ВСКРЫТИЕ ПОКАЗАЛО, ИЛИ ДЕЛО О ПРОПАВШЕМ ВАУЧЕРЕ…

15 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 15 декабря-22 декабря

Когда 1 и 8 декабря в Фонде госимущества происходило вскрытие конвертов с заявками на участие в конкурсах по шести облэнерго, его сотрудники испытывали смешанные чувства...

Когда 1 и 8 декабря в Фонде госимущества происходило вскрытие конвертов с заявками на участие в конкурсах по шести облэнерго, его сотрудники испытывали смешанные чувства. С одной стороны, стало ясно — на сей раз среди участников будут известные фирмы. Их оказалось целых восемь, что можно расценить как успех. Ведь чтобы привлечь внимание потенциальных инвесторов к покупке и самим объектам, делалось очень многое. Премьер лично летал в Париж и Лондон, приглашая к участию Electricite de France (между прочим, сами французы — компания со 100-процентной госсобственностью) и AES Corporation (США). Чуть позже была проведена еще одна презентация в Лондоне. Однако сколько известных западных фирм будет участвовать, в итоге не знал никто. Инвестиционный советник — CS FB—Украина — дипломатично говорил, почти как у Высоцкого, «не меньше трех, не больше десяти».

Конверты показали, что усилия правительства не пропали даром — в конкурсе приняли участие уже известные в Украине EDF Internacional (Франция), одно из подразделений американской AES — AES Washington Holdings B.V.Corp. и испанская Union Fenosa Acex. Появились и новички— японская Kansai Electric Power Company INC, немецкая Bewag (Берлинские энергосети), крупная американская корпорация Cinergi Corp, европейская группа Enrop Europe LTD. К числу сюрпризов можно отнести участие в приватизационном конкурсе словацких Vychodoslovenske energeticke zavody,s.p. (Восточнословацких энергетических предприятий).

Как ожидалось, пришло и РАО ЕЭС России. Правда, его ждали только на «Севастопольэнерго», а оно подало заявку еще и на «Киевоблэнерго».

И все же главной неожиданностью стало участие в конкурсе по продаже «Ривнеоблэнерго» и «Житомироблэнерго» ООО «Полтавасельхозэнерго», а по «Кировоградоблэнерго», «Херсоноблэнерго» и «Севастопольэнерго» — ОАО «Полтаваоблэнерго». С этого момент стало ясно — будет драка…

Главное — как считать

Итоги конкурсов 1998 года, о которых «ЗН» уже не раз рассказывало, натолкнули правительство на мысль, что участниками будущих энергопродаж должны быть не оффшорные компании, а крупный промышленный (он же стратегический) инвестор. Кроме того, чтобы повысить доверие к прозрачности процесса приватизации, в качестве советника ФГИ должна выступать западная компания с приличной репутацией.

В принципе, обе идеи были нормальными, но были и «но». Молчаливо подразумевалось, что промышленным инвестором может быть только западная фирма — участие местных старались максимально ограничить. Кроме того, абсолютизировались участие и роль советника в процессе. Недавний печальный опыт приватизации ЗАлКа показал, что от вмешательства извне не гарантирует и советник.

Долго было неясно, в каком виде в приватизации энергетики будут участвовать украинцы. В основном все сводилось к варианту участия через иностранного посредника. И до начала октября мало кто прогнозировал прямой выход на конкурс. По крайней мере, правительство и ФГИ явно растерялись. Дело в том, что установленные ими квалификационные требования к участнику конкурса были весьма жесткими, преодолеть их было нелегко. К примеру, специально созданное для работы со странами СНГ подразделение корпорации AES — компания AES Silk Road, несмотря на факт владения энергокомпаниями в Казахстане и Грузии, в критерии промышленного инвестора не укладывалась. У нее нет трехлетней прибыльной деятельности. В итоге AES пришлось идти на конкурс через свое американское отделение, в свою очередь представлявшее венесуэльское подразделение корпорации…

Тем неожиданнее было то, что «Полтаваоблэнерго», а значит, и ее дочернее предприятие «Полтавасельхозэнерго» проходили через это сито. Пожалуй, единственной зацепкой, благодаря которой его можно было к конкурсу не допустить, оказалось требование закона о том, что в приватизации не имеют права принимать участие предприятия с долей госсобственности более 25%.

Согласно августовскому 1999 года указу Президента, в госсобственности и закреплялись 25% плюс одна акция полтавской компании. Однако, судя по данным регистратора, глубина приватизации оказалось чуть больше, и у государства осталось только 24,9995%.

Это означало, что «Полтаваоблэнерго» уже могло участвовать в конкурсе. Разразился скандал — как это могло произойти? По версии акционеров «Полтаваоблэнерго», при реализации льготной подписки не был учтен один ваучер одного из работников. Он и опустил долю государства ниже искомых 25%.

Правительство оказалось в ситуации, когда следует принять это объяснение или попробовать его опровергнуть. Естественно, предпочтение отдали второму варианту. Однако это дело нелегкое. Во- первых, о том, что у государства не хватает акций, знали давно. Данные об этом уже несколько месяцев висят в Интернете, на сайте Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. Все желающие могут лично убедиться, что, согласно им, не только в Полтавском, но и Сумском облэнерго, доля государства чуть-чуть недотягивает до четверти уставного фонда. Речь идет буквально о половинке ваучера, но и этого хватит, чтобы компания могла стать участником процесса приватизации. Интересно, что до вскрытия документов участников конкурса все эти данные никакой реакции не вызывали— очевидно, некому было посмотреть.

Мы вам посоветуем…

Оказавшись в неопределенной ситуации, Фонд заметался и стал допускать ошибки. Одной из них стало обращение в Европейский банк реконструкции и развития за консультациями. Формально отношение ЕБРР к приватизации украинских облэнерго сводится к тому, что в зависимости от успехов этих продаж он выделит кредиты на достройку Хмельницкой и Ривненской АЭС или не выделит. Определять же, кому участвовать в приватизации, — мягко говоря, не его функция. Тем не менее, в начале декабря ФГИ запросил у Евробанка его мнение по претендентам. Отправленная в ответ из украинского офиса ЕБРР факсограмма была выдержана в лучших традициях обращения вышестоящего руководства к подчиненному…

Если же абстрагироваться от тональности послания, то напротив западных компаний банк любезно поставил «согласовано», а вот РАО ЕЭС России просто отсек: «Мы понимаем, что эта компания не удовлетворяет предквалификационным требованиям и не будет включена в короткий список». Но это еще куда ни шло, тут он просто согласился с мнением Фонда...

А вот указания насчет ООО «Полтавасельхозэнерго» были просты и категоричны: компания «не является квалифицированной. Указ Президента Украины требует, чтобы 25 % +1 акция «Полтаваоблэнерго», материнской компании этого участника конкурса, находились в государственной собственности. Мы понимаем, что из-за административной ошибки (или каким-то другим образом) в государственной собственности оказалось менее 25% плюс одна акция. Мы не подтверждаем предварительную квалификацию такого участника. Возможно, они («Полтаваоблэнерго» и «Полтавасельхозэнерго». — И.М.) также могут быть дисквалифицированы из-за неподтверждения прибыльной деятельности согласно международным стандартам бухучета».

Не лучше было бы ЕБРР промолчать и воздержаться от рекомендаций, как и кого отсекать? Причем рекомендаций очень спорных — к примеру, требований прибыльности по международным стандартам бухучета в условиях конкурса просто нет. Что касается признания «отсутствия 25% акций у государства» — то это уже просто медвежья услуга Фонду госимущества, так как рушит его основную версию, что 25% в госсобственности все-таки есть.

Так или иначе, тендерная комиссия сняла с конкурса и «Полтавасельхозэнерго», и «Полтаваоблэнерго».

Не было допущено к торгам и РАО ЕЭС России. Правда, россиян подвела и легкая небрежность в подготовке документов: они ухитрились не доказать, что имеют 100 000 потребителей или не нашли среди сотни с лишним своих дочерних предприятий ни одного прибыльного на протяжении трех лет.

Был отсеян и один западный участник. Компания Enrop Europe LTD, по мнению ФГИ, неправильно оформила документы, не предоставив достаточных гарантий.

Да здравствует украинский суд!

После отсева, под который попали резиденты из стран СНГ, в воздухе сильно запахло крупными неприятностями. Украинские участники конкурса достаточно поднаторели в баталиях и на роль мальчиков для битья слабо подходят.

«Полтаваоблэнерго» ждала только официального отказа Фонда, с которым она обратится в суд. Отказ был получен в четверг — так что ждать начала судебных тяжб осталось недолго. Как отметил один из менеджеров компании, поводом иска будут условия конкурса, изначально дискриминирующие украинских участников.

В ФГИ к такому развитию событий готовы и даже допускают, что если полтавчане выиграют дело в суде, они еще смогут принять участие в конкурсе. Любопытно, как это будет выглядеть на практике...

Пока существует реальная угроза, что решением одного из судов продажа акций энергокомпаний будет приостановлена. С учетом того, что «Полтаваоблэнерго» со своей «дочкой» подали заявки на пять облэнерго из шести (исключая «Киевоблэнерго»), картина будет веселая. Кстати, судьи без работы не останутся: сейчас уже идут процессы по четырем облэнерго, на очереди еще пять? Впрочем, отечественное правосудие тем и замечательно, что не очень упорствует в своих первоначальных решениях…

Электрогеография

Если главным итогом предыдущей, образца 1998 года, волны приватизации энергетики стало создание семи облэнерго, приватизированных оффшорными компаниями, то итогом нынешней будет приход крупных западных инвесторов.

В первой волне приватизации-2000 — после снятия «Николаевоблэнерго» — участвуют шесть облэнерго. Если посмотреть на карту, то географически они делятся на две группы. Три из них («Ривне- », «Житомир-» и «Киевоблэнерго»), расположились на севере страны, вдоль границы с Белоруссией. Три другие («Кировоград-», «Херсоноблэнерго» и городская компания «Севастопольэнерго») составили южную группу.

 

Для инвестора привлекательней выглядят северяне: меньше долгов, да и потенциальных конфликтов. Правда, в ноябре их задело гололедом — в «Житомироблэнерго» массово повалены столбы…

Несомненным фаворитом конкурса считается примыкающее к столице «Киевоблэнерго» — удачное месторасположение, неплохой менеджмент. Забавно, но еще в этом году само «Киевоблэнерго» пробовало участвовать в приватизации энергосистем Молдовы.

Если предположить, что продадут хотя бы четыре облэнерго (херсонское, кировоградское и, возможно, севастопольское — под вопросом), то число приватизированных облэнерго в стране составит уже более трети от общего числа. К осени следующего года их вообще станет большинство.

До конца декабря ФГИ намерен объявить конкурс по отбору советников для следующей группы облэнерго: «Закарпатье-», «Волынь-», «Тернополь-», «Хмельницк-», «Винница-», «Черновцы-» (хотя последнее вроде уже продавалось). Как нетрудно заметить, все эти компании расположены на западе страны. Отбор советника завершится в марте. Прибавьте четыре-пять месяцев на процедуру конкурса — можно успеть продать их до октября.

Третья волна продаж захватит индустриальные облэнерго Востока (Днепропетровскую, Донецкую, Запорожскую, Харьковскую энергокомпании). В эту же группу войдет и Крым. Скорее всего, это будет уже в конце следующего или в начале 2002 года.

Видели цель. Оказалось — стена...

Если рекомендации ЕБРР выглядят немножечко «не в тему», то инвестиционному советнику ФГИ — банку CSFB-Украина — именно за советы деньги платят. И, кстати говоря, немалые (по неофициальным данным 4,2% от суммы продаж). С одной стороны, это вроде неплохая сумма, с другой — непрерывное «пробивание головой стенки».

Стенок предостаточно. До сих пор неясно, что будет с долгами первых шести облэнерго — примерно 140 млн. долл. Только в октябре стороны вышли на подписание рамочного договора о путях их реструктуризации, однако фактически воз и ныне там. Предварительные условия реструктуризации, предложенные «Энергорынком», были откровенно неприемлемыми и для облэнерго, и для советника — они реально увеличивают размер долга в 1,5 раза.

До сих пор нет и гарантии того, что новый собственник получит право и реальную возможность отключать всех неплательщиков без исключения. Наконец, наглухо завис вопрос о согласовании в НКРЭ и Минтопэнерго метода тарифообразования для облэнерго. А предложение ввести абонентскую оплату плавно переместилось из экономической плоскости в политическую. Сейчас продвижение этой идеи расценивается правительством, как лоббирование интересов одной из бизнес-групп, что не совсем правда. Проблема с ремонтом сетей действительно существует, и в каком они состоянии, наглядно показал недавний гололед.

Между тем, если эти вопросы не удастся оперативно решить, то это резко скажется на цене пакетов акций.

Теоретически семи оставшихся участников конкурса (Union Fenosa, Bewag, Kansai Electric Power, Cinergi, Vychodoslovenske energeticke zavody, EDF, AES Washington) более чем достаточно. Причем почти все они подали заявки на все шесть облэнерго. Исключение составили EDF (не участвует в Херсоне и Кировограде) и AES (мудро рассудившая, что на Юге ей вообще делать нечего). Однако сколько участников останется, когда дело дойдет до реальной подачи заявок — 22 февраля по северной группе и 1 марта — по южной? Советник опасается, что по ряду облэнерго может вообще не оказаться заявок — особенно по Кировограду (кроме «Полтаваоблэнерго», оно вряд ли кому нужно) и Севастополю. Хотя, на месте компетентных органов некоторых стран можно бы было порекомендовать и прикупить кусочек Севастополя, — из окна хорошо видно море и Черноморский флот.

Напрашивается любопытное сравнение. Стартовая цена пакетов сейчас на уровне пяти номиналов, в 1998 году цена продажи была в среднем втрое ниже. Вроде ощутимый прогресс. Однако если вспомнить курсы валют, то эта радужная картина немножечко подувянет. Тогда от продажи не контрольных (35%) пакетов семи облэнерго государство получило примерно 80 млн. долл. Теперь за шесть контрольных (51—75%) пакетов рассчитывает получить «не меньше 132 млн. долл.» — больше, конечно, но не настолько, чтобы подтвердить гипотезу о том, что «стратегические инвесторы завалят нас деньгами». Впрочем, по ряду облэнерго в ходе торгов цена еще вырастет.

Интересно, что нынешний советник еще не уверен, что будет принимать участие во втором конкурсе на отбору советников. Хотя идти по проторенному пути будет легче. А вот о третьем советнике, которому предстоит продавать облэнерго на востоке Украины, этого не скажешь. Восток, как известно, дело тонкое — и не только в Азии. В каждом из облэнерго на Востоке Украины — целый букет интересов (чего стоит одно «Донецкоблэнерго» или ситуация в Запорожье). Так что советнику, кроме комиссионных, стоило бы выдавать еще и молоко за вредность.

После этого в стране останутся непроданными только «Черкассыоблэнерго» (25% акций которого переданы в уставный фонд энергосервисной компании УкрЭСКО в обеспечение кредита того же ЕБРР) и самая интересная компания страны — «Киевэнерго». Плюс к тому же на продажу пойдет и то, что государству удастся отсудить у старых акционеров, не выполнивших инвестобязательства.

А ведь к самому интересному — приватизации электрогенерирующих компаний — мы еще и не приступали…

Игорь МАСКАЛЕВИЧ
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно