Благодушный Мюнхен

19 февраля, 17:17 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

На конференции политики и эксперты обсуждали проблемы мира и войны.

© securityconference.de

16–18 февраля прошла очередная ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности. Традиционный доклад, который готовится к началу конференции, был озаглавлен "На краю обрыва — можно ли отойти?". Не все так страшно. Падать в пропасть никто не собирался, но обсуждение должно было отталкиваться от острой постановки проблем. Умеренный алармизм был вполне уместен для большого международного собрания в благополучном Мюнхене, защищенном от международных бурь всей массой ЕС и НАТО.

Конференция началась с панели, хедлайнером которой выступила робот София, созданная и "оживленная" в Гонконге в 2015 г., а в прошлом году получившая гражданство Саудовской Аравии. Это было более, чем развлечение. Беседу с Софией вели вполне серьезные люди, пусть снисходительно и с любопытством. По большому счету, София и явила собой край обрыва, который отделяет страны и народы, ищущие, каждый по-своему, место в будущем, от тех, кто поглощен текущими проблемами, и, тем более, от тех, кто застрял в прошлом. Организаторы конференции напомнили, что новые технологии меняют очень многое, плоть до устоявшихся нравственных норм.

Архитектура европейской безопасности

Основное содержание конференции было, разумеется, более практичным. Философский футуристический бэкграунд присутствовал разве что на полях.

В центре дискуссии была архитектура европейской безопасности, хотя никто не использовал эту академическую конструкцию из постбиполярного прошлого. Дискуссию вели практикующие политики. Современный дискурс о европейской архитектуре вращается вокруг отношений НАТО и ЕС в контексте перезапущенных европейских оборонных инициатив, готовящегося договора между ЕС и Великобританией и меняющейся политики США.

Великобритания, судя по выступлению Терезы Мэй, стремится к отношениям с ЕС, подобным тесной ассоциации или облегченному членству. Встреченный бурными аплодисментами зала вопрос "не проще ли было остаться в ЕС?", британский премьер ответила, что таков императив внутренней политики. Но определенно, и ЕС, и Великобритания работают над тем, чтобы сохранить отношения максимально тесными.

Уже в следующем году, когда Великобритания официально выйдет из ЕС, сложится ситуация, когда 80% суммарных военных расходов стран НАТО будет приходиться на страны, не являющиеся членами ЕС. Часть Европы, объединенная Европейским Союзом, будет находиться внутри треугольника не входящих в него членов НАТО: Норвегии — на севере, Турции — на юге, Великобритании — на западе. Самостоятельная военная роль ЕС окажется естественным образом ограниченной. Совокупность новых европейских оборонных инициатив, развиваемых в рамках т.н. постоянного структурированного сотрудничества, известного по аббревиатуре PESCO, вполне укладывается в логику развития оборонных возможностей стран НАТО. Об этом говорил и генеральный секретарь НАТО, и министры обороны Германии и Франции, и президент Европейской комиссии. Главной целью PESCO является преодоление фрагментации европейских рынков оборонной продукции. В этом ЕС видит главный ресурс повышения своих оборонных возможностей.

Рост военных расходов — важный, но второстепенный аспект. Германия, например, хотя и согласна повышать военные расходы, но отказывается от ускоренного достижения согласованного в рамках НАТО уровня 2% ВВП, считая это скорее вредным для европейской безопасности, чем полезным. Со стороны представителей США прозвучало важное смягчение прежних претензий по поводу того, что только несколько из европейских союзников НАТО выполняют требование относительно 2% ВВП. Важны не цифры сами по себе. США считают достойные военные расходы индикатором приверженности союзным обязательствам. Настаивать на универсальном применении численных критериев они не будут.

Европейцы отмечали, что помимо индустриальной составляющей PESCO остается важная проблема командования европейских сил в случае необходимости их задействования автономно от НАТО. В конце прошлого года Франция выступила с инициативой создания общих европейских сил интервенции. Звучит несколько агрессивно, но это связано с коннотациями слова "интервенция" в прямом переводе с французского, другого устойчивого перевода французской инициативы пока нет.

Существующие в ЕС процедуры разработаны для тактического и стратегического уровня. Между ними — широкая серая зона оперативного командования, для которого нет ни постоянных штабов, ни устойчивых процедур. При попытках решить проблему вероятно появление структур, дублирующих НАТО, что с обеих сторон Атлантики считается вредным. Но и здесь было сделано важное замечание директором Европейского оборонного агентства: в военной сфере дублирование допустимо, часто даже необходимо. Вредным является лишь ненужное дублирование. Проблема признается как решаемая.

Ядерное оружие и очаги нестабильности

Ядерному оружию была посвящена отдельная панель, но эта тема присутствовала во многих других дискуссиях. Непосредственно связанный с европейской безопасностью аспект — нарушение Россией договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Россия разработала и испытала (но пока не развернула) крылатую ракету наземного базирования запрещенной дальности. Об этом уже пятый год заявляют США. Теперь с ними соглашаются все члены НАТО. Опубликованный перед Мюнхенской конференцией обзор ядерной политики США включает план противодействия в виде разработки тактического ядерного заряда малой мощности для сдерживания России на европейском театре военных действий.

Нельзя сказать, что конференция восприняла планы модернизации ядерных сил США аплодисментами, потребовались объяснения. Их давали советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер и заместитель госсекретаря Джон Салливан. По их словам, целью разработки нового ядерного заряда является не снижение порога использования ядерного оружия, а его повышение. Оставленная без ответа модернизация ядерных сил России, в том числе в нарушение договора об РСМД, приведет к тому, что Европа окажется заложником ядерного шантажа со стороны России. Как раз в этом случае порог применения ядерного оружия снизился бы.

Новая ситуация вокруг РСМД повлияла на ядерную политику НАТО. Йенс Столтенберг заявил по этому поводу: "Давайте внесем ясность. НАТО привержена миру без ядерного оружия. Но пока оно существует, НАТО останется ядерным альянсом. Мир, в котором Россия, Китай и Северная Корея имеют ядерное оружие, а НАТО не имеет, не будет безопасным".

В вопросе северокорейской ядерной программы обозначилась новая ситуация. Южная Корея твердо убеждена, что пришло время для очередной попытки межкорейских переговоров, которые де-факто уже начаты в связи с Олимпиадой. США подозревают, что режим Ким Чен Ына использует переговоры, чтобы отдалить Южную Корею от США и Японии и затем снова нарушить обещания. Южная Корея признает риск, но настаивает, что позитивная динамика должна быть использована. США нехотя соглашаются, но проводят "красную линию": межкорейские переговоры имеют смысл, только если они будут включать требование о сворачивании северокорейской ядерной программы.

Пока что можно ожидать пусть временную, но деэскалацию на Корейском полуострове. Россия и Китай приписывают успех себе — де-факто реализуется их инициатива "двойной заморозки" (северокорейской ядерной программы и южнокорейских, совместно со США, военных приготовлений). На самом деле, это успех Южной Кореи, ставки которой в этой ситуации наиболее высоки.

В отношении соглашения о ядерной программе Ирана (ее сворачивание в обмен на снятие международных санкций) идет позиционная борьба. Смысл американских претензий, объясненный на конференции, не связан напрямую с ядерной угрозой со стороны Тегерана. США и Израиль считают, что Иран использует свою прокси-армию в виде отрядов "Хезболлы" для дестабилизации всего региона от Аравийского полуострова до Сирии и Ирака. США считают, что модель "Хезболлы" используется Тегераном для создания подрывных сил во многих странах. Причем, благодаря снятию санкций, Иран предоставляет своим клиентам все более совершенное оружие.

ЕС и Россия заняли консолидированную позицию — соглашение по ядерной программе Ирана должно исполняться. США довольно сильно рискуют отношениями с европейскими союзниками, если решатся выйти из соглашения в одиночку. Возможно, проблема "Хезболлы" и ей подобных организаций будет решаться Израилем и арабскими странами, не связанными соглашением с Ираном. В ходе конференции Биньямин Нетаньяху предостерег Тегеран от попыток проверять решительность Тель-Авива.

Ревизионистская Россия и Минский процесс

Россия получила возможность представить свою позицию на многих площадках Мюнхенской конференции. Помимо речи министра иностранных дел Сергея Лаврова на пленарной сессии с советником президента США по национальной безопасности, в панельной дискуссии по ядерным вопросам принял участие в недавнем прошлом посол в США, а теперь сенатор Сергей Кисляк. Еще два сенатора, Константин Косачев и Алексей Пушков, известные обличители "американского империализма", представляли, следя за выражениями, российскую позицию в дискуссиях о буферных странах и ситуации на Ближнем Востоке.

Российские спикеры пытались говорить аргументировано, но они были, если можно сравнивать, не столь оригинальны, как робот София. Были тщательно повторены российские претензии к ЕС и НАТО, начиная с Парижской хартии 1990 г. Интересно то, что с удивительным упорством российский министр и сенаторы объясняют "ситуацию в Украине" Соглашением об ассоциации с ЕС. Зная то, что знают все об этой "ситуации", можно предположить, что Россия оправдывает военную агрессию против Украины и аннексию ее территорий подготовкой к подписанию Киевом неугодного Москве экономического соглашения с ЕС.

Слова "агрессия" и "аннексия" звучали как аксиома в выступлениях всех западных лидеров, которые упоминали российско-украинский конфликт. Один немецкий эксперт, оппонируя Лаврову, заметил, что ЕС не посылает танки в страны, отказывающиеся от подписания с ним соглашений.

На полях Мюнхенской конференции готовилась министерская встреча в нормандском формате. Она не состоялась ввиду того, что министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль не нашел "окна" в своем графике. При этом он достаточно много говорил об урегулировании на Востоке Украины на пленарном выступлении и на отдельной встрече с Сергеем Лавровым на полях конференции. Российские СМИ транслировали сказанное Габриэлем в том смысле, что выполнение Минских соглашений позволит начать снятие европейских санкций, введенных против России. Но было сказано нечто принципиально иное: "сильная миротворческая миссия в Донбассе абсолютно необходима". Снятие санкций зависит от ее развертывания. Германия готова финансово поддержать процесс урегулирования в рамках миротворческой миссии.

Сказанное Зигмаром Габриэлем означает, что позиции США и Германии относительно механизма реализации Минских соглашений совпадают. Основные переговоры с Россией по этому вопросу ведут США. Германия же не видит необходимости обсуждать в рамках нормандского формата нечто иное, кроме как "прочную миротворческую миссию" и вытекающие из нее конкретные шаги урегулирования. Отсутствие "окна" в графике немецкого министра означают неготовность России. Пока, можно надеяться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 19 лютого, 19:34 Нынешняя ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности протекала под покровом "правительственного формирования" в Германии. Делегаты были вроде бы и не в проблеме немецкой власти, но чутко реагировали на флуктуации указанного "правительственного формирования". Хоть и было предопределено, что конференция происходила "На краю обрыва", но участникам вовсе не грозила опасность свалится в пропость. Участники безмятежно общались, заглядывая друг другу в глаза, и даже не пытались взглянуть подальше, туда, в будущее. Возможно поэтому угрозы согласованно участниками конференции были поделены по местам их (угроз) происхождения. КНДР, РФия-НАТО, Израиль-Иран, РФия-Украина, НАТО-США и пр. Такой подход не позволил участникам конференции системно взгянуть на проблемы мировой безопасности и выделить главные первопричины возникновения мировых угроз. согласен 1 не согласен 2 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно