ПРИВАТИЗАЦИЯ ЗАЛКА: РАЗМЫШЛЕНИЯ «ЛОББИСТА»

22 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 22 декабря-29 декабря

Реакция на результаты приватизации Запорожского алюминиевого комбината превзошла все мои ожида...

Реакция на результаты приватизации Запорожского алюминиевого комбината превзошла все мои ожидания, поскольку она ярко продемонстрировала, что сегодня, хотим того или нет, все еще продолжаем оставаться в «королевстве кривых зеркал». Меньше всего хочется упоминать о выпадах и оскорблениях в мой адрес с обвинениями в лоббизме, появившихся в связи с моим участием в этом процессе, хотя, должен сказать откровенно, такой «ушат грязи» выливался на меня впервые. Пусть эти выпады останутся на совести тех, от кого они исходили.

Сегодня хотелось бы поговорить о другом. А именно — о том, что мы вкладываем в понятия «успешная приватизация», «прозрачная приватизация», «независимая приватизация». И тогда, возможно, все станет на свои места.

Считаю, что такой разговор своевременен с учетом понимания того, какая нагрузка ложится на Фонд госимущества Украины в следующем году и насколько сильно бюджет 2001 года будет зависеть от результатов приватизации. Недостатки, просчеты и упущения в приватизации всегда опасны, но в следующем году они могут крайне негативно сказаться на исполнении бюджета и, как результат, на социальном положении населения. Поэтому нужно стремиться к тому, чтобы их было как можно меньше.

Что же такое успешная приватизация для современной Украины?

По этому вопросу за последние несколько лет велись оживленные дискуссии, и автор этих строк тоже принимал в них участие. Существуют, по меньшей мере, два серьезных критерия оценки успешности приватизации. Первый — это размер поступлений в бюджет, второй — это намерения и возможности будущего хозяина относительно реконструкции и модернизации предприятия, т.е. инвестиционные предложения. Что является более важным — первое или второе — единого мнения на сегодня не существует. Конечно же, учитывая то состояние, в котором находятся наши предприятия, инвестиционные обязательства участников очень важны. Но мы имели уже печальный опыт приоритетности учета инвестиционных обязательств при покупке оффшорными компаниями облэнерго. Реализация этих обязательств затянулась на несколько лет и практически осуществлялась на бумаге, а все это время победители конкурсов владели предприятиями и управляли ими по собственному усмотрению. В результате государство, лишившись собственности, не получило ни бюджетных поступлений, ни реальных инвестиций. Поэтому в условиях Украины критерий приоритетности инвестиционных обязательств нынче не может быть определяющим при проведении приватизационного конкурса.

Что касается поступлений в бюджет, то сегодня они чрезвычайно важны для страны (поступления от приватизации на 2001 год составляют около 15% от всех доходов бюджета). С другой стороны, способность заплатить высокую цену за пакет акций свидетельствует о солидности компании и о серьезности ее намерений. Не думаю, что кто-то будет выбрасывать значительные суммы денежных средств на покупку акций предприятия, чтобы потом не вкладывать средства в его развитие. С экономической точки зрения это — безумие. Поэтому оценка предложений участников конкурса с точки зрения максимальной цены, предложенной за пакет акций, позволяет удовлетворить оба критерия, которые должны быть достигнуты в результате приватизации. Конечно же, если речь идет о значительных суммах, намного превышающих ежегодную прибыль приватизируемого предприятия.

Если с этой точки зрения оценивать результаты приватизации ЗАлКа, то тот факт, что цена за пакет, предложенная победителем конкурса, вдвое превысила самые смелые ожидания Фонда госимущества, свидетельствует о том, что эти результаты позитивны. Пока мы не говорим о том, какой ценой они были достигнуты. Поэтому когда сегодня я слышу сетования на то, что таких результатов удалось добиться в результате «наглого давления на комиссию со стороны высших государственных чиновников», то у меня возникает сразу несколько вопросов. Во-первых, кому было бы лучше, если бы это «давление» отсутствовало и бюджет получил, по крайней мере, на 32 млн. долларов США меньше (я говорю «по крайней мере», потому что восстановление двух участников конкурса и острая борьба за приобретение пакета акций ЗАлКа уже сами по себе повысили уровень ценовых предложений, заявленных участниками)? Во-вторых, почему Фонд госимущества и его советник не смогли организовать конкурс таким образом, чтобы не требовалось ни «давления» со стороны Кабинета министров, ни постоянного уточнения и изменения условий конкурса? Что это, непрофессионализм или желание повлиять на результаты конкурса?

Перейдем к следующим понятиям: независимая приватизация и прозрачная приватизация. Прежде всего замечу, что и независимость, и прозрачность процесса не есть самоцель, они являются инструментами достижения целей, поставленных перед приватизацией. Более того, когда мы говорим о независимости, то должны понимать, от кого и от чего мы должны быть независимыми при принятии решений. Да, члены тендерной комиссии должны быть независимы от давления со стороны участников конкурса, но их решения не должны и не могут приниматься независимо от интересов государства, а также без учета позиции тех государственных организаций, которые делегировали своих представителей для участия в тендерной комиссии. Члены комиссии принимают решение о продаже госсобственности, и поэтому соблюдение государственных интересов должно быть первым и основным критерием при оценке того или иного предложения. Правительство Украины в обязательном порядке должно осуществлять контроль за соблюдением государственных интересов, это, кстати, является одной из основных функций Фонда госимущества Украины. И когда я читаю высказывания журналистов да и некоторых членов тендерной комиссии, что правительство не должно вмешиваться в приватизацию, то лишь частично могу с ними согласиться.

Да, правительство не должно вмешиваться в приватизацию, но только в том случае, если приватизация проходит без нарушений и просчетов. Если же это не так, то кто же, как не правительство, должен защищать интересы государства? Глубоко заблуждаются те, кто думает, что в развитых демократических странах вопросы изменения форм собственности (разгосударствления) решаются вне контроля со стороны государственных органов. Государство для того и существует, чтобы защищать свои интересы, а значит — интересы своих граждан.

Теперь о прозрачности. Она, безусловно, необходима при проведении приватизации. Процессы, связанные с продажей государственного имущества, особенно стратегических объектов, должны протекать публично. В этом нет никакого сомнения. Но должен сказать, что публичность тоже не всегда и не всеми понимается одинаково. Настоящая публичность предполагает такую организацию приватизационного процесса, когда на каждом его этапе (в начале этапа и в конце) придается гласности информация не только о результатах того или иного этапа конкурса, но и анализируется соблюдение оглашенных заранее критериев для принятия того либо иного решения. Возьмем, к примеру, приватизацию ЗАлКа, его первый скандальный этап. Если бы тендерная комиссия с самого начала формализовала критерии, по которым будет оцениваться принадлежность претендентов к понятию «промышленный инвестор», а после определения участников дала обоснованную справку по результатам рассмотрения, с учетом всех заявленных ранее критериев, не думаю, что у кого-либо возникли бы сомнения в независимости ее действий.

Аналогичный конфликт сегодня возник с приватизацией облэнерго. Но в данном случае недовольство прессы вызывает уже не включение, а исключение из списка участников двух претендентов. Корни этих двух конфликтов общие — несовершенство процедуры проведения приватизационных конкурсов.

Второй этап — оценка технических предложений — хоть и не вызвал много нареканий у прессы, но лично у меня возникли большие сомнения в целесообразности его проведения. Я не понимаю, как можно оценивать технические предложения участников, не являясь специалистом в области производства алюминия, и на основании каких критериев должна быть произведена оценка предложений участников по десятибалльной системе. На мой взгляд, на этом этапе открывается широкий простор для субъективизма в оценках предложений членами тендерной комиссии. Поэтому этап по оценке технических предложений должен быть либо устранен, либо тщательно описан с процедурной точки зрения.

Не уверен я и в необходимости обеспечения анонимности при голосовании членов тендерной комиссии. Хотя, с одной стороны, это условие призвано защитить членов комиссии, и это правомерно, но, с другой, если исходить из того, что каждый из членов комиссии представляет на конкурсе позицию делегировавшей его организации, то ему нечего бояться за принятое решение. Против анонимности говорит и то, что она создает широкие возможности для безответственности, субъективизма и даже злоупотреблений. Поэтому необходимость обеспечения анонимности при голосовании, на мой взгляд, также подлежит рассмотрению.

В заключение хотелось бы отметить, что за время, которое прошло с момента скандальной приватизации облэнерго, многое в организации приватизационных процессов в Украине изменилось к лучшему. И даже несмотря на то, что при приватизации ЗАлКа тоже не удалось избежать скандала, эта продажа сильно отличалась от приватизации облэнерго несколько лет тому назад. Во-первых, сегодня в конкурсе участвовали сплошь всем известные компании, а не оффшоры с неизвестными хозяевами. Во- вторых, в результате приватизации ЗАлКа бюджет получит значительную сумму, намного превышающую первоначально ожидаемый результат. В-третьих, в ходе последнего конкурса государство показало, что оно умеет защищать свои интересы и вовремя устранило ошибки и просчеты, которые были допущены в организации конкурса. Надеюсь, что и при приватизации облэнерго, результаты которой будут известны в феврале–марте будущего года, несмотря на уже сегодня возникающие конфликты, будут достигнуты поставленные задачи.

Хотелось бы также, чтобы конфликты, возникающие при проведении приватизационных конкурсов, не ограничивались взаимными обидами сторон, в нем участвующих, и не сопровождались, мягко говоря, непрофессиональными дискуссиями. Продажа 68-процентного пакета акций Запорожского алюминиевого комбината наглядно указала на то, что подлежит усовершенствованию в организации приватизации, и все мы должны сделать из этого соответствующие выводы. Ведь впереди — приватизация большого числа стратегических предприятий Украины, и для того, чтобы она прошла успешно и бюджет получил как минимум те средства, которые были запланированы, нужно продолжать работу по усовершенствованию механизмов проведения приватизации на основе тщательного анализа всех ошибок и промахов, которые были допущены в прошлом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно