Архитектор польско-украинских отношений

17 ноября, 2017, 17:52 Распечатать

Украина всегда была в сердце Ежи Гедройца.

Ежи Гедройц © polskieradio.pl

До конца декабря на сайте КГГА будет продолжаться голосование о переименовании улицы Тверской в улицу Ежи Гедройца.

Имя Ежи Гедройца мало известно в Украине, хотя именно он ввел термин "расстрелянное возрождение", назвав так антологию украинской литературы. На страницах легендарной газеты "Культура", редактором которой был Гедройц, публиковались произведения украинских писателей, в том числе и те, которые не могли быть опубликованы в СССР. 

И именно на страницах "Культуры" состоялось переосмысление польской восточной политики, выводом которого стало простое и сейчас уже очевидное утверждение: без свободной Украины не будет свободной Польши. Эта мысль влилась в концепцию УЛБ (Украина–Литва–Беларусь), которая многие годы была ключевой в польско-украинских отношениях. 

Ежи Гедройц происходил из старинного литовского княжеского рода Гедройцев, многие представители которого были лишены благородного титула после третьего раздела Речи Посполитой. 

Будущий редактор "Культуры" родился в 1906 г. в Минске. Там он провел первые 10 лет своей жизни. Потом Гедройц три года учился в гимназии в Москве, после чего, в 1919-м, вместе с родителями переехал в Варшаву — столицу Второй Речи Посполитой, которая на тот момент всего год как получила независимость. После окончания гимназии Гедройц поступил в Варшавский университет, где изучал право и историю. Именно тогда, в студенческие годы, Гедройц впервые приобщился к редакторской деятельности, чем занимался в нескольких молодежных газетах. Параллельно работал на государственной службе — сначала в министерстве сельского хозяйства, позднее — в министерстве промышленности и торговли. 

С тех пор Гедройц заинтересовался украинским вопросом. 

Со временем, по просьбе министерства иностранных дел, Гедройц основал газету "Восток" (WschЧd) и начал налаживать контакты с тогдашней украинской интеллектуальной элитой. Среди его тогдашних контактов значился даже идеолог украинского национализма Дмитрий Донцов. 

Гедройц, с одной стороны, был сторонником независимости Украины за Збручем, с другой — считал, что на востоке Польши нужна сильная украинская автономия. Он верил в возможность создания стабильной многонациональной Польши, впрочем — политика правительств Второй Речи Посполитой в этом направлении была лишена системности и единой идеи, что вызвало резкую критику Гедройца.

Поэтому начало Второй мировой войны и очередной раздел Польши стал для Гедройца предсказуемой личной трагедией. После оккупации Польши в 1939 г. он, как государственный служащий, был эвакуирован в Румынию, получив назначение секретарем посла Польши. В следующем году, после заключения Румынией союза с нацистской Германией, Гедройц выехал в Турцию, где ожидал призыва в польскую армию, после чего в Палестине присоединился к Карпатской стрелковой бригаде. Гедройц принимал участие в Ливийской кампании, в боях в Тобруке, позже работал в бюро пропаганды, где познакомился с многими своими будущими сотрудниками в "Культуре". 

Еще во время войны Гедройц понимал, что польское эмиграционное правительство может быть не признано, и потому в такой ситуации много значит учреждение независимого польского издания. 

После окончания войны Гедройц попал в Рим, где ему с единомышленниками удалось собрать деньги на открытие типографии. Некоторое время прибыль давал выпуск военных памятных альбомов, на что в первый послевоенный год был большой спрос. Кроме того, типография в тот период издала антологию военных рассказов, романы тогдашних писателей и т.п. Именно в Риме возникла идея создать газету "Культура". 

Впрочем, выйти на итальянский рынок молодому издательству так и не удалось, что побудило его  сотрудников переехать в Париж. 

Там "Культура" довольно быстро приобрела популярность среди многочисленной польской эмиграции — поляков, которые не хотели жить в условиях коммунистической оккупации. 

Новые геополитические реалии побуждали Гедройца к новому видению восточного вопроса. Польша потеряла восточные земли — Львов, Гродно, Вильнюс теперь были частью Советского Союза, вместо этого Польша получила "ziemie odzyskane" — восточные территории Германии, ставшие с тех пор западной Польшей. Большая часть польской эмиграции не могла смириться с такой ситуацией. Для этого поколения, родившегося во времена Российской империи, независимость, полученная в 1918 г. и сохраненная в польско-советской войне 1920 г., была делом всей жизни. Поэтому то, что произошло после Второй мировой, они однозначно считали не чем иным, как советской оккупацией. Поэтому вопрос возвращения восточных территорий для того поколения поляков было очевидным и не подвергался сомнению. Более того, немалая часть польской эмиграции или была родом, или жила до войны именно на тех восточных территориях, и для них вопрос их возвращения в состав Польши был не только вопросом политическим, но и личным — вопросом возвращения домой. 

Поэтому можно понять шок этих людей, когда в 1952 г. на страницах "Культуры", которая была на то время уже авторитетным и популярным польским эмигрантским изданием, появилось письмо ксендза Маевского, в котором он, в частности, пишет: "Так, как мы, поляки, имеем право на Вроцлав, Щецин, Гданьск, так литовцы справедливо хотят вернуть Вильно, а украинцы — Львов. Исторические доводы показывают, что эти города никогда не были на самом деле польскими (…) Литовцы никогда не забудут о Вильно, и до тех пор не будет согласия между нами, пока не отдадим им Вильно. С другой стороны, украинцы не подарят нам Львов (…). Когда дойдет до Третьей мировой войны и до потенциального поражения Советской России, наши аппетиты на Львов и Вильно должны окончательно исчезнуть. Пусть литовцы, переживающие судьбу еще худшую, чем мы, радуются своим Вильно, а во Львове пусть развевается сине-желтый флаг. Мы же давайте обратим внимание на Вроцлав, Гданьск, Щецин и построим Польшу на ее собственной территории. Тогда наверное наши соседи с востока и севера обрадуют нас доверием. При сотрудничестве с Украиной и Литвой Федерация Центрально-Восточной Европы станет реальностью". 

Это письмо спровоцировало лавину писем-протестов в адрес редакции "Культуры". По мнению многих из эмигрантской среды, Гедройц посмел тиражировать чуть ли не предательские идеи. В следующем году в одном из номеров "Культуры" даже от лица всей редакции был опубликован ответ на письма-протесты, в котором редакция пишет: "Польша может восстановить и удержать независимое существование только в рамках всей федерализованной Европы. Мы утверждаем, что право участия в будущем европейском федеративном союзе имеют не только нации, имевшие независимые государства в 1939 г., но и украинцы и белорусы. Учитывая угрозу российского империализма, нынешнюю и будущую, возникновение независимой Украины и ее участие в европейском федеративном союзе является для Польши вопросом первоочередного веса". 

Гедройц в те времена активно сотрудничал с представителями украинской эмиграции. Среди них был Богдан Осадчук, ставший на долгие годы одним из основных авторов "Культуры". 

В конце 1950-х Гедройц решил издать антологию украинской литературы 1917–1933 гг. 

Об этом он пишет: "Со временем, когда я искал человека, чтобы сделать антологию современной украинской литературы, я попросил Шевелева, выдающегося украинского историка литературы, указать мне компетентное лицо. Он направил меня к Лавриненко, который очень тщательно ее подготовил. После обнародования "Розстріляного  відродження" Академия наук Советской Украины издала книгу, которая полемизировала с этой антологией. В середине восьмидесятых "Сучасність" осуществила новое издание "Розстріляного  відродження" на "библейской" бумаге, которое в большом количестве переслала в Украину. Эта книга сыграла довольно большую роль. Между прочим, это вызвало у "Культуры" рост числа подписчиков-украинцев, особенно в Канаде. Прежде всего она повлияла на возникновение важной поэтической группы так называемых шестидесятников".

В антологию, упорядоченную Лавриненко и изданную на средства Гедройца в 1959 г., вошли произведения, в частности, П.Тычины, М.Рыльского, В.Сосюры, М.Хвылевого, Г.Кулиша, Л.Курбаса и других. Издание антологии стало одним из самых важных событий украинской литературы ХХ в. 

Параллельно на страницах "Культуры" происходило переосмысление польской восточной политики и, в частности, польско-украинских отношений. 

В 1973 г. выходит статья многолетнего друга Гедройца, журналиста Юлиуша Мерошевского под названием "Польская "Ostpolitik", в которой он призывает смотреть на Советский Союз не как на монолит, а как на множество так же, как Польша, порабощенных народов. Мерошевский пишет: "Если утверждаем, что Советский Союз не может позволить себе никакой либерализации, поскольку распадется, — очевидно, что любые разговоры с СССР не могут привести к улучшению ситуации в Польше. Если так — мы должны объединить наши усилия и чаяния с теми народами, которые, как и поляки, борются за независимость, хотя и знают, что не договорятся о независимости с советской властью". Мерошевский утверждает, что в такой ситуации необходимым условием борьбы за независимость Польши является объединение усилий с украинцами, вместо того идея возвращения Львова разделит эти два народа, а следовательно, эта идея вредит борьбе за независимость как Польши, так и Украины. 

Он развивает свою мысль в статье от 1974 г., названной им "Российский польский комплекс и пространство УЛБ", где пишет, что исторически как империя Польша проиграла России, а следовательно, надо избирать иную стратегию возвращения независимости и развития Польши и Восточной Европы в целом. Мерошевский предлагает термин УЛБ, то есть пространство, на котором расположены Украина, Литва и Беларусь, и пишет, что это пространство всегда было ключевой территорией для польско-российских отношений по очень простой причине: кто владел этим пространством, тот был империей, соответственно — оппонент был сателлитом. Из этого Мерошевский строит простые заключения: надо сделать все, чтобы Россия перестала владеть пространством УЛБ, и, если Польша уже проиграла как империя, надо, отказавшись от имперских амбиций, признать и поддержать независимость Украины, Литвы и Беларуси. 

Мерошевский пишет: "Я не верю в систему "мы или они" — не верю, что мы когда-либо сможем погнать россиян из пригородов Перемышля под Смоленск. Считаю, что такая система — хотя и глубоко исторически закоренелая — является анахронизмом, варварским анахронизмом. Украинцы, литовцы и белорусы в ХХ в. не могут быть пешками в исторической польско-российской игре (…). Должны искать контакты и согласие с россиянами, готовыми признать полное право украинцев, литовцев, белорусов на самоопределение, и, что так же важно, должны сами отказаться раз и навсегда от Вильно, Львова и от любой политики или планов, преследующих целью установить благоприятную конъюнктуру для нашего преимущества на Востоке за счет вышеуказанных народов (…), должны понять, что любой империализм является злом, как польский, так и российский, — как реализованный, так и потенциальный, ожидающий конъюнктуры". 

Собственно, эти статьи Мерошевского и стали основой "Концепции УЛБ", или, как ее называют, "Доктрины Гедройца". Сам Гедройц считал идею УЛБ самым большим заделом в жизни Юлиуша Мерошевского. Эта идея стала квинтэссенцией идей Гедройца о независимой Украине, о которой он думал еще до войны. Ради которой рисковал, публикуя письмо ксендза Маевского. О которой столько писал в переписках с украинскими интеллектуалами. К сожалению, Юлиуш Мерошевский не дожил до реализации "Концепции УЛБ", он умер в 1976 г. Но его идея укоренилась в сознании польской интеллигенции, что позволило последней, получив в 1990 г. столь желанную реальную независимость, создать четкую политику относительно восточных соседей. Политику, которая отбрасывала любой империализм и считала поддержку независимости Украины, Литвы и Беларуси ключевым польским интересом на Востоке. 

Ежи Гедройц дожил до 2000 г. и до последних дней занимался украинской тематикой. Он пропагандировал идею создания польско-украинского университета, протестовал против необходимости введения визового режима между Польшей и Украиной, а когда в Париже был опубликован ряд материалов, обвинявших Симона Петлюру в преступлениях, Ежи Гедройц, которому было уже за 90 лет, демонстративно принес цветы на могилу Петлюры и инициировал съемки о нем документального фильма. 

Украина всегда была в сердце Гедройца. Его вклад в развитие украинской культуры и польско-украинских отношений сложно переоценить. Именно поэтому увековечение его памяти в украинской столице — это акт справедливости и проявление высочайшего уважения к поляку, ставшему самым большим польским другом Украины в ХХ в. и архитектором польско-украинских отношений после восстановления независимости наших стран.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно