ПОСОЛ КНР В УКРАИНЕ ЯО ПЭЙШЭН: ИНТЕРЕСЫ НАРОДА НЕОБХОДИМО РЕАЛИЗОВАТЬ НЕ ВОЛЕЙ ГРУППЫ ЛЮДЕЙ ИЛИ ВОЛЕЙ ЛИДЕРА, А ПРИ ПОМОЩИ ЗАКОНОВ

26 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 26 марта-2 апреля 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в Украине Яо Пэйшэн находится в Киеве уже полгода и за это время стал свидетелем перипетий украинской конституционной реформы...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в Украине Яо Пэйшэн находится в Киеве уже полгода и за это время стал свидетелем перипетий украинской конституционной реформы. Китайский дипломат признался: этот процесс настолько заинтересовал его, что он даже подарил в библиотеку Верховной Рады полное собрание китайских законов на английском языке, дабы украинские законодатели имели возможнеость ознакомиться пусть и с не таким долгим — народный Китай существует на карте мира 55 лет, — однако весьма насыщенным и также порой сложным и неоднозначным процессом конституционных преобразований в Поднебесной.

Однако едва ли кто-то из отечественных народных избранников попытался серьезно и вдумчиво проанализировать китайский опыт в этом вопросе. По крайней мере, будь это сделано, быть может, процесс обсуждения и внесения поправок в украинскую Конституцию был бы несколько иным, чем сейчас. А то, что опыт у китайцев есть (впрочем, отнюдь не всегда положительный, но поучительный), свидетельствует тот факт, что в стране за полвека приняли четыре конституции, а ныне действующую меняли и корректировали уже несколько раз. Последний этап китайской конституционной реформы закончился чуть более недели назад и может быть весьма ценным подспорьем государственным мужам.

Тем более что в Китае уже давно поняли ошибочность и опасность использования конституционных поправок в попытках тех или иных групп закрепить свою власть. Ныне реформа не лишена глубокого философского смысла, что, по мнению дипломата, свидетельствует о зрелости и росте опыта нынешних китайских законотворцев, которые, и это следует особо отметить, провели очередную ревизию своего основного правового документа спокойно и безболезненно.

— Господин посол, почему в Китае так часто меняют конституцию?

— Конституция не должна подвергаться постоянным поправкам, и лично я не сторонник этого. Основной Закон страны — это серьезный документ, однако в Китае развитие в последние полвека часто проходило в чрезвычайных условиях. А за последние 20 лет произошли существенные изменения в политической, экономической и других областях. Именно новая ситуация в стране потребовала конституционной реформы. Я бы сказал еще так: эти поправки продиктованы объективными причинами.

Действующая конституция КНР принята в 1982 году. И если не поправить ее сейчас, реформа развиваться не будет. Решение многих проблем не получит законодательной основы. Поправки к Конституции сами по себе носят демократический характер. Китаю в этом году исполняется 55 лет, и, действительно, за это время наш путь законотворчества и развития законодательной базы был очень тернист.

Сейчас, можно сказать, в стране сформировалась стабильная армия квалифицированных экспертов-законников. Нужно отметить, что основные законодательные акты этого периода касались именно развития и правового закрепления курса на рыночную экономику. Во-вторых, многие законы были приняты для защиты интересов населения: уголовный, уголовно-процессуальный, гражданский кодексы, прошедшие всенародное обсуждение. Сейчас в Китае законодательная работа идет по пути демократиии, законности и научности. А дополнения и поправки к конституции связаны с демократией и дальнейшим правовым строительством.

— В Китае процесс внесения изменений в Конституцию не вызвал серьезных внутриполитических потрясений, хотя известно, что инициатором поправок к Конституции была правящая Коммунистическая партия. Однако затем был период широкого обсуждения и утверждения их парламентом. По вашему мнению, что из китайского опыта конституционной реформы можно было бы применить или по крайней мере использовать в Украине?

— В Китае имеется восемь демократических партий, но они не являются оппозиционными. ЦК Компартии внес предложения о поправках и дополнениях к Конституции, однако в первую очередь было проведено согласование новых положений с этими демократическими партиями. И только после этого они были переданы в народный политический консультативный совет Китая, который, не являясь государственным органом, в то же время представляет собой уникальный механизм, в котором в обсуждении государственных решений могут принять участие не только политики, но и общественные деятели, представители нацменьшинств и любые заинтересованные лица. И только после этого поправки уже передаются на утверждение в парламент — ВСНП. Этот механизм диалога у нас очень прочный и играет большую роль в формировании законопроектов.

— Какие важнейшие политические поправки внесены в Конституцию КНР? Какова суть нового положения о необходимости скоординированного развития в Китае политической, материальной и духовной культуры?

— Во-первых, следует отметить, что в преамбулу Конституции теперь внесена идея «Тройного представительства», автором которой является Цзян Цзэминь. Это значит, что Компартия обязуется содействовать развитию передовых производительных сил Китая, прогрессивному направлению передовой китайской культуры и представлять интересы самых широких слоев китайского народа. Цель данной теории — служение народу, интересам людей, причем это необходимо реализовывать не волей группы людей или лидера, а при помощи законов. Это, по сути, конкретизация принципов правления правящей партии. Теперь каждый человек может четко сверять действия КПК с этим своеобразным манифестом коммунистов, который теперь стал законом.

Есть еще одно важное дополнение. В китайской Конституции теперь записано: материальная, духовная и политическая культуры взаимосвязаны. Эта поправка демонстрирует растущую зрелость правящей Коммунистической партии в управлении страной, более глубоком понимании принципов и стратегии развития Китая.

Политическая культура охватывает строительство правового государства. Если она не развивается или доминирует над всем остальным, тогда другие культуры не будут развиваться как следует. Это органичное целое, между ними существует взаимная связь, взаимная обусловленность и взаимодополняемость.

Материальная культура представляет материальную основу для остальных культур, а политическая дает политическую силу и гарантии для развития остальных культур. В свою очередь, духовная культура дает духовную движущую силу и интеллектуальную поддержку.

Это, по-моему, уникальная практика Китая. Раньше уделяли большое внимание власти, а посему политической культуре, теперь пришло осознание взаимосвязанности всех процессов развития общества.

У нас теперь 400 законов. Много это или мало? Раньше в Китае мы с иронией смотрели на то, как в зарубежных странах принимают огромное количество законов. «Да кто их там читает?» — говорили у нас. Сегодня мы поняли: чем больше законов, тем полезнее. Это перемена в сознании. Теперь нам надо принять новые положения и инструкции, чтобы все принятое в Конституции выполнялось на всех уровнях. Таким образом, законодательная работа — это очень сложная задача для высших органов законодательной власти Китая.

Включение в Конституцию положения о развитии политической культуры гарантирует реализацию демократического политического строительства. Раньше в Китае у людей было слабое осознание законности, из-за чего были трагедии, неудачи, беспорядки и хаос. Сейчас новое положение дает гарантию, что это не повторится.

— В Конституции КНР впервые записана формулировка «государство уважает и защищает права человека». В чем особенность китайского понимания этого словосочетания, которое долгое время после 1949 года в Китае считалось «буржуазным»?

— Внесение этой поправки в Конституцию является большим прорывом в деле защиты прав человека в Китае. Раньше говорили: термин «права человека» — это буржуазный лозунг и западная концепция, а мы пролетарская страна. Однако в 1991 году был выдвинут лозунг «Китай должен нести знамя защиты прав человека в своих руках» И тогда у нас впервые была опубликована «Белая Книга о состоянии прав человека в КНР». Фактически это был правительственный документ, концепция «прав человека» была принята. Более того, в 1997 году на 15 съезде Компатии это словосочетание прозвучало в отчетном докладе председателя ЦК КПК Цзян Цзэминя.

И сейчас, когда этот термин впервые был вписан в Конституцию КНР, можно сказать, «права человека» из понятия чисто политического превращаются в юридическое. Уважение и соблюдение прав человека. Эти принципы отвечают стремлениям народа и государства, и потому данная поправка является совершенствованием конституционно-демократического правления в современном Китае. Ранее Китай присоединился к Международной конвенции прав человека и неукоснительно соблюдает ее положения.

Сейчас в других странах поднимают вопрос о правах человека в Китае. Не далее как на этой неделе США неожиданно попытались протолкнуть антикитайскую резолюцию в ходе 60-й сессии комиссии ООН по правам человека в Женеве. Мы заявляем, что данный проект не имеет под собой оснований, особенно после принятия поправок к Конституции КНР. Однако США преднамеренно политизируют вопрос прав человека, используя его для вмешательства во внутренние дела Китая. Политическая ситуация в самих Соединенных Штатах заставляет эту страну применять двойные стандарты в том, что касается обеспечения прав человека. В то время как Китай стремится путем диалога, на принципах равенства и взаимоуважения решить разногласия, при этом проявляя максимум искренности и гибкости. Мы надеемся найти с Вашингтоном взаимопонимание и общий язык.

Я думаю, что во многих, особенно развитых странах еще очень плохо знают, как обстоит дело с защитой прав человека в Китае. Они не учитывают, что Китай все еще развивающаяся страна и многие люди пока живут за чертой бедности. Центральное правительство главным образом уделяло внимание решению конкретных социальных проблем.

Сейчас ситуация исправляется, но до полного удовлетворения еще очень далеко. К примеру, сотрудники правоохранительных органов и чиновники местных администраций не соблюдают законы, часто нарушают права человека. Но ведется работа по профилактике таких случаев, и нарушителей сурово карают.

Сейчас мы изучаем, как можно на основе законов защищать коренные интересы населения, учитывая те тяжелые условия, в которых живут многие китайцы. И мы не скрываем теневую сторону. Но в развитых странах меряют Китай своей меркой и замечают только эту негативную сторону китайской действительности, а положительные тенденции и даже успехи в этой области видеть не хотят.

В декабре прошлого года премьер госсовета КНР Вень Цзябао посетил Вашингтон с официальным визитом и там, встречаясь с американской общественностью, предложил ей задуматься над такой ситуацией: в Китае живет
1 миллиард 300 миллионов человек. Любая мелочь, самая ничтожная проблема, будь то экономическая или социальная, умноженная на такое количество людей, вырастает до глобальных масштабов. В то же время, если любой крупный успех или достижение (так, ВВП Китая ныне составляет 1,4 триллиона долларов США и считается по объемам шестым в мире) разделим на количество населения, результат покажется ничтожным. По-моему, это очень ясный и интересный пример.

Поэтому, говоря о Китае, никогда нельзя забывать о факторе народонаселения. И тогда можно будет понять, как трудно управлять Китаем. А скажите, кто еще из государственных деятелей заботится о благосостояниии шестой части населения Земли? Есть страны с населением по 10, 50 или 100 миллионов человек, а там ведь тоже есть немало проблем. А что уж говорить о Китае...

Однако процесс идет, мы не намерены останавливаться на этом этапе, и я думаю, что права человека будут обеспечиваться еще лучше в дальнейшем.

— Китайское государство обязалось защищать частную собственность, полученную законным путем, назвав ее «неотчуждаемой». Кроме того, во втором параграфе ст. 11 Конституции КНР теперь записано, что государство будет защищать права негосударственных и частных предприятий, оставив за собой право контроля над ними. Многие говорят, что такие положения противоречат социалистическому характеру строя в КНР, или это все тот же знаменитый социализм с китайской спецификой?

— В Китае определено, что государственный и общественный сектора играют лидирующую, доминирующую роль в экономике. Это наша политика, наш закон. Однако при этом поощряется развитие негосударственного сектора. И это тоже наша политика. А последние поправки к Конституции, особенно концепция защиты частного имущества граждан, еще четче закрепили эти положения. Сегодня как государственные, так и негосударственные коммерческие предприятия имеют равный правовой статус, хотя ранее факты дискриминации «частников» имели место. Ныне такая дискриминация невозможна, ибо в этом случае был бы нарушен закон. Я думаю, что это как раз и есть конкретное воплощение социализма с китайской спецификой. По крайней мере в экономике, хотя специфика, как я указывал выше, имеется и в других сферах. Так вот, роль и положение государственного сектора и есть главное отличие китайской модели.

Не скрою, опасения здесь есть. Многие спрашивают, куда идет Китай, что будет дальше? Некоторые эксперты говорят примерно следующее. Цитирую: «экономические поправки к Конституции свидетельствуют о движении коммунистического Китая в направлении строительства общества капиталистического». Я думаю, это заблуждение и неправильное понимание. Мы лишь использовали у себя элементы управления и хозяйствования, принятые в капиталистическом мире. Могу с уверенностью сказать: реформа в Китае не ведет к капитализму. Более того, скажу так: построение капиталистического общества в Китае (если бы такое случилось) означало бы крах самой реформы, ее поражение. Это был бы уже не социализм с китайской спецификой, а какая-то другая принципиально иная формация. Я хочу, чтобы это стало ясно всем.

Все законодательные инициативы государства последних лет направлены именно на развитие негосударственного сектора, и принципиальным является то, что теперь и частный сектор участвует в строительстве социализма с китайской спецификой.

В нашем понимании Китай сейчас находится в начальной стадии социалистического строительства. Сколько продлится этот процесс, мы не знаем — 100, а может, 200 лет. Ведь по уровню доходов на душу населения Китай находится далеко за сотню стран. И то, что мы определили своей целью за 20 ближайших лет достичь уровня среднезажиточного общества, это очень сложная задача. Мы не знаем, какие проблемы станут перед страной тогда.

А между тем нас уже обвиняют в том, что мы, китайцы, пытаемся начать глобальную экспансию, своим ростом мы угрожаем стабильности экономик других стран. Я думаю, что для таких утверждений нет оснований.

Наша основная задача — идти по пути устойчивого развития, и я думаю, что ныне китайские руководители пытаются определить наиболее эффективный путь. Самое трудное — найти золотую середину. Хотя лично я считаю, что на самом деле ее, такой стабильной золотой середины, не существует. Путь всегда извилист, и надо лишь вовремя и четко реагировать на нежелательные отклонения. Поэтому залог стабильности и дальнейшего развития Китая — в искусстве управления.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК