АЛЕКСАНДР МОРОЗ: КАЖЕТСЯ, СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ БЛИЖЕ К НУЖНОЙ ПОЗИЦИИ, ЧЕМ РАНЬШЕ

19 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 19 апреля-26 апреля 2002г.
Отправить
Отправить

Даже если предпринять самые немыслимые ухищрения и найти ту дверь, за которой сегодня ведутся переговоры, даже если изловчиться и заглянуть в ее замочную скважину, все усилия окажутся напрасными...

Даже если предпринять самые немыслимые ухищрения и найти ту дверь, за которой сегодня ведутся переговоры, даже если изловчиться и заглянуть в ее замочную скважину, все усилия окажутся напрасными. Ничего познавательного вы там не обнаружите. Очень похоже на то, что подобным же результатом увенчается даже телепатический сеанс с участниками переговорного процесса. Какой в конечном итоге окажется конфигурация сил в новом парламенте, с более-менее осязаемой долей вероятности не берется сегодня прогнозировать ни один из них. Это, конечно же, не означает, что у каждого из основных «переговорщиков» нет своего проекта внутрипарламентской конструкции. Только на всех них лежит печать нежизнеспособности, поскольку главным собирателем рядов депутатских и, соответственно, руководящих постов и прочих мелких житейских радостей автор каждого из этих проектов видит себя, и только себя любимого.

Завороженные шапкозакидательскими обязательствами «заедистов» довести численность своей фракции чуть ли не до двух сотен мандатоносцев и активным участием в реализации этих планов гаранта, наблюдатели, какие бы комбинации большинства ни предполагали, обязательным элементом его называют «За Единую Украину!». А между тем, вернувшийся в отечество лидер «Нашей Украины» заговорил вовсе не в ожидавшемся от него тоне. Конечно, категоричного «нет» предполагаемому альянсу с фракцией «За ЕдУ» из уст Виктора Ющенко не прозвучало. Но и готовности номер один слиться с любимицей Президента в высказываниях Виктора Андреевича знатоки ющенковского наречия не обнаружили. А посему, может быть, все-таки не стоит торопиться списывать в архив сценарий объединения в большинство оппозиционных сил, разнящихся своими программами, но единых в своей антипатии к власти: блоков Ющенко и Тимошенко, коммунистов и социалистов.

От того, что окажется сильнее – нелюбовь к Президенту или страх перед ним, и будет зависеть, удастся ли Банковой сформировать большинство, состоящее из «За ЕдУ», Компартии и объединенных социал-демократов. Правда, судя по сводкам с консультационных полей, сооружение подобной «фигуры» также не обойдется без преодоления некоторых трудностей, связанных с кадровыми устремлениями фигурантов. В вице-спикерском кресле по правую руку спикера Литвина видят себя одновременно и коммунист Адам Мартынюк, и социал-демократ Виктор Медведчук. И согласится ли кто-то из них уступить кресло первого вице-спикера, пересев на место просто «вице», – еще вопрос.

Единственное, что можно сегодня утверждать без тени сомнения, так это то, что субъекты переговоров явно не отягощены ролью саперов, которые, как известно, ошибаются только раз. Поскольку совершенно очевидно, что создаваемое ими большинство развалится сразу же после раздела портфелей. А потом «фокус», показавшийся кому-то неудачным, можно будет и повторить. Благо опыт, рожденный «парламентской революцией» 2001 года и столь удачно закрепленный недавно в российской Госдуме, имеется.

Ответы на вопросы по поводу перспектив нового парламента мы пытались получить у всех главных героев сегодняшних и завтрашних событий. Многие из них проявили осторожность, попросив перенести наше общение на более поздние сроки. Двое же из них согласились. Но мы надеемся, что даже при таком несколько усеченном виде переговорной палитры нашим читателям удастся получить представление о происходящих торгах.

— Насколько серьезными для Украины могут быть последствия обвинений в поставках оружия странам-изгоям и каким образом это может отразиться на внутриполитической ситуации в Украине?

— У международного сообщества и отдельных стран, прежде всего, входящих в антитеррористический альянс, достаточно инструментов, чтобы влиять на нарушителей установленных правил. Какие из инструментов и в каком объеме будут применяться (и будут ли вообще), увидим довольно скоро. Здесь важен не формат санкций, а их морально-политическая подоплека. Потому что экономические санкции, эмбарго, аресты счетов, обструкция на межгосударственном уровне (силовое давление не учитываем) можно определенное время выдержать, впоследствии попытавшись компенсировать понесенные потери. Можно, но сложно, ведь, скажем, те же санкции, сокращая наш экспорт, подорвут и без того малоустойчивую гривню, разрушат потребительский рынок, ударят по миллионам тех, кто живет на зарплату или пенсию. А это, в общем, народ, который воочию убедится, что для него стоит его власть. Это жестокий урок. Отсюда и возможные последствия для внутриполитической ситуации. Она, естественно, радикализуется, станет более контрастной, что позволит четче видеть, как с тонущего корабля убегают те, кто недавно клялся в верности.

— Александр Александрович, правда ли, что уже достигнута договоренность о создании некоей условной коалиции с участием Соцпартии, фракции, которая будет создана на базе списочников блока Юлии Тимошенко, а также части «Нашей Украины» и фракции СДПУ(о)? Велись ли какие-то переговоры?

— В новом парламенте проводятся консультации с разными политическими структурами, пока предварительные. Признаться, я был несколько удивлен недавним сообщением по телевидению по поводу инициативы Юлии Тимошенко, которая якобы поддержана социалистами. Сомневаюсь, что она так говорила. Саму инициативу можно обсуждать, но к нам пока по этому поводу никто не обращался ни письменно, ни устно. Я не раз говорил о том, что согласен искать возможности создания коалиции депутатов, которые считают необходимым менять систему власти. На этой почве, мне кажется, и можно образовать хотя бы условное большинство. А войти в него могут представители разных фракций, в том числе, безусловно, и коммунисты, и, может быть, даже некоторые внефракционные депутаты, хоть их пытаются сегодня подгрести под «За ЕдУ!». Все больше и больше людей понимают, что существующую систему власти действительно надо менять. Если в парламенте, по некоторым данным, более 300 миллионеров, то они, конечно, не могут выражать интересы народа. Они отражают интересы свои и тех, кто добивался прохождения в парламент этой маленькой части населения. А среди них, между тем, есть достаточно много толковых людей. Они прекрасно понимают: так не должно быть. Потому что обращенный к ним президентский вопрос, хотят ли они заниматься бизнесом, имеет свою изнанку. Его можно воспринимать и как поддержку, и как угрозу. Скорее, как угрозу, ведь гарант, наверное, помнит конституционную норму о том, что депутат не имеет права заниматься прибыльной деятельностью. Бизнес и депутатство — несовместимые вещи, но даже если случилось так, что люди доверили конкретному деловому человеку представлять их в парламенте, то это не означает, что он должен заглядывать в руки тому, кто находится сегодня в исполнительной власти, кто влияет на налоговую службу, милицию или прокуратуру. Должна быть система отношений на основе права в Украине, а не на основе понятий. В Украине все сделано не так, как предусмотрено Конституцией, и, конечно, совершенно не так, как в европейских государствах.

— Но не кажется ли вам достаточно маловероятной возможность альянса, например, Тимошенко и эсдеков или коммунистов и эсдеков? И вы действительно верите, что объединенные социал-демократы, если даже предположить, что они заинтересованы в изменении системы власти, рискнут заявить об этом публично и присоединиться к какой-то коалиции, которая будет носить оппозиционный характер?

— Надеюсь, вы допускаете некоторую условность нашей дискуссии? Все будет зависеть от многих обстоятельств: внутренней ситуации, внешних факторов, способности оценивать перспективу фракций и партий их лидерами. Помню, когда обсуждался закон о выборах и мы отстаивали пропорциональную систему, я обращался к Медведчуку и Волкову: поддержите, ведь это же ваши программные положения, если мы говорим о необходимости формирования большинства (кстати, на последнем совещании у Президента об этом якобы речь шла также), то надо заложить политические механизмы такого формирования, а сегодня они возможны только при выборах на пропорциональной основе или хотя бы на смешанной с приоритетом списка. И один, и другой собеседники сделали так, как хотела Банковая. Не хватало всего 27 голосов, чтобы преодолеть вето Президента. Последние выборы показали, что общество созревает, что теперь и депутаты понимают необходимость этого шага. У Волкова, например, был чисто прагматичный расчет. Он говорил о том, что если прислушается к моему предложению, получит фракцию в 24 человека. При пропорции же 50 на 50 он рассчитывал на фракцию из 36 депутатов. Пусть теперь посчитает... Говорю об этом без злорадства, а только для подтверждения того, что есть базовые принципы, которых надо придерживаться, которые могут работать на государство, на политические структуры, в зависимости от активности самих структур. Нельзя закон, тем более, такой важный, с помощью которого формируется власть, подстраивать под конъюнктурные, временные политические расклады. Думаю, что сегодня представители разных политических партий пришли к такому пониманию.

Кто знает, если бы уже действовал «пропорциональный» закон, и те, кто силой согнан в «За ЕдУ!», пошли бы отдельными списками своих партий, может быть, они имели бы более приличный результат и в совокупности могли бы создать авторитетную коалицию. А так получено очевидное подтверждение неприятия народом той политики, которую власть теперь осуществляет. Пользу примененной системы выборов вижу разве что в том, что продемонстрирована способность украинцев преодолевать свою застарелую болезнь — апатию («как будет так будет», «лишь бы не было хуже»). Народ пробуждается, он сам способен на точные оценки. Голосование по партийным спискам тому подтверждение. Поэтому, еще раз возвращаясь к вопросу о сущности закона о выборах и голосованиях о смене системы власти, я надеюсь на то, что многие депутаты начнут переосмысливать свою роль в политике. Будет много интересных поворотов.

— То есть вы верите в то, что парламент нас еще удивит, будут еще какие-то неожиданные альянсы, неожиданные коалиции, неожиданные голосования?..

— Да, уверен, и те простые решения, которые сейчас рекламируются, думаю, не пройдут. Показательным в этом отношении является и то, что Президент вдруг непосредственно и активно с первого дня начал заниматься парламентом, не царским делом, кстати говоря. Раньше он прибегал к помощи третьих или вторых лиц, маскируя несвойственные Президенту функции, а сегодня занимается непосредственно, демонстрируя тем самым обеспокоенность развитием событий. И бравурные заявления Литвина о том, что в его фракции уже 180 депутатов — жертв пирровой победы, — это пока не более чем «речевая» политика, давление на сомневающихся. Не думаю, что все будет так просто, как сегодня представляется и одному, и другому.

— Ведя какие-то консультации, переговоры, вы чувствуете, например, у руководства СДПУ(о), готовность идти в оппозицию? Вы чувствуете такую же уверенность, с другим знаком, с другим оттенком, допустим, у Ющенко? Словом, готовность этих двух политических сил не занимать откровенно пропрезидентскую позицию, а пытаться отстаивать свою позицию?

— Что-то вас эсдеки волнуют... Случилось так, что с их активом мне не приходилось общаться, поэтому не могу сказать об их готовности или неготовности, хотя, анализируя составные ситуации, кажется, что они ближе к нужной позиции, чем раньше. Сказался преподнесенный им открытый урок. Потому что 2—2,5 года назад, когда эсдеки активно поддержали Президента, главное, на что они рассчитывали, — на политические перспективы для своих лидеров и возможность заниматься бизнесом. Но прошло немного времени и оказалось, что такая перспектива некоторым образом беспокоит Президента. Тогда его окружение, используя механизмы, сломать которые эсдеки отказались, им же указало их место. Это важный урок, который дает возможность вести диалог с представителями этой партии по поводу необходимости изменений в системе власти и необходимости занятия более выверенной политической позиции для того, чтобы защищать права своей партии, в частности при распределении властных полномочий. А без этих механизмов все зависит от случайностей, от настроения гаранта и других субъективностей. Это ненормально.

— Какая конфигурация сил в парламенте видится вам наиболее вероятной? Сколько будет центров влияния и какие они примерно будут?

— Пока трудно ответить на этот вопрос. Естественно, будет постоянно возбуждаться центр во главе с Литвином, который при этом будет себя чувствовать, как он выразился, публичным политиком.

— Вы убеждены, что он пойдет в парламент?

— Это зависит от того, куда его пошлет Президент. Дело в том, что в качестве лидера политического объединения он не справился с задачей. Его, скажем так, «соратники», знаю, иронично воспринимают его лидерство. Каждый из них выше него с точки зрения политической публичности. Собирать зависимых от тебя чиновников и давать им инструкции, как нарушать закон, — это и есть публичная политика?.. Не проведя ни одной встречи собственно с народом, где ставятся острые вопросы, требующие недвусмысленных ответов? Ему будет непросто и в парламенте. Вероятность того, что он станет председателем Верховной Рады (такие версии уже звучали), по многим причинам мне кажется весьма ничтожной.

— То есть вы думаете, за него не проголосуют?

— Почему же? Кто-то проголосует. Но дело в том, что мы уже имеем невыездного Президента, иметь еще и невыездного председателя парламента... Накладно для имиджа страны. Депутаты это учтут.

— Если политика Ющенко будет провластной, это неизбежно приведет к развалу его фракции?

— Безусловно. Здесь никаких сомнений нет. Что касается других центров… Естественно, свою линию будут вести коммунисты. Будет присматриваться СДПУ(о), поскольку она для построения провластного лобби может стать «золотой акцией». Разменной ли, покажет время. Эсдекам будут делать реверансы и «заедисты», и другие, кому нужны голоса.

— То есть в более-менее прочный альянс «заедистов» и «нашеукраинцев» вы не верите?

— Не очень. Насколько я понял по нескольким интервью Плюща, это его мечта. Развеивающаяся, простите за сложное слово. Но истинные интересы тех, кто входит, в частности, в «Нашу Украину», с подобными намерениями не совпадают.

— Что, по-вашему, будет наиболее важным при достижении внутрипарламентских договоренностей?

— Важным будет совокупность интересов или совпадение направления деятельности парламента, правительства и других структур власти по конкретным проблемам. А их много и разных. Распределение руководящих парламентских должностей будет скорей всего начинаться с выяснения вопроса: а кто будет в правительстве, а какова будет его линия? Не случайно эта тема сейчас на слуху. Кинах говорит, что нельзя менять правительство, и он прав. Потому что Конституция не предполагает таких шагов. «Наша Украина» говорит о необходимости смены правительства. И она по-своему права, но когда, на каких условиях, под какие гарантии? А гарантии нужны юридические, не виртуальные, проще говоря, не словеса. Часть «заедистов» говорит о том, что надо сейчас согласовать, кто пойдет в парламент, а кто останется в министерских креслах. Впрочем, это нужно было решать до начала избирательной кампании. То есть существует много вопросов, решение которых будет зависеть от изменения политической ситуации внутри и вне Украины. А эти изменения, похоже, будут динамичны настолько, что сейчас, исходя из нынешнего состояния, делать прогноз даже на полтора месяца вперед было бы опрометчиво. Ведь вслух никто не говорит о тех сложностях, которые ожидают Украину уже осенью этого года в финансовой сфере, в экономике, социальной сфере. Традиционно, правда, началась подготовка к перекладыванию ответственности за провал бюджета на парламент. Инструмент в руках — телевидение. Вроде не исполнительная власть готовила «черные дыры» специальных экономических зон, не налоговая служба изобрела удавку изъятия оборотных средств невозвратом ПДВ и т.д. Еще не учитывается отношение международного сообщества к Украине как к субъекту правоотношений. Здесь очень много переменных факторов, которые скажутся на внутриполитическом состоянии.

— Как вам кажется, Президент теперь действительно будет менее значительным фактором влияния при формировании правительства?

— Нет, пока что он будет решающим фактором.

— На его позицию будут влиять главным образом внешние факторы или конфигурация, которая к тому времени сложится в парламенте?

— Это неравные факторы. Для него более значителен внешний фактор. Президент будет демонстрировать свою волю (хотя на самом деле это интерпретация чужой воли) при решении кадровых вопросов, в правительстве в том числе. Именно поэтому дискуссионной становится тема Ющенко как премьера. Насколько мне известно, в зарубежных кругах существуют прямо противоположные точки зрения на этот счет. (Хотя этот разговор также условный. Надо сначала спросить самого Ющенко, чтобы не было «сватовства майора», помните картину одного из передвижников? К тому же надо разобраться, кто «невеста», кто «майор» и кто «родственники».) Если же говорить о каких-то договоренностях внутри парламента, тогда надо сначала определять, с кем будет договариваться Президент. Если он намерен договариваться только с «заедистами», разговор будет прежним: вы хотите заниматься бизнесом или нет. Это бесперспективная политика, вчерашний, даже позавчерашний день, по сути, феодальные методы управления. Если считаться с мнением тех, кто хочет добиваться демократических изменений в государстве, тогда можно действительно вести разговор, рассчитывать на какие-то (опять же юридические) гарантии, на какие-то предусловия, и в таком случае игнорировать позицию «Батьківщини», коммунистов, социалистов и других не приходится. Если он поднимется до понимания такой необходимости, тогда можно говорить действительно о преобразованиях, реализации проекта изменений через состав правительства. Но, повторяю, я не вижу пока таких предпосылок со стороны Президента.

— Как вам кажется, каким должен быть председатель Верховной Рады именно в этот исторический период?

— Эта фигура действительно важна и от нее будет много зависеть. Он должен обладать прежде всего доверием депутатов, которые могут не разделять с ним политических взглядов, но могут положиться на его слово, на его порядочность и на соблюдение им процедурных норм. Тогда у каждого депутата, структуры парламента сохраняется право защитить свои интересы, добиваться принятия то ли решения в свою пользу, то ли компромиссного решения. И в любом случае это не должна быть креатура Президента. Мы наблюдали такой вариант в последний период работы парламента, когда многие решения принимались вопреки не только регламенту, но и вопреки здравому смыслу. Должен быть человек, которому депутаты поверят, что вместе с ним они добьются демократических преобразований, которые откроют перспективу для страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК