США вернулись, но их уже ждали…

17 августа, 2012, 16:00 Распечатать Выпуск № 28, 17 августа-22 августа 2012г.
Отправить
Отправить

Политика Америки в АТР не оставляет выбора другим

Объявленная США чуть меньше года назад стратегия «возвращения в Азию» начала материализовываться. Ее уже ощущают на себе все страны региона, в первую очередь, Китай, на реакцию которого «возвращение» было рассчитано. Однако становится все более очевидным, что концентрация американских усилий на одном лишь Китае, причем с упором на доктрину «сдерживания», лишает «азиатскую стратегию» США значительной части ее глобального замысла - перераспределить американские военные силы на планете и переосмыслить дипломатические подходы. К новой ситуации в АТР начали внимательнее присматриваться другие страны - и такие большие, как Россия, и такие малые, как КНДР и Вьетнам, для которых новая ситуация создает одновременно и угрозы, и новые возможности. Они также вынуждены менять свою стратегию действий.

По словам представителей американского руководства, возврат в Азию будет продолжительным и масштабным процессом. Впервые эти планы с большой долей конкретики озвучил министр обороны США Леон Панетта, выступая в начале июня в Сингапуре. Он сообщил, что к 2020 году 60% ВМФ США передислоцируются в акваторию Тихого и Индийского океанов. Здесь будут постоянно находиться шесть ударных авианосных группировок, новейшие подводные лодки, а также армада надводного флота, включая и корабли для действий в прибрежных водах. В регионе должна быть создана новая военная инфраструктура для обеспечения «расширенных возможностей» действий американских вооруженных сил. Будут усилены и реформированы базы в Южной Корее и Японии, а остров Гуам превратится в опорный пункт для операций в Азии. Однако способность США реализовать все указанное выше с военной точки зрения вызывает сомнения, когда президент Барак Обама объявляет о досрочном списании ряда боевых кораблей по экономическим причинам, а Пентагон может столкнуться с урезанием бюджета.

Таким образом, возвращение Соединенных Штатов в Азию пока более заметно происходит на дипломатическом фронте. Новыми союзниками США в регионе объявлены Вьетнам, Шри-Ланка, Индия и даже Непал. Леон Панетта наладил диалог с вьетнамскими военными, интересующимися военными технологиями США, а также прозондировал возможность возвращения американских кораблей на базу в Камрани, «сданную без боя» Россией по экономическим мотивам в мае 2002 года. Если Вашингтон и Ханой договорятся, то американский флот снова может вернуться сюда после почти 40-летнего перерыва. Это позволит США вплотную приблизить базирование своих кораблей к ключевым транспортным артериям региона. Активно восстанавливаются отношения с Бирмой - с этой страной США не дружили несколько десятилетий. Хиллари Клинтон установила рекорд среди госсекретарей США по активности поездок в Азию за последние годы, а общее число стран, которые она посетила, перевалило за 100, это больше чем у Мадлен Олбрайт и Кондолизы Райс.

При этом США отрицают, что все их усилия имеют антикитайский подтекст, но конфигурация и подбор американских союзников позволяет усомниться в искренности этих заявлений.

Активность Вашингтона заметна именно в тех вопросах, которые оказывают раздражающее воздействие на Пекин. И китайцы уже позволили втянуть себя в это противостояние, причем «отбиваясь» как от США, так и от новых союзников Вашингтона.

Полем такого противостояния в последний месяц стало Южно-Китайское море и находящиеся на его побережье соседи Китая из Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Дело в том, что по акватории этого моря проходят линии размежевания между шестью прибрежными странами, но на большую часть пространства в 3,5 млн. квадратных километров претендует Китай. Ситуация усугубляется тем, что дно моря изобилует энергетическими ресурсами, по некоторым оценкам, достигающими 130 млрд. баррелей нефти и 25 трлн. куб. м природного газа. В то же время ни одна из стран не имеет возможностей для масштабной их разработки, и все последние десятилетия споры между ними ограничивались темой рыбной ловли.

Однако с подачи США вопрос о необходимости размежевания акватории между странами региона приобрел в политических кругах государств ЮВА большую актуальность, и на последнем саммите АСЕАН был поставлен «ребром» делегациями Вьетнама и Филиппин. Обе страны добивались включения этого вопроса в коммюнике встречи, причем с формулировкой, что стороной в данном территориальном споре выступает Китай. Китайские дипломаты были готовы к такому повороту событий и предприняли «контрнаступление», активизировав своих союзников, в частности, председательствующую в этом году в АСЕАН Камбоджу, чтобы документ не прошел. В результате этого скрытого противостояния на встрече министры АСЕАН впервые за 45 лет ее существования не смогли принять согласованный документ, и руководство Ассоциации с удивлением констатировало, что старейшая организация региона оказалась не способной противостоять нажиму извне. Следует отметить, что во время проведения встречи АСЕАН и Хиллари Клинтон, и глава китайского МИД Ян Цзечи также находились в Пномпене, и, очевидно, активно руководили этой дипломатической войной. Когда же в итоге они встретились лицом к лицу, то выложили на стол свои карты. Ян Цзечи сообщил, что Китай будет и дальше возражать против того, чтобы обсуждение «вопроса Южно-Китайского моря становилось международным или региональным», - Китай будет решать его исключительно в рамках двусторонних переговоров. Хиллари Клинтон согласилась с двусторонним характером территориальных споров. Однако заявила: США не могут безучастно наблюдать за эскалацией военной силы в регионе, и указала, что вопросы свободы судоходства должны решаться сообща, общими должны быть и подходы к решению территориальных споров, а путь их решения на двусторонней основе - это путь к конфликтам. Впоследствии Китай, впрочем, согласился с мнением АСЕАН о том, что необходимо разработать «кодекс поведения», который мог бы стать юридически обязывающим документом при решении споров.

Несмотря на это, США сочли возможным обвинить Пекин в расколе АСЕАН, а уже чуть позже заявили о «возрастании противоречий в Южно-Китайском море» и призвали все стороны решать свои территориальные споры в соответствии с международными законами и, в частности, Конвенцией ООН по морскому праву.

Данная конвенция как раз существенно ограничивает аппетиты Китая на морские просторы. Однако проблема в том, что США сами не являются участниками этой международной конвенции, и Пекин на этом основании дал Вашингтону жесткую отповедь через подконтрольные государству и партии СМИ о том, что американцам не следует соваться с советами в регион, который до «возвращения» США имел меньше проблем.

От информационно-дипломатического противостояния Пекин сразу перешел к практическим действиям, при этом, как обычно, они оказались непредсказуемыми, но в чем-то повторяющими действия Украины в споре с Румынией из-за Змеиного. За несколько недель на острове Юнсин, входящем в архипелаг Спратли, был построен новый город Саньша площадью 1,9 кв. км и с населением 1100 человек. Он сразу объявлен новой административной единицей китайской провинции Хайнань, избраны городские органы власти и мэр, а главное, создан постоянный военный гарнизон. Китай будет вынужден снабжать всем необходимым этот самый маленький из китайских городов, отстоящий от о. Хайнань на 350 миль, хотя в будущем здесь планируют развивать туризм и морские исследования. Но главное, он «сможет по-настоящему демонстрировать волю Китая по защите государственных интересов», а также де-факто может служить точкой отсчета исключительной морской зоны Китая.

Действия Китая вызвали протесты и негодование у США, однако предпринять в ответ они не смогли ничего, кроме проведения совместных морских учений с Филиппинами и Южной Кореей.

Китай же активизировал свои усилия по привлечению в союзники России, которая как раз раздразнила японцев очередным визитом Дмитрия Медведева на Кунашир в начале июля. Китайцы активно раскручивали тему российско-японских противоречий из-за островов Курильской гряды, и Пекин как бы пытался намекнуть свои недругам, что проблемы у России и Китая, по сути, общие, и ответ на эти вызовы страны могут дать сообща.

Москва не стремится быть в такой связке с Пекином, ведь с Соединенными Штатами у России отношения хоть и непростые, но развиваются несколько в ином ключе, чем у Китая. Однако еще в апреле российские военные позволили втянуть себя в наиболее масштабные морские маневры с Китаем «Морское взаимодействие-2012». Их отличительной особенностью было то, что обе страны продемонстрировали решимость отстаивать свои морские интересы перед внешним врагом (ранее подобные маневры носили характер «антитеррористических»). Так Россия фактически оказалась пассивным соучастником всего происходящего, и теперь не может быть безучастна к изменению обстановки в АТР. К тому же как раз учения с китайцами показали (а в них, чтобы не ударить в грязь лицом, пришлось задействовать практически все крупные надводные корабли Тихоокеанского флота), что российский флот оказывается в регионе самым слабым, и по боевым параметрам существенно уступает японскому. Поэтому в начале августа российское оборонное ведомство подтвердило, что закупленные во Франции «Мистрали» отправляются на Дальний Восток, а позже Тихоокеанский флот пополнится двумя ракетными крейсерами и подлодкой. Гарнизоны на Итурупе и Кунашире усилят личным составом. Россия тоже возвращается в Азию…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК