Национальный приоритет. Власти индустриально развитых стран стараются провести тонкую грань между свободным рынком и защитой национального капитала. Эти проблемы актуальны и для Украины, чья экономика все больше интегрируется в мировую

17 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 17 марта-24 марта

Защита национальных инвесторов с учетом планов будущей приватизации, законодательное закреплени...

Защита национальных инвесторов с учетом планов будущей приватизации, законодательное закрепление понятия «стратегическая отрасль» и государственной политики в отношении соответствующих предприятий, обеспечение нерушимости прав собственности — вот главные задачи украинского правительства, которое будет назначено после выборов.

Правительства большинства стран мира возвратились к практике непосредственного участия в переговорах между крупными корпорациями и регулирования наиболее крупных сделок. Самые громкие дела касаются сделок, связанных с покупками иностранцами крупных компаний, работающих в стратегических отраслях.

Так, противостояние между Mittal Steel и Arcelor входит в новую фазу. Если раньше основными субъектами переговорного процесса о возможности слияния двух стальных групп являлись их менеджеры, то теперь дискуссия выходит на новый уровень — межгосударственный.

В этом нет ничего удивительного, ведь именно жесткая защита интересов Arcelor cо стороны властей европейских стран по сути является одной из основных преград для поглощения компанией Mittal Steel. Правительства заняли жесткую позицию по защите интересов национального инвестора, несмотря на то, что с точки зрения бизнеса предложение Лакшми Миттала о выкупе акций Arcelor является экономически весьма выгодным. Преференции национальному капиталу по сути стали основным лейтмотивом противодействия сделке.

Подобных примеров защиты национальных инвесторов на международной арене можно привести еще много. Даже США, страна, считающаяся форпостом свободного рынка и открытости экономики, контролирует присутствие иностранного капитала в стратегических отраслях.

К примеру, выгодная сделка по продаже арабским инвесторам шести портов за 6,8 млрд. долл. была заблокирована в Конгрессе из-за угрозы национальной безопасности.

В Украине отношение к иностранному капиталу значительно более романтичное. Показательным примером стал целый ряд недавних приватизационных конкурсов и поглощений украинских компаний, начиная с «Криворожстали» и заканчивая украинскими банками.

Нередко привлечение иностранного инвестора становится для украинских властей буквально идефикс. Тем более что все чаще главным способом продажи оказываются аукционы, где главный фактор отбора — объемы привлеченных средств. При этом обязательства покупателя превратились в почти формальность.

Декларируемый курс на разделение политики и бизнеса в принципе правилен. Но на практике это оборачивается тем, что интересы крупных отечественных собственников, на предприятиях которых, по самым скромным оценкам, производится минимум треть ВВП, перестали учитывать вообще.

Вдобавок в прошлом году отечественный бизнес лихорадило от планов масштабной реприватизационной кампании. Именно она стала основной причиной как спада экономической активности, так и конфликта между властью и крупным бизнесом. Как иронично заметил богатейший человек Украины Ринат Ахметов, «в цивилизованной стране закон не имеет обратной силы… Тогда у меня есть следующий вопрос к правительству: а что если завтра появится новый инвестор, который будет готов заплатить 15 миллиардов за «Криворожсталь»? Что, правительство побежит отбирать у нынешнего собственника и передавать тому, кто больше платит? Мы ведь все прекрасно понимаем, что реприватизация и национализация — это уничтожение экономики».

Учитывая практически провальные итоги прошлого года, когда рост ВВП оказался втрое ниже ожидаемого, началась коррекция экономического курса.

Правительство и президент осознают, что справиться с падением темпов роста производства и экономической стагнацией в стране исключительно административными методами нереально. Формула «каждый сам за себя» оказалась сильно дискредитированной, и от нее уходит как сама власть, так и крупный бизнес. Поддержка государства тем более важна, учитывая вступление Украины в ВТО и продолжающиеся процессы глобализации экономики.

«Когда экономика начинает развиваться, любая страна должна применять меры по защите национального бизнеса. Если некоторые страны раньше вошли в развитой рынок, а Украина входит только сейчас, то угрозы внутренним производителям очевидны. Страна, которая начинает открывать экономику для иностранных производителей, иностранного бизнеса, должна применять меры защиты, пока собственный бизнес не адаптируется», — говорит директор Международного института приватизации и управления собственностью и инвестициями Александр Рябченко. Недоверие и недопонимание между национальным капиталом и властью мешает такому сотрудничеству, а в результате проигрывают все: бизнес упускает новые возможности, правительство теряет доверие общества и бизнеса, но больше всего страдают рядовые граждане.

Бензиновые кризисы в стране, отказ от отечественной продукции и сырья новым собственником «Криворожстали» — весьма убедительные примеры того, что транснациональные игроки интересуются в первую очередь лишь выгодами того или иного бизнес-проекта. С их точки зрения, в этом нет ничего личного, т.е это не сильно зависит от того, находится их производство в Украине или другой стране. Обеспечение роста производства и экспортного потенциала страны, сохранение рабочих мест и социальные гарантии интересуют их в гораздо меньшей степени.

Задача защиты национального бизнеса и в самом деле не входит в сферу задач ТНК, это дело правительства. Применяемые методы могут быть самыми разными — это и предоставление приоритетного права участия в приватизационных тендерах национальным претендентам, и содействие продвижению украинских товаров на международные рынки.

Будут ли найдены оптимальные формы взаимодействия национального капитала и власти? Первые варианты решения этой задачи мы наверняка получим уже в этом году. Причем вне зависимости от желания чиновников из исполнительной власти «идти на контакт». Даже поверхностный анализ списков наиболее влиятельных политических сил убеждает в том, что практически все крупные бизнес-группы страны получат свое представительство в парламенте.

Результаты будущего компромисса между чиновниками и национальным бизнесом оценят не столько сами политики или крупные бизнесмены, сколько общество в целом. «Населению нравится, когда в стране есть сильные компании, так же, как всем нравится иметь сильные футбольные команды, — говорит управляющий директор авторитетной консалтинговой компании McKinsey Иэн Дэвис. — Допустим, у вас лучшая команда в стране, но люди хотят большего, они хотят, чтобы вы выигрывали чемпионат Европы или чемпионат мира. Ситуация с бизнесом во многом похожа. Если у вас есть несколько компаний, которые, подобно футбольным командам, могут конкурировать на мировой арене, это дает людям чувство гордости и вдохновляет их».

С подобным утверждением трудно не согласиться. В конечном итоге, и власть, и простые граждане заинтересованы в том, чтобы их страну знали как родину хотя бы одной или двух компаний с мировым именем, а не просто территорию, на которой расположен энный завод транснациональной корпорации...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно