Миллиарды иллюзий. Всевластие коалиции и президент, противостоящий ему посредством права вето, — слишком хлипкая конструкция, чтобы гарантировать стране прозрачное и эффективное экономическое развитие

08 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 8 декабря-15 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Бюджет Очередное бюджетное голосование — и очередная сенсация. Проект Государственного бюджета ...

Бюджет

Очередное бюджетное голосование — и очередная сенсация. Проект Государственного бюджета Украины на 2007 год, для рассмотрения которого во втором чтении депутаты специально собрались 6 декабря, был постатейно пройден за каких-то 70 минут.

«Седьмая статья, не было замечаний комитета, ставится на голосование. «За» — 247. Принято...

Восьмая статья, также не было замечаний комитета. Прошу проголосовать. «За» — 246. Спасибо, 246…

Десятая статья, замечаний не было. Прошу проголосовать...» — монотонно руководил волеизъявлением депутатов вице-спикер Адам Мартынюк. Те старательно нажимали кнопки, некоторые — по две сразу (свою и соседскую), и так — все 70 минут. Очень хорошо на ниве голосования за бюджет потрудились коммунисты, чего не случалось уже многие годы. Прочно забыты и низкий прожиточный уровень, и весьма условное выполнение закона о детях войны — главное, голосовать, голосовать!

Молча стоя за трибуной, первый вице-премьер Николай Азаров пытался уследить за происходящим по бумажной версии законопроекта. Тщетно: темп голосования (я специально засекала) составлял примерно две с половиной статьи в минуту. 247 голосов «за», 246, 248, снова 247...

Первым не выдержал бютовец Евгений Кирильчук: если результат предрешен, почему бы не голосовать сразу по нескольку статей, к которым нет замечаний комитета? Вице-спикер повеселел, а производительность труда депутатов возросла еще больше. К трем часам дня все завершилось. К вящему удовольствию журналистов и приглашенных.

Второе чтение бюджета-2007 даже отдаленно не напоминало многосуточные бюджетные бдения конца 90-х, когда экс-министру финансов И.Митюкову доводилось выстаивать за парламентской трибуной по шесть-семь часов кряду и до хрипоты спорить. Скорее, мы получили подобие сессии Верховного Совета Украинской ССР двадцатилетней давности, когда депутаты съезжались в Киев на два дня, и одного из них с лихвой хватало, чтобы одобрить главный финансовый документ на будущий год. Правда, тогда народные избранники были действительно «от сохи» и занимались государственной деятельностью ну почти без отрыва от производства. Но и обходилось их содержание казне отнюдь не в 600 млн. грн. в год...

Сначала я не собиралась писать об этих деньгах, хотя не вспомнить о них трудно. Уж больно хорошими лоббистами интересов парламентариев (ну и попутно — госслужащих) выступили правительство и бюджетный комитет.

При втором чтении из закона, что называется, под корень были вырезаны нормы, «покушающиеся» на нынешние депутатские льготы и привилегии. Причем начал Кабмин, а закончил профильный комитет. И если утром 6 декабря в ст. 108 законопроекта все еще оставалось положение, согласно которому большинство льготных пенсий в Украине (для таможенников, дипломатов, госслужащих, прокуроров, журналистов государственных СМИ, ученых и пр.) ограничивались в 2007-м 12 минимальными пенсиями (т.е., напомним, чуть более 4, 5 тыс., или 900 долл. в эквиваленте), а льготные пенсии «других категорий пенсионеров» не могли превышать 10 тыс. грн. в месяц, то после выдачи на-гора 247 голосов за поправку бюджетного комитета все вернулось на круги своя. Действительно, ну разве может отставной депутат прожить на
2 тыс. долл. в месяц?

Комитет под руководством Владимира Макеенко предложил дописать в статью буквально четыре слова. И получилось, что десятью тысячами в месяц ограничиваются пенсии «других категорий пенсионеров, кроме народных депутатов Украины».

На фоне столь трогательной заботы о себе, любимых, депутаты вместе с Кабмином практически отменили (ст. 40) для отдельных категорий работников бюджетной сферы, военнослужащих и лиц рядового и начальственного состава льготы по квартплате, плате за телефон, топливо, проезд в транспорте, обусловив их предоставление зарплатой на уровне, дающем право на налоговую социальную льготу (1,4 минимальной зарплаты). А также дружно отвергли настоятельную просьбу президента уже в ходе второго чтения повысить прожиточный минимум на будущий год и минимальную зарплату, чтобы не допустить в 2007-м реального падения доходов населения. Николай Азаров пообещал вернуться к вопросу о прожиточном минимуме только по окончании первого квартала.

Конечно, двойные стандарты — для нашей страны отнюдь не новость. Двойные стандарты в бюджетном процессе неминуемо ведут к ручному управлению, о последствиях которого страна будет знать ровно столько, сколько ей такого знания отпустит правящая коалиция.

В общем, в нынешней ситуации, наверное, даже неплохо, что госфинансами (от планирования до обеспечения поступлений и распределения) в стране единолично руководит Николай Азаров. Эта «единоличность», возможно, еще как-то удержит финансовую ситуацию будущего года. Потому что на бюджет в его нынешнем виде надежды практически никакой. Подменив профессиональный подход политическими резонами, правящая коалиция, по сути, похоронила собственные заявления о реализме главного финансового документа.

Пример первый — ситуация с пенсионным обеспечением. На минутку допустим, что сентябрьский проект бюджета на 2007 год был полностью реалистичен и сбалансирован. В нем на все нужды Пенсионного фонда (в том числе и на безусловно благую цель перевода в общую пенсионную систему всех силовиков) выделялось 20,934 млрд. грн.

В декабре, по итогам второго чтения, правительство и парламент отказались а) от идеи ограничения пенсий работающим пенсионерам двумя минимумами (а таких пенсионеров у нас, между прочим, 2,5 млн. чел.); б) от запрета в 2007 году перерасчета пенсий работающим пенсионерам в связи с ростом должностных окладов и ставок по их прежнему месту работы; в) от запрета на выплату досрочных пенсий тем, кто продолжает работать. Плюс для некоторых категорий, как мы уже упоминали, установлен более «щадящий» (по сравнению с сентябрем) потолок в 10 тыс. грн. пенсионных выплат в месяц.

Вопрос ребром — на сколько миллиардов потянут все эти послабления в денежном выражении? Вопрос, ясное дело, игнорируется. Cогласно декабрьской версии бюджета, на нужды Пенсионного фонда выделяются все те же 20,934 млрд. Хотя самому ПФ дополнительный ресурс взять неоткуда: ни ставки пенсионных отчислений (по сравнению с сентябрьскими планами) не возрастут, ни зарплаты.

Пример второй. В прошлом номере «ЗН» как о свершившемся факте сообщалось лишь о вето от 28 ноября на закон о налогообложении (№2481), в который были вынесены все налоговые новации нынешнего бюджетного процесса. Однако буквально за два дня депутаты успели разобраться с предложениями президента. Они согласились вынести за скобки данного налогового закона все нормы относительно восстановления СЭЗ, сохранили на уровне 15% ставку налога на дивиденды и даже максимально точно воспроизвели все пожелания главы государства к вексельному обороту при импорте, хотя многие с ними и не были согласны.

Во вторник — вето, а в четверг, 30 ноября, после напряженной работы комитета ВР по финансам, — успешное голосование закона в новой редакции. Вот это темпы!

Ирония судьбы состоит в том, что к моменту бюджетного голосования новый налоговый закон подписан все еще не был. Но полная неясность с налоговой базой не остановила парламентариев. Шестого декабря бюджет они принимают — и во втором чтении, и в целом.

Здесь возможны два варианта. Либо налоговые изменения никоим образом не влияют на доходную часть (но в это верится с трудом, ибо за что боролись?), либо бюджет на неизвестной налоговой базе (!) принимали просто для «галочки». Чтобы не подставиться под роспуск парламента. А потом документ можно положить на полочку и начать сводить финансовые концы с концами в горячо любимом ручном режиме.

«Профессионализм — побоку!» — характерная черта всего нынешнего бюджетного процесса. Немногие уцелевшие эксперты жалуются на закрытость работы бюджетного комитета ВР и отсутствие цифровых материалов для самостоятельного анализа. Трудно полагаться и на данные Минфина — в связи с постоянными сменами власти он понес невосполнимые кадровые потери. Вдобавок то, что выходит из стен министерства, тщательно просеяно и препарировано.

Даже те из депутатов, кто четыре-пять лет назад вполне сносно владел бюджетной проблематикой, сегодня спешно опускаются до уровня рядового избирателя и толкуют только об «удобоваримом»: зарплаты, тарифы, кто больше украл...

Это и есть новая экономическая реальность, к которой нам придется привыкать. Реальность, жестко контролируемая парламентским большинством.

Приватизация

В этой сфере сразу несколько новостей. И, как ни странно, не все одинаково плохи.

В ту же среду, что и бюджет, парламент одобрил закон о перечне объектов права госсобственности, подлежащих продаже в 2007 году (регистрационный номер 2550). По настоянию президентского секретариата (которое было незамедлительно принято к исполнению руководством комитета ВР по экономической политике) в документ были внесены Одесский припортовый завод и «Укртелеком». И теперь за счет приватизации вполне реально покрыть даже не 10 млрд. грн. бюджетного дефицита, а сумму на 0,5 млрд. большую. Поскольку по предложению комитета Макеенко в ходе второго чтения бюджета дефицит именно на 0,5 млрд. грн. и увеличен (в относительных цифрах он составляет теперь 2,65% ВВП).

Выпускать из госсобственности Одесский припортовый хотелось не всем: 150 депутатов, и среди них — председатель специальной контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации Андрей Кожемякин, голосовали против.

— Приватизация Одесского припортового — это такая угроза экономической безопасности страны, что, на мой взгляд, и обсуждать нечего. Если этот объект перестанут контролировать государственные органы, мы не можем гарантировать, что он не станет Чернобылем номер два, — утверждает г-н Кожемякин. — Или возьмем тот же «Индар», единственный в Украине завод по производству инсулина, — как можно отдавать его в частные руки? Нет слов и по поводу будущей приватизации «Укрмедпрома», выпускающего в том числе биологические и психотропные препараты, а также ряда других предприятий. Как я понимаю, никто серьезным анализом объектов не занимался. Из моих предложений к законопроекту, касающихся отдельных предприятий, 28 были учтены, 38 — не учтены…

И все же кое на чем депутаты настояли. Более чем 300 голосами они высказались за сохранение в госсобственности гостиницы «Днепр» в центре столицы. Как «победу демократии» можно расценить и исключение из списка на приватизацию-2007 всех 20 с лишним объектов полиграфии.

Но… это отнюдь не гарантирует «бесприватизационной» судьбы хотя бы на год. Ведь что такое нынешний перечень объектов, пусть даже без определения «ориентировочный», которое профильный комитет согласился вычеркнуть на этапе подготовки ко второму чтению? Так, плод инициативы председателя ФГИ, никого ни к чему не обязывающий. Вызванный к жизни Валентиной Семенюк и с прохладцей поддержанный Кабмином, документ выполнил роль мавра, разблокировав принятие госбюджета на будущий год, а теперь может уйти. В небытие, в корзину — да какая разница? Действовать антикризисная коалиция все равно будет по-своему.

Понимая это, некоторые депутаты постарались придать новому приватизационному документу большую значимость. А заодно и воспользоваться моментом.

В среду крайне любопытно было наблюдать за попыткой комитета ВР по вопросам экономической политики потянуть на себя одеяло влияния на приватизационный процесс. И будь председатель этого комитета Владимир Заплатинский и председатель подкомитета Михаил Чечетов поскромнее и понеискушеннее во всем, что касается работы ФГИ, возможно, эксперимент и удался бы. Несмотря на то, что с далекого 1994 года практическую работу Фонда госимущества курирует от парламента специальная контрольная комиссия ВР по вопросам приватизации, и ее роль прописана как в базовых законах, так и в госпрограммах приватизации.

Сразу четыре члена комитета (во главе с его председателем) предложили дополнить законопроект абсолютно идентичной, вплоть до запятых, статьей. Речь шла о том, что ФГИ обязан согласовывать с комитетом по вопросам экономической политики план приватизации по каждому конкретному объекту, включая сроки и способы приватизации, начальную стоимость, формы платежа, размеры пакетов акций по направлениям приватизации, а также обеспечение технологического единства производства, недопущение разрушения целостных имущественных комплексов… Пожалуй, такой попытки диктата приватизационное ведомство не знало за все годы, начиная с 1991-го.

Диктат, разумеется, не прошел. Зато не без усилий депутатов от Партии регионов прошло предложение депутата-социалиста Василия Цушко, создающее в Украине такие предпосылки для процесса передела собственности, что перед ним меркнет недавняя попытка снизить кворум собраний акционеров с 60 до 50%.

Конечно, делалось все с благой целью и в полном соответствии с позицией главы ФГИ о продаже объектов приватизации вместе с землей. Но то ли техника законодательного письма захромала, то ли хромота была преднамеренной, однако в нынешнем своем виде ст. 6 закона выглядит просто катастрофически.

Речь идет о том, что если государству принадлежат свыше 25% акций приватизируемого предприятия и земельный участок, на котором оно расположено, то начальная стоимость таких пакетов определяется по результатам независимой оценки. И далее, цитирую: «Стоимость указанных пакетов акций определяется с учетом стоимости этих земельных участков, право собственности на которые приобретается покупателем пакета акций (подчеркивание мое. — Н.Я.) после оформления соответствующих правоустанавливающих документов».

Представляете себе картину? Идут традиционные разборки вокруг ОАО «Одессаоблэнерго». Вдруг на сцене появляется покупатель 25,01-процентного пакета, только что проданного согласно предложенной депутатом Цушко схеме, и заявляет: «Вы тут, ребята, повоюйте, но помните: весь земельный участок, на котором вы выясняете отношения, — мой. И шишки в лесу тоже мои»…

Ну а если пойти дальше и довести идею до абсурда, то можно продать стороннему покупателю, к примеру, из Донецка, земельный участок, на котором расположен завод «Мittal Steel Кривой Рог». И никакая реприватизация по суду уже никогда не понадобится…

Так что у Виктора Ющенко есть выбор — подписывать проголосованный 6 декабря с.г. закон №2550 или ветировать. На чашах весов — предпосылки к приватизации «Укртелекома» и Одесского припортового, с одной стороны, и детонатор нескончаемого передела собственности — с другой.

А что касается закона о госбюджете, то здесь еще сложнее. По некоторой информации, его подписание связывается с достижением (либо недостижением) с Виктором Януковичем договоренностей о назначении Радой нового генпрокурора или с существенными уступками при принятии закона о Кабинете министров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК