ПЯТЬ ПРОБЛЕМ ПРИВАТИЗАЦИИ В УКРАИНЕ

30 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 30 июня-7 июля

Проблем значительно больше. Для одной статьи хватит пяти. Впрочем, начинать ее следует с того, что не является проблемой...

Проблем значительно больше. Для одной статьи хватит пяти. Впрочем, начинать ее следует с того, что не является проблемой. Это - заведомо положительный ответ на вопрос: а нужна ли вообще нам приватизация.

Один старик отказался читать письмо, заявляя, что он, во-первых, очки дома забыл, а во-вторых, что он неграмотный. Подобное имеет место с ответом на упомянутый вопрос: во-первых, наука и практика цивилизованного мира уже доказали эффективность частной собственности и рыночного ведения хозяйства, а во-вторых, даже если кого-либо эти доказательства почему-либо не устраивают, то нам в Украине приватизироваться все равно нужно, чтобы не оказаться на белом свете белой вороной. К нашим бедам не хватало еще экономической самоизоляции, ибо окружающий нас частный мир наверняка не обрадует перспектива иметь дело с нашей общенародной собственностью! Мы обречены на приватизацию, в чем следует видеть не фатальное, а естественное развитие событий. А теперь о проблемах.

1. Каким образом увязать приватизацию с экономической реформой в целом?

Ответ напрашивается сам собой: приватизация должна проводиться в едином комплексе с решением других основных проблем экономической реформы. Но не все так просто делается, как просто говорится.

Развитие частного сектора экономики требует существенного пересмотра соответствующей нормативно-правовой базы. Ее создание должно опережать по времени каждый очередной этап приватизации, однако этого не происходит, что засвидетельствовано, в частности, на недавно проведенной в Киеве международной конференции “Социальные аспекты приватизации”. В отношении частных предприятий не следует допускать каких-либо проявлений дискриминации на фоне “естественной” заботы государства о предприятиях государственных. Но и в этой области не все еще сделано. Насущной потребностью является разработка законодательных и ведомственных актов, регламентирующих показатели и порядок оплаты труда в частном секторе, правила ведения учета и отчетности, осуществления государственного контроля за отдельными сторонами деятельности частного предприятия, в том числе за содержанием и формой калькуляции себестоимости продукции и ценообразованием.

Приватизация не мыслится без фондового рынка, но его формирование в нашей стране еще далеко от завершения. В ходе приватизации постоянно проводится инвентаризация и оценка имущества предприятий, и успех этой работы во многом будет зависеть от результатов проведения денежной реформы и ввода в обращение стабильной национальной валюты.

В народном хозяйстве Украины имеются существенные различия в уровне рентабельности предприятий, и такое радикальное преобразование экономики, как приватизация, несомненно обусловит скорое закрытие многих из них. Помимо этого произойдет определенное сокращение численности работающих и на других, более или менее рентабельных предприятиях. Заслуживает внимания высказывание на этот счет вице-премьер-министра Игоря Митюкова: “В ближайшее время Украина столкнется с новым социальным “вызовом” - ростом безработицы. Несмотря на значительный спад производства, официальная безработица не превышает 0,3 процента от количества работоспособного населения. Между тем огромного размаха приобрела скрытая безработица... Руководство Украины в прошлом пошло на преднамеренную минимизацию безработицы. В условиях слабых бюджетных ограничений через систему льгот, дотаций, кредитов, дополнительной эмиссии подкармливались разные формы сокрытия лишней рабочей силы. Можно без преувеличения сказать, что низкий уровень официальной безработицы куплен ценой инфляции и снижением производительности труда... К сожалению, приходится констатировать, что на сегодня система трудоустройства не подготовлена в полной мере для такого сценария событий...” Эта цитата относится к числу тех, которые в комментариях не нуждаются.

Приватизация должна осуществляться “рука об руку” с антимонопольной политикой. Именно в процессе смены формы собственности удобнее всего не допускать появления монопольных предприятий и объединений.

Таким образом, проблема состоит в разработке детальной и, главное, многогранной и реальной программы экономических преобразований в Украине, где одним из разделов была бы приватизация.

Приватизация - это смена формы собственности, среди которых наиболее обсуждаемой является собственность коллективная. Поэтому второй наш вопрос адресуется ей.

2. Оправдана ли коллективная собственность?

Оправдана. Во всяком случае, может быть оправданной. Если только речь идет о небольших предприятиях с численностью не более 30 - 50 человек, когда каждый из них имеет возможность непосредственного участия в управлении или хотя бы в контроле за своими коллегами и решениями руководителя предприятия.

Для средних же и тем более крупных предприятий коллективная или, как ее еще называют, “рабочая” собственность не дает положительного эффекта, о чем, между прочим, нам не раз напоминали сведущие люди. “Когда руководитель предприятия находится в зависимости от собственных подчиненных, выбравших его, то от этого снижается трудовая дисциплина и подрывается система оплаты труда” (Янош Корнаи). “Предприятия, которыми владеют работники, не составляют конкуренции предприятиям, созданным на капиталистический манер” (Дейвид Снелбеккер). Да мы и без подсказок западных экспертов хорошо знаем, что такое коллективизация, и чтобы в нее не превратилась проводимая у нас приватизация, надо стараться переходить от общенародной собственности к частной, минуя коллективную.

3. Можно ли совладать с менталитетом всеобщего равенства?

Когда мы критикуем социализм в советском исполнении, то, в частности, говорим о равенстве бедных, о равенстве людей, стоящих в утомительных очередях, равенстве сосланных в сибирские лагеря. Но не станем упрощать жизнь и утверждать, что в настоящее время живут только хорошие люди, а в прошлом - жили только плохие. Да, была система, но были и люди. Был отец, который трудился за станком на заводе ничуть не хуже, чем его сын теперь трудится за прилавком в ларьке. Были в прошлом и пионерские лагеря с равенством родителей послать в них своих детей, были и равные возможности для поступления в учебные заведения (как ни удивительно, но совершенно без взятки!), было и справедливое пенсионное обеспечение. Населению годами внушались идеи равенства и братства, пусть утопические, но легко воспринимаемые. Был сформирован менталитет всеобщего равенства и веры в светлое будущее.

И вот в таком обществе спонтанно появляется колоссальное неравенство между очень богатыми и очень бедными. Проворный бизнесмен становится работодателем, а растерявшийся обыватель просится к нему в наемные работники. Чтобы как-то сгладить непривычную ситуацию, власть предержащие предложили населению массовую ваучеризацию. Вы хотите равенства? - Пожалуйста. Всем вам выдаются приватизационные сертификаты, и тем самым вы получаете равные стартовые условия перед вхождением страны в рыночную экономику. Все вы начинаете марафонскую дистанцию с одной линии, по одному сигналу, а там будет видно, кто вперед вырвался, удачно купив акции, а кто отстал - по вине ли, по беде ли. Формально вполне справедливо. Но еще более удобно. Для государственных мужей, у которых в кармане готовый ответ отставшим: “Каждому из вас была предоставлена равная возможность стать капиталистом, и очень жаль, что вы ею не воспользовались”. Средства массовой информации обрушили на читателя, слушателя и зрителя восторженные призывы на манер “Покупая акции, вы становитесь собственником и вас ждет богатство!”

Популизм чистой воды. Разве могут быть в нашей стране 50 миллионов работодателей? Кто ж тогда работать-то будет? И где у нас те высокорентабельные заводы, которые сделают своих акционеров богатыми? И вообще, зачем морочить людям голову? Ведь наступит день, когда рабочий-токарь в лице мелкого акционера вдруг обнаружит: никакой он не совладелец завода, а подлинные хозяева - это те, кто сумел завладеть контрольным пакетом акций. Придет день, когда рабочим скажут: поиграли, господа хорошие, в капиталистов, а теперь расходитесь по своим цехам. За работу, товарищи!

Но, может быть, пора уже прекращать очаровывать людей, которым потом придется мучительно разочаровываться? Это опасная игра с огнем. Надо, пока не поздно, сменить пластинку.

А более подходящая пластинка есть. Это - пропаганда труда, его роли в создании национального богатства, в том числе капитала. Прежняя идеология связывала эксплуатацию с наличием капитала и наемного труда. Между тем избежать ее, оказывается, можно и не путем обобществления средств производства, а посредством предоставления наемному работнику свободы выбора приемлемого для него работодателя. При социализме такой возможности не было, ибо все работали на одного монопольного хозяина в лице государства.

Нужно не только пропагандировать труд, но и создавать полноценный рынок труда и капитала, на котором не только работодатель смог бы выбирать наемного работника, но и наемный работник - выбирать работодателя. Лучше всего, когда спрос на рабочую силу превышает предложение. Тогда по более высокой цене и на более выгодных условиях работник будет продавать свою рабочую силу владельцу капитала. На таких добровольных договорных началах во многих западных странах построена система социального партнерства, которую у нас нужно создавать с некоторым опережением приватизации.

4. Как найти рачительного хозяина?

Но вернемся к собственнику. В известном смысле революционерам 17-го года можно позавидовать. Им было намного легче, когда они экспроприировали фабрикантов и помещиков: отобранное у них имущество регистрировалось как общенародная собственность, которая фактически поступала в распоряжение партийной номенклатуры. Было видно, кто богатый, где богатство и, главное, кому его отдать.

Намного сложнее обратный процесс. Сложнее именно нам здесь, в Украине. В Чехии около половины всех объектов малой приватизации было приватизировано путем реституции. Мы не можем пойти у себя в стране на реституцию, но не из-за неблагозвучности этого слова, а потому, что прежние хозяева давно уже репрессированы, а их дети и даже внуки умерли (реституция на языке юристов - это восстановление в прежнем правовом положении) и поэтому практически некому возвращать его прежнее имущество. Остается надеяться на появление новых хозяев. И они появляются.

У нас во многом ощущается нехватка. Но только не в желающих приобщиться к собственности. Заполучить государственное имущество выражают желание трудовые коллективы, работники бюджетной сферы, неработающее население, трансформированная номенклатурная прослойка, отечественные инвесторы разного происхождения, зарубежные фирмы, дельцы теневой экономики. Не меньше разнообразия по части личных способностей вести хозяйство. Кто достойнее других стать собственником? С кого начнет формироваться генофонд украинского капиталиста?

В недавнем обзоре Лондонского института им. Адама Смита, посвященном посткоммунистической приватизации, есть такая фраза: “Основная цель приватизации - создание конкурентоспособной рыночной экономики -кажется, по крайней мере частично, забытой”. Кажется, подобная забывчивость присуща также нам. Почаще бы думать об этой цели приватизации и стараться передавать (продавать) имущество умелому, рачительному хозяину. Но как узнать, кто из множества претендентов на имущество более других рачительный? Ответ на этот вопрос существует: выбор осуществляется по результатам некоммерческих конкурсов, на которых предпочтение отдается тем, кто представил жюри наиболее обоснованный инвестиционный проект или бизнес-план.

Такой способ приватизации является наиболее привлекательным. Однако свое широкое применение он получит лишь при более высокой экономической культуре, когда на современной методической основе будут выполняться бизнес-планы, когда будет налажена достаточно компетентная и объективная их экспертиза и когда более цивилизованной станет вся наша экономическая деятельность.

Будет культурный отбор третьего сословия - значит, будет культурным само это сословие.

5. Надо ли ускорять приватизацию?

А почему бы не ускорить? Мы уже привыкли к ускоренной жизни. “Даешь пятилетку в четыре года!” “Обгоним Америку по маслу и молоку!” “Досрочно пустим новую домну!”... Сегодня мы новые домны не пускаем ни досрочно, ни в срок. Не менее 40 процентов доменных печей вообще не работают. Производство тракторов в 1994 году составило 30 процентов от уровня 1993 года. Так что когда декларируется программа экономической реформы за 500 дней или когда в новых концепциях экономической реформы бесчисленное число раз повторяется слово “ускорение”, то опасаться, что мы кого-то обгоним, не нужно.

Приватизация не стала исключением. Когда-то сверху спускались задания - на столько-то процентов охватить сельское хозяйство коллективизацией. Сегодня спускается задание на столько-то процентов охватить экономику приватизированными предприятиями. Неважно какими колхозами... простите, приватизированными предприятиями, но охватить. Бег на месте. Но быстрая езда увлекает.

Смущают только зарубежные темпы. Премьер-министр Маргарет Тэтчер в свое время приватизировала десяток промышленных предприятий в течение 10 лет. Это-то при наличии в Англии рыночной инфраструктуры и рыночного менталитета. В Венгрии приватизация продолжается вот уже 15 лет, в Китае - 20. Австрийское правительство освобождало цены в течение 30 лет. Почему это у них так? Не делали ли они там ставку на качество, а не на скорость?

У нас мнения на этот счет разделились. Одни за скорость, другие за качество. Приверженцы ускоренных действий полагают, что при медленной приватизации значительная часть имущества будет перехвачена бывшей партийной номенклатурой и дельцами теневой экономики и что население и трудовые коллективы окажутся в конце очереди, довольствуясь остатками пирога. Любопытно, что такое же опасение высказывают и сторонники медленной приватизации, утверждая, что при быстрой приватизации эти неприятности как раз и произойдут и что в суматохе достойное имущество достанется недостойным людям.

Придется, видимо, довольствоваться полумерой. Если не удастся обеспечить сегодня передачу государственного имущества в собственность надежным хозяевам (т.е. обеспечить качество приватизации), то тогда давайте все-таки ускорим приватизационный процесс, и когда приватизированные предприятия станут преобладающими в экономике, то вслед за этим последует естественная селекция: неумелые собственники доведут свои предприятия до банкротства, а умелые - до успеха и процветания. Речь идет о количественном возрастании негосударственного сектора экономики до некоторой “критической массы”, когда наконец появится ожидаемое качество. Образно говоря, давайте убьем одного зайца, а второй после этого сам придет сдаваться.

Не такими уж простыми, как вначале думалось, оказались проблемы приватизации, к решению каждой из которых еще не раз, наверное, придется возвращаться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно