Львовская опера: в репертуаре — реформа

9 июня, 2017, 17:48 Распечатать Выпуск №22, 10 июня-16 июня

О форуме "Опера Европы" в Киеве, о музыкальном скандале на танковом заводе, о театральной реформе и о приглашении к сотрудничеству европейских звезд. 

© opera.lviv.ua

Генеральный директор, художественный руководитель Львовского Национального академического театра оперы и балета имени Соломии Крушельницкой Василий Вовкун рассказал DT.UA о форуме "Опера Европы" в Киеве, о музыкальном скандале на танковом заводе, о театральной реформе и о приглашении к сотрудничеству европейских звезд. 

Львовская опера — бриллиант в культурной короне столицы Галичины. Этот театр имеет уникальную историю, его сцена и его стены помнят гениальных исполнителей. В 2008 г. именно Львовская опера вошла в престижную международную организацию "Опера Европы". Символично, что в мае форум ассоциации "Опера Европы" состоялся именно в Украине — в Киеве (инициатор мероприятия — Национальный театр оперетты).

Собственно, с этого события мы и начали разговор с известным режиссером народным артистом Украины Василием Вовкуном (министром культуры Украины с 18 декабря 2007-го по 11 марта 2010 г.). Вовкун в марте нынешнего года выиграл конкурс на замещение должности генерального директора театра и, согласно действующему законодательству, ныне является одновременно и директором, и художественным руководителем. Так что и нагрузка двойная, и придирчивость критиков — тоже. 

вовкун
opera.lviv.ua

— Г-н Вовкун, форум "Опера Европа-2017" в Киеве, кроме имиджевых факторов, очевидно, предполагал и конкретные общие музыкальные проекты, родившиеся в рамках этого мероприятия? 

— Конференция проводилась в Киеве, а из Львова прибыл самый большой десант: режиссеры, дирижеры, литературная часть, техническая. Чтобы набраться опыта. Этим опытом делились директора всех европейских театров. Работали платформы, на которых обсуждались различные вопросы: от современного состояния, тенденций развития оперного искусства — до того, как находить финансы, как лучше подготовить бизнес-план. У меня впечатления самые позитивные. Я установил множество контактов. Есть много договоренностей с директорами оперных театров Европы. То есть конференцию все восприняли как практическую платформу, необходимую для нашего будущего. 

Узнав, что в наших планах на
2019 г. значится постановка оперы Ж.Оффенбаха "Сказки Гофмана", директор оперы из Братиславы сообщил, что они также планируют поставить ее. Тогда у меня возникла идея. "А почему бы, — говорю, — нам не поставить ее совместно? Есть режиссер Андрей Жолдак, который ведет со мной переговоры о сотрудничестве. Почему бы не пригласить его на вашу и нашу сцены и поставить совместный спектакль? С одними и теми же декорациями. Полгода спектакль будет идти у вас, а полгода — у нас". 

Партнеры на это согласились, продолжаются конкретные обсуждения. 

Сейчас весь мир старается удешевлять оперные проекты, ведь они довольно дороги. Приблизительная смета постановки одной классической оперы — 2 млн грн. Если бы речь шла о двух отдельных спектаклях, то это означало бы, что режиссеру надо платить два гонорара — во Львове и в Братиславе. А ему приходилось бы придумывать две разные идеи. Теперь идея будет одна, это удешевит спектакль. 

— А что делать, если оперное искусство — дорогое развлечение, а в стране — кризис?

— В нашем театре давно не было большой оперы. За неимением средств. Не буду оглядываться назад и не буду говорить, что плохо работали. Но за эти несколько месяцев публика увидела новые постановки: балет "Шахеразада" на музыку Н.Римского-Корсакова и программу из украинских и итальянских романсов "О мое солнце! O sole mio!" Тут ощущаешь, насколько итальянский и украинский языки и музыка созвучны. 13 июля у нас премьера оперы "Дон Паскуале" Гаэтано Доницетти. Уже готовы декорации, продолжаются репетиции. 

— Если вернуться к громкой теме театральных реформ в Украине: в чем видите преимущества и недостатки контрактной системы?

— Сначала, когда реформы еще только обсуждались, устраивали круглые столы, на которые приглашали директоров и художественных руководителей со всей Украины. Приглашали и народного депутата Украины Ирину Подоляк — как автора проекта — и доказывали, что все годы независимости боролись против того, чтобы власть в театре находилась в одних руках. 

То есть выступали против объединения должностей директора и художественного руководителя. Если вспомним, то на это пошли в сталинские времена: так было легко руководить культурой. 

Если человек — творец, личность, которая действительно всю себя отдает театру или искусству, — это не страшно. И это, возможно, наоборот, помогает. 

Поскольку театром все-таки руководить должна творческая личность, а директор — подчиняться ему и брать на себя производственно-технические вопросы. Это видим на примере директора и художественного руководителя Киевского национального академического театра оперетты Богдана Струтинского: он сейчас вырвался вперед во всех аспектах. 

Хотя я и выиграл конкурс как генеральный директор — художественный руководитель, однако не перестаю считать, что театром должен руководить художественный руководитель, а директор-распорядитель заниматься другими вопросами. 

И этот принцип я уже внедряю во Львовской Национальной опере. 

Надеюсь, что с нового сезона больше буду заниматься творческими вопросами, а директор — производственными и техническими. Он также имеет право ставить печать, и даже как видим в том законе, право на свое видение развития театра. 

По согласию директора, наделим художественный совет совещательным голосом на заседаниях, чтобы он советовал директору, подписывать или не подписывать контракт. Ведь один человек легко может скатиться в субъективизм. А в его руках — судьба творческих людей. 

Поэтому, по моему мнению, решение должно быть коллективным. Творческий коллектив, считаю, также должен брать на себя ответственность за будущее театра. 

Конечно, у новой системы есть и свои недостатки. В частности, на конкурс можно влиять и приводить на должность нетворческого человека, а порой — даже чуждого театру. 

И тут закон создает очень много рисков. Коллектив может возглавить авторитарное лицо. От чего тревожно за будущее. 

За рубежом, в частности в Польше, этот процесс также часто проходит болезненно, драматично. Незащищенность может стать трагедией для творческих людей. 

— Итак, сегодня вы объединяете две должности — гендиректора и художественного руководителя. Хватит ли времени и сил одновременно заниматься и административной деятельностью, и творческим процессом? Тем более что вы ставите спектакли не только во Львове.

— Сегодня совместно с Тадеем Рындзаком, нашим главным художником, готовлюсь к постановке в октябре в Одессе оперы Д.Верди "Набукко". На художественном совете в Одессе защитили концепцию постановки. 

Конечно, физически сейчас мне сложно. Потому что по любому вопросу идут ко мне. Но важно спланировать лето, а уж в сентябре, думаю, будет больше времени на творчество. 

— Как сегодня посещают оперный театр? Не переманила ли массовая культура слушателей на свою сторону? 

— Об этом мне отчитываются ежедневно. Посещаемость возросла, как и театральные заработки. За первый квартал этого года Львовская опера заработала сверхпланово 700 тыс. грн. Думаю, полугодие закончим с еще лучшими результатами. 

Театр подчинен Министерству культуры, но все, что мы зарабатываем на спектаклях и что остается после покрытия затрат на свет, тепло, аккумулируем на постановку премьер. 

— Свою творческую деятельность вы начинали в Черновцах, позже был Львов. Что больше всего запомнилось из львовского театрального периода 70-х годов, ведь это был период Сергея Данченко, Богдана Ступки? 

— В Черновцах я проработал около десятка лет, но после фестиваля "Червона рута" меня будто подменили. В театре я чувствовал себя как рыба без воды, хотелось чего-то нового. Новых идей не было. А тут вдруг такой взрыв! В Киеве Сергей Проскурня совместно с Ярославом Стельмахом создали украинский театр-студию "Будьмо". Я там сыграл в пьесе Лины Костенко "Дума о братьях Неазовских", которая вошла в золотой фонд спектаклей. С ним мы объездили всю Украину, были в Польше, Германии. 

Однако хотелось более масштабных дел. 

Я — представитель поколения, которое ходило босиком, пасло коров, пело, радовалось небу, ложилось на землю и кричало: "Я слышу, как вертится земля!" Ибо так или иначе все рождается из подсознания. 

Единственное, что сделали родители, — не мешали мне самому принимать решения. Дали свободу принять мир таким, каким он был. И я вырос "божественно-идеалистическим". 

Потом неоднократно обжигался, но ни о чем не жалею. 

Мне везло на добрых и талантливых людей. К тому времени в театре М.Заньковецкой работали Сергей Данченко, Мирон Киприян, Борис Романицкий. А какое было поколение актеров! Еще были живы потомки "Руської бесіди". Тогда ставили "Сестер Ричинских", "Лодка качается". 

Мне часто звонит по телефону старенький Борис Мирус, вспоминает те времена. В спектакле "Никто не хотел умирать" он играл Гитлера — это была фантастика! 

А каким был Ступка в "Дон Жуане", в "Ричарде ІІІ" или Стригун и Литвиненко в украинском репертуаре! 

Мы тогда днем учились, а вечером работали в театре. Помню, готовили спектакль по роману Олеся Гончара "Знаменосцы". Это было событие на всю Украину. Потому что Гончар долго не соглашался на его инсценировку. Инсценировал роман Богдан Анткив, сейчас мало кто об этом помнит.

Замечательные поэтические вечера проходили в "Комарике"! Я возле Ступки даже встать боялся, а потом не одну рюмку выпили. Это был великий Мастер. Мы, молодые студийцы, бегали за ним, ловили каждое его слово. 

Позже к нам пришел Анатолий Хостикоев. 

Но мог ли я когда-нибудь подумать, что буду часами разговаривать с Юрием Ильенко! Он — фантастический философ. Судьба не скупилась на встречи. Она свела меня с Иваном Миколайчуком, который снимал фильм "Вавилон-ХХ". Это был его режиссерский дебют. Этот человек излучал божественную энергию, с ним было чрезвычайно просто. 

— Недавно во Львове судачили о скандале вокруг одного из ваших проектов — на танковом заводе. Это было мероприятие ко Дню Европы. В чем суть скандала? И чего не восприняли ценители современного искусства?

— Критика была бы понятной, если бы мы что-то сделали — и неудачно, и об этом потом написали. Но если еще никто ничего не знает, а нас уже критикуют… Приехала великий мастер Оксана Лынив, не менее известен и режиссер — 350 постановок за моими плечами. Это музыкальное действо-инсталляция, новый жанр. Так вот, еще ничего не сделали —
а уже дали оценку. 

На это я отреагировал остро: будьте разумными, не попадайтесь на эти обвинения. Я уже в том возрасте, когда не хочу кому-то нравиться. Хочу делать то, что доказывал всю жизнь. И я еще должен перед кем-то оправдываться? Кланяться? Нет. Хочу быть свободным и делать то, что чувствую. 

Посол одной из стран Евросоюза, присутствовавший на действе, подошел и сказал: "Это уникально. Это следует показывать всей Европе". Тут важно слушать свою интуицию, свое подсознание, ведь нет в искусстве ни одного жанра, в котором иначе можно достичь успеха. Если художник не слышит себя, он — ремесленник. 

— Если вспомнить период вашей деятельности в должности министра культуры Украины, то что из запланированного тогда удалось осуществить, а что — нет? И что в этом плане вы бы посоветовали теперешнему министру культуры, кстати, в свое время также принимавшему участие в мероприятиях, которые вы режиссировали?

— Первое, о чем всегда говорю, — приходи в министерство как на сцену Свободы. Никого не бойся и делай то, что задумал. Второе — нужно укрепить команду. Она иногда не делает то, чего хочет министр. 

Министерство культуры всегда финансируется по остаточному принципу. Я чувствовал себя счастливым, что впервые за период независимости Украины у меня было около 1,5% ВВП на развитие. И это был огромный прогресс. Был наработан пакет реформирования Министерства культуры. Но, как подсказывали мне польские друзья, сам министр ничего не сможет сделать. Если этого не захотят властные учреждения: президент государства, Верховная Рада и правительство. 

В Польше решили вопросы финансирования культуры шоковой терапией. Министра разбудили
ночью и велели представить в правительство новую программу развития культуры на 5–10 лет. В моем случае это не удалось. Я пришел с таким пакетом к премьер-министру Юлии Тимошенко, а она мне сказала: "Мы это сделаем, когда я стану президентом". 

— Когда вы баллотировались на нынешнюю должность единоличного руководителя Львовской оперы, то назвали свою программу "Украинский прорыв". Каковы главные тезисы этой программы? Возможно, они пригодятся и другим руководителям музыкальных театров? 

— Если взять программу-максимум, то это обогащение репертуара нашего театра произведениями украинских композиторов, десяток новых опер и балетов, а также приглашение к сотрудничеству талантливых молодых украинских художников, которые сделали хорошую творческую карьеру за рубежом. 

Хочу превратить театр в культурно-художественный центр европейского значения. 

По определенным вопросам продолжается переговорный процесс. А многое уже делается конкретно, доступно зрителю. Например, открыли малую сцену в Зеркальном зале, где создали музыкальный салон. Заниматься этим залом, то есть быть художественным руководителем музыкальных программ, я попросил известного композитора, народного артиста Украины, лауреата Национальной премии имени Тараса Шевченко Юрия Ланюка. Здесь будут выступать известные музыканты. Некоторые уже выступали, например лауреат международных конкурсов, оперная певица София Соловий. 

Зеркальный зал, как оказалось, нуждается в ремонте. Его мы сделаем во время отпуска, чтобы он активно работал в следующем сезоне.

По-новому подошли к проведению экскурсий — они будут почасовыми. В дальнейшем хотим проводить экскурсии на трех языках: украинском, английском и польском. Во время экскурсий будут музыкальные паузы, которые позволят ощутить акустику Зеркального зала. В финале будет звучать голос (в записи) выдающейся Соломии Крушельницкой — ария Чио-Чио-Сан из оперы "Мадам Баттерфляй" Д.Пуччини, оперы, которую артистка спасла от забвения своим прекрасным пением и мастерской актерской игрой.

В театре состоится открытие портрета Соломии Крушельницкой (художник — лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко Любомир Медвидь). Планируем еще и выставку этого выдающегося художника, как и других — знаковых для Украины и мира. 

В сентябре нынешнего года на малой сцене покажем одноактный балет о Георге Пинзеле на музыку Юрия Ланюка (с моей режиссурой). Думаю, этот спектакль приятно удивит львовян и гостей города. Открытию балета будет предшествовать 15-минутное музыкальное световое шоу на фасаде театра, посвященное будущей премьере. Это — авангард, в котором использованы преимущества архитектурного ансамбля. 

Если пройдем в фойе любого этажа, то увидим много голых стен, которые ныне молчат. А жаль, ведь они видели и слышали очень многих знаменитостей. Поэтому есть заявка преобразовать это пространство в музей. 

У нас хватает материала для рассказов. Мы были в театре "Ла Скала" и видели тамошний музей — одежда, фотографии режиссеров, художников, актеров. У Львова, как и у Милана, большая театральная история, традиции. К сожалению, время быстротечно. Сегодня мало кто помнит людей, работавших в нашем театре. Это фантастические личности: певцы Александр Мышуга, Соломия Крушельницкая, Адам Дидур, дирижеры, художники. 

— Как сегодня театр сотрудничает с европейскими учреждениями на предмет получения грантов? 

— Это только начинаем. Почему? Только-только определили человека, который этим будет заниматься. К сожалению, у нас мало специалистов, способных выписать программу, которую требуют грантодатели, тем более на английском языке. 

Я думаю, что мы это начнем уже в следующем году. 

Чтобы получать гранты, театр должен отслеживать европейскую грантовую программу. Европейский Союз на каждый год выказывает свои прерогативы, подчеркивает, что в этом году поддерживает и какими грантами. Тема изучается, предлагается тот или иной проект. 

Но, кроме грантов, нужно искать спонсорские средства. Для этого мы создаем Клуб поклонников Львовской оперы. Лишь так сможем рассчитывать на нужный нам результат. 

— Мир меняется очень стремительно. В том числе и музыкальный. Но опера — искусство не архаичное, оно вечное. Как сделать оперу современной и интересной для нынешнего поколения, которое живет в соцсетях и гаджетах?

— Любую тему, затронутую в старом произведении, можно сделать актуальной, а любой спектакль — интересным, используя язык того поколения, которое слушает оперу. Мы убеждаемся в этом на примере мировых театров, где интерес к опере не угасает. А также на собственном опыте: у нас есть оперы и балеты, на которые молодежь идет дружно и охотно.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно