ПРИВАТИЗАЦИОННЫЙ «ШИКОЛЕК»

2 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 2 марта-8 марта

— Детонька, дай-ка мне этот кошелек! — Тетя Валя, ну как ты не понимаешь: это не «кошелек», а «ши-ко-лек»!..

— Детонька, дай-ка мне этот кошелек!

— Тетя Валя, ну как ты не понимаешь: это не «кошелек»,
а «ши-ко-лек»!

(Из разговора на улице)

Забавно, правда? В детском словотворчестве, поступках, действиях своя логика, свое видение и понимание сущности вещей. Нам же, взрослым, остается только внимать им и умиляться. Проникнуться и понять детскую логику взрослым, увы, не дано.

А причем тут приватизация, спросите вы? А при том, что зачастую в деяниях наших чиновников от приватизации, вплоть до самых высоких рангов, тоже своя, особая логика. Прочим же гражданам остается только... Правильно. Внимать и удивляться. Понять ее, эту логику, увы, нам не дано. Примеры? Сколько угодно. Возьмем хотя бы загадочные манипуляции акциями ОАО «Херсонские комбайны».

Немного истории

Стоит отметить, что Херсонщина — область больше аграрная, чем промышленная, хотя крупных предприятий здесь хватает. Одно из них — ОАО «Херсонские комбайны». Этому предприятию судьбой уготовано быть пионером в отечественном сельскохозяйственном машиностроении. Возникло оно в далеком 1909 году, в разгар столыпинской реформы. Выпускали здесь нефтяные двигатели внутреннего сгорания, плуги, бороны, молотилки, сеялки, другую технику — все для нужд села. Послереволюционная разруха не обошла стороной — к 1922 году на заводе осталась едва ли пятая часть работников, а продукции выпускали в 35 раз меньше, чем в 1913-м. Интересно, что в те непростые времена завод, один из четырех херсонских, был оставлен на государственном довольствии — понимали, наверное, большевики значение предприятия для южного региона. И результаты не замедлили сказаться: уже через год выпуск продукции увеличился более чем втрое.

В послевоенные годы завод им. Петровского развивался быстрыми темпами и продолжал давать самую необходимую селу технику. Началось орошение южных земель — освоил выпуск дождевальной техники. Понадобились кукурузоуборочные комбайны — с 1956-го завод приступил к их изготовлению, причем стал самым крупным производителем в СССР. А когда в независимой Украине остро встала проблема зерноуборочного комбайна, теперь уже акционерное общество «Херсонские комбайны» начало осваивать и этот вид техники. В 1997 году с конвейера сошел первый зерноуборочный комбайн «Славутич».

В каких муках рождался отечественный первенец, напоминать нужды нет, все это еще свежо в памяти. Факт остается фактом: комбайн существует. Правительственной программой «Зерно Украины 2001—2004» предусмотрен выпуск в текущем году тысячи «Славутичей». Есть надежда, что программа будет выполнена. Разумеется, при стабильном финансировании и отсутствии каких-либо катаклизмов. Более того. Завод заключил договор с Китаем на совместное производство кукурузоуборочных комбайнов. Выпускается и дождевальная техника. Можно сказать, предприятие понемногу все же выходит из кризиса, хотя до полного ажура еще очень далеко.

Преамбула

Приватизация в нашей стране — явление скорее физическое, чем экономическое. Ну, что-то вроде света: имеет одновременно корпускулярную и волновую сущность, способность разлагаться и, при определенных условиях, образовывать тень различной степени густоты. Две первые волны сего явления мы уже пережили — это, уточню, были так называемая малая, а затем и ваучерная приватизации. Сегодня по стране вовсю разгулялась стихия приватизации денежной. Докатилась она и до Херсона.

Сегодня найдется немного стратегических предприятий, которые державе удалось сбыть с рук без каких-либо скандалов, — чего стоит хотя бы продажа НГЗ или того же ЗАлКа. Судя по всему, у «Херсонских комбайнов» есть шанс пополнить этот список. Хотя история здесь совсем другого толка.

Поначалу все шло, как и положено. В мае 1997 года Кабмин распоряжением №279 согласовал условия дальнейшей приватизации ОАО. Через пару месяцев ФГИ приказом №13-ПРА утвердил уточненный план размещения акций. Остаток в 52,33% уставного фонда подлежал продаже на некоммерческом конкурсе. Опять же, как и положено, была проведена экспертная оценка стоимости этого куска приватизационного пирога, и в марте 1998 года «Херсонские комбайны» попали на конкурс. Однако желающих выложить почти 26 миллионов гривен и добавить еще 37 миллионов зеленых в виде инвестиций в то время не нашлось.

Параллельно происходил процесс иного порядка. В октябре 1997-го Кабмин постановлением №1144 родил государственную лизинговую компанию «Украгромашинвест», а в марте 1998-го утвердил ее устав и уставный фонд в 20 миллионов гривен, сформированный за счет 26-процентных пакетов акций 19 акционерных обществ (постановление КМУ №286 от 03.07.98). Пакеты находились в собственности государства, и, понятное дело, распорядиться ими родина могла по своему усмотрению. Нелишне отметить, что в данном постановлении родина не усмотрела необходимости включать в эту компанию «Херсонские комбайны».

Итак, лизинговая компания со стопроцентным (повторюсь) государственным капиталом приступила к своей деятельности, а пакет акций ОАО «Херсонские комбайны» выставили на повторный некоммерческий конкурс, но уже по гораздо более низкой цене — за 14 миллионов гривен.

И вот тут-то, похоже, тогдашнее Минпромполитики осенило — забыли о «Херсонских комбайнах». И — пошла писать губерния! Министерство — Фонду госимущества, тот — министерству. Не стану утомлять читателя цитированием бесчисленных входящих и исходящих, скажу лишь, что в результате чиновничьего эпистолярия ОАО с конкурса было-таки снято. Замечу в скобках: мотивировка у Минпромполитики была самая, что ни есть убедительная — заинтересовалась-де некая зарубежная фирма покупкой акций стратегически важного для Украины предприятия. А для пущей убедительности — чтоб, значит, добро не уплыло — Кабмин распоряжением №1093-р от 15.10.99 закрепил в государственной собственности пакет акций ОАО «Херсонские комбайны» в размере 50% плюс одна акция сроком на пять лет.

Що це було?
Мабуть, НЛО...

Тем временем события продолжали развиваться. В декабре 1999 года постановлением №2347 Кабмин вносит изменения в устав «Украгромашинвест». Теперь ОАО имеет право объединяться с другими субъектами хозяйственной деятельности, в том числе и зарубежными, а его уставный фонд увеличен до 58,3 млн. гривен. Вскоре после этого, в январе 2000 года, появляется письмо №10-17-883, в котором ФГИ сообщает Кабмину о передаче в уставный фонд лизинговой компании государственных пакетов акций на сумму более 29 миллионов гривен. В прилагаемом списке фигурируют уже 37 акционерных обществ, в том числе и «Херсонские комбайны» с тем самым, закрепленным в государственной собственности 50-процентным пакетом плюс одна акция.

В ответ из Кабмина выпорхнуло некое пожелание господам Бондарю и Гурееву, прямо-таки образец лаконичного стиля. Цитирую: «Согласиться. Ю.Ехануров». И все? — спросит искушенный читатель. Все. По логике, да и по закону, должно было родиться на свет Божий если уж не постановление, то, во всяком случае, распоряжение, ибо только эти два вида кабминовских документов имеют согласно Конституции, законодательную силу. Ан нет. Во всяком случае, в Херсоне о подобном документе неведомо. Можно сказать, «Херсонские комбайны» полупередали любимому детищу.

Но оставим юридические крючки на откуп специалистам. Дальше начинаются «шуточки» еще более любопытные. «Украгромашинвест», получив согласие своего родителя, производит эмиссию, объявляет свободную подписку и в июне 2000 года продается на 49,92 процента английской фирме Interlink Overseas Limited. О-па. Приехали. А как же закрепление переданных «Украгромашинвесту» пакетов акций в государственной собственности? Благо еще, если пакеты не превышают 26 процентов уставного фонда акционерных обществ. Четыре ОАО угодили сюда с пакетами в 50% плюс одна. На практике это значит, что предприятия попросту перейдут в собственность компании со смешанным капиталом. В том числе и ОАО «Херсонские комбайны».

Еще один нюанс. Уставный фонд комбайнового не индексировался с 1993-го, почему и составляет он меньше миллиона гривен. Так что переданный «Украгромашинвесту» пакет стоит аж 493,8 тысячи гривен. Закон позволяет не индексировать уставный фонд, продажа предприятий нынче идет по принципу — сколько дадут. Пока пакет акций был в государственной собственности, особого значения это не имело. Но ситуация изменилась. Так почему родное государство позволяет себе отдать завод балансовой стоимостью в 420 миллионов за так? Прикиньте, кому хочется, какую долю составляет наш комбайновый в уставном фонде компании в 58 миллионов со своими жалкими неполными пятистами тысяч. Ничего себе, подарочек с барского плеча!

Что дальше?

А кто его знает. Независимые регистраторы ЗАО «РеГИДИС» не регистрируют ОАО «Украгромашинвест» в качестве держателя акций ОАО «Херсонские комбайны». Считают — и, наверное, не без оснований — что согласия г-на Еханурова маловато. Не мешало бы заиметь от Кабмина постановление либо распоряжение о передаче пакета акций, да плюс решение Антимонопольного комитета, т.к. херсонский комбайновый, ко всему прочему, монополист в части производства кукурузоуборочной техники. Лизинговая компания в корне не согласна с вредными регистраторами. Уже начались арбитражные разборки. Будет ли им конец? Если суд решит дело в пользу херсонцев, можно не сомневаться, что последуют бесконечные апелляции, пересмотры, решения и перерешения.

А если наоборот? Руководство ОАО не склонно распространяться, как они поступят в таком случае. Есть вариант — может спохватиться держава и вспомнить о тех 14 миллионах, за которые предполагалось продать злополучный пакет акций. Все же капля в бюджет. Но вернуть свою собственность державе будет очень непросто. Ведь, по закону, любые изменения уставного фонда могут быть приняты только 75 процентами голосов. Вряд ли реально уговорить английскую фирму добровольно отказаться от такого жирного куска, как один из крупнейших в Украине комбайновых заводов. В случае же вторичной эмиссии акций лизинговой компанией доля государственного пакета вообще может существенно уменьшиться. Так о каком влиянии державы на процессы идет речь?

Кому выгодно было провести такую многоходовую комбинацию, остается только гадать. «Прозрачность» наших приватизационных процессов очень напоминает тонированное стекло в крутой тачке: оттуда видно, отсюда — зась. А в результате — такой вот приватизационный «шиколек».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно