ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ СТРАШЕН…

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 7 марта-16 марта

Шестилетняя игра в «английскую модель Энергорынка» в украинской энергетике подошла к своему логическому завершению — тотальному краху энергокомпаний...

Шестилетняя игра в «английскую модель Энергорынка» в украинской энергетике подошла к своему логическому завершению — тотальному краху энергокомпаний. Волна исков о возбуждении процедуры банкротства, начавшись с облэнерго, сейчас захлестывает генерирующие компании.

 

Первой ласточкой стала энергогенерирующая компания «Донбассэнерго». В начале марта ее имущество должны были начать выставлять на аукционную продажу — за долги. Сначала — несколько торговых предприятий, принадлежащих «Донбассэнерго». Впрочем, их не хватит и для того, чтобы погасить даже сотой части долга. Свои претензии уже предъявили «Торговый дом — Газ Украины» (265 млн. грн.) и Национальная энергетическая компания «Энергетика и топливо Украины» (165 млн. грн.). Плюс Госрезерв «добавил» около 300 млн.

Чтобы погасить эти долги, придется продать не только все энергосервисные компании, но и пару электростанций. Сейчас уже проводится оценка ТЭС с целью обращения взыскания на имущество. Кстати говоря, согласно ей станции стоят недорого, примерно 200—300 млн. грн. за штуку.

Откровенно говоря, происходящее вызывает смешанные чувства. С одной стороны, чем-то подобным все и должно было завершиться. Ведь уже несколько лет основным принципом украинского энергорынка было — «старые долги отдают только трусы и идиоты». Так как в руководстве энергокомпаний ни тех, ни других не водилось, то реально на накапливание задолженности мало кто обращал внимание. Считалось, что все рано или поздно спишут. Коммерсанты, работающие в энергетике, в знаменитую байку, что доля топливной составляющей в цене электроэнергии — около 80%, тем более не верили. Точнее, теоретически оно так и есть, но практически за топливо (особенно государственное) никто не платил. Поэтому сумму неоплаченного топлива смело закладывали в дисконты. Тем самым возникала дивная возможность проводить красивые бартерные сделки как с топливом, так и — особенно — с оборудованием. Завышение цены в два-три раза считалось просто образцом бескорыстия, ведь нередко бартерная цена отличалась от реальной и в пять, и в десять раз. Официальный рекорд пока удерживает Южно-Украинская АЭС, где по одному из контрактиков цену завысили в …97 раз.

И не следует думать, что вся прибыль доставалась только одним пришлым коммерсантам — при желании неплохой кусочек мог получить и кое-кто из руководства энергокомпаний. Ну не бывает так, что отрасль (по словам Президента Украины) — самая коррумпированная в стране, а ее руководство — самое бескорыстное. Автор совершенно не собирается утверждать, что всех руководителей энергокомпаний «перекупили». Однако, как минимум те, кто «не брал», не мешали тем, «кто брал». При этом и те, и другие оставались достаточно неплохими технарями.

В прошлом году «шара» закончилась, впервые за топливо, пусть и частично, но заплатили. Это и стало началом конца «самого прогрессивного в мире украинского «Энергорынка». Что, естественно, повлекло множество последствий.

Одним из них было следующее — вспомнили о долгах генерирующих компаний. Ранее у энергетиков была «железная отмазка» на все случаи жизни, включая раздражающие требования налоговиков платить налоги с миллиардных оборотов: нам не платят — мы не платим, а где берем топливо, это уже проблемы государства. Теперь же продолжать бодро декламировать «Я у мамы дурочка» стало сложнее. Появилась возможность получить с электростанций денежку. И сразу последовала волна исков к компаниям.

Забавно, но свою лепту внесло и правительство. Оно действовало в рамках схемы: «Плохие облэнерго не платят доброй и беззащитной генерации». Значит, если нажать на этих нехороших (облэнерго), через возбуждение процедуры банкротства, то все станет хорошо. Определенная логика (как и здоровенный кусок правды) в этих утверждениях была. Так что в конце концов ГП «Энергорынок» бодро и весело предъявило иски о банкротстве практически всем (исключая «Киевэнерго») облэнерго и даже многие из них выиграло.

Однако вышла маленькая неувязка: в жизни все гораздо сложнее, чем в простых схемах. Как раз генерация оказалась более уязвимой перед исками о банкротстве. Это и неудивительно — ее задолженность на несколько миллиардов превышает долг облэнерго перед ней. Так что если уж банкротить, то генерация стоит в одном ряду с облэнерго.

Тем временем правительство сделало достаточно грубую ошибку. Провозгласив лозунг «Вся энергетика на продажу», оно добавило — «только иностранцам». Кстати говоря, автору было бы любопытно посмотреть на судьбу любого, без разницы, правительства на Западе, попробовавшего отстранить от участия в приватизации местные фирмы. Кажется, это как раз и называется «продажа Родины». Впрочем, наши бизнесмены на него не слишком обиделись, а стали активно заниматься поисками обходных схем.

Одну из них уже применили на «Донецкоблэнерго». Там за долги (кстати, относительно небольшие — порядка 30 млн. грн.) была описана часть электрических сетей. Причем, описали самые ценные сети — высоковольтные ЛЭП, которые снабжают работающие на экспорт металлургические заводы. Потом их продали на аукционе. Счастливыми покупателями оказались приватизированный Авдеевский коксохимический завод и компания «Сервис-инвест». Последняя вообще, похоже, займется поставками электроэнергии на многие привлекательные объекты в регионе: лицензию на это она уже получила. Пока же приобретенные сети отдали в аренду тому же «Донецкоблэнерго» и, надо думать, плату будут получать регулярно. Хотя сейчас за эти сети стороны с переменным успехом судятся, пример оказался заразительным. Тем более было подемонстрировано, что не обязательно забирать все — можно ограничиться одними лакомыми кусочками.

Донетчан нетрудно понять: они не без основания считают, что в своем регионе смогут работать лучше, чем любая западная компания. Теперь взялись за «Донбассэнерго».

А правительство, как это часто бывает, к подобному развитию ситуации оказалось не готово. Единственное, что смог сделать премьер Виктор Ющенко, так это поручить вице-премьеру Олегу Дубине и министру топлива и энергетики (теперь уже бывшему) Сергею Ермилову заставить государственных кредиторов («Торговый дом — Газ Украины» и Госрезерв) отозвать свои иски к ОАО «Донбассэнерго». Зато эмоций было много. Происходящее было названо «скрытой антизаконной формой приватизации подобного рода объектов... Это будет колоссальный просчет, если мы этому незаконному процессу будем давать и в дальнейшем ход. Через месяц мы можем потерять «Донбассэнерго».

Было также заявлено, что ситуация вокруг этого банкротства станет «лакмусовой бумагой» отношения инвесторов к правительственной политике по приватизации облэнерго. Мол, правительство получает от инвесторов соответствующие ноты по этому объекту. И так далее.

Все это красиво звучит и... не имеет особого отношения к делу. Схему получения контроля через банкротство еще недавно раскручивало само правительство, так что назвать ее антизаконной будет достаточно сложно. Кстати, и отзыв исков со стороны государственных кредиторов может привести только к одному — энергокомпании будут банкротить исключительно частные кредиторы. Это понимают и в том же ТД «Газ Украины», и Госрезерве и явно не спешат отзывать иски. Ведь фактически сотни миллионов долларов подарят даже не энергетикам, а просто законодательно оформят «отгон» денег по схемам. Что касается НЭК «Энергетика и топливо Украины», то там, кроме государственных НАК «Нефтегаз Украины» и ФГИ, 25% принадлежит вполне коммерческому «Укргазбанку». Захочет ли он «дарить» деньги — еще вопрос... К слову, претензии на банкротство уже предъявляла и «Итера» (по Лисичанской ТЭЦ).

Пока до сих пор не до конца решен значительно более простой вопрос — реструктуризации долгов первых шести облэнерго, выставленных на продажу. Точнее, теоретически все ясно: их долги пред Энергорынком будут реструктуризированы на пять лет. Однако, как уже отмечалось, в жизни не все так просто. Без особых претензий договор о реструктуризации задолженности подписали только «Киевоблэнерго» и «Ривнеоблэнерго». У других возникли возражения. К примеру «Херсоноблэнерго», 65-процентный пакет которого предлагается к продаже в апреле, есть уже судебное решение о взыскании с него порядка 200 млн. грн. за долги перед тогдашним «Укрэнерго». Сейчас его преемником стал уже ГП «Энергорынок». Однако до сих пор права по долгу от «Укрэнерго» к «Энергорынку» юридически не переданы. Вдобавок, хотя «Энергорынок» в принципе согласен реструктуризировать долг, дело уже приняло судебный характер и простого отказа от претензии недостаточно. Кроме того, часть долга уже погашена. Так что сторонам придется договариваться уже с арбитражным судом об отсрочке выполнения решения о взыскании денег с облэнерго. В общем, возникает очередная правовая коллизия.

Между прочим, времени для ее решения осталось совсем немного — 24 апреля уже конкурс. Свои претензии к проекту реструктуризации только недавно сняло и «Житомироблэнерго», 76-процентный пакет которого будет продаваться неделей раньше.

А ведь и это еще далеко не все. Безусловно, вопрос о том, чтобы за электроэнергию платили деньгами, а не фантиками, — ключевой в украинской энергетике. Однако зацикливатся только на нем не стоит. Существует еще множество других — это и снятие оставшихся запретов на отключение должников, и обеспечение 100-процентной оплаты за электроэнергию бюджетными организациями, и введение уголовной ответственности за хищение энергетического оборудования. Все эти вопросы надо быстро проводить через Верховную Раду. Реально же ничего подобного не происходит.

Более того, недавно был пролоббирован дивный закон, согласно которому цены на электроэнергию в агросекторе в ближайшие четыре года будет регулировать правительство. Надо думать, это сделано для того, чтобы облегчить участь энергокомпаниям и повысить их инвестиционную привлекательность. А ведь совсем недавно селяне уже получили реструктуризацию долгов энергетикам на миллиард гривен...

Как известно, аппетит приходит во время еды. «Едоков» вокруг энергетики немало. И до тех пор, пока за текущим проблемами наши многочисленные руководящие органы не будут видеть перспективы, проблемы будут только расти.

Между тем еще до конца этого года планируется продать государственные пакеты акций 19 энергокомпаний. В 2002-м начнется приватизация и электрогенерации. Если взять долги энергокомпаний, где контрольные пакеты принадлежат государству (большинство облэнерго и вся генерация), получаем следующую картину. Государственные облэнерго должны «Энергорынку» 7,7 млрд. грн. (из 10,9 млрд. всех долгов облэнерго). Энергорынок должен генерации порядка 12 млрд. грн., та должна своим кредиторам. Причем только по старым, образовавшимся еще до начала зимы долгам за топливо генерация задолжала 6,8 млрд. А ведь есть еще и свежие долги...

Фактически все эти энергокомпании — банкроты. И любой кредитор в любой момент может начать судебный процесс о признании их таковыми. Конечно, некоторое время правительство попытается влиять на наши суды, чтобы те не принимали исков к рассмотрению, но вряд ли это будет долго. Да и сомнительно, чтобы тех же западных кредиторов устроила ситуация с зависшими, но могущими всплыть в любой момент долгами. Даже простейший вопрос о госпошлине (1% от суммы иска) — и тот стоит миллионы гривен.

Правительство рассчитывает на реструктуризацию долгов энергокомпаний перед Госрезервом. Однако эта сумма (2,2 млрд. грн.) — только треть общей задолженности компаний за топливо. А что будет с оставшимися миллиардами, не знает никто. Как и прежде, проблемы решаются в привычном режиме — «по мере возникновения». Хотя уже сейчас, а не через несколько месяцев, требуется кардинальное решение. Если, конечно, государство серьезно собирается привлечь инвесторов в энергетику.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно