Интеллектуальная трансформация

22 марта, 17:21 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-29 марта

В чем заключается концепция Национальной стратегии интеллектуальной собственности и как быстро правительство планирует воплотить ее в жизнь?

© mincult.kmu.gov.ua

Пообщавшись с ведущим западным экспертом по вопросам интеллектуальной собственности Роном Марчантом, который будет помогать Украине проводить реформу сферы, ZN.UA обратилось к ответственным за реформу в Министерстве экономического развития и торговли, чтобы понять, почему правительство не торопится с реформой.

Мы беседовали с ответственным за продвижение реформы, руководителем Департамента интеллектуальной собственности Минэкономразвития Валерием Жалдаком.

— Валерий Александрович, в чем заключается концепция Национальной стратегии интеллектуальной собственности и как быстро правительство планирует воплотить ее в жизнь?

— Вопрос, связанный с формулированием Национальной стратегии, поднимался с 2011 года, но дело до завершения так и не дошло. В действительности это мировая практика, и мы едва ли не единственная страна в регионе, у которой не было сформулированной стратегии. У нас много инициатив, которые мы хотели бы объединить общим видением, общим зонтиком. Но мы понимаем, что эта стратегия может быть реализована только в том случае, если мы привлечем всех ключевых стейкхолдеров. Что бы мы себе ни написали, реализовать это своими силами мы не сможем. Сейчас наша главная целевая аудитория — ученые, интеллектуальная собственность не может существовать без науки. Также мы должны сотрудничать с патентными поверенными, работающими для бизнеса. Да и с самим бизнесом. Потому что именно для него все это делается. Например, в США подсчитали, что в сфере авторского права у них каждый год генерируется 1,3 триллиона долларов. Только промышленная собственность, без торговых марок, без изобретений, — всего лишь авторское право. У нас, разумеется, история намного печальнее.

— У нас, наверное, даже таких подсчетов нет?

— Нет. Но мы хотим, формулируя стратегию, определить, сколько генерирует и могло бы генерировать наше авторское право, креативная часть. Какие-то цифры у нас, конечно, есть, в частности, в последнее время у нас сбор роялти (авторского вознаграждения) вырос, правда, несущественно: если в 2012–2013 годах речь шла о 50–60 миллионах гривен, то сейчас — около 110–120 миллионов. Но и это очень мало. Например, Польша генерирует те же 120 миллионов, но евро. Если учесть креативный потенциал украинцев, то нам есть куда расти. Но стратегия коснется не только авторских прав. Мы хотели бы охватить все сферы интеллектуальной собственности: медицину, и отдельно фармацевтику, агропромышленный комплекс и, конечно, ІТ. Все сферы, где мы потенциально можем увеличить добавленную стоимость нашей продукции благодаря новым технологиям, разработкам или идеям.

— Насколько тесно вы сотрудничаете с парламентом, потому что в основном именно от парламентариев зависит, будут ли воплощены ваши замыслы в жизнь? А в парламенте часто защищают интересы не общества в целом, а конкретных бизнесов, которых и статус-кво в сфере интеллектуальной собственности устраивает.

— Хороший вопрос. Наш профильный комитет в парламенте — комитет по вопросам науки и образования, поскольку раньше вопросом интеллектуальной собственности в правительстве занималось Минобразования. В 2012–2013 годах эти функции передали Минэкономразвития, но профильный парламентский комитет не изменился. И некоторые недоразумения случаются, потому что в данном комитете этими вопросами занимаются только два-три депутата. Я надеюсь, что со временем, наверное, уже в новом составе парламента, вопросы интеллектуальной собственности все же будут переданы комитету по экономическому развитию, ведь на самом деле это в основном касается экономической политики.

— Если говорить о ближайших перспективах, то насколько продвинулось формулирование Национальной стратегии, и сколько еще времени понадобится правительству для ее завершения?

— Сейчас, благодаря поддержке Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO), мы очертили ключевые проблемные вопросы и приступаем собственно к формулированию плана действий и тех реперных точек, на которых в первую очередь сосредоточимся. К июню должна быть сформулирована общая концепция стратегии, и на протяжении июня—сентября с ней сможет ознакомиться общественность. В конце сентября, как мы ожидаем, стратегия должна быть одобрена и принята. Иностранные эксперты оказывают нам всю необходимую методологическую поддержку, и, надеюсь, в график мы уложимся.

— Бизнес к работе привлекаете?

— Обязательно. Прежде всего стратегия ориентирована на бизнес. Но, к сожалению, при встрече экспертной миссии с бизнесом мы не почувствовали заинтересованности предпринимателей. Отдельные индустрии готовы принимать активное участие, в частности, виноделы, фармацевты, компании, экспортирующие продукцию в Европейский Союз. Они уже понимают возможные преимущества от реализации стратегии. А вот ІТ-отрасль, на которую мы очень надеялись, наоборот, заняла позицию: "Не трогайте нас, не вмешивайтесь в нашу работу, мы сами себя отрегулируем". Надеемся, что сможем и с ними найти общий язык, потому что менять правила игры для той либо иной индустрии в сфере интеллектуальной собственности без участия самой индустрии мы не собираемся.

— Параллельно с работой над стратегией Министерство экономического развития уже начало реализовывать некоторые проекты, в частности, Фонд государственного стимулирования создания и использования изобретений. Работает ли он уже, в чем заключается собственно стимулирование, и каких вы хотите достичь результатов?

— Вы, вероятно, удивитесь, но наше законодательство давно определяет, что государство должно стимулировать создание и использование изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Годами эти нормы игнорировались, но в конце прошлого года мы начали экспериментальный проект по стимулированию изобретений. Отныне заявители могут подать на сайт Государственного инновационного финансово-кредитного учреждения заявку, в которой описать собственную идею или изобретение. После этого конкурсная комиссия, состоящая из экспертов Укрпатента, Минэкономразвития и Минобразования, рассматривает эти идеи и принимает решение о целесообразности поддержки того или иного изобретения. После чего выбранные проекты могут получать помощь — не прямое финансирование, а услуги, которые помогут завернуть эту идею в красивую обертку. Например, проекту могут быть предоставлены услуги по маркетинговому исследованию, рекламе, финансово-экономическому обоснованию, юридическому обслуживанию или лабораторным исследованиям. Что угодно в пределах 500 тысяч гривен. В идеале мы хотели бы, чтобы эти средства за услуги шли ученым, которые, например, помогали бы изобретателям. То есть мы бы и стартапы растили, и науку стимулировали. Но влиять на это мы не можем, — услуги закупаются на открытых конкурсах.

— Что будет происходить с идеей, когда ее "завернут в обертку"?

— Конкурсант, уже имея "конфетку", старается найти инвестора или ментора, который будет помогать в поиске инвестиций. Фонд, в свою очередь, также оказывает поддержку, входя в уставный капитал новосозданной "конфетки" и внося туда от государства до 2 миллионов гривен. Инвестор должен вложить не меньше, как вы понимаете, и мы получаем сумму, с которой уже можно работать. Сейчас у нас уже есть пятеро победителей, которые как раз выбирают услуги, которых им не хватало для продвижения своих идей. Среди победителей, например, разработка экзоскелета для реабилитации больных, строительные солнечные панели, ветрогенератор.

— В планах также создание центров поддержки технологий и инноваций. Какие услуги они будут предлагать реальному сектору?

— Мы инициировали создание центров поддержки технологий и инноваций в 2017-м. Цель — предоставить доступ к украинским и мировым базам данных всех изобретений. И эти центры поддержки технологий и инноваций могут существовать в научных учреждениях или на крупных предприятиях, занимающихся какими-то научными разработками. Фактически речь идет о доступе к мировым базам всех изобретений, всей науки, всего запатентованного. Это необходимо для того, чтобы не изобретать велосипед или колесо от велосипеда. Первый пилотный центр уже создан, он функционирует на базе UNIT.City, и любой изобретатель может обращаться в него и работать. Сейчас надо эту сеть центров технологий и инноваций распространить на все вузы и заинтересованные научные учреждения. Услуги центров абсолютно бесплатные.

Однако у нас амбициозные планы, и только центрами мы не ограничимся. Совместно с WIPO мы создадим в Украине учебный центр по вопросам интеллектуальной собственности, филиал Академии WIPO. Сейчас по методологии WIPO разрабатываются учебные модули. Для чиновников или студентов обучение будет бесплатным, для бизнеса — платным, но плата будет скорее символической.

Также уже создан Высший специализированный суд по вопросам интеллектуальной собственности, сегодня заканчиваются его формирование и отбор кандидатов на должности судей.

Есть у нас и глобальный проект — создание единого национального органа интеллектуальной собственности.

— Считаете, что необходим еще один госорган?

— На сегодняшний день часть функций в сфере интеллектуальной собственности возложена на Минэкономразвития, часть — на Укрпатент, часть — на Государственное инновационное финансово-кредитное учреждение и Национальный офис интеллектуальной собственности. Мы хотим объединить все это в единый национальный орган интеллектуальной собственности. В который бизнес может прийти с идеей или проблемой и решить там любой вопрос.

— Услуги будут платными?

— Частично да. Но ведь у нас и сейчас платные, например, подача заявок на торговую марку либо на изобретение или полезную модель. И эти средства поступают не в государственный бюджет, а на счет Государственной системы правовой охраны интеллектуальной собственности. Кстати, именно из этих средств государство должно обеспечивать и экспертизу, и ведение реестра, и, я считаю, правовую охрану объектов интеллектуальной собственности, и стимулирование изобретений.

— Сейчас эти деньги где остаются?

— Они направляются на счет государственного предприятия Укрпатент.

— И на что используются?

— Согласно закону, на развитие государственной системы правовой охраны интеллектуальной собственности. Но, конечно, мы бы хотели от Укрпатента более прозрачного администрирования этих средств. Потому что иногда возникают вопросы, на которые сложно найти логические ответы. Вопросы, которые уже им должны задавать правоохранительные органы. Но и это можно изменить. Смотрите, WIPO — единая организация системы ООН, с самофинансированием. Она вообще не нуждается в средствах доноров. То есть это реально, просто необходимы прозрачность и адекватное администрирование.

— Что вам мешает двигаться быстрее? Нехватка кадров, нехватка ресурсов?

— Это общий вопрос, он одинаков для всех. Прежде всего непонимание ценности интеллектуальной собственности обществом, ее веса и значения для экономического развития.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно