Ханне СЕВЕРИНСЕН: «Ни одна из стран Совета Европы не может выдвигать претензий, будто бы демократия является «внутренним делом»

09 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 9 февраля-16 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

После оранжевой революции, очевидно, уже все привыкли к тому, что в Украине не существует ограничений на право критиковать...

После оранжевой революции, очевидно, уже все привыкли к тому, что в Украине не существует ограничений на право критиковать. И не важно, кто будет этим критиком: отечественный эксперт, местный политик или гость из-за границы. Поэтому, когда в конце января Парламентская ассамблея Совета Европы обнародовала информационный доклад, подготовленный содокладчицами Ренатой Вольвенд и Ханне Северинсен, можно было ожидать любой реакции. Но вовсе не обвинения европейских парламентариев в необъективности. Конечно, во времена предыдущего главы государства многих могли и не удивить слова президентского представителя в парламенте о том, что эти «сумасшедшие дамы» ничего не понимают в украинской политике. Также многие привыкли к постоянным жалобам бывшей власти на вмешательство во внутренние дела Украины. Но не хотелось верить, что такие заявления прозвучат вновь... Очевидно, этого не ожидала даже Ханне Северинсен. Во время интервью «ЗН» она впервые узнала о заявлении премьер-министра Виктора Януковича по поводу последнего доклада. «Я привык к разговору на языке фактов. Если есть факты, о чем говорить? Я готов к разговору на любом уровне. Меня всегда интересуют только конкретные действия», — подчеркнул руководитель правительства. (Кстати, перед подготовкой отчета Северинсен и Вольвенд встречались с премьером. С президентом им встретиться не удалось.)

Доклад содокладчиц по итогам визита в Украину в октябре прошлого года действительно не содержит никаких революционных выводов — по крайней мере, таких, о которых бы не говорили украинские и зарубежные наблюдатели. «В контексте политического противостояния, развернувшегося после проваленных в ноябре 2006 года попыток мирного сосуществования, было бы наивно ожидать значительного прогресса в основных реформах, по крайней мере, в следующие шесть месяцев. Все политические дебаты омрачены внутренними битвами за распределение политической власти, а также призраком досрочных парламентских выборов, зависших в воздухе», — говорится в начале отчета. Среди положительных тенденций авторы отчета называют демократические парламентские выборы, плюрализм мнений в массмедиа, формирование гражданского общества. «Впервые за время независимости Украина имеет демократически избранное правительство», — еще одно из достижений, перечисленных в отчете. Также докладчицы обращают внимание на позитив политреформы, создающей систему сдерживаний и противовесов. «Не существует ни одного легкого пути уничтожения демократических изменений, установленных и консолидированных оранжевой революцией», — верят докладчицы. Евродепутатки также обращают внимание на значительное количество ратифицированных документов в соответствии с обязательствами перед Советом Европы.

Мы преднамеренно процитировали подмеченные докладчицами достижения в Украине, поскольку Ханне Северинсен считает, что украинские журналисты недостаточно уделили им внимания. Критических замечаний, впрочем, в отчете не меньше. Во-первых, авторы обращают внимание на то, что «обещания Майдана установить чистое, честное и компетентное руководство, а также обеспечить верховенство права и прозрачность на всех уровнях, не были выполнены». «Новый Кабинет министров переполнен чиновниками, воплощающими коррупционное слияние бизнес-интересов с правительством и манипулирование выборами перед оранжевой революцией», — говорится в документе. «Непрозрачный путь, с помощью которого проводились переговоры по формированию коалиции в течение полугода, несоответствие политических «цветов» так называемых коалиционных партнеров и печальноизвестные договоренности о создании краткосрочной «большой коалиции» привели к тому, что люди в итоге не понимают, за кого же они голосовали», — таков один из критических выводов отчета. Докладчицы также утверждают, что продолжительное противостояние между президентом и правительством уничтожает надежды на политический консенсус в принятии стратегических решений. Докладчицы одобрительно относятся к подписанию инициированного президентом Универсала в прошлом году, но считают, что «в действительности этот документ только позволил Партии регионов прийти к власти и осуществлять ее, несмотря на его положения».

Одним из первых свои комментарии по поводу отчета дал представитель антикризисников социалист Виталий Шибко, назвав документ взвешенным и сбалансированным. Премьер-министр Виктор Янукович между тем не разделил это мнение, призвав докладчиц говорить «языком фактов». Еще дальше пошел министр юстиции Александр Лавринович, написавший Ханне Северинсен письмо для «официального опровержения заявления с целью дальнейшего партнерского сотрудничества между Украиной и ПАСЕ». Стилистика письма носит довольно издевательский характер — сначала Минюст засвидетельствовал «свое высокое уважение», а потом «высказал обеспокоенность относительно несоответствия ваших представлений и настоящей ситуации в Украине»... Весь скандал поднялся вокруг одного предложения, которое якобы сказала г-жа Северинсен в интервью радио «Свобода». (В нем, в частности, замечалось, что «министр юстиции составил проекты некоторых законов, которые в действительности не соответствуют стандартам Совета Европы»). Стоило ли это заявление такой реакции, особенно, если принять во внимание, что в переводе интервью могла вкрасться ошибка? Следует, впрочем, заметить: Минюст не реагирует на сам отчет докладчиц — в нем значительно больше резонансных замечаний, чем в упомянутом интервью, которое вряд ли приобрело бы такую огласку, не будь реагирования министра. Возможно, причина в том, что нужно было хоть к чему-то придраться, найти хоть какое-то слабое звено?

С какими впечатлениями за таким развитием ситуации наблюдала непосредственная «виновница» Ханне Северинсен — об этом в ее ответах на вопросы «ЗН».

— Наверное, вы знаете, как члены украинского правительства отреагировали на ваш последний отчет по поводу развития ситуации в Украине. Какое у вас было впечатление? Вам не показалась лексика украинских заявлений знакомой со времен президентства Леонида Кучмы?

— К сожалению, я видела только несколько статей относительно последнего отчета, а также реакцию на мое интервью на радио «Свобода». Прежде всего я бы хотела сказать, что не знаю о негативной реакции со стороны официальных лиц по поводу отчета, обнародованного Мониторинговым комитетом ПАСЕ 25 января. Мы обсуждали содержание этого отчета с членами украинской делегации, которую представляют разные политические фракции, и все они согласились с тем, что отчет сбалансированный и объективный. Во всяком случае, не следует рассматривать этот документ как своего рода приговор. Это информационный документ, призванный кратко ознакомить членов комитета с последними событиями в Украине. И вместе с тем мы очертили реформы, которым, как мы ожидаем, новое правительство будет уделять приоритетное внимание в следующие шесть-восемь месяцев, чтобы мы смогли отчитаться о положительных тенденциях в полномасштабном мониторинговом отчете об Украине. Этот документ также следует рассматривать как подготовку к нашему следующему визиту.

Но я заметила одну проблему: отдельные украинские медиа процитировали только некоторые пассажи из отчета, которые в большинстве своем были критическими к действующему правительству. Поэтому получилась искаженная картина того, о чем шла речь в отчете.

Совсем другая ситуация относительно реакции на наше общее письмо в январе по поводу назначения нового омбудсмена. Я так понимаю, что некоторые меня обвиняют во вмешательстве во внутренние дела, но — как я уже отмечала ранее — Украина пообещала своим гражданам, а также Совету Европы, быть страной, исповедующей верховенство права. Ни одна страна Совета Европы не может выдвигать претензии, якобы обязательства, связанные с демократией, правами человека и верховенством права, являются «внутренними делами».

Поэтому — да, этот комментарий действительно возвращает к временам, которые были два с половиной года назад и которые, как я искренне надеялась и до сих пор верю, — Украина уверенно преодолела... Еще перед оранжевой революцией я иногда узнавала из прессы об определенных письмах, которых я так и не получала.

После моих недавних комментариев на радио «Свобода» в интервью от 26 января я узнала из прессы, что Министерство юстиции прислало мне письмо с требованием официального опровержения сделанного мною заявления. Но ни одна копия такого письма ко мне не пришла, ее не получил и секретариат ПАСЕ. Позднее я узнала, что письма можно найти на веб-сайте министерства.

Я бы очень хотела воспользоваться случаем выразить господину Лавриновичу мое глубокое сожаление по поводу недоразумения относительно моих устных заявлений. Это моя личная ошибка. Боюсь, это произошло из-за того, что английский не является моим родным языком, а также из-за перевода, который я поняла неправильно. Поэтому позвольте мне извиниться — и объяснить, чего касалась моя критика.

С одной стороны, произошел очень незначительный прогресс в выполнении Плана действий с конца лета прошлого года. Многие законопроекты, подготовленные предыдущим правительством, до сих пор находятся в Министерстве юстиции. С другой стороны (и это я считаю отступлением от стандартов Совета Европы), Верховная Рада провалила голосование постановления о выполнении решения Европейского суда по правам человека. Последнее постановление представили на рассмотрение ряд депутатов, членов украинской делегации, чтобы выполнить резолюцию ПАСЕ №1516 (2006), где Украина упоминается как одно из государств-членов, имеющих проблемы с выполнением приговоров. Проект резолюции поддержали соответствующие комитеты парламента, и это в Страсбурге восприняли как образцовую инициативу.

Однако в последний момент министр и заместитель министра юстиции обратились к депутатам и попросили не голосовать за документ, поскольку там содержался ряд инструкций для правительства. И это произошло, несмотря на письмо, направленное спикеру Верховной Рады президентом ПАСЕ, который призывал Верховную Раду имплементировать резолюцию ПАСЕ. Это печальный факт.

Поскольку я по своей природе оптимист, то надеюсь, что украинские законодатели пересмотрят свою позицию, чтобы выполнить резолюцию ПАСЕ, и установят парламентский контроль за выполнением решений Страсбургского суда.

На днях — хочу отметить положительный сигнал — я очень рада была узнать, что Верховная Рада одобрила в первом чтении проект закона об обеспечении прозрачности отношений собственности относительно средств массовой информации, который был подготовлен Минюстом в соответствии с Планом действий и резолюцией ПАСЕ. Господин Лавринович лично представил этот проект, и за документ проголосовали 411 депутатов. Это хороший пример положительного сотрудничества.

— А вам известно заявление Виктора Януковича, в котором он обвиняет содокладчиков ПАСЕ в необъективности?

— Нет, я не знаю о таком заявлении. Но мы надеемся встретиться с премьер-министром во время следующей встречи.

— Какие есть риски того, что украинский вопрос снова будет поставлен на пленарной сессии ПАРЕ?

— Прогресс стран, подпадающих под так называемую процедуру мониторинга ПАСЕ, оценивается каждые два года. На сегодня насчитывается девять таких государств. Последний отчет относительно Украины обсуждался в октябре 2005 года. Поэтому следующий отчет должен обсуждаться во время пленарной сессии в октябре 2007 года. Но это не исключает того (если нынешний политический беспорядок, созданный конституционной безысходностью, приведет к еще худшему кризису), что кое-кто может обратиться для внеочередных дебатов. Однако я не ожидаю этого.

— Когда состоится ваш следующий визит в Украину?

— Мы прибудем в Украину 27 февраля и пробудем там несколько дней. После пребывания в Донецке вернемся в Киев, покинем Украину 7 марта.

— Возможно ли, что мониторинговая процедура относительно Украины завершится в ближайшее время?

— Позвольте мне процитировать абзац с последней страницы нашего отчета: «11 лет — продолжительный период для мониторинга, и мы бы очень хотели увидеть, что эта сложная процедура будет поскорее заменена более легкой формой постмониторингового диалога. Но мы хотим сначала увидеть признаки прогресса, заслуживающие доверия». Я до сих пор надеюсь, что в последнем абзаце нашей октябрьской резолюции речь будет идти о завершении мониторинга.

— Наверное, вам приходилось неоднократно слышать от критиков: нужно заменить содокладчиц Северинсен и Вольвенд, поскольку они очень заангажированы...

— Нужен свежий взгляд? По крайней мере, мне кажется, что я рассматривала бы как преимущество то, что в свое время могла следить за всеми тенденциями, и это позволяет мне сравнивать процессы.

Несмотря на это, во всех странах, находящихся под мониторингом и имеющих серьезные проблемы с демократическими стандартами, мы постоянно слышим одни и те же обвинения: дескать, содокладчики необъективны или же они чересчур долго работают. И в таких странах, когда меняли докладчиков (например, потому, что некоторые наши члены покидают ассамблею), — новым кандидатам так же, как и предыдущим, быстренько предъявляли обвинение в необъективности.

Если король гол, то он — гол... Наша задача состоит не в том, чтобы сместить то или иное правительство или ввести санкции. Наша задача состоит в том, чтобы помочь странам преодолеть путь реформ как можно скорее ради окончательной цели — достижения единого уровня уважения к правам человека, демократии и верховенства права по всей Европе.

В конце концов, руководству вашей страны решать, будет воспринимать оно наши действия как полезную поддержку или как нежелательное бремя.

— Верите ли вы, что украинские политики прислушиваются к вашим советам? Не разочарованы ли вы украинской политикой после продолжительного периода наблюдения за ней?

— Все действительно зависит от воли правительства и его решительности исповедовать демократические ценности. В течение одиннадцати лет истории мониторинга мы видели как положительные, так и отрицательные проявления. Один из наиболее конструктивных примеров — сотрудничество с вашим предыдущим правительством. Пока страна медленно просыпалась от эйфории помаранчевой революции, наш предыдущий отчет в октябре 2005 года по многим показателям был жестко критичным. Этот отчет совпал с изменением правительства, поэтому новому правительству было нелегко получить в наследство многочисленные критические замечания.

Вместо того чтобы свалить всю вину на предыдущее правительство, они приняли правительственный План действий относительно как можно лучшего выполнения обязательств перед Советом Европы в очень краткие сроки... Президент Ющенко одобрил этот План действий в январе 2006 года. В течение шести месяцев правительство подготовило очень многообещающие законопроекты, которые сейчас ждут одобрения на столах министров нового правительства. Надеюсь, эти проекты вскоре попадут в парламентские комитеты для обсуждения.

За много лет в политике (а я впервые была избрана в датский парламент в 1984 году) я поняла, что внедрение реформ требует много времени, и не только в Украине. Да, я была разочарована, что у помаранчевой революции оказался такой «короткий век». Я сама была на Майдане в декабре 2004 года, и мне жаль, что обещания тех дней не исполнились. Но я также помню, что эйфорию после падения Берлинской стены так же сменило разочарование в новых демократических государствах.

Помаранчевая революция изменила историю, и Украина не отступится. Уроки должны быть усвоены, и появятся новые возможности для реформ — не для обогащения небольшой правящей верхушки, а для трансформации общества в целом.

Самая большая угроза сейчас заключается в борьбе украинской политической элиты. Пока вопрос конституционных функций ключевых институтов страны не будет решен, я не вижу возможности для быстрого прогресса реформ в любой сфере. И это меня заставляет беспокоиться: если не будет достигнут дальнейший прогресс, то Украина может оказаться неспособной противостоять многим внутренним и внешним вызовам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК