СЕРГЕЙ ЕРМИЛОВ: «В НАЦИОНАЛЬНЫХ КОМПАНИЯХ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ РУКОВОДИТЕЛЕЙ, УНИЖАЮЩИХ СВОИМИ ДЕЙСТВИЯМИ И СЕБЯ, И СТРАНУ»

05 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 9, 5 марта-12 марта 2004г.
Отправить
Отправить

О том, что Президент своим указом снял Сергея Ермилова с должности министра топлива и энергетики, стало известно, когда этот номер «ЗН» был уже практически сверстан...

О том, что Президент своим указом снял Сергея Ермилова с должности министра топлива и энергетики, стало известно, когда этот номер «ЗН» был уже практически сверстан. Интервью же у экс-министра мы брали за день до его увольнения. Срочно связавшись с Сергеем Федоровичем по телефону, мы все же успели дополнить готовый материал несколькими словами комментария по поводу его отставки.

По количеству сообщений «из достоверных источников» о якобы грядущей отставке и длительности циркулирования подобных слухов министр топлива и энергетики Сергей Ермилов, без сомнения, вошел в лигу чемпионов в этом виде украинского политического многоборья. Но вода камень точит, и то, о чем так долго мечтали и над чем так долго работали определенные лица и компании, все-таки свершилось.

С.Ермилов является последовательным приверженцем европейского пути развития Украины и сторонником нескольких энергетических проектов, которые позволят Украине диверсифицировать источники поставок энергоресурсов, укрепить свою экономическую независимость и реально стать ближе к Европе.

Разумеется, подобная позиция главы одного из ключевых украинских ведомств не могла не породить значительное количество недоброжелателей как внутри государства, так и за его северо-восточными границами. Предпоследний раз С.Ермилова долго и настойчиво «снимали» перед принятием правительством вымученного решения по европейскому направлению работы нефтепровода Одесса—Броды.

Но вот на прошлой неделе политическая температура вокруг персоны министра вновь зашкалила. Газетные полосы и интернет-страницы запестрели новыми и на удивление одинаковыми (вплоть до стилистических ошибок) «обвинениями» — на сей раз Министерству топлива и энергетики и его главе лично «инкриминировался» «целый чемодан нарушений», якобы солидно подкрепленный выводами контрольно-ревизионного управления и счетной палаты. И неважно, что цифры и факты были достаточно топорно подтасованы, похоже, что на Банковой не захотели докапываться до истины. Особенно после того, как на прошлой неделе там в очередной раз побывали богатые и именитые российские визитеры. И после того, как в четверг на заседании правительственной комиссии по вопросам Евроазиатского нефтетранспортного коридора Сергеем Ермиловым были поставлены следующие вопросы: куда подевались перечисленные налоговой администрацией НАК «Нафтогаз України» средства (возврат НДС), которые должны были пойти на закупку технологической нефти для трубопровода Одесса—Броды? Что за оффшорная компания трудится на терминале «Південний» и почему именно эта компания? Что за любопытный документ и с какой целью был подписан «Укртранснафтою» с российской «Транснефтью»? Какой оператор работает в Бродах по перевалке нефти из трубопровода на железную дорогу? Заметим, что этими же вопросами перед своей отставкой задавался и бывший вице-премьер по вопросам ТЭК Виталий Гайдук…

Нам же остается констатировать: собственники оффшоров, руководители некоторых национальных акционерных компаний и российские «товарищи» снова одержали победу.

Над чем? Об этом вы узнаетеиз интервью с экс-министром Сергеем ЕРМИЛОВЫМ.

— Сергей Федорович, так что же стоит за последними сообщениями о вашей очередной «отставке» и волной негатива, накатившей на вас со страниц некоторых СМИ? Зиму-то уже пережили, решение по нефтепроводу Одесса—Броды принято, почему же вас снова начали «снимать»?

— Не терпится людям.

По поводу же волны негатива могу сказать следующее. Мы были вынуждены отреагировать на все эти публикации, поэтому министерство собрало все материалы по Контрольно-ревизионному управлению (КРУ), Счетной палате и сделало сравнительную таблицу: каждый абзац, каждый факт из опубликованных материалов мы сопроводили данными из реальных актов КРУ и Счетной палаты, дали свои пояснения, и все это было передано во вторник в администрацию Президента.

— А почему в АП, а не, скажем, в Кабмин?

— Поясню. Цель всех этих публикаций — донести определенную информацию до главы государства и оказать на него давление с целью принятия кадрового решения. Кабинет министров в данном случае владеет всеми этими актами КРУ и Счетной палаты и обязан реагировать. Но поскольку реакции не последовало, те, кто стоят за этими публикациями, стали апеллировать к первому лицу, которое и подписывает указ об отставке. Поэтому мы и передали подготовленные нами материалы в администрацию Президента.

Замечу, что все публикации в различных изданиях были сделаны по единому шаблону. В журналистских кругах это называется словом «темник». Их источник тоже примерно известен, однако не буду его сейчас называть. Данные в публикациях по поводу актов КРУ и приводимые суммы существенно искажены. Они не отражают фактической сути. Кстати, эти данные даже не относятся к периоду моей работы, ведь там собран материал за несколько лет. Вчера (в среду, 3 марта. — Т.С.) бюджетный комитет рассматривал вопросы финансирования и эффективного использования бюджетных средств.

На его заседании присутствовали представители и КРУ, и Счетной палаты. Готовится соответствующее решение бюджетного комитета. На его заседании я представил соответствующую информацию. По данным актов проверки КРУ и Счетной палаты за прошлый год, нецелевого использования бюджетных средств, то есть нарушения ст.22 Бюджетного кодекса Министерством топлива и энергетики нет.

Кстати, в марте Минтопэнерго уже приступает к полномасштабному внедрению оптового рынка энергетического угля и нового принципа формирования цены как на энергетический, так и на коксующийся уголь, что позволяет уже со второго квартала начать отказываться от господдержки на себестоимость. Что существенно уменьшит риски нецелевого использования бюджетных средств. При этом хочу подчеркнуть, что таких рисков нецелевого или неэффективного использования бюджетных средств можно избежать только в случае полного отказа от них в будущем. К чему мы и стремимся. Хотя есть серьезное сопротивление процессу оздоровления угольной промышленности, и я об этом уже говорил. Кто против? Это, я думаю, ни для кого не секрет — информации достаточно на страницах прессы. В первую очередь, это противники вновь создающегося рынка энергетического угля: «Востокэнерго», те кто хотят возглавить процесс санации «Днепрэнерго» и готовы обанкротить и «Центрэнерго», остатки вторичного рынка, который готов подмять под себя все хоть завтра. Особенно жаль, что в этой когорте противников после отставки Гайдука находится и вице-премьер по ТЭК и глава НКРЭ. Жаль, потому что «раздвоение личности» между собственным бизнесом и государственными интересами недопустимо. Я веду с ними острую дискуссию, но пока она без аргументов с противоположной стороны. По коксующейся группе нам все же удалось поднять с марта цены до уровня сбалансированности, включая графики погашения задолженности по зарплате. В задачу входит также приведение тарифных ставок шахтеров в соответствие с законом.

— Но ваши аргументы, как видим, не сработали. Вчерашний указ о вашем увольнении — уже не очередная газетная «утка», а реальность. Почему же отставка все же произошла?

—Все последние публикации в прессе создали необходимый фон для того, чтобы добиться этой отставки и приостановки тех процессов, которые сегодня исходят из министерства. Такой фон создавался с августа прошлого года. Формировались специальные экспертно-консультативные советы, «накачивалась» пресса. На этом же фоне снимали и Виталия Гайдука. Вы, наверное, помните комментарий премьер-министра, который тогда заявил, что отставка вице-премьера последовала за недостатки в работе и т.п. На самом же деле это не так. Сегодня работа топливно-энергетического комплекса лучшая. В моем случае воспользовались той же схемой: создали медийный фон, на котором и был подписан указ. Но для меня аргументы оппонентов неубедительны.

— Насколько нам известно, вы направили премьер-министру письмо с предложением отстранить от занимаемых должностей гендиректора ОАО «Укртранснафта» С.Василенко и его замов за саботаж и невыполнение поручений правительства. Не могли бы вы уточнить, что это были за поручения, рассмотрел ли премьер ваше письмо и какое принял решение?

— Было очень много поручений, в том числе и премьер-министра, они касались начала реализации проекта Евроазиатского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК). Например, одно из них давалось около года назад. Налоговая администрация должна была вернуть налог на добавленную стоимость (НДС) НАК «Нафтогаз України», а та на возвращенные средства должна была закупить технологическую нефть для нефтепровода Одесса—Броды. По отчету налоговой администрации деньги возвращены и… успешно разбазарены. Ни одной тонны нефти не закуплено. Добавлю, что только за счет возврата НДС и долга НАК «Нафтогаз України» перед «Укртранснафтой» можно было закупить 75% необходимой технологической нефти для Одесса—Броды. Оставшиеся 18—20 млн. долл. США не вопрос для запуска проекта даже в марте. Но, к сожалению, все нужно начинать сначала.

Есть еще масса других примеров. Тот же эксперимент по последовательной перекачке 20 тыс. тонн украинской малосернистой нефти действующей системой «Магистральных нефтепроводов «Дружба» в Европу. Его основная цель — выработать оптимальный регламент прокачки нефти качества, отличного от российской urals и определить стандартные технологии поставок легкой каспийской нефти в Европу через территорию Украины. Эксперимент должна осуществить украинско-казахская нефтетранспортная компания «Транс-Юг». Она специально была учреждена, в том числе и «Укртранснафтой», для развития проекта Одесса—Броды. А в его реализации мы уже подошли к этапу, когда необходимо формализовать все действия. То есть конкретный руководитель конкретного предприятия должен подписать конкретные контракты, предпринять конкретные действия. А он этого не делает. Вместо того — масса совещаний, затягивание подготовки нужных документов. Это саботаж. Подобное поведение руководства «Укртранснафты» негативно сказывается на отношении казахской стороны к проекту Одесса—Броды, что может привести к отсутствию необходимого ресурса нефтяного сырья. В недоумении также находятся и наши европейские партнеры.

— Так премьер уже рассмотрел ваше письмо с описанием ситуации?

— Премьер у нас — человек добрый, и он дал еще один шанс Бойко и Василенко выполнить данные им поручения. Частично они их уже выполнили. Выплачены деньги компании PriceWaterhousCoopers за очередной этап работы. Но с компанией Energy Solutions до сих пор не рассчитались, и она собирается подавать в суд на «Укртранснафту». А это может привести к очередным усложнениям, и для реализации проекта позитива не добавит.

— Президент недавно провел совещание по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, где обратил внимание на криминальные составляющие в работе оффшорных компаний, которые несут прямые убытки государству. В этой связи, как вы можете прокомментировать информацию об операторстве оффшорной компании на терминале «Південний»? Каким образом оффшорка была допущена на украинский стратегический объект?

— Да, к сожалению, это так. На одном из последних совещаний в Москве россияне нас упрекали в том, что не могут заполнить Приднепровские нефтепроводы из-за дороговизны перевалки нефти (тариф был поднят до 14 долл. за тонну) и наличия посредников.

Поэтому я направил соответствующие документы в Кабинет министров с просьбой дать поручение компетентным органам всесторонне проверить данную информацию. Кроме того, как глава правительственной комиссии я направил соответствующий запрос и непосредственно в «Укртранснафту», которая сегодня (в четверг. — Т.С.) на заседании правительственной комиссии подтвердила, что с 1 января этого года перешла на работу исключительно с посредниками.

Правда, поскольку произошла утечка информации, то тарифы уже понижены до 6 долл. Но позиция Министерства топлива и энергетики остается прежней: там не должно быть никаких посредников, «Укртранснафта» должна остаться единственным оператором по транспортировке нефти.

— Отвечает ли, по вашему мнению, национальным интересам Украины соглашение между «Транснефтью» и «Укртранснафтой», согласно которому последняя передала свои операторские функции российскому монополисту?

— Конечно нет. Причем «Транснефть» в данном случае выступает оператором (посредником) для собственников российской нефти на украинской территории, а наша «Укртранснафта» оказывает услуги этому посреднику. Согласитесь не самая почетная роль для украинской национальной нефтетранспортной компании — монополиста. А теперь Бойко и Василенко, чьими руками это все и сделано, сидят в Москве и уговаривают «Транснефть» разрешить провести эксперимент для ЕАНТК. Безусловно, вы правы, как минимум, условия этого договора должны быть существенно пересмотрены, как максимум, не должно быть в национальных компаниях руководителей, унижающих своими действиями и себя и страну.

— Вы можете сегодня сказать, кому будут переданы в концессию нефтепровод Одесса—Броды и терминал «Південний»?

— По этому поводу тоже появилось много разных суждений. Даже спекуляции начались. Предложения народных депутатов, которые внесли в парламент законопроект о внесении изменений в закон о концессиях, были поддержаны вице-премьером по вопросам ТЭК и правительством как дополнительная возможность сдвинуть дело с мертвой точки. То есть, если будет разрешено передать нефтепровод Одесса—Броды в концессию, то вероятный концессионер будет заинтересован в первую очередь в том, чтобы эта труба заработала. Возможность концессии мы рассматриваем только с этой точки зрения. Мы сделали соответствующие предложения и нашим российским партнерам, и западным. Дальше этого дело не пошло. Поскольку парламент пока отложил этот вопрос, мы работаем на принципах построения партнерства с унитарным государственным предприятием, которое будет транспортировать нефть из Одессы в Броды.

— После создания НАК «Энергетическая компания Украины» некоторые наблюдатели заговорили о том, что Минтопэнерго превращается просто в Минуглепром. Чем же станет заниматься ваше министерство, если сегодня, помимо холдинга г-на Дубины, у нас существуют и НАК «Нафтогаз України», и НАЭК «Энергоатом»?

— Нужно читать указ Президента, которым утверждено положение о нашем министерстве, и указ, учреждающий эту компанию. И тогда видно, что наши функции нигде не пересекаются. Указом Президента фактически предусматривается передача пакетов акций государственных энергопоставляющих и энергораспределяющих компаний в уставный фонд НАК. То есть формируется холдинг, он будет управлять корпоративными правами и получать от этого доходы, то есть, по сути, это финансовый холдинг.

В 2003 г. у нашего министерства тоже не было в управлении корпоративных прав. Если помните, в начале года специальным решением их отдали Фонду госимущества. Тогда ведь никто не говорил, что Минтопэнерго лишается части своих функций. Сейчас то же самое. Причем НАКу отдаются только государственные пакеты акций, но есть и негосударственная часть, которая находится в сфере компетенции Минтопэнерго. Существуют и приватизированные компании. Кто будет заниматься обеспечением реализации государственной политики в ТЭК и обеспечением энергетической безопасности государства? Кто будет разрабатывать предложения относительно усовершенствования экономических рычагов стимулирования развития ТЭК, участвовать в формировании, регулировании и усовершенствовании рынка топливно-энергетических ресурсов?

Я всегда говорил, что министерство должно трансформироваться из отраслевого в функциональное. То есть административно-хозяйственные функции должны уйти на второй план, а больший упор необходимо сделать на стратегически важные вопросы. Мы потеряли в стране очень много за то время, пока «тушили пожары». У нас ведь постоянные авралы. То к зиме готовимся, то спасаем угольную промышленность, то решаем, как рассчитаться с долгами по газу. А важные стратегические вопросы упущены, поскольку ими некогда было заниматься. Мы ведь упустили вопросы развития рыночных отношений. Если в электроэнергетике они в определенной степени уже есть, то в нефтегазе мы получили супермонополиста. Существует еще и масса других проблем.

Так что, возвращаясь к вашему вопросу, отвечу: я не вижу тут никаких противоречий. Более того, министру будет гораздо проще работать, понимая, что существует один руководитель, отвечающий за группу компаний. Такое структурирование произошло уже в частных компаниях.

А поднимают этот вопрос больше те, кто сам бы хотел иметь полномочия по управлению финансово-товарными потоками.

— Недавно состоялись украино-немецкие консультации на высшем уровне. Были ли приняты в Берлине какие-то решения по газотранспортному консорциуму? Когда, наконец, к его созданию будут привлечены европейские участники?

— «Рургаз» устами своего представителя в Украине заявил, что намерен участвовать в первом этапе строительства газопровода от Ужгорода до Богородчан. Официального сообщения правительства Германии по этому поводу пока нет.

— А как могло получиться, что транспортировку туркменского газа в Украину и экспорт газа из Украины в Европу выполняет компания с сомнительной репутацией, и, по сообщениям СМИ, зарегистрированная в Венгрии тремя безработными румынами?

— Да, об этом пишут, но документов нет. А кто знает, чьей была корпорация «Итера»? Тоже ведь зарегистрирована где-то не в России.

В этой ситуации, видимо, руководитель НАК «Нафтогаз України» руководствовался критериями возможной выгоды для компании. Действительно, мы получили транспортировку чуть-чуть, на пару процентов, дешевле, чем была у «Итеры». Но «Итера» была обязана самостоятельно продавать весь газ, полученный за транспортировку, на украинском рынке. Таким образом, мы, во-первых, сохраняли баланс газа, а во-вторых, не было абсолютного монополизма, у нас на рынке наблюдалась хоть какая-то конкуренция. Сегодня этого нет. В результате, в том числе и по этой причине запасы природного газа в хранилищах уменьшились более чем на семь миллиардов кубических метров. То есть, выиграв в одном, мы потеряли в другом. С одной стороны, транзит, доставка газа, возможно, стала незначительно дешевле, с другой — энергетическая безопасность государства в сфере газоснабжения существенно уменьшилась. И Президент на одном из последних совещаний сделал замечание по этому поводу. Так что и мы будем реагировать.

— А как в ситуации, когда происходит реэкспорт российского газа по заниженным ценам, реагируют сами россияне? Ведь они, по сути, несут убытки, им было бы гораздо выгоднее самим продавать этот газ по рыночной европейской цене.

— По межправительственному соглашению Украина обязана согласовывать с Россией объемы газа, направляемые на экспорт. Все несогласованные объемы должны облагаться дополнительной пошлиной. Определенные объемы были согласованы, хотя в прошлом году Россия достаточно резко реагировала на вопросы экспорта газа из Украины и на его цену. Но до каких-то конкретных санкций дело пока не дошло.

— Но такие санкции могут последовать?

— Запросто. В случае грубого нарушения условий договоренностей.

— Как вы думаете, повлияют ли на украино-российское сотрудничество в энергетической сфере отставка правительства Касьянова и формирование нового кабинета?

— Давайте подождем формирования нового правительства, прежде чем давать какие-то оценки. Ушедшее в отставку правительство России было высокопрофессиональным. Оно работало весьма долгий период и ему очень много удалось сделать как в экономике своей страны, так и в отношениях с другими государствами. Виден прогресс во внутренних реформах, заметен рост макроэкономических показателей, произошло существенное оздоровление финансов. Поэтому я думаю, президент России не допустит, чтобы следующее правительство было менее профессиональным. Его основой, наверное, будут действующие министры. В частности, вероятно, вице-премьер Христенко как минимум не понизит свой статус, и целый ряд ключевых министров сохранят свои портфели.

Мы можем только позавидовать россиянам по поводу стабильности в их правительстве. Это создает возможность реализовывать долгосрочные экономические программы, поднимающие государство на более высокий экономический и политический уровень.

Кстати, на этой неделе мы с Игорем Юсуфовым (и.о. министра энергетики РФ) подписали совместные балансы электроэнергии и нефтяного сырья на 2004 год и совместный баланс нефтяного сырья России и Украины до 2020 года. Это очень важные документы и подписаны были впервые. Они дают понимание, откуда мы будем брать нефть до 2020 г. И демонстрируют взаимный интерес к долгосрочному сотрудничеству.

— На прошлой неделе исполнился год, как нам объявили о начале формирования ЕЭП. Как продвигаются дела «четверки» в энергетической сфере? Если судить по российско-белорусскому газовому конфликту, в товарищах согласья нет.

— Мы планировали провести в феврале четырехстороннюю встречу министров-энергетиков в рамках ЕЭП после серии двусторонних переговоров. С Казахстаном мы наши взаимоотношения отрегулировали, с Россией тоже, а с Беларусью, должен отметить, у нас никаких проблем нет. Российско-казахские переговоры также прошли нормально. Думаю, Казахстану и Беларуси также нечего делить. И мы все ждали, чем закончится российско-белорусский диалог. Пока — неудачей.

Я не думаю, что там какая-то энергетическая проблема. На первом месте, видимо, финансовые вопросы — нерасчеты за энергоносители. Экономическая проблема — недоговоренность по уровню цен. Думаю, что присутствуют и политические факторы.

Но созданный прецедент не может быть исключительно двусторонним. Ведь вы знаете, что пострадала Польша, на грани отставки было ее правительство. Явную обеспокоенность демонстрировал Европейский Союз. Еврокомиссия недвусмысленно дала понять, что такие действия недопустимы.

Кстати, на недавних трехсторонних консультациях Украина—Польша—ЕС мы больше половины времени уделили как раз вопросам диверсификации поставок энергоресурсов. Защите внутренних интересов, взаимной работе по снижению рисков в поставках энергоносителей.

— Во время белорусско-российского конфликта Украина заявила о готовности увеличить транзит газа через свою территорию. Как вы думаете, это по-братски по отношению к Белоруссии? Или же мы выполняли свой долг перед Европой?

— Мы не можем вмешиваться в двусторонние отношения. А наша газотранспортная система принадлежит всем. Мы ратифицировали договор к Энергетической хартии и предоставляем беспрепятственный доступ к транзиту природного газа по своей территории. На недавней трехсторонней встрече, кстати, было подчеркнуто, что Украина за 30 лет ни разу не допустила ни малейшего сбоя в транспортировке газа в Европу (вопреки обвинениям со стороны России несколько лет назад). И в Европе Украина считается надежным партнером в этой сфере. Если бы мы отказали ей по каким-то политическим соображениям, скажем, из чувства братской солидарности с Беларусью, это было бы неправильно. Тем более что проявлять подобную солидарность нас никто не просил. А у нашей газотранспортной системы есть свободные мощности. Мы в последние годы достаточно много вкладываем не только в поддержание ее нормального технического состояния, но и в развитие: идет замена оборудования на газокомпрессорных станциях, меняем даже целые участки, вызывающие опасения, меняем регулирующую автоматику. Мы увеличили надежность и практически достигли проектной пропускной способности нашей ГТС. И сегодня она используется не на полную мощность. Так что, пожалуйста, транспортируйте, у кого есть возможности.

Беларуси же можно пожелать как можно скорее урегулировать отношения с Россией и доказать, что она партнер надежный. Хотя, думаю, что и со стороны России нужно было постараться решить все вопросы путем переговоров, а не закрытием кранов. Пострадал имидж и Белоруссии, и России. А страны Европы стали еще больше задумываться над диверсификацией источников поставок газа и других энергоносителей.

— Минувшей осенью идеолог российского «либерального империализма» г-н Чубайс пообещал, что РАО «ЕЭС» скоро будет решать задачи антикризисного менеджмента не только в России, но и Грузии, Армении, Украине, Казахстане. Ну как, уже что-нибудь они у нас порешали? И вторая часть вопроса: недавно г-н Христенко, напомнив, что львиная доля нефтеперерабатывающей отрасли Украины принадлежит российским компаниям, заявил, что на очереди — украинская электроэнергетика. Как вы относитесь к такой возможности очередной экспансии российского капитала в Украину?

— Оставим высказывания
г-на Чубайса на его совести. Что касается уровня качества управления, то я считаю, что мы на несколько лет опередили Россию в этом вопросе. В продвижении рыночных реформ, совершенствовании взаимоотношений между субъектами, в прозрачности и т.д. Поэтому им бы нужно приезжать сюда учиться. Причем говорят об этом и заместители самого Чубайса. У нас есть целая группа приватизированных компаний, которые сегодня очень эффективно работают. Да, мы прошли весьма сложный путь формирования взаимоотношений государства и собственников этих компаний, был очень трудный период в 1998—99 гг. Но сегодня мы видим результаты. У нас расчеты на оптовом рынке со стороны приватизированных облэнерго на уровне 100%. Идут инвестиции в развитие этих компаний, в первую очередь в систему учета электроэнергии, то есть в энергосбережение, повышение надежности линий электропередач, подстанций. В прошлом году мы впервые сломали тенденцию роста коммерческих и технологических потерь в электросетях и уменьшили потери на 1,3 млрд. киловатт/часов. Если это перевести, например, в уголь, то его, таким образом, сэкономлено примерно 600 тыс. тонн.

Россия же несколько лет только ведет дискуссию, в каком направлении вести реформу. И теперь, когда они сформировали ее концепцию, им нужно несколько лет на ее реализацию. Так что тут я с г-ном Чубайсом не согласен. Мы сегодня неконкурентоспособны с Россией только по одному показателю — по стоимости первичного сырья. Если бы мы привели к единой цене газ и уголь для наших электростанций, то, думаю, давление по продаже электроэнергии было бы в сторону России. (Хотя мы сегодня работаем по принципу нулевого сальдо перетока электроэнергии.) И когда Россия обсуждает с возможными будущими партнерами по ВТО условия вхождения в эту организацию, одно из главных их условий — это паритет внутренних и внешних тарифов. Если россияне этого не сделают, значит, они ведут нецивилизованную, неконкурентную политику по отношению к своим партнерам. В том числе и по ЕЭП, которое необходимо рассматривать как один из этапов вступления в ВТО его участников. А если Украина первой станет членом ВТО, то она должна будет применить ее нормы и по отношению к своим партнерам по ЕЭП. В его концепции рассматривается разноскоростная и разноуровневая интеграция, вот мы и говорим партнерам по «четверке», мол, давайте мы первые вступим в ВТО, но тут же оказываемся в тупике. Ведь, став членами этой международной организации, мы сразу же должны предъявить точно такие же критерии и партнерам по ЕЭП.

А Чубайс вел в Украине переговоры с миноритарными частными акционерами энергокомпаний, но, по моей информации, они высказались против такого сотрудничества, поскольку на этом этапе не видят в нем привлекательности для себя.

— Значит, г-н Христенко несколько преувеличил возможности российского капитала скупить украинскую электроэнергетику?

— Есть свободный рынок — вторичный рынок корпоративных прав, акций, которые можно и сегодня купить, и завтра. Ведь все имеет свою цену. Но когда новый собственник хочет войти миноритарным акционером, то он должен что-то предложить своим партнерам. Будь то ноу-хау, новые технологии по управлению или еще что-то. В противном случае он не получает никакой выгоды. Он приобретает пакет, но контроль за управлением находится у государства или же у владельцев контрольного пакета. Повторяю, от миноритарного вхождения РАО «ЕЭС» украинские частные акционеры отказались, поскольку посчитали это для себя невыгодным и неэффективным. Что касается приватизации государственных пакетов, то она, согласно указу Президента, невозможна.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК