НА БОЛЬШОЙ ДОРОГЕ СКРИПУЧАЯ ТЕЛЕГА ЭНЕРГОПРИВАТИЗАЦИИ СНОВА ТРОНУЛАСЬ В ПУТЬ

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

В среду ФГИ объявил о начале конкурсов по продаже трех областных энергораспределительных энергокомпаний — киевской, житомирской и ривненской...

В среду ФГИ объявил о начале конкурсов по продаже трех областных энергораспределительных энергокомпаний — киевской, житомирской и ривненской. Через неделю будет объявлены конкурсы еще по трем — «Севастопольэнерго», «Херсоноблэнерго» и «Кировоградоблэнерго».

В общем, телега украинской энергоприватизации, застрявшая было на два года, снова в пути. И ехать она собирается по новым правилам движения и даже вроде по новой дороге.

Это уже история

Двухлетняя пауза объяснялась тем, что итоги первой волны приватизации облэнерго были очень далеки от намечавшихся. Ожидалось, что на украинский энергорынок придут известные в мире энергетические фирмы. Реально же все семь проданных облэнерго приобрели «местные». Естественно, что работали они в основном через оффшорные компании, но в принципе, кто за ними стоит, секрета не составляло. Пять облэнерго («Львов-», «Прикарпатье-», «Полтава-», «Сумы-» и «Чернигов-») оказались приобретенными оффшорками, позже дружно делегировавшими свои полномочия по управлению Украинскому кредитному банку. Эту группу нередко еще называют Court Нolding, или Инвестиционный пул. Хотя это юридически не слишком корректно, но надо же их как-то обозначать.

Оффшорки, купившие пакеты акций луганской и одесской энергокомпаний, испытывали столь же сильную симпатию к банку «Финансы и кредит».

Кроме того, еще в трех энергокомпаниях — тернопольской, кировоградской и херсонской, сложилась забавная ситуация. Государство вроде имеет и там контрольные пакеты (а у оффшоров, естественно, пакеты поменьше), однако руководящие органы сформировал именно УКБ.

А вот с долгожданных «стратегических инвесторов», ради прихода которых все и затевалось, как-то не дождались. Пробовал поучаствовать в приватизации «Одессаоблэнерго» кипрский оффшор Overcon от Electricite de France (EDF), да так и не вписался в украинские реалии.

В конце концов приватизация была приостановлена. А по итогам продаж тогдашнее Минэнерго сильно разругалось с ФГИ. Стороны долго и публично рассказывали, как они друг друга не любят и кто больше виноват.

Тем временем частники занялись конкретной работой. Сначала они навели порядок в компаниях, резко увеличив платежную дисциплину и сбор живых денег с потребителей. А вот Энергорынку старались перечислять не живые деньги, а всякого рода «фантики». Излюбленным средством платежа стали векселя «Энергоатома», красная цена которым была четверть от номинала. Дело оказалось не только высокодоходное (минимум 100% годовых), но и, что особенно приятно, абсолютно законное.

Минэнерго происходящее жутко не нравилось. Тем более что в процессе наведения порядка приватизированные облэнерго сильно зажали в своих областях разного рода посредников, так называемых независимых поставщиков, тихонько паразитировавших на Энергорынке. Их обязали платить за транзит электроэнергии деньгами, чего многие не перенесли. А так как многие из этих фирмочек имели дружеские связи с «отдельными работниками Минэнерго», то симпатий последнего к частникам это не добавило. Новых владельцев трясли много и часто, но в основном без толку, хотя к делу подключалась еще и Генпрокуратура, и налоговая...

Внутри самих облэнерго структура акционеров здорово поменялась. Оффшорки дружно раздробили свои пакеты на более мелкие и перепродали их. Причем не только друг другу, но и некоторым гражданам Украины. Причем пакеты дробили на куски менее 10%, что при дальнейшей перепродаже снимало проблемы согласования с Антимонопольным комитетом. Естественно, эти перепродажи никак не отражались на интересах управляющих банков.

Тем временем вопрос о дальнейшей приватизации был поднят вновь. Державе были нужны деньги, и конкурсы намечалось возобновить. Тем более что этого требовали и наши международные кредиторы: вопросы достройки блоков на Хмельницкой и Ривненской АЭС они напрямую связывали с приватизацией облэнерго. В августе 1999 года, после многомесячных согласований, вышел «энергетический» указ Президента Украины. Однако в прошлом году все ограничилось продажей на биржах небольших пакетов акций облэнерго.

Старый товар — новые правила

В начале 2000 года решили возобновить и конкурсы — но уже на новых условиях. Во-первых, продавать пакеты акций ФГИ будет не в одиночку, а через советника (подразумевалось, что это будет организация с мировым именем) — дабы привлечь новых покупателей. В конце апреля тендер на эту роль выиграл банк СS First Boston —Украина (СSFB).

Правда, в самом ФГИ затею с советниками считали не столь уж блестящей. Опасения их были понятны: в этом году ФГИ должен был привлечь не менее 2,5 млрд. грн., при этом до 40% денег ожидалось как раз от энергетики. Между тем практика уже показала, что конкурсы с привлечением иностранных консультантов тянутся долго, не говоря уже о результативности. И насчет непоступления средств в этом году их опасения полностью оправдались — продаж облэнерго в этом году не будет. Так что пока ФГИ получил большущую (700 —1000 млн. грн.) дыру в планах поступлений в бюджет.

Кстати, если подсчитать время на организацию конкурса (начиная с конца апреля, когда определился советник, до оглашения первых результатов продаж), то очевидно, что процесс займет более 10 месяцев. И это в отрасли, давно акционированной и уже имевшей определенный приватизационный опыт! Любопытно, на чем базируются планы продать пакет акций «Укртелекома» уже в следующем году?

…Сразу поднялся и вопрос о долгах облэнерго перед Энергорынком. У первых намеченных к продаже облэнерго долгов накопилось где-то на 170 млн. долл. С ними было нужно что-то делать. Сначала по принципу «долги, клуб и разруху оставляем любимой Родине» CSFB предлагал отдать их родному государству. Государство брать на себя задолженность (т.е. фактически ее списывать) не соглашалось. После острых переговоров долги реструктуризировали: покупатель начнет их выплачивать через два года, и в течение следующих трех лет должен полностью погасить.

Кроме того, встал вопрос о тарифах. Сейчас облэнерго получают за транзит по своим сетям порядка 20% стоимости электроэнергии. В мире это соотношение больше — как правило, от 30 до 50%. Вдобавок украинские тарифы на электроэнергию — одни из самых низких в Европе. Требуется также решить вопрос с льготниками и платежами бюджетных организаций. Покупатели хотели бы, чтоб исчезло само понятие «неотключаемое предприятие».

Вообще стратегического инвестора у нас почему-то упорно путают с Санта Клаусом. А люди придут сюда зарабатывать деньги. Да, первые несколько лет их работа будет убыточной. Но по итогам расчетного периода каждая фирма намерена не только свои деньги вернуть, но и получить нормальную для рискованных рынков норму прибыли (30—40% в валюте). С дальнейшей ее репатриацией…

Украинский вопрос

А как же местные бизнесмены? В принципе основной идеей, которую должен был реализовать СSFB, была следующая: «Продаем Родину подороже, и только иностранцам». В условия конкурса тщательно закладывались условия, призванные максимально затруднить приобретение энергокомпаний украинскими бизнес-группами через оффшоры, — благо, принятое Верховной Радой понятие «промышленного инвестора» эту работу здорово облегчало.

В конце концов, сошлись на том, что участник конкурса должен: иметь собственный капитал не менее млн., не должен быть оффшорной компанией. Кроме того, он должен уже иметь энергокомпанию не меньше покупаемой и не менее трех лет прибыльной деятельности по поставке и передаче электроэнергии. Последний пункт был, очевидно, вписан, чтобы отсечь приватизированные облэнерго от непосредственного участия в приватизации других компаний (на бумаге облэнерго у нас в основном убыточны).

Вдобавок по позициям украинских бизнес-групп нанесли и другой удар. Ранее предполагалось, что 25% акций остается в госсобственности. Как показывает практика, реально этот пакет ни на что не влиял, но зато резко снижал привлекательность ряда облэнерго: у них на продажу выходили неконтрольные пакеты. А вот местные инвесторы, ранее скупившие 10—15% акций на вторичном рынке, вполне могли бы сформировать контрольные пакеты. Теперь же продавать будут все, что осталось, и в ряде случаев у отечественных компаний есть шанс оказаться не у дел.

Однако на практике все может выйти «немножечко по-другому». Желающих покупать все два десятка украинских энергокомпаний не существует в природе. А тут еще в ряде из облэнерго имеются «подводные мины», и как раз перед началом конкурсов некоторые из них стали взрываться. Так, в сентябре две оффшорки — Orlik Enterрrises и Caрe Trading Нolding — обратились в Высший арбитражный суд Украины с иском о принуждении ФГИ продолжить проведение конкурсов по продаже 40% акций «Николаевоблэнерго» и 36% — «Черновцыоблэнерго». Дело относится к лету 1998 года, когда компании эти конкурсы фактически и выиграли — осталось только подвести итоги и распить шампанское, однако... Оба оффшора входили в уже упоминаемый Инвестиционный пул. А он и без того приобрел пять облэнерго. Очевидно, кому-то показалось, что это многовато, и конкурсы потребовали прекратить. 30 октября 1998 года Фонд госимущества — по поручению Кабмина — их и прекратил.

Последующие два года стороны вяло судились, пока в октябре с.г. ВАСУ не обязал Фонд госимущества конкурсы возобновить. После этого продавать пакет в 70% «Николаевоблэнерго» стало, очень мягко говоря, проблематично. И его с продажи сняли.

Среди оставшихся облэнерго меньше всего проблем с северными — киевским, житомирским и ривненским. Здесь и пакеты более 75%, и слишком больших долгов нет, и особых споров не наблюдается. То же «Киевоблэнерго» (не путать с «Киевэнерго») наверняка продадут. О готовности его приобрести говорили и в EDF, и в американской AES Silk Road. К компании присматривалась и испанская Union Fenosa.

А вот с некоторыми более южными облэнерго проблем будет побольше. В Кировограде группа компаний Инвестпула уже имеет 42% акций. А значит, без ее согласия на сотрудничество победитель конкурса может разве что повесить документ о своей победе в рамочку на стене и всем его показывать. Ведь провести собрание акционеров, не имея 60% голосов, он не сможет.

В херсонском облэнерго положение получше — у компаний Инвестпула порядка 26% голосов. Так что переизбрать управляющие органы можно. Зато здесь долгов на 60 млн. долл.

Впрочем, по словам председателя ФГИ Александра Бондаря, инвесторы об этих проблемах знают и они их не пугают. При желании всегда можно договориться. Да и председатель правления CSFB (Украина) Александр Базаров неоднократно заявлял, что лично он только бы приветствовал «участие украинских стратегических инвесторов в приватизации». Тем более что и сейчас это все-таки возможно. Простейший вариант — заключить с одним из промышленных инвесторов форвардный контракт на выкуп облэнерго годика через два с правом немедленного управления. Или создать СП с тем же инвестором, где 49% будет у «наших». В общем, вариантов можно придумать много. Вопрос только, устроит ли украинские бизнес-группы условие «полной оплаты денежными средствами электроэнергии, закупаемой облэнерго на Энергорынке».

Что касается «Севастопольэнерго», то на него уже «положило глаз» РАО ЕЭС России: близкие к нему фирмы консолидировали 20% пакет акций этой компании. Будут ли конкуренты — увидим. Стартовая цена за пакет, порядка 6,5 млн. долл., невысока, и, может быть, еще кто-то захочет снабжать главную базу российского Черноморского флота. Может, купят те же американцы? Лучшее прикрытие, чем электрик, для резидентуры и придумать трудно...

Товар лицом

Чтобы потенциальные покупатели могли лучше представить себе наши энергокомпании, правительство пошло на беспрецедентный в истории отечественной приватизации шаг. 19 октября премьер Ющенко провел презентацию облэнерго в Париже, а 20-го — в Лондоне. В принципе первый блин не вышел комом: во Франции премьер встретился с руководством EDF, в Англии — с AES. Переговоры обеими сторонами оцениваются как успешные. Однако, поскольку обе эти фирмы уже давно присматриваются к нашему энергорынку и имеют в Киеве представительства, в данном случае речь шла скорее не о знакомстве, а о предоставлении каких-то политических гарантий.

Первоначально планировалась еще и встреча с руководством банка UBS, который в 1998 году пробовал работать советником по приватизации энергетики, но о ней что-то не было слышно. Удивляет, что в Париже или в Лондоне не было и представителей испанской Union Fenosa.

Впрочем, Александр Базаров уже заявил, что ведет переговоры с четырьмя десятками организаций и 2 ноября в Лондоне будет еще одна презентация...

Заявки на квалификационный отбор по первым трем облэнерго будут приниматься до 1 декабря, срок приема финансовых предложений — 22 февраля 2001 года. По трем другим энергокомпаниям все сроки сдвинуты на неделю. Всего от приватизации облэнерго ФГИ хотел бы получить не менее 132 млн. долл., а еще лучше — 250 млн. Получит ли, это уже другой вопрос.

Между тем для продаж существует и нижняя планка. Для получения кредита ЕБРР на достройку энергоблоков на Ривненской и Хмельницкой АЭС нужно продать четыре облэнерго из семи. Одна компания, как мы уже отмечали, с продажи снята. Так что теперь можно отсеять не больше двух.

А там грядет и следующая волна: еще до конца года ФГИ намерен начать отбор советника для следующей серии. В 2001 году намечается выставить на продажу до 20 облэнерго, а через год начать продавать и генерирующие компании. В общем, работы хватит и приватизаторам, и их советникам, и юристам. А вот каким будет результат их усилий, прогнозировать пока не берется никто. Ясно одно: цены на электроэнергию вырастут — надо же людям отбивать «бабки».

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно