ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ НЕВОЕННОГО СЕКТОРА БЕЗОПАСНОСТИ УКРАИНЫ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

11 июня, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 11 июня-18 июня 2004г.
Отправить
Отправить

НУЖНЫ ЧЕТКИЕ ПРАВОВЫЕ НОРМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ Иван БИЛАС,советник премьер-министра Украины В пределах обсуждаемой темы есть много вопросов, требующих ответа...

НУЖНЫ ЧЕТКИЕ ПРАВОВЫЕ НОРМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Иван БИЛАС,
советник премьер-министра Украины

В пределах обсуждаемой темы есть много вопросов, требующих ответа.

Первый. Почему на территории США, Великобритании, Франции полицейский как лицо, осуществляющее правоприменение, а не охрану права (там есть другие органы, занимающиеся этим, и в Украине должно быть так же), за нарушение кем-либо закона — то ли президентом, то ли парламентарием — останавливает нарушителя и привлекает его к ответственности? И нарушители не имеют никаких претензий, а если это нарушение серьезное, то подают в отставку. Целесообразно рассмотреть проблему с этой точки зрения.

Если мы сегодня хотим четко выделить в правоохранительной системе Украины роль невоенизированных формирований, которые никогда не были правоохранительными, а являются по сути правоприменительными, следует начать с предоставления им невоенного статуса. Констатировалось, что это невоенизированные органы. С таким мнением сложно согласиться — поскольку эти органы остаются составляющей военных формирований как по системе званий, так и по выполняемым функциям. И числятся правоохранительные органы, в частности, милиция, в единой системе Вооруженных сил Украины.

В условиях формирования гражданского общества следует, прежде всего, заботиться о преобразовании этих структурных частей правоохранительной системы в органы по предоставлению социальных услуг гражданам. Причем — начать охранять именно личность. Таким образом будут выполняться функции по охране общественного порядка, борьбе с преступностью, защите конституционных основ от преступных посягательств.

Второй. Почему так произошло в Украине?

Работая над проектом Конституции, мы настаивали, что в Основном Законе общества, стремящегося стать гражданским, должны быть четко выписаны нормы функционирования правоохранительных органов. Но этого не сделали, ссылаясь на нецелесообразность излишней детализации конституционных норм. Между тем именно отсутствие таких норм и приводит сегодня к появлению разнообразных вневедомственных, ненормативных инструкций, которые часто даже не регистрируются в Министерстве юстиции.

Третий. Почему в условиях конституционной реформы снова (наверное, умышленно) не поднимают этот вопрос? По-видимому, чтобы эти органы по-прежнему остались без эффективного, прежде всего правового контроля. Ведь гражданский контроль — это производная, он может быть эффективным лишь в том случае, если мы все, вместе с правоохранительными и правоприменительными органами, сформируем гражданское общество.

В условиях сегодняшнего противостояния происходит политическая борьба за влияние на правоохранительные органы. К ней привлекают и самих блюстителей порядка, при этом безосновательно обвиняя их в чрезмерной заполитизированности. Так кто же хочет сделать их чрезмерно заполитизированными? Охрана гражданских прав, конституционных свобод, борьба с преступностью всегда будут внутренней политической функцией государства. Аполитичный правоохранитель, который, к тому же, не руководствуется законом и не подлежит эффективному контролю, — будет страшным исполнителем воли любого тирана.

Я бы не хотел, чтобы после будущих изменений партия, пришедшая к власти, совершала с помощью подобных «блюстителей порядка» расправу над теми, кто сегодня по объективным причинам возбуждает уголовные дела (например, за преднамеренное уклонение от уплаты налогов в очень крупных размерах). Или привлекала к ответственности тех, кто якобы не выполнил волю того или иного народного депутата, требовавшего не применять санкции против определенных бизнес-структур. Это будет еще большая вакханалия, и мы никогда не сможем создать в Украине действительно эффективную правоохранительную систему.

Кому должны служить правоохранительные органы? По мнению различных политических партий, — именно им. Сегодня в составе правоохранительных органов нет членов той или иной политической партии. Но этого недостаточно. Только тогда, когда мы с вами разработаем концептуальные модели правовых норм функционирования правоохранительных органов, а парламентарии воплотят их в соответствующих законах, — мы получим для общества то, что хотим.

Четвертый. Отвечает ли материальное обеспечение правоохранительных органов требованиям к ним? Нет, оно крайне неудовлетворительное. Сегодня правительство делает все, чтобы хоть как-то улучшить ситуацию. Тем не менее предыдущий Кабинет министров, зная состояние дел, пошел на чрезвычайно рискованный эксперимент — вопреки закону и Конституции были отменены социальные гарантии блюстителей порядка. Речь шла о копейках, но это вызвало очередное социальное напряжение.

В этом контексте можно напомнить показательный эпизод из прошлого. В 1965 г. очередной генеральный секретарь коммунистической партии, когда ему предложили повысить зарплату работникам милиции, ответил — обойдутся, они взятки берут. Я бы не хотел, чтобы в Украине, в условиях, когда гражданское общество только формируется, опять появилась какая-то единственно правильная, руководящая и направляющая партия, как бы она ни называлась. Не следует, не задумываясь о последствиях, создавать проблемы и ставить правоохранителей в безвыходное положение...

Пятый. Как должен вести себя блюститель порядка на выборах? Здесь следует исходить из двух предпосылок: во-первых, каждый правоохранитель — гражданин Украины, имеющий конституционное право голосовать за кого-либо; во-вторых, во время выборов он должен обеспечить надежную охрану общественного порядка — объективно и справедливо. Тогда будет порядок.

ГОСУДАРСТВО ПОСТАВЛЕНО
НА СЛУЖБУ ОЛИГАРХОВ

Михаил ВОЛЫНЕЦ,
народный депутат Украины

В условиях, когда олигархи поставили государство себе на службу, попираются свобода и интересы всех граждан страны. Пример: выборы 2002 г. в г. Димитрове Донецкой области, где на избирательных участках сразу же после их открытия появились группы наркоманов, пачками вбрасывавших бюллетени в урны. Мы задержали четырех таких человек и отвели их в милицию, но через полчаса они продолжали делать то же самое, поскольку милиция их отпустила. Под вечер бритоголовые мужики с уголовной внешностью (до 30 человек) подъезжали на девяти легковых автомобилях, заходили в участки, окружали урну, чтобы наблюдатели не могли им помешать, кулаками разбивали в урнах щели и вбрасывали бюллетени — сколько хотели. Неединичными были случаи подкупа избирателей, которые я наблюдал лично. Результаты выборов таким образом были фальсифицированы.

По поводу действий правоохранительных органов в политических акциях могу засвидетельствовать следующее. За месяц до упомянутых выборов в Димитрове представители СБУ «подготовили» мне автомобильную аварию, в которой я должен был погибнуть, и это не произошло лишь по случайному стечению обстоятельств. В свое время я заплатил деньги некоторым сотрудникам СБУ, и они принесли мне материалы внешнего наблюдения за мной и моей семьей. Каждый шаг проконтролирован, каждая секунда. В том материале мне даже прозвище дали — Воланд.

За время депутатства работники милиции четыре раза избили меня в людных местах. Во время мирного пикетирования администрации Президента арестовывали людей, я попытался заступиться: сообщил тем, кто проводил аресты, что я народный депутат, показал удостоверение, значок и сказал: остановитесь. Ответили: «А, ты депутат!» — начали ругаться, меня жестоко избили. Во второй раз сломали ребра; третий случай — во время блокирования администрации Президента, когда туда, добиваясь встречи с Президентом Л.Кучмой, пришли 49 народных депутатов. Я вместе с другими 12 депутатами хотел пройти в помещение администрации, выяснить, что там происходит. Работники милиции грубо нас задержали, мне сломали палец на правой руке. Когда я подошел к генералу Савченко и показал ему перелом, он сказал: «Очень обидно, но два народных депутата уже написали мне заявление, что вы покалечили милиционера, нанесли ему телесные повреждения».

Подобных примеров можно приводить много, в т.ч. — из деятельности парламента. Мы все видим, что на голосование выносятся законы, которые депутаты не видели и граждане Украины не обсуждали. Именно так принимался закон о Государственном бюджете Украины на 2004 г., а рассмотрение закона о ратификации Соглашения о формировании Единого экономического пространства происходило без каких-либо экономических обоснований. Когда я попытался хоть как-то воспрепятствовать этой ситуации, меня побили представители олигархических кругов в сессионном зале парламента. Неужели советники премьера, уважаемые генералы и представители силовых структур не видят этого? Выйдите на улицу, спросите кого угодно, и вам скажут, каков уровень коррупции в силовых структурах, какова роль милиции и спецслужб, кому они служат...

НЕ НУЖНО ПРИЗЫВАТЬ
К РАЗРУШЕНИЯМ — СЛЕДУЕТ ПРАВИЛЬНО ОПРЕДЕЛИТЬ ПУТИ РЕФОРМИРОВАНИЯ

Ярослав КОНДРАТЬЕВ,
ректор Национальной академии
внутренних дел Украины

Мы должны выработать актуальные предложения, которые будут воплощаться через законы, постановления и другие нормативные акты. Наше общество развивается, а вместе с ним реформируются и правоохранительные, или правоприменительные органы. Это характерно не только для Украины, но и для большинства стран Европы и мира, чьи правительства уже свыше десяти лет ищут пути усовершенствования правоохранительных структур, более эффективные способы контроля над их деятельностью. Украина не может стоять в стороне, ведь она является участницей процессов, происходящих не только на территории Европы, но и во всем мире.

Сейчас наше государство вступило в непростой период развития. И нужно по-хорошему вносить предложения. А если есть грубые нарушения прав человека, то должно быть и надлежащее реагирование. Для этого существует прокуратура, и к ней необходимо обращаться с заявлением. А мы можем констатировать, что в нынешних условиях давление общественности на правоохранительные органы будет расти. Это естественно — общество хочет, чтобы его дела надежно защищались. Оно тоже за последние десять лет изменило свое лицо, и, возможно, отдельные его черты не очень хороши. Со многим нужно бороться более активно, наступательно. И сегодняшнее мероприятие — свидетельство этого.

Понятно, что внутренняя безопасность в государстве будет зависеть от того, насколько органы внутренних дел будут готовы ее защищать. Готовы ли к этому реформирующиеся сегодня силовые структуры? Можно уверенно сказать — спокойствие в Украине, начиная с 1990 г. (намного более сложного, чем 2004 г.), обеспечено благодаря правоохранительным органам. Ни у кого это не вызывает сомнений — кровопролития не было.

Не нужно призывать к разрушениям, следует правильно определить пути реформирования, осуществления правового контроля. Как практик, а сейчас — педагог, руководитель национального вуза, я согласен: законодатели должны определить (или поручить это соответствующим руководителям государства) внутренние и внешние угрозы внутренней безопасности. И на основании этого мы должны осуществлять реформирование правовой базы. Поэтому от предложений, внесенных сегодня, будет зависеть многое.

Необходимо понять ситуацию, в которой находятся сейчас правоохранительные органы. Она очень непростая. С одной стороны, общество, которое хочет жить спокойно, и каждый из нас, в частности, желает, чтобы его права были защищены. С другой — правоприменительные органы действуют под давлением политических партий, постоянно пытающихся вступить с ними в полемику. И наконец, правоохранительные органы — это часть властных структур. Поэтому на них возложена задача защиты и воплощения в жизнь правительственных программ. Следовательно, нужны правильные рекомендации того, как действовать, чтобы не было критики.

По поводу событий в Мукачево. Сейчас есть соответствующее поручение Верховной Рады, возбуждено уголовное дело, существуют наблюдательные структуры, контролирующие развитие событий. Ситуация была непростой, ведь произошло нарушение закона. А кто прав — решат следственные органы, которые и отчитаются перед Верховной Радой, и доложат правительству в установленные сроки.

Я сотрудничаю с институтами, исследующими уровень доверия к правоохранительным органам, и владею информацией за последние четыре года, в частности, по сравнению с другими странами. Уровень доверия населения к правоохранительным органам растет, и он не ниже, чем в Польше, Венгрии или других государствах.

В чем ошибки блюстителей порядка? По моему мнению, — это в отдельных случаях недостаточный профессиональный уровень и не всегда адекватно реагирование на заявления граждан.

БЕЗ СМЕНЫ ПРЕЗИДЕНТА И ПРАВИТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ НИКАКИЕ ЗАКОНЫ ВЫПОЛНЯТЬСЯ НЕ БУДУТ

Василий ЧЕРВОНИЙ,
народный депутат Украины, член комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного
обеспечения правоохранительной деятельности

Прежде чем выдвинуть конкретные предложения по реформированию правоохранительных структур, хотел бы привести три примера, красноречиво свидетельствующих о степени не просто коррупции, а деградации правоохранительной системы Украины.

Первый. Во время избирательной кампании 2002 г. в оппозиционных СМИ была напечатана моя статья о незаконном тайном собрании руководителей районных, городских и областной администраций Ривненской области в помещении областного Управления внутренних дел (УВД). На собрании председательствовали начальник областного УВД, генерал, а также кураторы из Министерства внутренних дел (МВД), которых командировали во все области Украины для проведения аналогичных секретных совещаний. На них ставились задачи по фальсификации результатов подсчета голосов на всех избирательных участках. На каждый избирательный участок выделялось по 1000 долл. — грязные деньги, отмытые криминальными структурами, приближенными к администрации Президента и МВД. Министерство никак не отреагировало на эту публикацию. Комментарии излишни.

Второй. У меня в руках — секретная инструкция, согласно которой отделы внутренней контрразведки областных управлений борьбы с организованной преступностью и коррупцией провели антиконституционный сбор информации и компромата против политиков, руководителей областных и районных звеньев политических партий, входящих в состав парламентских фракций блока «Наша Украина» В.Ющенко, Блока Юлии Тимошенко и Социалистической партии Украины. Здесь 23 пункта, в соответствии с которыми собирается информация о родственниках, знакомых, друзьях, любовницах или любовниках, других лицах, с которыми поддерживают отношения фигуранты, отслеживается их финансовая поддержка (11 пунктов), а также отношения с органами государственной власти — не имеют ли оппозиционные силы сторонников в местных органах государственной власти. Эта информация два месяца назад по закрытым каналам направлена в МВД и в форме секретного доклада — в администрацию Президента Украины. Инструкцию я передал в СБУ. Реакция отсутствует.

Третий пример — события в Мукачево. Я был их участником, а именно — наблюдателем от общественной организации «Просвіта» на избирательном участке №36, и поэтому могу засвидетельствовать, как действовала во время выборов милиция.

Руководство областного УВД издало распоряжение, согласно которому милиционеры в день выборов не брали нарезное оружие, хотя концентрация в городе криминалитета, причастного к команде известной пропрезидентской партии, увеличилась в десятки раз. Кроме местных лиц, приехали группы стриженых молодчиков из Львовской, Ивано-Франковской и даже Днепропетровской областей. Об этом милиции и СБУ было известно.

Когда поступили первые протоколы и информация по телефону о том, что кандидат от оппозиции побеждает, было дано указание снять с избирательных участков половину милиционеров, то есть вместо десяти осталось по пять, — и начались нападения на те избирательные участки, где еще не закончилось оформление протоколов. А когда результаты были объявлены уже по всем избирательным участкам, и власть поняла, что кандидат от оппозиции набрал примерно в два раза больше голосов, чем кандидат от власти, поступила команда атаковать участки и изъять документы, прежде всего — бюллетени для тайного голосования. К счастью, попытка оказалась неудачной, поскольку народные депутаты вместе с общественными наблюдателями, журналистами и пятью невооруженными милиционерами (всего 10—20 человек) смогли дать отпор примерно 40 атакующим. В следующую после выборов ночь, в соответствии с командой областного УВД, была снята охрана территориальной городской избирательной комиссии, где хранились документы со всех избирательных участков. Разумеется, для того чтобы документы были успешно похищены. Что и сделали уголовные авторитеты во главе с шурином главы администрации Президента.

На 36-м участке, где я был наблюдателем, предупредил и председателя комиссии, и подполковника милиции о том, что нам стало известно о плане устранения наблюдателей с участка до 20 часов, то есть до окончания процесса голосования. Этот план не удался только потому, что к нам своевременно попала информация, которую передал всем руководителям участковых комиссий (а среди них не было ни одного представителя оппозиции) исполняющий обязанности мэра Мукачево. Соответственно начальник УВД давал команду милиции выполнять любые противозаконные указания председателей участковых комиссий.

Предложения: конституционные — нужно, чтобы не Президент, а парламент утверждал руководителей правоохранительных органов. Без этого невозможны серьезные изменения. Но сначала должны произойти политические перемены в государстве: должен смениться Президент Украины и, соответственно, правительство. Без таких изменений никакие законы выполняться не будут.

Кроме того, для эффективного парламентского контроля над правоохранительными органами нужно обеспечить утверждение кандидатур их руководителей парламентом, причем — через обязательное предварительное собеседование в профильных парламентских комитетах, как это делается в европейских государствах. Руководители парламентских комитетов должны получить право присутствовать на всех открытых совещаниях, коллегиях силовых министерств и ведомств (как и генералы — на заседаниях парламентских комитетов).

Законодательные — должен быть принят закон, который оппозиция давно «пробивает» через парламент, — «О временных следственных и специальных комиссиях Верховной Рады Украины».

Кадровые — до тех пор, пока правоохранительные структуры, особенно СБУ, не будут реформированы по схеме стран Балтии и Восточной Европы, ими будут руководить люди, считающие своими идеологическими руководителями спецслужбы Российской Федерации. Не секрет, что за 13 лет независимости не только не задержан ни один российский шпион, — не возбуждено ни одно уголовное дело по этому поводу. Это свидетельствует о том, какой кадровый потенциал остался в правоохранительных структурах Украины, прежде всего в СБУ.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ —
НЕ ПАНАЦЕЯ

Анатолий ГУЦАЛ,
первый заместитель
директора Национального института
проблем международной безопасности

Мы должны уйти от тенденциозности, возникшей в результате острых политических процессов, происходящих в Украине. К сожалению, представленный на «круглом столе» материал демонстрирует, на мой взгляд, несколько односторонний подход к проблеме, в нем заранее сформулировано определенное обвинение в адрес правоохранительных органов. Думаю, такой подход непродуктивен, поскольку базируется на конфронтационном взаимодействии между самими правоохранительными органами и политической системой, а также между гражданским обществом и правоохранительными органами. Между тем, надо искать пути разблокирования этого противостояния.

Корень проблемы — в том, что транспарентность, демократический контроль становятся как бы некой целью движения. Мы забываем, что это лишь средство, а цель — безопасность: общественная, национальная безопасность гражданина, хозяйствующих структур и т.д. Понятие безопасности как цели деятельности всех правоохранительных органов почему-то ушло из обсуждения. Вместо этого сформулированы некие псевдоцели: реформируемся, потому что идем в Европу, потому что необходимо соответствовать демократическим нормам. Это важно, но нельзя забывать, что правоохранительные структуры созданы для одного — обеспечения безопасности.

В деятельности сотрудников правоохранительных структур, несомненно, есть проблемы. Возможно, основные — это низкий уровень нравственности, политической, а главное — профессиональной культуры. Но демократический контроль эти проблемы не решает.

Рассматривая вопросы повышения уровня безопасности и эффективности правоохранительных органов, следует, на мой взгляд, принимать во внимание три обстоятельства.

Во-первых, следует учитывать, что недостатки правоохранительных органов некоторым образом преувеличены. Так, говоря о низком уровне доверия граждан к правоохранительным органам, надо делать определенную поправку на то, что их образ демонизируется в СМИ, особенно в кино. Когда слушаешь некоторых депутатов, создается впечатление, что они насмотрелись подобных фильмов и через призму увиденного заранее обвиняют правоохранительные органы в коррупции. Но назовите хоть одного олигарха из числа бывших сотрудников правоохранительных органов. Нет таких, нет даже по-настоящему богатых людей.

Во-вторых, говоря о контроле как о панацее, следует вспомнить, что мы уже имели мощный гражданский контроль в 1991—1992 годах. Тогда все руководители правоохранительных органов, спецслужб проходили через «сито» парламентских комиссий — и именно тогда работа правоохранительных органов была фактически парализована. В результате произошел всплеск преступности — не потому, что сотрудники правоохранительных органов ее возглавили, а потому, что они были деморализованы и дезорганизованы. По опыту своего пребывания в спецслужбе могу сказать, что фактически первые три-четыре года после обретения Украиной независимости служба бездействовала, она только наблюдала, ибо не имела правового поля. Наши западные коллеги признавали, что органы госбезопасности до 1991 года были самыми некоррумпированными структурами. Более того, наша партийная организация контрразведывательного отдела в 1990-м «посмела» пригласить «на ковер» Киевский горком партии. Это движение поддержал и начальник управления. А сегодня мы обвиняем органы безопасности в том, что это самая коррумпированная структура. Мы плохо учим и знаем свою историю. А прежде чем обвинять, следовало бы совершить такой «исторический реверс».

В-третьих, международный аспект безопасности. Сейчас речь идет о некой «секьюритизации» общества, о дилемме между безопасностью и демократией. Фактически наблюдается формирование двух моделей ее решения. Европейский подход связан с гражданским контролем и прозрачностью; американский — с усилением безопасности, созданием «сверхминистерства», которое фактически довлеет над обществом, забирая у гражданских структур часть их полномочий. Это мировые тенденции, которые мы должны учитывать.

Что надо делать?

Мы упускаем очень важный момент, связанный с организацией безопасности как таковой. Это — действие гражданского общества. Не контроль, а действие, которое мы видим, прежде всего, в развитии негосударственной сферы безопасности. Это мощнейшая сфера, находящаяся сегодня вне правового регулирования и фактически под правоохранительными органами, что прежде всего и порождает коррупцию.

Я представляю здесь не только государственную структуру, но и гражданскую — «Международное антитеррористическое единство». Эта организация попыталась объединить все негосударственные структуры и общими усилиями разработать документы, которые ввели бы в правовое русло деятельность негосударственной сферы безопасности (а там остались кадры, профессиональная подготовка которых выше, чем в сфере государственной). Наличие и развитие такой сферы будет мощнейшей альтернативой и позволит, с одной стороны, действительно уничтожить коррупцию как явление в самом зародыше. А с другой — обеспечит развитие механизмов гражданского действия. Гражданское участие мы должны искать именно здесь, где у нас более развиты традиции и где мы можем достичь большего эффекта.

Второе направление деятельности — гражданское движение в поддержку борьбы с терроризмом. События в Москве и «Норд-ост» показали, что общественность не готова к тем вызовам, которые сегодня уже фактически прозвучали. Безразличие населения к таким вопросам — очень опасное явление.

И последнее. Регулирование деятельности правоохранительных органов во всех странах осуществляется, как правило, через финансирование. В Государственном бюджете Украины финансирование безопасности следует предусматривать отдельной строкой, а затем в рамках этой строки распределять дальше — это позволит вычленить избыточные звенья и обеспечить эффективное регулирование деятельности правоохранительных органов.

ОХРАНОЙ ФУНКЦИИ НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР БЕЗОПАСНОСТИ НЕ ИСЧЕРПЫВАЮТСЯ

Александр ДИЧЕК,
президент концерна «Сакура»

В соответствии с Конституцией Украины, модель национальной безопасности должна учитывать государственную и негосударственную составляющие. Именно балансом этих составляющих во многом определяется уровень демократизации общества. Однако декларативное равенство форм собственности и низкий уровень менеджмента делают нынешнюю систему национальной безопасности очень похожей на советскую модель, в которой понятия государственной и общественной безопасности часто отождествлялись. К чему это привело, история знает на примере событий 1930-х годов, да и последующих десятилетий.

До 1991 года и государственную, и общественную безопасность в Украине обеспечивали государственные силовые структуры: министерства обороны, внутренних дел, КГБ и другие ведомства. В 1991-м появились первые негосударственные структуры безопасности различных организационно-правовых форм — охранные фирмы, службы безопасности банков, страховых компаний и т.д. («Партнер», «Сакура», «Січ»). Их деятельность в условиях тотального криминального рэкета обеспечивала в основном физическую составляющую безопасности.

В этот период практически полностью отсутствовали как полноценное правовое поле их деятельности, так и координация между ними и государственными правоохранительными органами. Более того, МВД рассматривало негосударственные структуры безопасности исключительно как охранные, не признавая, что понятия «охрана» и «безопасность» отнюдь не тождественны. Это усугубляло конфликт и делало более уязвимым украинское предпринимательство. Между тем, оно нуждалось — и нуждается — не только в физической охране, но и в собственно безопасности бизнеса: расчетах степени риска и последствий коммерческих сделок, оценках емкости рынков, анализе необходимых инвестиций, обеспечении технической безопасности офиса, связи, то есть в том, что не подпадает под определение «охрана».

Сейчас этот многоплановый сектор услуг продолжает развиваться неконтролированно и хаотично, поскольку по-прежнему отсутствует его правовое обеспечение. Причем речь идет не только о специфических законах (об охранной, детективной деятельности) и даже не о законах о защите личности и предпринимательства, а о нормативно-правовых актах, определяющих экономическую безопасность страны — например, о Налоговом кодексе.

Вместе с тем важными мотивами создания негосударственной системы безопасности предпринимательства являются сегодня как внешние, так и внутренние условия. К внешним можно отнести следующие.

Первое. Неспособность государства самостоятельно, без общественных организаций, общества в целом противодействовать международному терроризму. Как известно, государство начинает борьбу с терроризмом, а выигрывает ее общество. Украина идет по пути системного понимания терроризма. Первый шаг сделан: украинские войска в Ираке. Каким будет второй, и насколько эффективно будет развиваться Единое экономическое пространство, на одной из территорий которого идет война, покажет будущее.

Второе. Усиление корреляции глобальной безопасности, региональной, национальной, а также безопасности личности и предпринимательства.

Третье. Желание Украины интегрироваться в ЕС, для чего необходимо приведение национального законодательства в соответствие с европейскими нормами.

Среди внутренних мотивов следует назвать способность негосударственных служб безопасности не только платить налоги и привлекать инвестиции, но и решать важную социальную задачу — защиту и адаптацию уволенных в запас сотрудников силовых структур.

В целом развитие негосударственных структур безопасности будет способствовать гармонизации интересов государства и общества, власти и бизнеса, а тем самым, независимо от политических пристрастий и избирательных кампаний, — экономическому развитию и укреплению безопасности Украины.

НЕОБХОДИМО РАССЕЧЬ ВЕРТИКАЛЬ

Сергей ГОНЧАРОВ,
журналист, эксперт Центра оценки политических рисков

При помощи каких механизмов можно искоренить негативные явления в украинских правоохранительных органах? Конституционные изменения, изменения действующего законодательства — это очень важно и необходимо. Но необходимы также изменения в вертикали исполнительной власти.

В настоящий момент — будем называть вещи своими именами — процессы коррупции, морального и бытового разложения, политической заангажированности, падения профессионализма правоохранительных органов зашли слишком далеко, чтобы задачу преодоления этих явлений, хотя бы в основном, можно было решить одним ударом, даже системным. Поэтому необходимо рассечь в нескольких местах то, что большинство представителей как государственной власти, так и оппозиции почему-то считают едва ли не наибольшей ценностью нашего государства, — вертикаль исполнительной власти.

Украинские правоохранительные органы чрезмерно вертикально интегрированы. В результате возникшие на любом уровне метастазы имеют неотвратимую тенденцию к распространению как вверх и вниз, так и вширь. Здесь много говорилось о том, что руководство правоохранительных органов фактически принуждает своих сотрудников к незаконным действиям — и это правда. Но есть и обратный процесс коррупции — процесс, идущий снизу. Мы должны рассечь эту вертикаль, децентрализовать структуру правоохранительных органов, поставить внутренние барьеры. Сейчас мы не можем искоренить коррупцию и злоупотребления властью в системе — поэтому надо разделить ее на набор ячеек, в которых эти явления можно локализовать и легче искоренять.

Конкретно: мы должны обратиться к опыту стран, в которых существует общегосударственный уровень организации правоохранительных органов (федеральная полиция), региональный уровень и коммунальные правоохранительные органы. Причем в настоящий момент не следует стремиться к усилению координации между различными вертикалями правоохранительных ведомств. Если сейчас установить такую координацию, то в результате будет завершено формирование национальной вертикально интегрированной закрытой акционерной компании «Правоохранительные органы Украины». Этого допустить нельзя. Единственное, что нас спасает и обеспечивает хотя бы минимальную работу МВД, СБУ и т.д., — конкуренция между ведомствами. Мы должны ее не только поощрять, но и усилить, дополнив конкуренцией на разных уровнях: между муниципальной полицией, полицией регионов и общегосударственной полицией. Конкуренцией за бюджет, кадровые ресурсы, общественное внимание. Таким образом, негативные явления можно будет локализовать и искоренять их по частям. Конечно, это будет мучительный процесс, но я не думаю, что в сложившейся ситуации есть иной выход.

Наша задача — не допустить неограниченного манипулирования гражданами со стороны государства. Мы должны четко заявить: «Нам не нужна безопасность любой ценой». Поэтому демократический контроль — одна из самоцелей, его установление необходимо даже ценой некоторого снижения нашей безопасности.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ —
НЕ САМОЦЕЛЬ

Юрий ГАВРИЛОВ,
независимый эксперт

Складывается впечатление, что сейчас ради установления демократического контроля над силовыми структурами мы готовы пожертвовать своей безопасностью, — но такое решение временно, рано или поздно оно исчерпает себя. Поэтому, реформируя правоохранительные органы, необходимо, кроме прочих, учитывать два момента.

Первый: мотивация реформирования силовых структур, в частности, установления демократического контроля над их деятельностью. Само по себе установление демократического контроля мотивацией быть не должно. Такой контроль — это эффективный механизм, но не цель. Мы не должны заявлять, что реформируем правоохранительные органы, потому что следуем европейским стандартам. Реформирование (или призывы к нему) обусловлены низкой эффективностью силовых структур, их несоответствием вызовам жизни. Мотивация — это изменение условий. Изменилось общество, его социальная структура, уровень его открытости, усилилось влияние организованной преступности, появились новые правоохранительные органы (налоговая администрация, финансовая разведка), возникли негосударственные структуры безопасности, эффективность которых значительно выше. Это те новые вызовы, на которые общество должно реагировать, реформируя свои правоохранительные органы и устанавливая демократический контроль над их деятельностью. Наличием этих вызовов и потребностью в ответах на них и следует мотивировать изменения — в таком случае они не будут вызывать отторжения по поводу внешних влияний на ситуацию в стране.

Второй: пределы демократического контроля. Следует отдавать себе отчет в том, что мы находимся в самом начале пути и только приступаем к глубоко запрятанной сфере, которая очень неохотно раскрывает свои секреты и в которой есть корпоративное понятие непубличности.

Надо представить себе, что для общества правоохранительные органы — это своего рода «черный ящик». И мы можем установить контроль только над исходящими из него импульсами (действиями), ограничивая вмешательство во внутренние механизмы его работы. Такой контроль можно обеспечить, в частности, через регулярную отчетность руководителей силовых структур перед парламентом, его комитетами, через проведение общих коллегий и т.д. Но при этом важно помнить, что существует черта, которую демократический контроль переступать не должен. Никто из сотрудников правоохранительных органов никогда не раскроет некоторые свои профессиональные секреты. Сделать это — означает обезоружить себя перед преступным миром. Эту черту нужно четко определить, чтобы не снизить эффективность правоохранительных органов. В разработке механизмов и средств их реформирования не должно быть места популистским мерам, иначе мы можем попросту парализовать их работу, как это было в 1992—1995 годах.

РАСШИРЕНИЕ НАТО И ЕС: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РЕФОРМЫ НЕВОЕННОГО СЕКТОРА БЕЗОПАСНОСТИ В УКРАИНЕ

Джеймс ГРИН

Если во времена холодной войны правительства и граждане оценивали уровень безопасности с позиции защиты территориальной целостности государства и государственных структур от военного нападения со стороны другого государства, то сейчас граждане требуют от руководства страны защиты безопасности и благосостояния личности, а также структур гражданского общества от современных угроз разнопланового характера.

Международное сотрудничество в невоенных сферах приобретает все большее значение — как инструмент противодействия новым угрозам в сфере безопасности: межнациональные и этнические конфликты, распад государств, нелегальная миграция, нелегальная торговля наркотиками, людьми, оружием и прочие виды транснациональной преступности, терроризм, распространение оружия массового поражения. Органы внутренних дел и службы безопасности государств ведут широкий обмен информацией как на стратегическом уровне с целью достижения общего понимания угроз, так и на тактическом — для обеспечения оперативных мероприятий.

Тем не менее международное сотрудничество может быть эффективно лишь при условии взаимного доверия и сходства оперативной культуры, базирующейся на одинаковых стандартах, законах, процедурах и — самое главное — общих ценностях. НАТО как символ и движущая сила общих демократических ценностей всегда играло существенную роль в создании основ для успешного межгосударственного сотрудничества. Несмотря на то, что мероприятия программы «Партнерство ради мира» сосредоточены преимущественно в оборонной сфере, они также охватывают значительную часть невоенных элементов: сотрудничество в сфере разведывательной деятельности, борьбы с чрезвычайными ситуациями, противодействие кризисам, управление воздушным движением и защита государственной границы.

Но самое большое влияние имеет «политика открытых дверей» НАТО. Предлагая возможность членства странам, способным достичь евроатлантических стандартов и продемонстрировать преданность общим демократическим ценностям, НАТО стало катализатором фундаментальных политических, экономических и социальных преобразований в Центральной и Восточной Европе.

Реформа сектора безопасности — это не только вопрос повышения эффективности и переориентации на новые современные угрозы. Она требует усилий, направленных на осознание изменений в понимании безопасности, на защиту прежде всего общества и каждого его члена, а не государственной территории и институтов государства. Такие усилия особенно важны — и чрезвычайно сложны — для стран, где во времена социализма граница между государством и правящей элитой была размыта, а главной задачей институтов «государственной безопасности» являлась защита этой элиты и ее привилегий. В этих странах усилия по подчинению сектора безопасности выборным органам власти и обществу жизненно необходимы не только для обеспечения уверенности в том, что структуры безопасности защищают законные интересы граждан, но и для обеспечения общественной и политической поддержки этих структур, необходимой для соответствующего финансирования и законодательного обеспечения их эффективной деятельности.

Ранее внимание НАТО было сосредоточено преимущественно на вопросе демократического контроля над вооруженными силами. Страны, стремящиеся вступить в альянс, провели реформы, направленные на достижение прозрачности вооруженных сил и подчинение гражданскому министру, правительству, парламенту, обществу, — и тем самым способствовали достижению у себя демократизации и политической стабильности. Да, эти реформы имели значительный эффект на макрополитическом уровне. На уровне же общества эффект был ограниченным. Обычные граждане значительно чаще, чем с вооруженными силами, имеют дело с невоенным сектором — полицией, налоговыми инспекторами, разными службами внутренней безопасности. Следовательно, когда действия этих невоенных институтов вследствие разных причин (политика правительства, недостаточный профессионализм, влияние должностных лиц или неофициальных структур) не отвечают интересам граждан, их безопасность подвергается немедленному и разрушительному влиянию. Именно поэтому в последнее время как НАТО, так и ЕС больше внимания уделяют демократическому контролю и борьбе с коррупцией в невоенном секторе безопасности.

В ответ страны-кандидаты начали реформы во многих сферах. Парламенты усилили контроль над бюджетом, назначениями на высшие должности, разработкой и внедрением политических решений в секторе безопасности. Особое внимание было уделено контролю над разведывательной деятельностью путем создания специальных парламентских комитетов — для обеспечения прозрачности с одновременной защитой секретности. Благодаря реформам судьи получили значительно большую независимость от исполнительной власти, введены также механизмы судебного надзора за такими видами деятельности правоохранительных органов, как прослушивание, обыск, задержание и арест. Большая независимость от полицейских и следственных органов обеспечена и прокурорам. Усилия были направлены и на повышение уровня профессиональной подготовки блюстителей порядка, передачу значительной части функций контроля местным выборным органам власти.

Эти две тенденции — попытки повысить действенность служб невоенного сектора безопасности и мероприятия по установлению эффективного демократического контроля — дают Украине два взаимосвязанных направления для удовлетворения потребностей национальной безопасности и достижения евро-атлантических стандартов. Совместная деятельность Украины с НАТО в оборонной сфере продемонстрировала: международное сотрудничество по таким направлениям, как образование, совместные учения и участие в реальных операциях, дает стимулы для внутренних усилий, направленных на институциональные реформы и развитие. Если Украина будет углублять сотрудничество в секторе безопасности, например, в пределах Плана действий по борьбе с терроризмом, это будет иметь подобное положительное влияние на институты сектора безопасности.

Следует подчеркнуть, взаимное доверие и сходство оперативной культуры должны основываться на общих ценностях и демократических принципах — например, польская или словацкая полиция должна быть уверена, что свидетельства, собранные в Украине, могут быть использованы в суде, — и при этом не будут возникать вопросы о правах человека, которые могут угрожать осуществлению правосудия. Важность общих ценностей и принципов будет возрастать по мере того как западные соседи Украины будут продолжать адаптацию законодательства, институтов, оперативных процедур в ходе интеграции в НАТО и ЕС.

Если Украина не примет неотложные меры для достижения соответствующего темпа собственных реформ, то разрыв в оперативной культуре и доверии будет увеличиваться с соответствующими негативными последствиями для безопасности Украины и ее граждан. Остановить увеличение этого разрыва может План действий Украина—НАТО путем поощрения Украины к решению тех же проблем, которые решали новые члены НАТО: усиление позиций и независимости судебной ветви власти, введение принципов верховенства права и защиты прав человека, создание институтов демократического контроля и демилитаризация функций правоохранительных органов, борьба с коррупцией и отмыванием «грязных» денег. Для того чтобы План действий был действительно полезным, годовые целевые планы должны включать конкретные, содержательные мероприятия, направленные на осуществление реформ. И главнейшей предпосылкой успеха является наличие политического видения и политической воли украинской власти, подкрепленные всеохватывающими и взаимоинтегрированными программами реформ в секторе безопасности.

ВСЕ ДЕЛАЮТ ВИД,
ЧТО УКРАИНА СОБЛЮДАЕТ СОБСТВЕННУЮ КОНСТИТУЦИЮ И ВЫПОЛНЯЕТ СОБСТВЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА.
НО ЭТО НЕ ТАК...

Борис ТАРАСЮК,
народный депутат Украины,
председатель комитета Верховной Рады Украины
по вопросам европейской интеграции

Бесчинства, произошедшие 18 апреля 2004 г. во время выборов городского головы Мукачево, вызвали у меня глубокое беспокойство. Мы были свидетелями отработки схем, по которым местная власть вместе с правоохранительными органами, уголовными элементами и под руководством местных структур СДПУ(о) массово нарушали конституционные права граждан и украинское законодательство. Самую активную роль в этих нарушениях играли правоохранительные органы.

В любом демократическом государстве такая ситуация стала бы предметом очень серьезного рассмотрения в парламенте, были бы приняты кардинальные кадровые решения, министр внутренних дел должен был бы подать в отставку. Но в Украине этого не случилось. Когда парламентарии — выразители интересов демократически настроенных граждан — попытались в Верховной Раде поднять вопрос об отставке министра внутренних дел, им не дали этого сделать. Не хватило лишь двух голосов, чтобы принять соответствующее постановление. Но даже если бы Верховная Рада утвердила это решение, то выполнил бы его Президент? Ни в коем случае.

Причина беспорядков и преступной бездеятельности правоохранительных органов 18 апреля кроется именно в системе власти в Украине. Указания давались из Киева, в Мукачево они только выполнялись.

Проблема представляется чрезвычайно острой. Это доказывают, в частности, и такие события. Например, 22 апреля в г. Прилуки было взорвано помещение офиса партии, которую я возглавляю, — Народного руха Украины. Это было сделано после двух неудачных попыток, о чем блюстители порядка города хорошо знали, но не сделали ничего, чтобы предотвратить преступление.

Правоохранительные органы Украины превращаются в сугубо политический, силовой инструмент антинародной деятельности нынешней власти. Об этом свидетельствуют и события в Донецке в ноябре 2003 г., когда правоохранители продемонстрировали преступную бездеятельность во время провокаций против мирной акции блока «Наша Украина».

Всему миру известны имена Г.Гонгадзе, И.Александрова. До сих пор не нашли виновных — поскольку все они находятся в высших эшелонах нынешней украинской власти. Однако не следует делать вывод, что недостатки в деятельности правоохранительных органов появились именно со времени исчезновения и убийства Г.Гонгадзе. Они были задолго до того. Можно напомнить, что в 1999 г. при загадочных обстоятельствах был убит известный политический деятель В.Чорновил — и это убийство уже пять лет не расследуется.

Деятельность правоохранительных органов стала в Украине проблемой системного уровня потому, что они не находятся под надлежащим гражданским контролем, а подконтрольны и служат лишь верхушке исполнительной власти Украины. Это касается прокуратуры, судов, органов внутренних дел, Службы безопасности. Как для законодательной власти, так и для общественности их деятельность непрозрачна и неподконтрольна.

У Украины одна из самых демократических Конституций, хорошее законодательство, четкие международные обязательства — и все делают вид, что она их выполняет. Но это не так...

НУЖНЫ ОБЩИЕ УСИЛИЯ

Владимир МУХИН,
сотрудник аппарата Уполномоченного
Верховной Рады Украины по правам человека

Сегодняшний разговор происходит буквально после событий в Мукачево — позорного случая в новейшей истории страны, засвидетельствовавшего грубое вмешательство власти в процесс волеизъявления граждан.

Ввиду формального соблюдения избирательных прав граждан в процессе голосования нарушений не было. Каждый имел право прийти на участок, получить бюллетень и проголосовать за того кандидата, которого хотел избрать. Но на этапе подсчета голосов и определения результатов выборов, по-видимому, произошло вмешательство в работу участковых и территориальных комиссий. В результате победителем объявили человека, фактически не победившего на выборах.

Этот случай показал: граждан лишают права избрать власть, которую они хотят иметь в своем государстве, — и это происходит при участии правоохранительных органов, призванных гарантировать внутреннюю безопасность страны именно в интересах граждан. Но, по всей видимости, граждане на деятельность блюстителей порядка не влияют. Влияет группа людей, которые сегодня возглавляют власть и фактически ее узурпировали. Напрашивается вывод, что вопросы общественного, демократического контроля над силовыми структурами недостаточно урегулированы законодательно, нужен закон, который бы его нормировал.

Но это не совсем так. Такой закон, благодаря усилиям председателя комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Г.Крючкова, принят. Это Закон «О демократическом гражданском контроле над Военной организацией Украины и правоохранительными органами государства». Однако для того чтобы он действовал, нужно внести изменения примерно в 20 других законов (о милиции, Службе безопасности и пр.). Их должно подготовить правительство — на протяжении шести месяцев с момента принятия Закона «О демократическом гражданском контроле...», как указано в его заключительных положениях. Однако нынешнему правительству, возможно, не нужен демократический контроль над правоохранительными органами, поскольку соответствующие законопроекты отсутствуют. Возможно, нынешний глава правительства считает, что вмешательства правоохранительных органов в избирательный процесс выгодны для него, и рассчитывает на то, что будущие выборы президента тоже будут происходить в соответствии со старой законодательной базой, без какого-либо контроля со стороны народных депутатов и общественности. Поэтому, наверное, положительных сдвигов в избирательном праве в ближайшее время ожидать не приходится.

Прецедент в Мукачево наталкивает на выводы, которые должны сделать украинский парламент и международное сообщество. Понятно, что министр внутренних дел без согласования с Президентом не мог допустить того, что происходило в Мукачево. Итак, вывод первый: в Украине нет демократического руководства. Второй: для того чтобы будущие президентские выборы прошли честно и прозрачно, нужны и внесение изменений в законодательство, и выполнение действующих законов — а это возможно только при условии усиления демократического контроля как со стороны украинской общественности, так и международного сообщества, перед которым Украина добровольно взяла соответствующие обязательства.

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Н.Карпачева принимала участие во всех мероприятиях, связанных с выборами в Мукачево, нарушения подробно проанализированы. Полагаю, Уполномоченный выступит со специальным докладом перед парламентом, где будут изложены угрозы национальной безопасности страны, возникающие, когда Министерство внутренних дел объединяется с уголовными структурами для обеспечения интересов определенной политической группировки.

В ГОСУДАРСТВЕ НЕ ВСЕ БЛАГОПОЛУЧНО

Георгий КРЮЧКОВ,
народный депутат Украины,
председатель комитета Верховной Рады Украины
по вопросам национальной безопасности и обороны

Насколько глубок в Украине разрыв между государством и обществом!

Я соглашаюсь с тем, что это едва ли не первый откровенный публичный разговор на эту тему. Считаю, он будет продолжен на разных уровнях и в разных формах. Ход нашего разговора дает основания полагать, что поводом для этого стали негативные явления, проявившиеся уже на этом этапе подготовки к избирательной кампании. И действительно, мы более отчетливо увидели, какие угрозы могут нас ожидать. Я рассматриваю случившееся в Мукачево как очень тревожный симптом, свидетельствующий, что в государстве не все благополучно и у нас могут быть очень опасные процессы, если все структуры не сделают соответствующие выводы.

Так что уже ради этого стоило проводить эту встречу. Но мне кажется, что все намного серьезнее.

Речь идет о том, способно ли наше общество преодолеть эти негативные явления, в состоянии ли государство стать действительно демократическим, правовым, социальным, покончить с опасным сосредоточением власти в руках одного человека, с наивной верой, что ситуацию может изменить приход доброго царя или мессии. Для себя я сделал вывод: развитие политических процессов в государстве подтверждает настоятельную необходимость реформирования системы политической власти, внесения изменений в Конституцию, реформирования сектора безопасности и судебной системы, реформирования Вооруженных сил, всей Военной организации государства, с которым мы опоздали, пожалуй, лет на пять. Мы лишь в начале большой работы. И, кроме всего прочего, нам нужно ломать психологию и тех, кто у власти, и общества.

...Мне кажется, нам нужно было бы высказаться и по поводу того, что в сфере безопасности возникают неконституционные органы, как приводит к серьезным нарушениям. Недавно Конституционный суд Украины вынужден был сделать заключение о том, что координационный комитет по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью, определенный как правоохранительный орган специального назначения, является неконституционным. Президент не имел права создавать такой орган. Это довольно принципиальная позиция Конституционного суда, и она свидетельствует, что не все в государстве хорошо. А этот комитет принимал весьма серьезные решения. Или такой институт, как администрация Президента Украины. Подобный институт Конституцией не предусмотрен. Президент для исполнения своих функций может создавать вспомогательные органы — это его право. Но администрация Президента сегодня осуществляет те функции, которые не могла бы взять на себя канцелярия президента в демократической стране.

Еще один вопрос. В Украине извращена кадровая политика, в т.ч. в сфере безопасности. Речь идет о непонятных перемещениях, текучести кадров, отрицательно сказывающихся на выполнении правоохранительными органами их конституционных функций.

Наверное, необходимо говорить об эффективности контроля. Существует рамочный закон, и он должен действовать — начиная с правительства и Верховной Рады. Осознавая и зная, что пока сколько-нибудь значительных сдвигов в этом деле нет, председатели трех парламентских комитетов предложили создать временную депутатскую комиссию, которая бы занялась проблемой имплементации требований закона о демократическом гражданском контроле. Мы ощущали потребность в этом. К сожалению, Верховная Рада это предложение не поддержала, не проголосовали за упомянутый законопроект и мои коллеги, его вносившие. В украинском парламенте и не такое случается.

Мне кажется, существует необходимость подумать над опытом других стран. Поскольку проблема контроля над сферой безопасности весьма настоятельна. Возможно, следовало бы в парламенте создать специальный комитет, который бы занимался исключительно этой сферой.

Существуют еще и такие проблемы контроля. Есть Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) — конституционный орган с конституционными, разумными полномочиями. На него возложено рассмотрение оборонного бюджета. И решение СНБО служит основой для оборонного бюджета. Но СНБО принял решение, Президент его подписал, а правительство — проигнорировало. И никто об этом не спрашивает. Речь идет и о реформировании Вооруженных сил. Да, в соответствии с Конституцией законом определена численность Вооруженных сил — она уже давно нарушена. И за это ответственность никто не несет — рычаги влияния у нас, к сожалению, отсутствуют. Просьба передать Уполномоченному по правам человека, что не стоит игнорировать закон о демократическом гражданском контроле, предусматривающем, что Уполномоченный имеет представителя, занимающегося исключительно соблюдением прав граждан в сфере обороны и безопасности. Это очень важный институт, и сегодня он чрезвычайно нужен.

НЕВОЗМОЖНО РЕФОРМИРОВАТЬ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ БЕЗ РЕАЛЬНОГО РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТИ

Владимир БОЙКО,
журналист

На мой взгляд, введение общественного контроля над деятельностью правоохранительных органов нужно начать, прежде всего, с рассекречивания статистики. Отдельные статистические данные о количестве возбужденных дел, преступлений публикуются, но полную картину они не воссоздают: неизвестно, сколько дел доведено до суда, сколько закрыто, сколько подследственных умерло во время следствия. Для получения этой информации нужны специальные допуски. О каком общественном контроле идет речь?

В Нидерландах, например, сначала аудиторы путем финансового мониторинга выявляют нарушения в деятельности предприятий, а уже потом за дело принимаются следователи. У нас же все наоборот. В налоговой милиции сначала намечается жертва, потом возбуждается уголовное дело, и лишь после этого находятся (или нет) признаки нарушений законности. По неофициальным данным, органы налоговой милиции за год возбуждают около 10 000 уголовных дел, из них до суда доходят не более 10%. Остальные закрываются на стадии следствия из-за отсутствия события или состава преступления. Кому нужно такое следствие и какую цель преследуют правоохранительные органы? Ответ очевиден — возбудить уголовное дело, получить взятку, а потом дело закрыть.

Когда статистику будут обнародовать полностью, с этим явлением можно будет бороться: анализировать, предоставлять выводы депутатам, вызывать «на ковер» начальника налоговой милиции... А пока не о чем говорить.

Именно в сфере контроля правоохранительных органов сосредоточена львиная доля теневого капитала. Недавно официально рассказали о многомиллионных махинациях бывшего генерального прокурора С.Пискуна. О собственности нынешнего — Г.Васильева — не писал разве что ленивый: ему принадлежат медиа-империя (и газеты, и телекомпания «Киевская Русь»), две шахты. Давно уже стало привычным, что начальники городских налоговых инспекций, прокуроры и начальники управлений МВД в областях строят собственные церкви, публично жертвуя сотни тысяч долларов, по-видимому, не последние. Возможно, это не олигархи. Тогда кто?

Полагаю, проблема состоит в том, что в Украине не работает принцип разделения власти. Власть не структурирована на отдельные ветви, а образовывает единый репрессивный конгломерат, целью функционирования которого является обеспечение благосостояния носителей этой власти. В Украине нет независимых судебной, законодательной и исполнительной власти. Ежедневно Президент дает поручения Кабинету министров, генеральному прокурору — а разве по Конституции Президент является главой исполнительной власти или ему подчинен генеральный прокурор? Невозможно реформировать правоохранительные органы без реформирования политического строя государства, без того, чтобы власть действительно разделить на три независимые ветви. И лишь это создаст ту систему «сдерживаний и противовесов», о которой идет речь, когда определяют понятие демократического правового государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК