Косовская керамика: ждем голосования

12 июля, 17:57 Распечатать Выпуск №27, 13 июля-19 июля

Вне сомнения, косовская расписная керамика — самобытное явление в мировой культуре.

Мария Гринюк — профессиональная художница, десятилетиями создающая керамику, ученый, кандидат искусствоведения, автор многих публикаций по проблемам народного искусства.

Эта мастерица знает, как важно (и сложно!) продвигать и утверждать этот бренд за пределами Украины. Ведь госпожа Гринюк выполнила большой пласт черновой работы, чтобы косовская керамика попала в репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Кстати, голосование за нашу керамику в этой номинации состоится в конце декабря нынешнего года.

Она также автор книг — "Сирні іграшки Марії Матійчук", "Вогняне диво Романа Стринадюка", "Образний світ Валентини Джуранюк", изданных в рамках авторского проекта "Галерея мастеров Гуцульщини", соавтор книги польского фотографа и социолога Анджея Полеца "На далекій полонині".

Как общественный деятель Магия Гринюк реализует масштабный проект "Мальований дзбаник". К тому же все еще совмещает творчество с преподавательской и научной работой, поскольку является профессором Косовского института прикладного и декоративного искусства Львовской национальной академии искусств.

 

— Мария Николаевна, по косовской трехцветной керамике нашу культуру узнают в мире. Почему же возникли такие трудности с ее внесением в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО?

— Нужно, прежде всего, чтобы этим делом хоть немного занималась власть. В 2012 году в список нематериального наследия ЮНЕСКО приняли петриковскую роспись и казацкие песни с Днепропетровщины. Но этому содействовали Днепропетровская облрада, облгосадминистрация, спонсоры, которые понимали важность признания культуры их края в мире.

У нас этот вопрос сбросили на райотдел культуры и сказали: пишите досье. А кто же его напишет? И я взялась за это дело потратив на него более четырех лет. Надо было собирать мастеров, говорить с ними, что это такое и зачем привлекать органы власти, проводить выставки, организовать шесть лет назад в Косове фестиваль "Мальований дзбаник", в большой степени для того, чтобы там была представлена гуцульская керамика. От нас требовали написать программы охраны и развития косовской керамики. Потом эти документы утвердила районная рада, поскольку ЮНЕСКО выдвигает требование: показать, что делает власть, а что — создатели керамики, как они сосуществуют, что было сделано раньше и т.д.

Важно было поднимать нашу керамику на пик популярности, а для этого пришлось привлекать печать, делать рекламу, фотоиллюстрации, видеофильм и многое другое. Надо было ехать за границу, работать с экспертами комиссии по вопросам нематериального культурного наследия Министерства культуры. Нам кажется, что косовскую керамику знают везде в мире, но это совсем не так. Мы прошли все этапы и ждем голосования за нашу керамику в номинации "нематериальное культурное наследие" в конце декабря нынешнего года.

Вы были инициатором проекта "Мальований дзбаник". Как он развивается теперь?

— Это должен был быть культурно-художественный центр, включающий в себя кинотеатр, классы и мастерские для гончарства и работы с керамикой. На втором этаже этого "Дзбанку" посетители смогут увидеть выставки мастеров и просто керамику. А рядом должен быть музей-скансен. За грантовые средства до конца нынешнего года мы должны поставить гуцульский дом из села Вербовец близ Косова. А возле него могут быть и кошницы (для хранения кукурузы), и кринички. Мы хотим, чтобы там работали мастера, туда приезжали гости и видели нашу историю.

Ну, а местная власть понимает, зачем нужен такой центр?

— Вербовецкая сельская рада уже выделила соответствующий земельный участок под строительство этого центра, теперь готовится проектно-сметная документация, должны изготовить рекламную продукцию и, повторюсь, поставить гуцульский дом. Областная власть рассматривает этот проект как приоритетный. Мы будем писать следующие проекты, чтобы привлечь не только финансирование из областного бюджета, но и государственные и спонсорские средства. Я для себя определила эту задачу как главную в общественной деятельности — хочу увидеть свое детище в материале, действующим.

Я на этих днях вернулась из Польши. В селе Залипья, что в Малопольском воеводстве, проходил фестиваль-конкурс "Расписной дом", и в его рамках открывали музей-скансен. Там уже 56 лет проводят конкурс расписных домов, стимулируют, награждают наивное искусство.

Нам надо многому поучиться у поляков, и прежде всего тому, как они умеют уважать свою культуру. Мне это понравилось, и шесть лет назад в городе Косове появился фестиваль "Мальований дзбаник", а со временем у меня возник замысел выстроить "Дзбаник" как культурно-художественный центр. Нам нужен такой символ. Недаром туристы говорят: едем в Коломыю, потому что там есть Музей писанки. Гуцульщина будет более богатой, когда будет иметь такие креативные проекты, прежде всего те, которые отражают традицию народного искусства. И чем больше их будет, тем интереснее будет ехать к нам туристам. Будет подниматься не только культура, но и экономика края.

Мария Николаевна, какие мотивы, сюжеты в вашем творчестве исходят из традиций косовской керамики, а какие — неповторимое авторское "я"?

— Как профессиональный художник я поставила перед собой цель работать в традиционной керамике, в частности косовской. Она дает возможность развить почерк каждого мастера. Конечно, я беру мотивы народные, но у меня есть собственный стиль. Я люблю монументализм, у меня рисунок свободный, возможно, выполненный в манерной цветовой гамме. И по всему этому отличают мое индивидуальное "я". В нем есть то, что выпадает из обычной гаммы, формы и декора.

В моих работах есть сугубо мои элементы — церквушка, растительные мотивы, элементы анималистические, скульптура. Взгляните, эти барочные кудри, зубцы, которые есть на моей монументальной декоративной вазе "Лесной перезвон", — все знакомое, здесь я ничего нового не придумала, но то, как я их составляю в мотив, как трансформирую в форму, — это мое, неповторимое.

А, например, композиция "Папины яблоки" — это философская работа, связанная с жизнью отца, с моей памятью о нем. И в тех яблоках проблескивает трехцветная гамма, которую я называю акварелью по мокрому, а еще роспись, которая не загромождает форму, не нивелирует ее…

Ваши философские работы, такие как "София в каштанах", "Всевидящее око", "Ангел мой", — это, как по мне, новаторский подход в косовской керамике. Или, может, начало почерка мастера?

— Меня часто называют мастером. Но считаю, что мастер — сверхвысокое звание. И это звание выше, чем профессиональный художник. Перед мастером очень большая миссия, он должен нести традицию формообразования, содержания, а не только декора или цвета. Иногда абстракция или упрощение у мастера тоже очень интересные, потому что он именно так мыслит. И вместе с тем не отойти от классической формы, например той же посуды — кувшина, макитры, — это, опять-таки, мастерство. Потому что когда мы смотрим, как утонченно мастер владеет формой, то удивляемся.

Мастера подражают друг другу, они подсознательно работают в том стиле, в котором создавали их деды, родители, даже не до конца понимая, что перед ними стоит большая задача — нести эту традицию из глубин веков и продолжить ее. Возможно, благодаря этому наследованию и держится традиция.

Мастер работает в определенных рамках, но это не значит, что он не вносит новое. Я могу назвать мастерами Валентину Джуранюк, Петра Кошака, семью Романа и Людмилы Якибчук, Ульяну Шкромьюк, Оксану Бейсюк и других, которые работали и работают то ли в цеху керамики, то ли у себя дома, как Иванка Козак или Ирина Серегина (обе — из знаменитой семьи Цвилик). Эти мастера работают в чистой традиции. Я тоже носитель этой традиции, но они стоят выше меня именно как мастера, с большой буквы. А я — профессиональный художник.

Так чем же отличается профессиональный художник от мастера?

— Профессиональные художники часто говорят: мы делаем то, что нам хочется, создаем что-то новое, абстрактное. Очень хорошо, что они вмешиваются в народное искусство, но должна быть определенная граница. Возьмем другой вид искусства, например "ліжникарство". Во время пленэров, проходивших в селе Яворове на Косовщине, мастера показали, как делать покрывала, показали, что можно красить шерсть естественными красителями, а не анилиновыми или какими-то другими. А художники подсказали им художественные композиции, которые можно использовать… Но художник уехал, а мастер остался с теми композициями в мыслях, он не может банально подражать философскому пути художника.

Ваши работы-воспоминания, как, например, "Папины яблоки" или "Косовские вороны", — выпадают из общего представления о косовской традиционной керамике. Неужели это переход к какому-то другому виду искусства?

— Да нет. Я создаю философскую композицию, содержащую определенную тему, мои личные воспоминания или чувства, настроение. Это — моя ассоциация с жизнью, сосуществование с людьми, коллегами, намек на современную жизнь или воспоминания из детства. Иногда сон мне подсказывает композицию или замысел, и я просыпаюсь ночью и записываю это в блокноте. Или увидела какую-то композицию у художника — и возникает намек на совсем иную. Меня вдохновляют мастера, художники, даже события, которые трансформируешь в будущее произведение.

Почему вы отдаете предпочтение такому виду керамики, как майолика?

— В нашей местности есть эта красная глина, и нет белых каолиновых глин, из которых изготовляют фаянс или фарфор. Но использую в косовской расписной керамике майолику потому, что здесь такая традиция, потому, что хочу поднять это искусство на более высокий уровень, наконец — потому, что я здесь живу.

Существует ли такое оригинальное явление, как школа керамики Марии Гринюк?

— В работах моих учеников можно видеть мои мотивы, элементы. Потому что наследование есть даже у профессиональных художников. Но я не могу твердо сказать, что тот или иной создатель керамики — мой ученик и я ему передала свой стиль. Чему-то я его научила, чему-то — Орест Черный, Леся Кушнир, другие преподаватели нашего института. Я еще преподаю, и не могу иметь постоянных учеников. Они могут прийти, попрактиковаться в моей мастерской, но не более. Но то, что дипломные работы моих выпускников интересны благодаря моему влиянию, — это правда.

В каких направлениях, по вашему мнению, развивается современная косовская керамика?

— Сейчас сосуществуют частное и цеховое производство керамики. Советская власть уничтожила частных мастеров, а в 1990-х никто из них керамикой еще не занимался. И благодаря цеховому производству при Косовской региональной организации Национального союза художников Украины керамика не умерла. Благодаря 5–6 мастерам и главе региональной организации Союза Ивану Кочержуку, которые работали в холодных, неотапливаемых мастерских, это искусство выжило. Но чем отличается цеховое производство от творческих мастерских? В цехах есть гончары и мастера, расписывающие изделие. Но это не значит, что мастер, который гончарит, не будет расписывать.

Например, мастера керамики Михаил Сусак или Тарас Гапеев гончарят, и вместе с тем у них оригинальные стили росписи. Или вспомним Александра Вербивского, который точит, а его сестры, Оксана Кабин и Ирина Серегина, расписывают керамику и таким образом продолжают творчество знаменитой династии Цвилик. А частные мастерской интересны тем, что там мастер свободнее, и он работает с начала до конца, как, например, Валентина Джуранюк. А есть мастера, которые изготовляют только кафель. Это — трудоемкая мужская работа. Женщины не могут ее выполнять. У нас есть кафельные цеха. На них когда-то был большой бум, который потом спал, потому что этот кафель стоил дорого. Но теперь производство гуцульского кафеля возрождается. Экономическая ситуация тоже влияет на этот процесс, появляется все больше желающих иметь в доме печь, камин. Но меня радует, что, например, семья Фокащук в селе Старый Косов начинает восстанавливать производство традиционного гуцульского белого кафеля…

Еще одна тенденция — все больше мастеров работают в молочной керамике, потому что ее легче изготовлять: не нужно делать второй обжиг, а после него — глазурованный обжиг, самый сложный, ведь неизвестно, что вытворит печь с красками и поливами. Эта керамика распространилась по всей Украине и приносит большие заработки, поэтому ею занимается все больше мастеров.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно