Петр Симоненко: «Я УВЕРЕН, ЧТО ОСЕНЬЮ ОТ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ ОТВЕРНУТСЯ»

01 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 1 мая-8 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Четверть голосов избирателей, стабильно собираемых Компартией Украины на выборах, свидетельствует, казалось бы, об определенной устойчивости характеристик общества...

Четверть голосов избирателей, стабильно собираемых Компартией Украины на выборах, свидетельствует, казалось бы, об определенной устойчивости характеристик общества. Только странная это какая-то устойчивость.

Украинские коммунисты за последние годы, безусловно, изменились. Некоторые воззрения, высказываемые в предлагаемом интервью их лидером Петром Симоненко, таковы, что во времена Брежнева за них вполне можно было «положить билет», а то и в диссидентах оказаться. (На тему, что было бы за них при Сталине, - томик которого, между прочим, лежит постоянно на столе у Петра Николаевича, - рассуждать не стоит...). Судите сами: двухсекторная экономика, руководящие посты не обязательно должны занимать члены Компартии, парламентаризм - основа демократии...

Украинские коммунисты могли бы измениться еще сильнее, если бы не ситуация внутри страны. Между тем ситуация эта такова, что вполне может способствовать «обратному» превращению партии, занимающей положенную нишу в демократически преобразующемся обществе, в «боевой авангард» общественного протеста.

Митинги, пикеты, петиции, забастовки - сидячие, лежачие, «подземные», «голодные»... За последние годы люди, зарабатывающие на жизнь трудом, ускоренными темпами прошли школу борьбы за экономические права, и в полном соответствии с учением вождей пролетариата убедились в несостоятельности «мирных путей». Впереди - эпоха баррикад?

Когда по весне в Донбассе поднимается очередной вал забастовок, когда оказывается, что в очередной раз засеянных площадей еще меньше, чем в прошлом году, когда на протестную «смертную голодовку» ложатся люди самых гуманных, самых всепонимающих и всепрощающих профессий - учителя и врачи, - очень удобно поменять правительство. Не власть, естественно, а людей у власти.

В ситуации, когда «своих» на скамейке запасных не осталось, а отдавать власть «полусвоим» жалко (вдруг спасибо не скажут), - можно отдать кусочек власти и чужим. В нашей ситуации более чужих, чем левые, у власти нет. Резон - имеется: или заглотнут и подавятся (как уже не один подавился), или заглотнут - и станут если не ручными, то подручными. И уж, безусловно, никого на баррикады не поведут...

Сложные кадровые пасьянсы, тасуемые и перекладываемые ныне во властных кабинетах, учитывают все: преданность идее и привычку к жизни наверху, амбиции спеца и хватку дельца, умение договариваться и способность предавать, риски выигрыша и выгоды проигрыша.

Просчитывают между тем свои возможности и левые. Надо отдать им должное: они сегодня более трезвы, хладнокровны, взвешенны, чем даже год назад, не говоря уж о периоде принятия Конституции. Их можно понять: окружающий мир становится все более чуждым. Назначение «олигарха» Березовского руководить святая святых - процессом реинтеграции «братских народов» окончательно выбивает почву из-под ног. У украинских коммунистов не остается ничего, кроме этой страны.

Впрочем, не исключено, именно с этого и может начаться консолидация общества...

- В одном из выступлений последнего времени Александр Солженицын, по-прежнему весьма чутко отслеживающий общественные процессы на территории бывшей «империи», заявил, что российские коммунисты пребывают в состоянии полной растерянности и в 1996 году больше всего боялись победить.

Украинские коммунисты не боятся своей победы? Если бы вам вдруг предложили: вот у нас почти левый парламент получился - формируйте правительство, принимайте ответственность, - решились бы?

- Никогда чувства страха у коммунистов не было, потому что всегда наша партия именно и боролась за власть трудящихся. А о своей ответственности - с полным пониманием того, насколько сложна нынешняя ситуация, - мы заявили еще в период избирательной кампании.

Что касается участившихся публичных заявлений на тему «левый парламент - левое правительство», то здесь, как представляется, идет скорее зондаж общественного мнения. Но чтобы указанная схема заработала, нужно решить еще одну задачу: устранить институт президентства. Если будет выполнено это условие, мы готовы.

Однако ведь речь идет не о таком «левом» парламенте, где мы якобы имеем большинство, - речь о том, что представитель левых сил может возглавить ВР. Предполагается обычное политическое шулерство, которым попытаются переложить ответственность за реалии сегодняшних дней совсем не на тех, кто в них повинен.

Сложность положения левого спикера уже в том, что в нынешнем парламенте у Президента вполне достаточно представителей его «марионеточного театра», которыми он сможет манипулировать при принятии Верховной Радой того или иного решения.

У левого премьера сложности были бы не менее значительными. Ибо министры, в частности, силовые и те, что определяют основные направления развития экономики, назначаются указами Президента. В силу этого функции премьера весьма ограничены, ему сложно реализовать какую-то свою самостоятельную политику, приняв за нее на себя ответственность.

- Но при наличии левого спикера и левого премьера это не столь уж сложная задача по-настоящему взять власть. Человек - слаб: увидев, что левые доминируют, многие начнут идти на контакт, искать возможность договориться, приспосабливаться. Можно ли позволить вписать себя в чужую схему - и выиграть?

- Сложный вопрос… Игра действительно идет очень по-крупному. Уже началась президентская кампания, и вся логика этой игры теперь в огромной степени определяется логикой, стратегией этой кампании. Есть в ней и такой компонент, как «увод» Президента от ответственности.

Уже сейчас очевидно, что грядущие осень и зима будут очень сложными. Наложится все: незасеянные (уже) поля и несобранный (в будущем) урожай, стоящая промышленность, отказ в зарубежных кредитах, отсутствие инвестиций. Рухнет гривня - в чем сегодня ни у кого уже нет сомнения. Вот в этих условиях и представляется очень заманчивой идея, переложив ответственность, обвинить во всех бедах левых. Их могут допустить к рулю, но лишат возможности влиять на события. Но дело-то в том, что и в этом случае «король окажется голым». Ибо только Президент - и только он! - назначает любое правительство.

- Следует ли понимать так, что, учитывая все расклады ваших оппонентов «из власти», вы на удочку не поймаетесь и своего кандидата предлагать не будете - если его даже на руках будут вносить в кресло спикера?

- Могу высказать лишь личное мнение, поскольку речь идет об очень серьезном решении, которое будет принимать партия, вернее, ее руководящий орган.

Я считаю, что Компартия Украины должна выдвигать своего кандидата на пост председателя ВР. Хотя бы для того, чтобы еще раз показать, парламентариям (особенно «не левой» их части, а тем, кто представляет интересы финансово-политических кругов, противоположных нам по идеологии) принципиальность наших позиций. Мы этим докажем, что готовы работать конструктивно, решать в законодательном плане кризисные для общества проблемы. Сейчас главная задача - защитить человека, защитить государственные интересы перед угрозой развала и разрухи.

В парламенте прошлого созыва не все вопросы организации его работы были решены, особенно на уровне комитетов. Если наладить управление законодательным процессом, заставить каждого - чьи бы интересы он ни лоббировал! - выполнять функции, которые вменяются ему в ВР, можно очень серьезно повлиять на многое. За основу следует взять несколько ключевых моментов: базовые отрасли промышленности и деятельность банков.

- Значит, фракция коммунистов сейчас борется прежде всего за эти комитеты?

- Мы, безусловно, будем стремиться, чтобы их возглавили наши представители. У нас достаточно специалистов высокого уровня, способных обеспечить там работу, причем решая вопросы в комплексе - ибо эти люди и раньше занимали достаточно высокие посты.

- Кстати, о кадрах… А если членам вашей фракции (среди которых действительно есть спецы) будут персонально предлагаться посты в правительстве - что им порекомендует партия?

- Мы уже заявили, что входить в правительство и быть соучастниками нынешней губительной политики не собираемся. Задача коммунистов на нынешнем этапе - принципиально отстаивать в парламенте наши подходы.

- Но какие-то персональные переговоры с вашими товарищами ведутся?

- Могли и вестись. Я о них конкретно не знаю. Но если вопрос встанет реально, мы не станем рекомендовать нашим товарищам занимать посты в Кабинете министров.

- А если встанет вопрос о ваших союзниках по левому спектру? Одно имя уже названо: Александр Ткаченко не исключается в качестве кандидата на пост премьера.

- Если говорить о самом Ткаченко, то он, безусловно, располагает опытом, владеет ситуацией в АПК, имеет свои убеждения относительно того, как решить там проблемы. Как волевой человек, он в состоянии принимать жесткие решения и добиваться их исполнения. Поэтому, я уверен, наша фракция поддержит, если Александра Ткаченко предложат на пост премьера.

- И своих людей отпустили бы в «правительство Ткаченко»?

- На эту тему можно порассуждать только теоретически… Если бы было соблюдено наше условие - предоставление министрам большей самостоятельности при реализации своей политики, то, можно утверждать, что было бы принято решение о рекомендации войти в состав правительства.

- Ткаченко - член СелПУ, и его экономическая программа, вероятно, ближе к платформе социалистов, чем коммунистов, - а ваши платформы различаются уже довольно существенно. Как бы повели себя коммунисты в отношении «социалистического» премьера: как жесткие оппоненты, «конструктивная оппозиция» или «подставите плечо»?

- Использовались бы все эти компоненты. В нашей платформе сказано, что мы намерены опираться на двухсекторную экономику. Сказано, что в поддержке отечественного производителя мы намерены опираться прежде всего на новую налоговую политику. Заявлены наши подходы к финансово-кредитной системе. Если по этим стержневым параметрам будут вноситься сходные с нашими предложения, мы их всегда поддержим. Но если возникнут проблемы, где будет ощущаться влияние Президента либо международных финансовых структур, - мы выступим против.

И плечо подставим, если через те же силовые структуры будет наводиться порядок, развернется борьба с коррупцией и организованной преступностью. Особенно, если примутся за наведение порядка в сфере таможни, чтобы исключить то, что творится сейчас: вывоз валюты, взяточничество, коррумпированность всей вертикали.

СБУ сегодня не выполняет ни одной задачи, изначально стоящей перед ним. Особенно на местах, где оно только предоставляет «крыши» для коммерческих структур.

К сожалению, сегодня почти нельзя рассчитывать на людей, которых рекомендует Президент в те или иные структуры, особенно правоохранительные. Эти люди находятся в «системе», которая поражена серьезнейшим образом. Все поражено - МВД, прокуратура, суды - и СБУ.

- Хорошо. Но там ведь работают люди, которые «карьерно» выросли в советское время. Кадры, отборные из отборных, которых заботливо пестовала и выводила на руководящие уровни КПСС.

И вот компартия снова возвращается к власти, расставляет везде «своих» людей. Откуда нам, простым гражданам, знать, что вы не воспитаете для нас «новое поколение руководителей»? Таких же аморальных, беспринципных, напористых в достижении своих целей?

- Вопрос, конечно, сложный в морально-психологическом плане. Что бы я ни говорил, для обывателя может не оказаться аргументов, в которые бы он поверил.

Разница - в системах. У прежней системы были, конечно, свои недостатки. Были там и негодяи, проходимцы, которые накладывали отпечаток на мнение отдельных граждан о системе в целом. Но не система формировала таких людей, а их личные качества! Сегодня же человек не может вырваться из существующей системы, даже если он хочет. А хотят многие.

Большая ошибка была допущена, когда в 70-е годы, в сущности, без решения ЦК, начала внедряться практика, что только член партии мог занять руководящий пост…

- Вы сказали весьма любопытную вещь: многие хотели бы вырваться из «системы»… Представим, что система несколько изменилась: левый парламент, левый премьер. Как вы считаете, удастся ли при таком раскладе Президенту сохранить свое влияние, в частности в силовых структурах? Имею в виду не на руководителей, а на структуры в целом? Не ждет ли нас «бунт полковников»?

- Это может произойти независимо от того, будет ли у парламента левый спикер, а у правительства - левый премьер. Сегодня очень сильно брожение в кадрах и правоохранительных органов и Минобороны. Не случайно в начале этого года со стороны власти были предприняты радикальные меры с целью увольнения всех, кто отслужил по 20-25 лет. Убирается прежде всего хорошо подготовленные кадровые офицеры. Это - не случайно. Это - боязнь. Боятся людей, причастных к руководству большими организованными массами, способных принимать решения, командовать.

- К слову, о «смене кадров»… А как бы коммунисты, в случае их усиления у власти, решили свои «кадровые вопросы»? Я имею в виду ваше отношение к тем «новым украинцам», которые выросли прямиком из партноменклатуры? Показательные процессы устраивать или «опыт использовать» с пользой для дела? Вот тот же Павел Иванович Лазаренко: с одной стороны, крепкий профессионал-хозяйственник, с другой - уж очень неприлично богатым стал…

- Ни о каких «показательных процессах», тем более, «тройках», которые нам постоянно навязывают, и речи быть не может. Но мое твердое убеждение - каждый должен нести ответственность, независимо от того, был он коммунистом или нет, относился к номенклатуре или нет.

Вопрос в другом. Безусловно, о тех, кто проявил себя, как предатель, кто изменил убеждениям, которые до этого проповедовал десятилетиями, и речи быть не может, в смысле привлечения к работе в государственном масштабе. Но главным принципом при расстановке кадров будет профессионализм. И не будет главенствовать принцип - только члены компартии могут быть у руководства. Мы находимся на таком рубеже, когда надо объединять силы и спасать страну.

Надо и то учитывать, что сегодня и многие беспартийные поддерживают нашу позицию. В этом кабинете я встречался и с руководителем банка, и с главой крупной обладминистрации… Так что главное - желание работать. Но при этом мы будем обеспечивать политический контроль. Еще Ленин говорил: национализация банков не означает исключения частного капитала, она предусматривает прежде всего политическое руководство деятельностью банка и подчинение интересов банка национальным интересам.

- Что означает в современных условиях «политическое руководство» деятельностью банка? Комиссара направить в банк?

- Нет. Речь идет о том, чтобы политически (если есть большинство в ВР) обеспечить законодательство и контроль в рамках закона. Китай отлично реализует эту задачу - и политическое руководство, и политический контроль, что способствует нормальному развитию государства.

- Следует понимать так, что коммунисты и МВФ не собираются изгонять из Украины?

- Безусловно. Но сначала будут решены проблемы защиты государственных интересов. Все следует проанализировать: каковы условия кредитования, инвестирования, будет ли в результате укрепляться (или ослабляться?) национальная безопасность. Ключевой момент - взаимовыгодность сотрудничества.

- А у вас были контакты с представителями международных структур? Заходят к вам - присматриваться, знакомиться?

- Из МВФ не заходят. Представители дипломатического корпуса проявляют интерес. Недавно я имел длительную беседу с послом США, на этой неделе встречаюсь с послом Японии.

- Вы идете в парламент достаточно мощной и консолидированной силой. Вы рассчитываете на какое-то конструктивное влияние или ваша участь - стать барьером на пути определенных процессов?

- Не исключен и такой вариант. Исходя из качественного состава ВР, не трудно предугадать, как развернутся события. Во-первых, по целому ряду проблем объединятся те, кто хоть и не является сторонником нынешнего Президента, но представляет интересы определенных финансовых и предпринимательских кругов. Во-вторых, будут лоббироваться интересы новых соискателей власти. Стабильность системы управления, воплощенная в нынешних президентских структурах, тает на глазах. Я уверен, что осенью от главы государства практически все отвернутся. У нас есть информация, что и за рубежом представители крупных финансовых кругов заявили: поскольку не выполнены договоренности, заключенные в связи с оказанием поддержки на предыдущих выборах, на предстоящих в такой поддержке будет отказано.

Но это «их» проблемы. Наша же работа в буржуазном парламенте, где мы не имеем большинства, предусматривает и такую тактику - сдерживания негативных тенденций.

Что касается конструктивизма, то мы подготовили около 30 законопроектов и будем настаивать на их рассмотрении. Мы понимаем, что надо будет объединять некоторые политические силы - есть по определенным моментам совпадение интересов, и это надо максимально использовать.

- Но похоже, ни ваша «тактика сдерживания», ни ваш «конструктивизм» настолько не нужны вашим оппонентам из исполнительной власти, что снова может встать вопрос о роспуске парламента.

- Вовсе не исключаю, учитывая «особенности» подготовки президентской кампании. Как представляется, все будет готовиться к началу 1999 года, позже уже будет нереально.

Начало работы нового парламента будет сложным. Мы уже знаем, что большинство «сориентировано» на отключение трансляций сессии, и мы не в состоянии будем повлиять на это своими голосами. Осенью специально будет внесен пакет предложений, который парламент заведомо не в состоянии будет принять, - просто в силу нецелесообразности их принятия (эта технология уже сейчас отрабатывается). Возникнут опять «противоречия» между ВР и Президентом из-за того, что Президент будет подписывать указы экономического характера в отсутствие соответствующих законов, и надо будет принимать в срочном порядке эти законы - а принять их будет невозможно, ибо поданные законопроекты не будут отвечать нужным критериям… Снова очень тяжелым будет бюджетный процесс. Навяжут парламенту и проблему тарифов. Недавно снова необоснованно повысили тарифы на электроэнергию, водоснабжение, газ, в обществе растет возмущение - а от нас потребуют: не хотите повышать тарифы - решайте проблему «в контексте», сокращайте социальные программы… В любом случае общественный протест будет направлен против ВР.

- Вы не раз заявляли, что не считаете себя партией парламентского типа. В этой ситуации вы будете бороться против роспуска парламента или он вам на руку?

- Мы никогда не действовали по принципу «чем хуже, тем лучше». Вопрос о парламенте имеет прямое отношение к государственному строительству и развитию демократии. Поэтому мы будем использовать все формы, чтобы защитить демократию в лице ВР.

Кому-то может показаться, что роспуск парламента - это просто попытка установить на год-полтора единоначалие с целью решения острых кризисных проблем. Однако следует понимать, что здесь не будет персональной диктатуры, а будет диктатура клана. В этом самая большая опасность для Украины - когда в условиях политического безволия власть отдается проходимцам, которых я считаю откровенными политическими мародерами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК