Любой войне приходит конец. Правительство Ирака, США и повстанцы договариваются о мире, Россия жаждет мести

30 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 30 июня-7 июля 2006г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Зло порождает зло, за убийством следует убийство. Такая несложная философия доминировала в жизни Ирака после войны 2003 года...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Зло порождает зло, за убийством следует убийство. Такая несложная философия доминировала в жизни Ирака после войны 2003 года. Все туже затягивался узел противостояния, число терактов и их жертв росло. Июнь стал гранью, за которой новейшая история для этой многострадальной страны может пойти по другому, более обнадеживающему пути. В то же время остаются большие сомнения, что война может быть остановлена до тех пор, пока остаются причины для продолжения конфронтации как внутри самого Ирака, так и противоречия между странами за его пределами.

На этой неделе Россия неожиданно для всех заявила о своем намерении стать новым игроком во внутрииракском противостоянии. Это произойдет, если спецслужбы выполнят приказ президента РФ Владимира Путина найти и уничтожить боевиков, которые несколько дней назад расправились с четырьмя сотрудниками российского посольства в Багдаде, а затем разместили видеозапись «казни» в Интернете. Боевики говорили, что мстили за Чечню, однако на самом деле столкнули лбами Москву и Вашингтон, которые теперь по-разному смотрят на дальнейшее развитие событий в Ираке. Москва возложила на многонациональные силы долю вины за гибель своих граждан и грозит односторонними актами возмездия, которые, однако, к большому сожалению, не вернут жизни погибших. (Правда, некоторые в России считают, что видеозапись — это плохо смонтированный видеоблеф, и россияне все еще живы.) Однако вполне резонный вопрос: почему российский президент не отдал тайный приказ найти и обезвредить боевиков, когда еще был шанс спасти заложников? Почему, российские власти самостоятельно пытались установить контакты с «Аль-Каидой», апеллировали к мировому сообществу, но не попросили помощи конкретно у армии США и иракского правительства в Багдаде? Судя по всему, теперь именно Америка выступит главным противником односторонних действий россиян в Ираке, если они таки отважатся на них. Ведь тогда действия россиян способны дестабилизировать страну, придать борьбе «Аль-Каиды» в рядах иракского сопротивления «международный» аспект. Превратит Ирак «в базу международного терроризма», которой сама Москва до недавнего времени считала Чечню. Очевидно «чеченизация» Ирака, по сценарию российских спецслужб и Владимира Путина, не нужна сегодня именно американцам. Для них как раз последние недели были наиболее плодотворными за три послевоенных года. Хотя потери увеличивались, теракты продолжались, а число цинковых гробов с телами солдат, отправленных через океан, перевалило за две с половиной тысячи, США, вовлеченные в процесс «строительства» молодой иракской демократии, одержали в последние недели сразу несколько важнейших побед. Седьмого июня под американскими бомбами погиб Абу Мусаб аз-Заркави, возглавлявший иракское отделение «Аль-Каиды», а по другим данным, — контролировавший все иракское подполье. Вместе с ним погибли пять человек, включая женщину и ребенка, а также, возможно, его заместитель и по совместительству духовник Абу Абдул-Рахман Аль Ираки. Кстати, этот последний и навел американских «шпионов» на укрытие Заркави, однако его останков на месте гибели Заркави не обнаружили. Брешь в конспирации дорого обошлась подпольщикам. Как и ожидалось, «отряд не заметил потери бойца», и уже спустя несколько дней иракский филиал «Аль-Каиды» возглавил некий Абу-Хамза Аль-Мухаджир. Последнего военная разведка США быстро идентифицировала, как Абу-Айюба аль-Масри — египтянина и давнего соратника Аз-Заркави, эксперта-подрывника, присоединившегося к «Аль-Каиде» еще в 1982 году. Однако ближневосточные эксперты по терроризму об этом человеке не столь высокого мнения и называют со ссылкой на свои источники Абдуллу бин Рашида Аль-Багдади, руководителя (эмира) «Совета моджахедов шуры» (в другом переводе «Шура моджахедов Ирака» — именно эта организация взяла ответственность за гибель россиян). Создание этого объединения подпольных вооруженных группировок инициировал сам Заркави в январе нынешнего года, и, по некоторым данным, в него ныне входят пять (по другим данным, семь или более) в основном суннитских отрядов иракского подполья, к которым принадлежит и «Аль-Каида». Для полноты информации следует отметить, что арабские источники называют еще несколько имен возможных продолжателей дела Заркави. Это некий иракский генерал из ближайшего окружения Саддама Хусейна, скрывающийся под кличкой «Абу-Асил» и совсем молодой боевик «Абу аль-Хадия» сириец Сулейман Халид Дарвиш — руководитель подпольной контрразведки, которого якобы назначили руководить «Аль-Каидой» в Ираке несколько недель назад в связи с тем, что Заркави был ранен незадолго до своей гибели. Да и еще Абу Абдул-Рахман Аль-Ираки, если он выжил после удара по укрытию Заркави.

Однако западные эксперты высказывают мнение, что после гибели «Принца Аль-Каиды» единого руководителя подполья будет найти очень сложно, начнутся дрязги и расколы. И даже если есть среди них выдающиеся личности, в короткий срок распространить свое влияние на все группы никто не способен. И, конечно, полагают американские эксперты, мало кто из них сравнится по жестокости и хитрости с Аз-Заркави (хотя демонстративное убийство россиян могло быть своеобразным предостережением конкурирующим лидерам от того, кто претендует на лавры преемника). Энтони Кордесман, эксперт по терроризму в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, предположил, что восстание в Ираке пойдет на убыль. Его возглавит более «осмотрительный» лидер, который не будет, как Заркави, устраивать теракты против мирных жителей, а сосредоточит террористическую активность на войсках противника. И вообще, эксперты говорят, что Заркави на самом деле контролировал лишь 10—15% боевиков, и только западные СМИ сделали из него вождя, который чуть ли не «похитил иракскую часть «Аль-Каиды» у бин Ладена». На самом деле есть мнение, что Заркави руководил «пришлыми» боевиками, которые просочились в Ирак из-за рубежа в ходе или после войны 2003 года. К настоящему времени таких «профессиональных террористов» в Ираке становится все меньше, и ополчение активно рекрутирует себе иракцев, в основном бывших членов партии Баас, сотрудников «саддамовских» спецслужб, бывших военных. Общая численность активных подпольщиков в Ираке ныне составляет 50—60 тысяч человек. Усиление иракского компонента в отрядах сопротивления, как полагают западные и российские эксперты, уже отразилось на тактике борьбы, на выборе целей для атак. Создав базу для борьбы внутри Ирака, боевики в принципе не заинтересованы в дальнейшей ее «интернационализации» и «чеченизации», а также становятся более осторожными в провоцировании гражданской войны между суннитами и шиитами. В противном случае они бы лишались поддержки и тех и других в борьбе против главного врага — «оккупантов». События последних дней показали, что такие смелые предположения экспертов относительно истинной ситуации в иракском подполье далеко не беспочвенны. В конце апреля — начале мая начали появляться сообщения о тайных переговорах нынешнего иракского правительства, включая президента Джалала Талабани и премьера Нури аль-Малики, с представителями сопротивления. Дальше больше — позже к ним подключились и американцы. Тайные встречи с боевиками вел даже посол США в Ираке Залмай Халилзад. Поговаривают, что американского дипломата привлекали к переговорам с теми «моджахедами», которые отказывались признавать «марионеточное иракское правительство». Американцы, однако, соглашались вести переговоры лишь с теми, кто не связан с «Аль-Каидой». Будучи еще живым, Заркави предупреждал своих иракских соратников по оружию не идти на сговор с врагом, но послушались его далеко не все (что, возможно, еще раз свидетельствует об ограниченности сфер влияния Заркави). Более десятка суннитских подпольных группировок все-таки вышли на контакт.

«Любой войне приходит конец», — сказал 28 марта в «Вашингтон Пост» Залмай Халилзад, пролив свет на то, что в действительности происходит ныне в Ираке и за его пределами. Из его слов ясно, что переговоры США, иракского правительства и повстанцев продолжаются. Однако самым сенсационным из его заявлений было то, что политика нынешней администрации США в отношении Ирака претерпела кардинальные изменения. Следует вспомнить неожиданный визит Джорджа Буша в Багдад 13 июня и предшествовавшие ему несколько дней, проведенных президентом Соединенных Штатов в Кэмп-Дэвиде. Эта отлучка из Вашингтона прежде всего должна была замаскировать подготовку блиц-визита в Багдад. В то же время стало известно, что именно в Кэмп-Дэвиде Буш провел «мозговой штурм» по Ираку, пригласив на него ведущих экспертов и военных, а также своих ближайших советников. По некоторым данным, просочившимся из-за плотно закрытых дверей, обсуждался новый план действий, который включает в себя постепенный вывод «международного контингента», в частности подразделений армии США, из Ирака. Есть данные, что такие планы уже тайно прорабатывает Пентагон вместе с командующим войсками в Ираке Джорджем Кейси. А в Конгрессе свой план вывода уже обнародовали демократы, которые считают: войска можно вывести уже через год — к 1 июля 2007-го. Впрочем, конгрессмены явно торопятся, республиканцы тут же обвинили оппонентов в пораженчестве и «склонности к бегству с поля боя». В Белом доме до поездки Буша в Ирак категорически отрицали, что на переговорах в Багдаде и консультациях в Кэмп-Дэвиде речь идет о выводе войск из Ирака. Однако прошло две недели, и посол Халилзад откровенно признает: «Ключевой момент в стратегии Буша — подключить нынешнее правительство аль-Малики к дискуссии о выводе американских войск». По данным «Нью-Йорк таймс», план Пентагона предусматривает сокращение американского контингента с нынешних 127 тысяч более чем наполовину: из 14 бригад (в каждой по три с половиной тысячи штыков) в Ираке хотят оставить пять-шесть к концу 2007 года. Однако четкой даты нет и быть не может, говорят в Вашингтоне: главным условием должно стать установление мира в Ираке. Американский Конгресс даже по этому поводу резолюцию принял, в которой говорится, что установление конкретного срока вывода войск «не отвечает интересам США» и что альтернативы победы в войне с терроризмом не существует. Правда, в Белом доме теперь пытаются убедить сограждан, а затем и мировое сообщество, что знаменовать эту «победу» будет тихий и незаметный уход войск США и контингентов других стран из Ирака (японцы и итальянцы уже начали вывод). И будет очень хорошо, если там, по крайней мере, в ближайшие месяцы не вспыхнет гражданская война. Судя по словам Халилзада, альтернативы «отступлению» уже нет. «Если вы не хотите примирения, значит, мы будем вынуждены продолжать войну», — завершает свое интервью дипломат.

О том, как далеко продвинулись тайные переговоры, стало понятно в минувшее воскресенье. Премьер Ирака Нури аль-Малики представил в парламенте программу национального примирения из 24 пунктов. Ее цели достаточно амбициозны — обеспечить безопасность и прекратить насилие на религиозной и этнической почве. Предполагается также пересмотреть статус бывших членов партии Баас, разоружить неправительственные вооруженные формирования, частично интегрировав их боевиков в армию и МВД, а частично трудоустроив в гражданском секторе. Постепенно намечается передать контроль над всей территорией Ирака от многонациональных сил местной армии и полиции. Планируется проведение широкой амнистии, которая, однако, не коснется террористов «Аль-Каиды». План поначалу получил неодобрительные отклики из подполья. Однако 28 июня боевики дали неожиданный ответ, предложив перемирие американцам при условии, что те берут на себя обязательства покинуть Ирак в течение двух лет. По сообщениям информагентств, всего 12 групп боевиков согласны на такие условия. Полагают, что ключевым в этом непростом диалоге было то обстоятельство, что аль-Малики связался с влиятельными суннитскими политиками и духовными лидерами, чтобы получить поддержку своего плана, в то время как Халилзад проводил переговоры в Саудовской Аравии, которая также имеет влияние на иракских суннитов. Такие в целом оптимистические сигналы не вызвали бурной эйфории ни в мире, ни в самом Ираке. Большинство иракцев считают, что в нынешней ситуации уход американцев будет означать новую войну насилия. Шииты явно не довольны тем, что сунниты как одно из условий примирения называют роспуск шиитских отрядов Армии Махди. Кроме того, даже командование США в Ираке вынуждено признать, что после гибели Аз-Заркави активность боевиков отнюдь не пошла на убыль, операции и атаки проводятся с той же интенсивностью, что и до его гибели. Сразу после визита Буша в Багдаде началась масштабная антитеррористическая операция, в которой задействованы 78 тысяч американских и иракских солдат. Две недели на столичных улицах продолжали чуть ли не ежедневно взрываться бомбы, но американцы намерены очистить Багдад от повстанцев. Пессимисты говорят, что несмотря на все вышеперечисленные успехи и обнадеживающие сигналы, США в обозримом будущем не смогут предоставить иракцам возможность распоряжаться своей судьбой. И каким бы малочисленным ни оказался контингент после 2008 года, американцы будут обладать силами достаточными для того, чтобы, по крайней мере, защитить свои интересы. Сокращение войск — лишь попытка уменьшить расходы и переложить на иракцев ответственность за происходящее в стране (в том числе и за инциденты с дипломатами). Сами американцы намерены, как и в Афганистане, окопаться в столице, для чего строят в Багдаде самое большое в мире посольство со штатом сотрудников в несколько тысяч человек. Находясь в так называемой «зеленой зоне» рядом со всеми иракскими правительственными учреждениями, оно станет «государством в государстве», существующим автономно. Однако в то же время будет играть роль военной базы и центра политического влияния.

Очевидно, к опыту американцев, которые тратят львиную долю средств и усилий на обеспечение собственной безопасности, стоит присмотреться россиянам. Ведь за провал 3 июня, когда средь бела дня в Багдаде похищают и убивают сотрудников посольства, несут ответственность и российские спецслужбы. Пожалуй, инцидент должен стать уроком для всех дипломатов, работающих в этой стране, ведь очевидно, что даже намеченный на бумаге путь к миру там выглядит непростым. И, как признался посол США в Ираке, «заканчивать войну так же сложно, как и вести ее». Этот афоризм Залмая Халилзада можно дополнить лишь словами, что самым простым делом было ее начать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК