и достоинство. Религия, литература, кинематограф, классические произведения в театре, выставки в художественных галереях — все максимально укрепляло убеждение в высоких моральных качествах человека, к которым нужно стремиться. А также, что это норма, которую поддерживает большинство людей аплодисментами в зрительном зале. 

Роль роликов в ютубе и реалити-шоу войны

А потом пришла война со своим сценарием, своим набором ценностей, ключевых слов, постановкой событий, действующими лицами разных планов и, естественно, массовкой. И реакция зрительного зала изменилась словно по дуновению ветра. Все, чему меня учили, вмиг превратилось в анахронизм. Для всех. Потому что жонглирование, манипуляции и прочие выгодные кому-либо толкования событий вводят человека в состояние удобного непротивления. А тут еще своих "демонов" трудно сдержать в тех самых чертовых рамках. На глазах зарождалось реалити-шоу с элементами артхаусного кино, театра абсурда, серийного романа-антиутопии. Весь ужас в том, что оно все больше поглощает реальность, людей, будущее. Бесконечная сериальность.

Ах да, к чему это я? Насмотрелась видео в ютубе о том, как унижают украинских призывников, обычных солдат в так называемой "ДНР". Опять началась новая волна выкладывания видеороликов в сеть с ужасающими сценами, которые преступают все возможные правозащитные, общечеловеческие принципы и нормы. И чтобы привлечь больше внимания, пишут об ограничениях просмотра. Поэтому у меня сейчас такое состояние, как у Льва Толстого, когда тот писал "Не могу молчать!" Хотя, уверена, многие это произведение не читали. Так что не буду заострять на нем внимание, дабы его не запретили в России. Потому что это хорошая русская публицистика, которую сейчас днем с огнем не сыскать в безграничном пространстве Рунета. Так вот такие издевательства и унижения в так называемых "республиках" — сродни эпохе Средневековья. 

Стоит отметить, что так называемые любительские видео имеют свою сюжетную линию, продуманный сценарий. В них порой слышен голос режиссера, который управляет камерой, говорит, кому и куда идти, стоять, сидеть, что говорить. В определенные моменты в кадре появляются микрофоны официальных (!) телевизионных каналов соседнего государства. Журналисты с нетерпением ждут очередного унижения, оскорбления, конфликта. Они же не учили русскую литературу, я в этом просто уверена. Им незнакомы понятия "гуманности", к слову, как и принципы журналистики. Они не знают азов профессиональной этики, или хотя бы заповеди: главное — не навреди! 

Возмущает и то, что эти видеоролики постят и всячески популяризируют с помощью страничек в соцсетях украинские/украиноязычные информационные сайты. С какой целью? Бесплатного продвижения антигуманного контента? Чтобы помочь невидимому сценаристу в распространении пандемии хаоса?

Вспоминается тот страшный отрывок из романа "Братья Карамазовы" Ф.Достоевского, когда бояре развлекались, и на глазах матери охотничьи собаки набросились на ее ребенка. 

В такого плана видеороликах учитывается весь драматизм постановки кадра. Страшные картинки трупов сменяются демонстрацией мутного образа врага, которого трудно спровоцировать. Тогда сценарист сам, захлебываясь, брызжет слюной. Подключает эффект "массового психоза" с обезображенными гримасами неконтролируемой ненависти. Многое совпадает с описанными методами массового воздействия в не так давно опубликованной книге современного русского журналиста и писателя Сергея Минаева "Медиа Сапиенс. Повесть о третьем сроке".

Я как-то читала в архивах сценарии КГБ для телевидения в послевоенный советский период. Четкая структура, прописанные тексты героев, которые перегружены аргументами и прочими словесными методами убеждения. Использование слов с негативной окраской, да и вообще, всего арсенала советской пропаганды. Но чтобы так демонстрировали унижение человеческого достоинства, физическую расправу, как сегодня — нет. Естественно, весь этот прошлый багаж знаний и навыков пропаганды и агитации, в большинстве своем примитивных, используется. Но вот чтобы так, переходя все границы, в том числе, советской цензуры, — нет. 

Интересно, а знает ли сценарист, что рано или поздно иррациональная масса может выйти из-под контроля, и тогда снесет к чертям всю сцену, декорации, актеров, режиссера, да и его самого. Или хаос есть сверхзадача? "Ну это же война", — лукаво и противно улыбается сценарист, потирая руки и готовя следующую серию, пардон, ролик в ютубе или свежий стрим. Вот он-то и подогревает конфликт, подбрасывая дровишки. А люди-артисты с двух сторон непримиримо и добровольно-принудительно продолжают участвовать в его постановке. 

"Бабушка, вчера стреляли, а потом — два дня тишины", — говорю по телефону. — "Не может быть, это не война. Ничего непонятно", — делает вывод бабушка, сопоставляя новости с российскими официальными телеисточниками, которые, как ей кажется, не могут врать. Ей не понять смысл гибридной или информационной войны, работу сценариста-пропагандиста (возможно, существует более современная профессия, о которой я не знаю). Помню, на вопрос, за что она воевала во время той страшной Второй мировой, ответила: за нас и наше будущее. И что она не знала, что война наступит. И что она очень переживает и молится за нас, и понимает, откуда и с какой стороны летят в нашу сторону снаряды. 

Слепая ненависть друг к другу приводит только к трагедиям. Вернее, слепая вера и повиновение дирижерской палочке невидимого сценариста.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно