И НЕ ВЕРХОВНЫЙ, И НЕ МЕСТНЫЙ… КАКИМИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ СТАТУС И ПОЛНОМОЧИЯ ДЕПУТАТОВ ВЕРХОВНОЙ РАДЫ КРЫМА?

13 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 13 декабря-20 декабря 2002г.
Отправить
Отправить

Похоже, что Украина — страна нескончаемых дискуссий. Одиннадцать лет самостоятельности — но до сих пор не ясно, кто есть кто...

Похоже, что Украина — страна нескончаемых дискуссий. Одиннадцать лет самостоятельности — но до сих пор не ясно, кто есть кто. Например, если говорить о Верховной Раде Крыма как автономии, то не стихают споры о том, является ли она парламентом, ведь ее депутаты не принимают законы. В варианте нынешней автономии — ВР Крыма не законодательный орган (!?), но в то же время почему-то не относится и к категории местных органов представительной власти, ибо законы Украины о статусе депутатов местных советов и о выборах депутатов местных советов полностью игнорируют его существование. Третьего (среднего) звена, как известно, нет. Куда же ее отнести, эту Верховную, судя по названию, Раду? И это не единственный пример. Слишком многие законодательные документы Украины и слишком часто органы власти страны оставляют и ВР Крыма, и Совмин автономии как бы между небом и землей, и отсюда все сложности…

Сегодня же ситуация такова, что старый закон о статусе крымских депутатов, определяющий их полномочия, потерял юридическую силу, а новый закон сами крымские депутаты, не обладающие правом законодательной инициативы и лишенные права принимать свои законы, не могут ни внести свой проект в ВР Украины, ни принять свой документ. Возможно, не зря. Ведь у украинского политикума еще свежи в памяти воспоминания о начальном периоде крымской автономии, когда ее президент и ВС творили все, что хотели: переподчиняли себе силовые структуры, вводили свою шкалу времени, решали военные вопросы. Между прочим именно тогда был принят первый закон о статусе крымских депутатов, в соответствии с которым они получили (от самих себя) неограниченные полномочия — от бесплатного проезда на всех видах транспорта до права на ношение оружия и неприкосновенности в самой ее абсолютной форме. Среди других общественных условий и эти факторы не в последнюю очередь привели к всплеску организованной преступности, бесконтрольной «прихватизации», коррупции, конфликтам между органами власти, «захваченными» разными политическими кланами в период с 1992-го по 1997 год.

Но и вообще без статуса крымские депутаты не могут работать, ибо на каждом шагу случаются ситуации, в которых действия и права для них не выписаны. Взять хотя бы элементарное — момент наступления и окончания депутатских полномочий. Когда депутат вступает в свои права: с момента подведения итогов окружной комиссией, с момента принятия присяги, с момента открытия первой сессии, с момента выдачи временного удостоверения или уже депутатской «корочки»? Четкого законодательного ответа нет. А именно на этом, например, основан уже дошедший до суда спор между избранным депутатом ВР Крыма Львом Миримским и вице-спикером Василием Киселевым. Первый утверждает, что уже может приступить к выполнению обязанностей, несмотря на совмещение мандатов ВР Крыма и ВР Украины, а второй категорически против этого, считая, что право на второй мандат не может наступить, пока не сдан первый. Более того, Василий Киселев на пресс-конференции в Симферополе утверждал, что Лев Юльевич не может быть депутатом не только Крымской ВР, но и ВР Украины. Он демонстрировал всем документы, подтверждающие, по его мнению, израильское гражданство Миримского и ответы прокуратуры о том, что расследуется уголовное дело в связи с фальшивым, по его словам, дипломом о высшем образовании. Налицо, говорит он, обман избирателей…

И таких проблем много. Решив, что больше не могут жить без закона о своем статусе, крымские депутаты самостоятельно разработали три законопроекта по данному вопросу, провели на этой неделе депутатские слушания и утверждают, что согласованный со временем документ будет внесен на рассмотрение ВР Украины одним из народных депутатов Украины от Крыма, которые, в отличие от депутатов автономии, обладают правом законодательной инициативы. Сами же депутатские слушания показали, что вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд…

Первый «камень преткновения»: кто может быть депутатом крымской ВР? Гражданин Украины, проживающий в Крыму? Или не обязательно в Крыму? Если не обязательно в Крыму — то гипотетически, как утверждал недавно политолог Александр Форманчук, может возникнуть такая ситуация, когда, по его подсчетам, за 3 миллиона гривен можно будет сформировать всю крымскую ВР из НЕ крымчан. Нормально? Нет. С другой стороны — а почему, собственно, в ВР Крымскую не может быть избран гражданин Украины из другого региона? Так случилось, например, с Василием Хмельницким, избранным и в Крыму и в Мелитополе. Хотя никому достоверно так и не удалось установить, где он проживает — в Крыму, в Запорожской области или в Киеве. Общепризнано, что Крым переживает острейший голод на квалифицированные кадры, в том числе депутатские. Где их брать, если не в других регионах страны? Второе — если обязательно надо проживать в Крыму, то как долго? Одни предлагают пять лет, полагая, что за этот срок можно в достаточной степени изучить проблемы автономии. Но с другой стороны, ценз оседлости на такой довольно длительный срок как бы делает невозможным избрание крымских репатриантов, возвращающихся из депортации, прежде всего крымских татар, активно претендующих на участие в органах власти и эмоционально воспринимающих любые, даже невольные, ограничения их прав. Да и срок в три года не снимает эту проблему. В то же время снятие его вообще, по мнению некоторых депутатов, также недопустимо, поскольку дает право избираться даже тем, кто вчера прописался на полуострове. Таким образом, опять возвращаемся к началу — к гипотетическим трем миллионам… Вопрос так и остался нерешенным…

Казалось бы, чего проще: написать закон, в котором каждый шаг депутатов был бы регламентирован. Но не тут-то было. Дело в том, что закон будут принимать депутаты ВР Украины, а доверия к ним, как показали слушания, у крымских депутатов немного. Сергей Цеков, Олег Родивилов и некоторые другие утверждали, что в Киеве от их статуса и полномочий оставят только рожки да ножки. И речь не только о законопроекте депутата Владимира Клычникова, который предусматривает довольно широкие полномочия — право бесплатного проезда и внеочередного получения проездных документов, штат помощников, правовую и социальную защищенность. Многие в Крыму уверены, что в Киеве с этим не согласятся. Однако по-прежнему пишут, например, и о том, что депутат ВР Крыма не может занимать должность в Совете министров, предполагая таким образом, что и в автономии действует правило разделения властей на законодательную и исполнительную. А ведь есть решение Конституционного суда по этому вопросу. В нем определяется, что ВР Крыма является представительным, а не законодательным органом, а потому практика разделения властей и вытекающие из нее последствия на него не распространяются. Конечно, такой пункт не пройдет, но именно это некоторым в Крыму и нужно: ага, скажут здесь, так вы против нашей самостоятельности, против наших полномочий, а значит и против самой автономии! Но мы же не область! И действительно — не область, но где та грань, которая отличает Крым от области? Нерешенность этого вопроса не только вызывает дискуссии, но и приводит, как видим, к конфликтам…

Следующая проблема: право отзыва уже избранных депутатов. Если следовать принципам демократии, то оно должно быть, но практики такой в Украине нет, да и во всем мире такие случаи если и были, то довольно редко. Выписывая эту норму, крымские депутаты говорили о том, что нет механизма, который мог бы отделить действительную инициативу избирателей по отзыву не справившегося депутата от искусственной ситуации, которую могут создать его конкуренты. Одни утверждали, что инициативную группу по отзыву может создать только собрание избирателей данного округа числом не менее 200, другие — 500. Однако где гарантия, что решить вопрос об отзыве не сможет один большой завод, где все рабочие-избиратели подчиняются своему директору? А он может быть конкурентом уже избранного депутата. «Административный ресурс» у нас, как известно, доведен до совершенства. Словом, будет право на отзыв в любой его форме — неизменно появится и соблазн использовать новую «технологию» борьбы в округах. Чтобы избежать этого, одни предлагают считать решение на голосовании об отзыве принятым, если за него проголосует не менее половины избирателей из списка округа, другие говорили, что это право вообще не нужно. И здесь найти консенсус оказалось невозможно, поэтому решили, что вопрос об отзыве надо вообще убрать из закона, но написать, что отзыв осуществляется согласно отдельному закону, который, возможно, когда-нибудь будет принят, а возможно и не будет. Во всяком случае, действующим депутатам принимать его нет резона, следовательно, перспективы его принятия вообще призрачны.

Некоторые депутаты возвращались к предложениям о профессионализации крымской ВР, однако сразу же встает вопрос о машинах, помощниках, зарплатах, а все это резко раздувает бюджет органов управления, который недавно так рьяно сокращали на 20 процентов. Действительно справедливо утверждение, что бюрократия даже в самом хорошем виде исключительно успешно плодит сама себя и это ее первейший закон…

Ощутив всю сложность, теоретическую и практическую неясность многих вопросов статуса и объема полномочий, некоторые депутаты, например Сергей Цеков, пришли к выводу, что спешить не надо. Подтекст этого предложения состоял в том, что если жить и работать без такого закона, то крымские депутаты смогут на практике объем своих полномочий определять сами в каждом конкретном случае. А если выдвинуть такой законопроект в Киев — там его обрежут по минимуму и тогда крымские депутаты будут поставлены в наиболее жесткие условия. Так думают депутаты. Так ли думают их избиратели? Вряд ли, поскольку рядовой избиратель убежден: власти имеют способность плодиться и «жиреть» при любых условиях, а заботиться о благополучии граждан они склонны в последнюю очередь. В этом они будут солидарны с Киевом, хотя на месте крымских киевские депутаты делали бы то же самое. Пусть избиратели не далеки от истины, но и без закона о статусе тоже нельзя. Сама жизнь подсказывает, что должна быть найдена золотая середина между желанием автономии и ограничениями «метрополии». Но именно ее-то и нет уже больше десяти лет. В том и проблема…

Дать какой-то ответ на эти вопросы или хотя бы обозначить отправные точки в дискуссии могли бы концепции регионального развития, этнонациональных отношений, реформа административной системы в государстве. Но ведь обо всем этом у нас уже много и давно говорят, все это начато, но не закончено. Остается надеяться, что это временно, что это «проблемы роста», что когда-нибудь все встанет на свои места. Когда?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК