ФЕРРОСПЛАВЫ: УСУШКА И УТРУСКА

14 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 14 марта-21 марта

За прошлый год практически полностью обновился контроль на ферросплавных заводах. Если еще в нача...

За прошлый год практически полностью обновился контроль на ферросплавных заводах. Если еще в начале 2002-го два предприятия из трех контролировались Константином Григоришиным, а на Никопольском ферросплавном Виктор Пинчук (группа «Интерпайп») и Игорь Коломойский («Приват Интертрейдинг») решали, бить горшки потихоньку или все-таки начинать открытую драку, то к зиме обстановка прояснилась.

Константин Иванович, с шумом и криком выброшенный из бизнеса (причем не только ферросплавного), теперь вынужден предпринимать отчаянные усилия, чтобы вернуться на украинский рынок.

В Никополе после «июльского переворота» 2002 года группа «Интерпайп» окончательно оттеснила от управления предприятием структуры Коломойского.

Вновь обострились считавшиеся почти урегулированными вопросы собственности на обоих марганцевых ГОКах. В общем, жизнь бьет ключом, не особенно разбирая, кому достаются шишки.

Накануне весны появился новый повод для волнения — окончательная продажа Никопольского ферросплавного. Точнее, за государством останется блокирующий пакетик, но его все равно передадут в управление (с правом последующего выкупа) победителю нового конкурса.

За последние три года частные акционеры НЗФ прошли извилистый путь от совместного управления до открытого противостояния. Если в 1999-м 26-процентный пакет покупался фактически на приватовские деньги и новый владелец поначалу выстраивал политику на заводе, то уже в прошлом году «Интерпайп» приложил немало усилий, чтобы получить полный контроль над заводом.

Попотеть пришлось изрядно. Приватбанк давно присматривался к предприятию и еще до прихода на него в 1999 году имел приличный пакет акций. После создания консорциума по управлению заводом обе стороны активно «пропылесосили» рынок, скупая остатки льготной подписки. В итоге у близких к «Привату» структур оказалось более 25%, а у «Интерпайпа» — до 23%. С точки зрения организации скупки результат очень близок к идеальному: свободных акций на рынке осталось меньше 2%.

Еще 50% государственных акций находились в управлении интерпайповского банка «Кредит-Днепр». На практике это означало, что Виктор Пинчук мог смело рассчитывать почти на 73% акций. Правда, как показывает суровая украинская действительность, для бесконфликтного управления заводом даже такого пакета недостаточно. Регистратором у НЗФ работает ООО «Славутич-Регистратор», а оно исторически ближе к оппонентам «Интерпайпа».

В итоге проведение общего собрания акционеров постоянно наталкивалось на юридические препятствия. В частности, когда такая попытка была предпринята в апреле 2002 года, «Славутич-Регистратор» отказался регистрировать участников, ссылаясь на решение одного из судов Днепропетровска, запрещающего проводить регистрацию акционеров и передавать кому-либо реестр акционеров НЗФ. Три месяца спустя спектакль чуть было не повторился: снова цикл «суд—запрет—отказ регистрировать». Однако в тот раз, как отмечалось в пресс-релизе НЗФ, «правление, акционеры и их представители, понимая важность политики государства в вопросе наполнения бюджета», после совещания решили провести собрание без участия ООО «Славутич-Регистратор». И провели, продемонстрировав явку в 72,93% акций (т.е. госпакет +22,93%). В итоге государству достались 7,7 млн. грн. дивидендов, а контроль над предприятием наконец сосредоточился в одних руках…

Впрочем, трехлетнюю историю не следует сводить к выяснению фундаментального вопроса, кто из управленцев главнее. Надо отдать должное, за сравнительно небольшой срок им удалось полностью перестроить систему сбыта продукции. И если в 1999-м, когда на завод пришла новая менеджерская команда, его годовой оборот равнялся примерно 185 млн. долл., то в последующие три года составлял уже в среднем около 290 млн. Завод вышел на новые рынки, начав экспорт продукции не только в традиционные Россию и страны СНГ. Улучшилась и экология. (Недаром в новые условия конкурса было записано наличие опыта в осуществлении экологических программ.)

Даже прошлый, не самый легкий для НЗФ год удалось пережить без больших потрясений. И закончить его с 18,5 млн. прибыли, что, учитывая как внешние, так и внутренние факторы, было не так-то легко. В свое время гендиректор НЗФ Владимир Куцин произнес замечательную фразу: «Говорят, что работа — не волк. Но я считаю, что на работе надо быть волком: расчетливым, стремительным, безошибочно точным, но, желательно, не одиноким». Можно также заметить, что жизнь с волками сильно дисциплинирует. И учит, как минимум, их понимать.

Пока шла скрытая борьба за лидерство в Никополе, резко изменилась расстановка сил на двух других ферросплавных заводах — Запорожском и Стахановском. Константин Григоришин, придя к полному разрыву с бизнес- партнерами, срочно распродал свои пакеты акций структурам Коломойского. Согласно его заявлению, речь шла о 48% акций ЗФЗ (в 2002 году произвел 407 тыс. тонн ферросплавов) и 70% СЗФ (202 тыс. тонн). Для луганчан это уже оказался третий виток продаж — от государства к Анатолию Голубченко, от Анатолия Голубченко к Константину Григоришину, а теперь и дальше.

Правда, считать сделки завершенными еще рано. Новые хозяева Запорожского ферросплавного и по сей день обнаруживает маленькие — и по большей части неприятные — «подарочки» от прежнего квартиранта. Суммы долгов уже уверенно зашкалили за 20 млн. долл. К тому же на ЗФЗ остались и акционеры — бывшие партнеры Григоришина, так что коктейль там достаточно сложный.

Но в целом «Приват» сделал мощный рывок вперед. Теперь он, помимо практически полного контроля над сырьевой базой — Марганецким и Орджоникидзевским ГОКами, контролирует примерно 44% выпуска в Украине ферросплавов. Такой прорыв поставил весь ферросплавный рынок страны под реальную угрозу монополизации одной структурой, что было негативно воспринято остальными бизнес-группами.

У приватовских структур — слава очень агрессивных захватчиков, легко идущих на конфликты. За последние пару лет война на НЗФ была для них всего лишь одним из фронтов. Можно вспомнить еще и Южный ГОК, и Петровку или Дзержинку и Северный ГОК, где и сейчас продолжается схватка с Александром Ярославским. С боевым опытом у этой группы акционеров все в порядке...

Что касается ферросплавов, то еще не забылось, как в 1998—1999 годах именно ограничение поставок на ЗФЗ с Марганецкого ГОКа подкосило тогдашнее руководство завода во главе с Вячеславом Гавриловым и привело к его устранению. Тогда на завод под грохот канонады победно зашел Украинский кредитный банк вообще и его советник по корпоративному управлению Константин Григоришин в частности. Группа, конечно, другая, да и времена изменились. Но чего в жизни не повторялось! Не случайно ИСД так интересуется проектами реанимации запорожского Степногорского ГОКа: с точки зрения надежности поставок, учитывая украинские реалии, запас карман не тянет.

Вокруг этого проекта снова возникло некоторое шевеление. Летом, после прихода на СЗФ приватбанковской команды, было заявлено, что Степногорск ей не интересен. Но у Донецка интерес остался. Как и у обладминистрации, которую не радует город-призрак рядом с затопленной шахтой...

Ну а пока расстановка сил на рынке достаточно равная: 56% выплавки ферросплавов контролирует «Интерпайп» (НЗФ), 44% (ЗФЗ, СЗФ) — другая группа. При этом позиции «Привата» выглядят несколько устойчивее (если он, конечно, вдрызг не разругается с акционерами ЗФЗ).

Ключевой пакет на НЗФ остается государственным. Однако осенью 2004 года у банка «Кредит-Днепр» истекает срок управления объектом, так что вполне очевидно, что пакет к тому времени должен быть продан. Нынешняя команда управленцев в целом устраивала и Киев, и Днепропетровск — у «пинчуковской группы» достаточно неплохая репутация.

В конце декабря правительство приняло принципиальное решение о продаже блокирующего пакета и стало вырабатывать условия. Роль ФГИ при согласовании условий сделки была скорее консультативной. Окончательные условия утверждались распоряжением КМ от 24 февраля 2003 года «О согласовании условий проведения конкурса по продаже пакета акций ОАО «Никопольський завод ферросплавов». Между прочим, один из пунктов обладал совершенно замечательным свойством: он одновременно максимально усложнял жизнь ряду претендентов и почти скрупулезно выполнял пожелание Президента относительно того, что стране неплохо бы знать своих героев. Дело в том, что если общества анонимных алкоголиков достаточно распространены по планете, то Украина вскоре рискует остаться последней в Солнечной системе страной анонимных олигархов.

Дело уже давно дошло до анекдота — открывает человек что-то духовное и вечное, а объяснить, откуда взял деньги на свой благородный поступок, сильно затрудняется. По документам, он — просто представитель какой-то бермудско- багамо-белизской оффшорки. Так что благодарным потомкам полагалось бы чтить память не этого господина, а его «номинального» хозяина — мистера Джонса, Смита, Бенджамина и проч. Однако, как ни странно, меценатом упорно обзывают именно этого самого представителя…

Номинально хозяевами донбасских, днепропетровских и запорожских меткомбинатов являются почти четыре сотни оффшорок. Однако никакого нашествия нерезидентов в дни собраний акционеров не наблюдается. Чартерными рейсами прибывают простые украинские или, в крайнем случае, российские граждане и уверенно голосуют от имени своих далеких «владельцев».

Этот цирк уже немного поднадоел, в России он уже заканчивается, да и на нас FATF смотрит косо. Президент уже несколько раз обещал добиться того, чтобы люди признали «свое своим». Буквально на днях он даже выразил пожелание «размещать информацию о предприятиях, подлежащих приватизации, и их владельцах на сайте Фонда госимущества Украины».

В общем, данное его пожелание в конкурсе досрочно учли. Действительно, если психологи утверждают, что анонимные алкоголики — люди тихие и, как правило, безобидные, то психология анонимного олигарха изучена слабее. А неанонимных совсем мало. На сегодняшний день только двое публично признали, что имеют отношение к владению курируемыми предприятиями. Первым был Виктор Пинчук. А с недавних пор — и Ринат Ахметов.

То, что при проведении конкурса группа, контролирующая завод, окажется в более выигрышном положении, — факт, вряд ли подлежащий сомнению. Однако нет никакой гарантии, что пред ясны очи конкурсной комиссии предстанет только она.

Когда первый заместитель председателя Фонда госимущества Михаил Чечетов говорит, что ФГИ рассчитывает привлечь к участию в конкурсе по продаже данного госпакета крупных иностранных инвесторов — это вовсе не так уж невероятно. Предприятием активно интересовались французы из компании ERAMET GROUP. Накануне решения о продаже они даже посещали Никополь. Кстати, по оценке специалистов НЗФ, именно французская компания является одним из основных конкурентов завода на внешнем рынке.

Интерес проявляли и бразильская компания CVRD, и южноафриканская ВНР. Правда, для закордонных буржуев сжатые сроки конкурса могут оказаться препятствием, но россияне привычны и к не такому. В частности, в Фонде госимущества упоминали российский Челябинский металлургический комбинат (холдинг «Ариант» Александра Аристова) и ОАО «Кузнецкие ферросплавы» (группа МДМ), и это тоже не столь уж невероятный вариант. Кстати, несмотря на то, что основные активы приватовской группы выведены на оффшорные компании, ее участие, но через посредника, тоже возможно.

Мотивируя позицию Кабинета министров относительно этой приватизации, в ФГИ заявили, что Киев интересует не столько цена, сколько возможность эффективного управления заводом.

Естественно, что бывших партнеров «Интерпайпа» новые условия конкурса не устраивают. В частности, заместитель председателя правления ОАО «Орджоникидзевский горно-обогатительный комбинат» заметил, что «время покажет, согласятся ли участники приватизационного процесса по НЗФ с прогнозом председателя Фонда госимущества Александра Бондаря относительно перспектив данного конкурса». Впрочем, пока ГОК и другие приватовские структуры подадут заявки на конкурс, а когда их отсеют — обещают подать в суд.

Не исключено, что сдержанности способствует и разгоревшийся в феврале конфликт на том же Орджоникидзевском ГОКе. 20 февраля Днепропетровский хозяйственный суд признал недействительным решение собрания акционеров «ОГОК» от 4 августа 2000 года о проведении второй эмиссии акций. Этой эмиссией уставный фонд увеличивался почти втрое, до 180 млн. грн. С заявлением об ее отмене выступила скромная американская компания Blumberg Industries. Именно она в конце концов оказалась владельцем 25-процентного пакета ГОКа, проданного весной 2000 года «Украинскими полиметаллами». Однако приобрести акции второй эмиссии так и не смогла.

По версии руководства ГОКа, «при проведении второй эмиссии Blumberg Industries, LLC подала заявку на приобретение пакета пропорционально своей доле в уставном фонде, однако в положенный срок деньги не перечислила, и эти акции были проданы другим инвесторам, а доля компании в АО уменьшилась».

Однако позже Blumberg все-таки нашел повод для иска об отмене эмиссии. Юридический отдел ГОКа допустил откровенный ляп, опубликовав объявление о подписке на акции не за 45 дней (как полагается по закону), а за 44. Уцепившись за это вполне очевидное нарушение, американская компания начала борьбу. При этом в случае отмены зависает и решение о проведении четвертой эмиссии — еще 184 млн. грн. Суммарно под угрозой оказываются вложения на более чем 306 млн. грн. Правда, разговоры о том, что это обанкротит комбинат, не очень убедительны: акции выкупили дружественные оффшоры. Но все равно ситуация неприятная.

И не надо взывать к тому, что в Никополе акционеров замечательной компании из Штатов даже не видели. Может, это действительно так. Но уже в Днепропетровске наверняка найдутся люди, которые и видели, и даже говорили с ее реальными акционерами. Да и вообще, при определенных условиях конфликт, возможно, затихнет сам собой. Именно в марте определится, каким образом. Итоги конкурса по НФЗ подведут 29 марта. Поскольку это суббота, то результаты станут известны большинству украинцев в следующий рабочий день — 1 апреля. Тогда кто-то и посмеется…

Справка

Условия конкурса по продаже 25% акций НЗФ, объявленного 25 февраля с.г.

Стартовая цена продажи 25-процентного пакета — 53,08 млн. грн.

Победитель конкурса получит право на управление остающимися в госсобственности 25% акций, а также первоочередное право их выкупа в случае продажи.

Покупатель должен обеспечить объемы реализации продукции, определенные обязательствами по эффективному управлению закрепленным в госсобственности пакетом акций ОАО, а также расходы на охрану труда в размере не менее 0,5% суммы реализованной продукции.

Согласно дополнительным условиям конкурса, претендент на пакет должен как минимум три года осуществлять эффективное управление (на основе права собственности или по договору поручения) контрольным пакетом акций предприятия, которое производит 350 тыс. тонн электроферросплавов в год.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно