«ГОСУДАРЕВО ОКО» В СТРОПТИВОЙ АВТОНОМИИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ В КРЫМУ: ИСТОРИЯ, ЛЮДИ, ПОЛНОМОЧИЯ…

05 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 5 июля-12 июля 2002г.
Отправить
Отправить

На днях первый заместитель главы администрации Президента Олег Демин представил в Симферополе нового представителя Президента...

На днях первый заместитель главы администрации Президента Олег Демин представил в Симферополе нового представителя Президента. Им стал Александр Диденко, который, по его словам, «хорошо знает Крым». Он длительное время работал в центральных партийных и административных органах, «курировал» Крым. «Сочетание работы в Центральном комитете партии Украины (еще в советское время) и в администрации (Президента), где он работает 6 лет, — это тот «золотой капитал», который неоценим при работе постоянного представителя в таком важном регионе, как Крым», — считает Олег Демин. Что же кроется за этим назначением и как меняется роль этой должности в истории Крыма?

Александр Диденко — пятый представитель Президента в истории автономного Крыма. Должность была учреждена первым Президентом страны Леонидом Кравчуком в конце 1992 года как результат недоверия, возникшего между получившей самостоятельность Украиной и получившим самостоятельность автономным, но мешковским Крымом.

Вспомним то время. Леонид Кравчук, поздравивший Юрия Мешкова с избранием первым президентом Крыма, имел вполне обоснованные причины не доверять ему: в бывшем кабинете первого секретаря крымского обкома тот повесил двуглавый герб России и призвал в Крым «московское» правительство Евгения Сабурова (в котором, как теперь известно, были не столько хозяйственники, сколько специалисты спецслужб, и одному из них удалось создать на полуострове целую агентурную сеть, организовать несколько провокационных операций), пытался реформировать все структуры власти для полного переподчинения их себе и выведения из подчинения Киеву. Ему не удалось переподчинить крымский отдел СБУ, но все же удалось назначить своего министра МВД. Шла речь даже о призыве крымских парней только в Черноморский флот (который еще не был разделен) и только в воинские части, дислоцированные на полуострове. Крым кое-кому казался тогда то ли протекторатом Москвы, то ли самостоятельным субъектом «союзного договора» (или СНГ), но не меньше чем равноправной частью «украинско-крымской конфедерации». Всерьез обсуждались варианты отделения Крыма, а следовательно, отключения его Украиной от электросети, водопровода, для чего прорабатывались варианты переброски на крымское побережье с северных морей списанных российских ядерных подводных лодок в качестве электростанций и доставки в Ялту пресной воды военными танкерами. Леониду Кравчуку в том совершенно анархическом правовом поле не оставалось ничего иного, как специальным указом создать в областях и в Крыму главки силовых министерств и Минюста и переподчинить их напрямую Киеву. Для наблюдения за процессами в Крыму он учредил должность своего представителя, а Верховная Рада Украины в конце года приняла первый закон «О представительстве Президента Украины в Республике Крым», который Леонид Кравчук подписал 17 декабря 1992 года.

Первым представителем был назначен бывший председатель правления агрофирмы, а ныне народный депутат Украины (уже два созыва подряд) Валерий Горбатов, который был подвергнут сильнейшему остракизму. В обстановке, когда вполне солидные руководители публично советовали Юрию Мешкову «сделать все, чтобы Украина положила Крым к ногам России за долги», новоиспеченный президент новорожденной автономии публично назвал Валерия Горбатова иудой и советовал «искать дерево с крепкими ветвями». Появление в Крыму представителя самого высокого должностного лица государства обозначало значительное уменьшение власти как президента, так потом и председателя Верховной Рады и главы правительства автономии. В тех условиях, когда еще никто не знал круга обязанностей представителя, не видел проявления его личных качеств, каждый по своему разумению отвечал на вопрос, кто теперь будет реально управлять Крымом?

Казалось, закон Украины 1992 года позволял представителю быть не только «государевым оком», но и «государевым мечом». В самом факте учреждения этой должности крымчане увидели стремление Леонида Кравчука продемонстрировать, кто на самом деле в Крыму хозяин. Уже первая статья закона определяла представительство как «орган государственной исполнительной власти Украины» в отличие от нынешнего закона от 2 марта 2000 года, в котором представительство трактуется уже как «государственный орган, созданный в соответствии с Конституцией Украины… с целью содействия исполнению… полномочий, возложенных на Президента Украины». Обязанности представителя первый закон определял так: «обеспечение проведения в жизнь Конституции и законов Украины», «обеспечение взаимодействия органов государственной исполнительной власти Украины», что трактовалось как «координация правоохранительных органов Украины в Крыму» и, следовательно, давало представителю практически неограниченные возможности для влияния на жизнь автономии. Статья 7 обязывала представителя «представлять Президента страны в отношениях с органами власти», он имел, надо понимать, не право, а обязанность «входить с представлениями по вопросам, которые относятся к ведению Украины, в органы законодательной и исполнительной власти Республики Крым в случае принятия ими актов, которые противоречат Конституции Украины и законам Украины или ущемляют конституционные права и свободы…» и так далее. Но получилось не так. Валерий Горбатов поселился в крепостеподобном особняке через дорогу от областной милиции за высоким забором. Видимо, он выполнял определенную работу, но длительное время никто вообще понятия не имел, что делает представитель Президента и делает ли он что-то вообще…

Сейчас понятно, что, имея огромные потенциальные возможности для управления Крымом, ни один из четырех представителей Президента в Крыму ни разу в полной мере не только не воспользовался правами, но даже не выполнил своих обязанностей по представлению и отстаиванию в Крыму общегосударственных интересов, иначе сегодня (спустя 10 лет после учреждения должности!) не было бы разговора о том, что в Крыму вплоть до последнего времени органами государственной власти принимались незаконные решения. О том, что полномочия представителя совсем не фиктивные, свидетельствует и тот факт, что при вступлении в должность второго представителя Дмитрия Степанюка тогдашний спикер парламента Крыма Супрунюк первым делом уточнил перед ним, что «высшим должностным лицом в автономии, согласно ее Конституции, является председатель Верховной Рады, а не представитель Президента». Но и Дмитрий Степанюк был только «оком государя». За всю историю существования должности представителя Президента статья 7 (так случилось, что и в старом, и в новом законе это статья с одним и тем же номером, однако в новом законе она еще усилена большой статьей 10, пункт «в» которой обязывает органы власти Крыма рассматривать такие представления во внеочередном порядке) о праве представителя опротестовать в Верховной Раде, правительстве автономии, в местных органах власти принятие ими незаконных решений так и не была востребована! До сих пор не применялся и пункт «г» этой статьи закона, который дает право представителю «требовать в случае нарушений Конституции и законов Украины, указов и распоряжений Президента Украины, актов Кабинета министров Украины пояснений от должностных лиц Верховной Рады АРК и Совета министров АРК…» Я думаю, что не одно «должностное лицо» изменилось бы в лице, если бы получило такое «требование пояснения своих решений». Несмотря на то, что Верховная Рада автономии принимала явно незаконные постановления, представители Президента страны как воды в рот набрали — только присутствовали при этом, и широким слоям крымчан не известно, информировали ли они об этом самого Президента. Видимо да, потому что в 1994 году последовала отмена крымской Конституции, ликвидация самой должности Президента, отмена более 40 законов так называемой «Республики Крым». Отныне парламент автономии имел право принимать только «нормативно-правовые акты», но не законы. «Республика Крым» была преобразована в «Автономную Республику Крым», что, впрочем, тоже не стало уроком. Крымчане помнят, что местный парламент после этого стал писать «автономная» с маленькой буквы и принимать документы, которые были озаглавлены так: «Нормативно-правовой акт «Закон автономной Республики Крым «О…». Это была откровенная насмешка над Киевом, но представители Президента терпели, возможно, ограничиваясь только информированием Киева...

Первым, кто «показал зубы» на должности представителя Президента, был Василий Киселев. Позиционируя себя как «лидера антикриминальной оппозиции», он первым в Крыму открыто выступил против методов управления Леонида Грача, ставшего к тому времени спикером парламента, но доказать свою правоту перед Президентом ему, видимо, не удалось, и Грач торжествовал — Президент в угоду спикеру сместил своего представителя, назначив его на придуманную должность заместителя министра АПК по Югу Украины. Тем не менее Киселев в памяти крымчан и сейчас остается как самый активный представитель Президента.

Четвертым представителем Президента стал глава администрации Первомайского района Крыма Анатолий Корнейчук. Представительство при третьем и четвертом представителях (извините за тавтологию) разрослось в крупный, многоотраслевой аналитический аппарат, способный проанализировать, поставить и решить любой вопрос. Анатолий Корнейчук, например, использовал этот потенциал для решения проблемы гражданства депортированных, выполнения указа Президента о реформировании АПК и решения проблемы обеспечения землей крымских татар. В марте 2000 года был принят действующий и ныне закон «О представительстве Президента Украины в АРК», которым полномочия представителя значительно детализировались, как бы округлялись, оговаривались разными обстоятельствами, но все еще оставались — и остаются поныне!— значительными при условии активности и наступательности самого представителя. Однако приходится констатировать, что за всю историю своего существования представительство Президента в Крыму так и не стало настоящим органом власти, наступательно проводящим в Крыму политику главы государства, оно в лучшем случае ограничивалось аналитической, а то и просто информационной работой. И первый, и второй закон о представительстве в полном объеме еще ни разу не применялся…

И вот представителем назначен Александр Диденко, уроженец Винницкой области, выпускник Киевского университета, экономист. А еще — первый из пяти представителей Президента в Крыму «чистый» аппаратчик, а не руководитель хотя бы областного масштаба, как предыдущие. В определенной мере это можно считать проявлением возникшего доверия Киева к новому составу органов власти в Крыму. С другой стороны, Верховная Рада и правительство автономии по-прежнему, естественно, не хотят, чтобы их власть каким-либо образом ограничивалась. Александр Диденко, на глазах которого (как работника администрации Президента, неизменно присутствовавшего на крымских сессиях), Леонид Грач неоднократно принимал решения, противоречащие законам Украины и впоследствии отмененные Конституционным судом, и при этом, видимо, ни разу не посоветовал представителю Президента воспользоваться статьями 7 и 10 «своего» закона, как нельзя лучше подходит для этой роли. Несомненно, серьезный аналитик, умеющий работать с документами и информацией, Александр Диденко будет и дальше оставаться только «государевым оком», что и теперь устраивает всех. Новые люди в руководстве Верховной Рады продемонстрировали не только лояльность Киеву, заявив о том, что «противостояние центра и автономии было неконструктивным и навсегда ушло в прошлое», но и проявили, наконец, доброе стремление гармонизировать отношения центра и автономии. С другой стороны, Сергей Куницын, вновь возвратившись в кресло главы правительства, также заинтересован проявить себя максимально успешно. В этих условиях сравнительно новый человек в руководстве Крыма, каким является Александр Диденко, вряд ли может сравниться с ними по потенциалу. Видимо, наверху решили, что представительство и дальше должно оставаться только «государевым оком» и не больше…

Все так. Но это не значит, что для представителя Президента не осталось поля деятельности. Откровенные антиукраинские публикации в крымских газетах, противостояние в разных областях жизни, «своеобразное» понимание крымскими чиновниками некоторых украинских законов — это и многое другое, по мнению некоторых наблюдателей, граничит с нарушением суверенитета Украины в конкретных сферах. А защита суверенитета, как известно, — прямая обязанность Президента. И его представителя? Или нет? Время покажет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК