Михаил Урицкий: "У нас не контрактная система, а рабовладельческий строй"

12 октября, 16:22 Распечатать Выпуск №38, 13 октября-19 октября

Он поставил десятки спектаклей в разных городах и странах.

Известный украинский режиссер театра кукол, лауреат "Киевской пекторали" и других престижных наград Михаил Урицкий рассказал о том, как повлияла нынешняя "конкурсная система" на руководящие расклады в отечественных театральных коллективах, а также прокомментировал вопиющую историю в связи со своим увольнением из киевского театра, репертуар которого украшают его лучшие постановки. 

Михаил Урицкий родился в Симферополе, учился в Харькове. Режиссерский диплом театра кукол получил в Киеве — в Карпенко-Карого. Он поставил десятки спектаклей в разных городах и странах (от Литвы до Словакии), практически 10 лет его спектакли украшали (и пока украшают) афишу Киевского муниципального театра кукол — среди таких "Оскар", "Али-Баба", "Почему длинный нос у слона", "Снежный цветок" и другие. Но вот не так давно в вихре "реформаторских преобразований" и новых кадровых раскладов один из лучших режиссеров украинского кукольного театра оказался "за бортом". Точнее, его "ушли из театра" самым возмутительным образом. При этом многие сделали вид, что не заметили подобного волюнтаризма, многие ждут, чем эта история разрешится, ведь режиссер намерен добиваться справедливости в суде (первое заседание назначено уже на 3 декабря). 

Михаил Урицкий
Михаил Урицкий

— Я понимаю, что судебные заседания могут затягиваться, к тому же я не уверен, что в дальнейшем смогу, а главное — захочу работать именно в этом театре после всего, что произошло, — говорит Михаил Урицкий. — Но в суде можно доказать, что ситуация с моим отторжением от театра подстроена искусственно для того, чтобы попросту избавиться от человека. Поэтому суд для меня важен как поиск справедливости. Ведь если все останется как прежде, то какой смысл сотрясать воздух своими дальнейшими творческими идеями? 

— Ваша история с отторжением от этого театра — случай частный, или все-таки есть некая закономерность? 

— Мое отторжение от театра — следствие наших несовершенных законов. Закон Укаины о театрах и театральном деле, автором которого является Ирина Подоляк, безусловно, был необходим и в идеале должен был улучшить ситуацию в творческих коллективах, но в своем несовершенстве этот же закон привел к проблемам.

В настоящее время у нас не контрактная система, а скорее рабовладельческий строй. Фактически срочные трудовые договора. За границей в контракте прописывается все: сумма гонорара, количество репетиций, спектаклей, которые актер должен сыграть, режим работы, условия работы (в нашем случае также в контракте это все должно быть прописано). Но наших людей "загнали". Загнали в страх. В страх потерять должность, остаться на улице. 

Достаточно тревожная ситуация с назначением директоров — художественных руководителей. Мое мнение: на руководящей должности должен быть художник в глобальном понимании этого слова, который определяет творческий путь развития театра, а не просто функционер.

Сейчас объединили должность директора и художественного руководителя, и это объединение предполагает, что директор — худрук должен быть творческим и порядочным человеком, менеджером и художником в одном лице. 

Но реалии иные. К руководству театрами могут прийти (и уже приходят) случайные люди, совершенно не причастные к искусству. 

Ведь не секрет, что у нас раньше директорами назначали кого угодно — особенно в региональных театрах. Это катастрофа, эти люди совершенно далеки от театра. Как-то, где лучше, где хуже, эти управленцы уравновешивались должностью главного режиссера, который определял художественную политику театра. Сейчас же должность главного режиссера совершенно нивелировали.

— Но не везде и не все так плохо, есть примеры, когда театральный руководитель может совмещать и творческое, и менеджерское направление. 

— Конечно, замечательно, когда директор — худрук является и успешным менеджером, и серьезным художником. Прекрасные примеры этому — Богдан Струтинский, Ростислав Держипильский, Станислав Жирков, Виталий Малахов. Это замечательные художники и выдающиеся руководители, так сказать, высшая лига. Но, к сожалению, это скорее исключение из правил, таких людей можно пересчитать по пальцам одной руки. 

Что касается Киевского муниципального академического театра кукол на Левом берегу Днепра, то там, на мой взгляд, случилась катастрофа. Директором коллектива стал человек, у которого были явные проблемы с законом при пребывании на руководящей должности. Но он выиграл конкурс, который проводился на безальтернативной основе. И с ним заключен контракт на пять лет. Департамент культуры, который имеет своих юристов, должен тщательно изучать персональные данные тех или иных претендентов на руководящие должности. Тем более что данные находятся в открытом Едином государственном реестре судебных решений. 

— Какова сегодня творческая атмосфера в Киевском муниципальном театре кукол, ведь вы общаетесь с некоторыми актерами? И какой случай стал первопричиной дальнейшего сюжета, то есть вашего последующего вынужденного ухода? 

— За последнее время из театра уже ушло немало творческих людей. 

Что же касается моей ситуации, то все началось с моего несогласия с решением директора —художественного руководителя о непродлении контракта с главным режиссером. Сергей Забродин — молодой перспективный постановщик, который пришел в театр с огромным желанием и с множеством планов и идей, которые ему так и не дали осуществить. 

В нашем театре стали появляться спектакли для взрослых. Тот же "Оскар", который получил две "Киевские пекторали" как лучший драматический спектакль, и моя работа как постановщика была оценена премией "За лучшую режиссуру". 

Мы хотели развивать это направление. У Сергея была прекрасная идея поставить "Ночь перед Рождеством" Гоголя. Было придумано необычное и, на мой взгляд, очень интересное режиссерское решение, которое было бы интересно не только для взрослых, но и для старших школьников, потому что эта ниша совершенно незакрыта. 

Как оказалось, это в театре никому не нужно. Нужны только "кассовые спектакли", названия, которые у зрителя на слуху, и только спектакли для самых маленьких.

Вообще об этом театре, увы, складывается впечатление: кто случайно зашел с ребенком на утренний спектакль, тот и попал в театр. Никакой менеджерской промоции. 

По "делу" главного режиссера был созван "совет специалистов", куда входили завпостановочной частью, главный администратор и так далее.

Это же оксюморон — главный администратор или завпост должны решать судьбу главного режиссера! Я в свою очередь включил камеру, попросил высказать аргументы. Ведь сейчас все открыто, все снимают заседания, выкладывают все это в открытый доступ. Это и послужило толчком к моему увольнению. 

Формальная причина нашлась — меня пригласили на фестиваль Porto Franko в Ивано-Франковск, к тому же у меня там была постановка спектакля. Я написал заявление за свой счет, согласовал это с директором и со спокойной душой уехал на фестиваль, тем более моего присутствия в это время в театре не требовалось. 

Как оказалось, заявление не подписали. И составили акт об отсутствии на рабочем месте. Ну, схема, собственно, проверенная. И меня уволили за "прогулы" — по статье. 

Естественно, мне не нравится эта запись в трудовой книжке. Мне нужно восстановить честь и достоинство. Тем более что я для театра сделал немало. В свое время сознательно отказался от должности главного режиссера, поскольку хорошо понимал, что мое видение пути развития нашего театра при такой системе, когда все решает единолично директор — худрук, просто неосуществимо. 

Конечно, есть и другие примеры — режиссер Сергей Брижань в Хмельницком театре кукол и Алла Пундык, директор — художественный руководитель. Или, скажем, в киевском Национальном академическом драматическом театре имени Ивана Франко есть творческий тандем гендиректора — худрука и главного режиссера — Михаила Захаревича и Дмитрия Богомазова. Там абсолютное взаимопонимание между директором и главным режиссером, в каком направлении двигаться. То есть существующий закон направлен на адекватных директоров. 

— Но, наверное, печальных примеров все-таки больше? 

— Недавно уволили главного режиссера Житомирского театра кукол, который работает там с 1988 года. Это мой однокурсник, он пришел в театр сразу после института и был назначен главным режиссером. С ним — без объяснения причин — просто не продлевают контракт! Недавно также уволен в Мариуполе Анатолий Левченко. И таких примеров множество.

— Находите ли вы сегодня применение своим творческим планам, желаниям, возможностям в Киеве? Зовут ли в другие города? 

— Я преподаю. И, как у любого режиссера, у меня есть свое "кладбище идей". Это идеи, которые пока не осуществились, и палитра этих планов очень широка: от постановки оперы до съемок фильма. 

На несколько лет вперед у меня расписан график постановок. В ближайшее время собираемся сделать спектакль для детей с ограниченными возможностями. Пока делаем это в открытом пространстве, но, естественно, найдем, где показать. Это очень нужный социальный проект. 

В Николаевском театре кукол буду делать спектакль для глухих и слабослышащих детей. Будем привлекать специалистов. Это будет постановка фактически без текста — на визуальном и ритмическом рисунке. Для Украины это новое направление, которое еще не было апробировано. 

— Вы поставили "Оскара" для взрослых зрителей. И спектакль получил "Киевскую пектораль" как лучший драматический спектакль.

— У нас существует заданный стереотип: дескать, театр кукол — это театр для детей. Я же не люблю разграничений на жанры. Ведь современный театр — синтетический. И в моем понимании есть театр хороший, а есть театр плохой. А куклы, музыка, балет или что-то еще — средства выражения. 

Когда начали играть "Оскара" на сцене Театра кукол, поначалу были пустые залы. На рекламу не выделялось ни копейки. Было лишь "сарафанное радио". Но постепенно "Оскар" стал пользоваться успехом. К концу прошлого сезона на постановку возник спрос, зал набит битком. 

И тут бы как раз самое время поддержать эту тенденцию новыми постановками, потому что люди спрашивали: что есть еще для взрослых, что можете предложить? 

— На самом деле, на Левом берегу Киева давно есть потребность в новых интересных театральных организмах… 

— Конечно, ведь население Левого берега — 1,5 миллиона человек. Это приблизительно население такой страны как Словения. И на Левом берегу один единственный театр кукол. Для меня удивительно, почему нет желания и заинтересованности грамотно выстроить менеджерскую позицию. 

Вообще в Украине катастрофа с театральным менеджментом. Хотя, вроде бы, есть целый факультет в университете Карпенко-Карого, который выпускает театральных менеджеров. Но театрального менеджмента, за редким исключением, практически нет. 

— Критики говорят, что сегодня в Украине интересно развивается как раз направление театра кукол. Есть вы, есть Оксана Дмитриева в Харькове, есть Алексей Кравчук во Львове, Сергей Брыжань в Хмельницком. В чем специфика развития кукольного театра именно в Украине — на современном этапе? 

— Театр кукол на самом деле имеет богатую палитру выразительных средств: от вьетнамского театра на воде до индонезийского театра теней, сицилийских марионеток и так далее. А сейчас время, когда все миксуется, соединяется.

Кстати, мне иногда интересно возвращаться к "чистым" кукольным спектаклям без живого плана, сейчас это, пожалуй, снова авангард. 

Несколько таких моих постановок есть в репертуаре Киевского академического театра кукол, который еще называют "Замок на горе". Например, "Гадкий утенок" в системе черного кабинета без живого плана — достаточно современная постановка. 

Сейчас действительно есть интересные художники, режиссеры. Оксана Дмитриева — космос какой-то. Еще Сергей Брижань, Алексей Кравчук, Владимир Пидцерковный, Наталья Орешникова. 

Я достаточно много езжу по миру, с Киевским театром ездили на разные фестивали — и у нас в Украине, и за рубежом — в Польше, Черногории. Считаю, что украинский театр не теряется на мировом уровне. Нам есть что предъявить городу и миру, есть чем гордиться. 

Того же "Оскара" повезли в Польшу и получили там приз за лучшую режиссуру. На фестивале в Черногории играли спектакль "Чому довгий ніс у слона" и получили приз за лучшую сценографию. Хотя туда приезжают спектакли со всей Европы. 

— Вы часто обращаетесь к известным текстам известных авторов и переводите эти тексты на кукольный язык. А как часто хочется исключительно новые произведения открыть для зрителя посредством кукол? 

— Да, люблю классику, мой любимый сказочник — Андерсен. Готов ставить в театре любую сказку Андерсена (я и так их уже много переложил на язык театра кукол). Вот сейчас в Словакии в Кошице буду ставить "Снежную королеву". Потом будет Шекспир. 

Со студентами мы делали интересную курсовую работу, из которой хотел создать полноценный спектакль. Взяли девять сонетов великого барда и придумали для каждого свою историю. А между собой эти сонеты объединили сквозным действием. И что интересно — у нас только одна кукла, шут. Начинался спектакль с монолога шута — "Весь мир театр, а люди в нем актеры" и заканчивался также монологом шута из "Короля Лира" — "Когда попов пахать заставят, трактирщик пиво не разбавит, портной концов не утаит…". А остальные средства выразительности — при помощи бумаги, целлофана. 

Словом, была интересная творческая работа, думаю, что все-таки я ее завершу и превращу в спектакль. В Одессе вскоре приступлю к работе над спектаклем для взрослых — "Сон в летнюю ночь". 

— Вы и без Киевского муниципального театра кукол нарасхват.

— Да, мне интересно работать с другими театрами, они для меня — новый материал, как и я для них — свежая кровь. Есть мысль поставить детскую оперу Мориса Равеля "Дитя и волшебство", возможно, средствами театра кукол. У меня уже был достаточно успешный опыт сотрудничества с Театром оперетты — "Приключения Буратино". Представьте, у нас был огромный трехметровый Карабас-Барабас, ростовая кукла, в ней находился актер, который пел. И артисты Театра оперетты освоили петрушечных кукол, совершенно замечательно ими работают, не хуже профессиональных кукольников. 

— Существует ли в мире кукольников некая консолидация? Вот вас, в частности, многие поддержали, когда вы оказались за бортом киевского театра? 

— Братство кукольников есть. Есть и поддержка. Сейчас пытаемся поддержать главного режиссера Житомирского театра. 

Да, на Западе часто театр существует как помещение, аккумулируя в себе лучшие театральные продукты. И режиссеров там приглашают на тот или иной проект. В принципе я сам сейчас работаю по такой системе. Но ведь и наш репертуарный театр — тоже своего рода достижение. И, наверное, глупо отказываться напрочь от системы репертуарного театра. 

— Сегодня в Украине есть довольно много фестивалей театров кукол. В каком направлении идет развитие этих фестивалей, не повторяют ли они друг друга? 

— Фестивали необходимы. Это место, где можем себя показать и других посмотреть, где можем представить, в каком творческом направлении мы завтра будем двигаться. 

Люблю ужгородский фестиваль "Интерлялька", куда приезжает много зарубежных коллективов. Прекрасный фестиваль "І люди, і ляльки", который делает Алексей Кравчук. 

В этом году порадовал киевский фестиваль pUPpet — форум прошел на высоком художественном уровне, некоторые спектакли для меня стали откровением (например, польский моноспектакль из Белостока "История принца Гамлета"). 

И есть другой вид фестивалей. Когда на фестиваль собирают исключительно своих друзей, некий междусобойчик, выписывают друг другу дипломы, делают хороший фуршет: словом, ублажим всех. Не буду называть такие фестивали, но в Украине их немало. 

Опять же, если говорим о фестивальном движении, то скажу крамольную вещь: на мой взгляд, в Украине проводится чересчур много фестивалей. Говорю только о кукольных — Ужгород, Львов, Запорожье, Кропивницкий, Житомир, Винница, Киев, Полтава, Николаев. Практически любой город. Пережитки совка. А в идеале нужно на фестиваль выделить приличную сумму денег и провести несколько форумов, но с достаточным гонорарным фондом, куда можно было бы пригласить хедлайнеров современного кукольного искусства. Удивлять так удивлять. 

— Михаил, вам поначалу пришлось испытать себя в актерской профессии, а уже потом была режиссура… 

— Знаете, судьба меня долго берегла от профессии режиссера. Хотя еще в детстве решил, что буду режиссером. И когда поступал на режиссуру, мне не было еще и 17 лет: со мной даже никто не разговаривал. Сказали, что это профессия второй половины жизни. Вот, мол, когда тебе исполнится 40 лет, тогда и приходи учиться на режиссера. 

Практически так и получилось. После института я работал в Симферополе в Крымском театре кукол. Потом мне стали тесны рамки этого театра. Создал один из первых частных театров — театр сказки "Арлекино": до сих пор он существует на оккупированной территории. Да, там до сих пор живут мои спектакли — на моей оккупированной родине. 

— У вас остался кто-то из родных в Симферополе?

— Нет никого. Кроме могил там не осталось ничего и никого. Я был в Крыму по необходимости в прошлом году. Приехал, сходил на могилы, со всеми попрощался и сказал, что следующий мой приезд будет только в свободный украинский Крым. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно