Звездное небо Эгера, или Смерть по гороскопу

8 апреля, 2016, 22:01 Распечатать

Когда в спальню герцога Альбрехта фон Валленштейна ворвались убийцы, он отнюдь не удивился. Ему ли, всю жизнь доверявшему звездам больше, чем людям, не знать: планеты выстраиваются в линию — по одну сторону от Солнца Сатурн и Юпитер, а по другую — Меркурий и Венера. Значит, пришло время умереть. Гороскоп предсказал: при таком положении небесных светил Альбрехт должен встретить свою смерть...  

Сени у тела Валленштейна Картина Теодора фон Пилоти, 1855 г.

 

 

 

Когда в спальню герцога Альбрехта фон Валленштейна ворвались убийцы, он отнюдь не удивился. Ему ли, всю жизнь доверявшему звездам больше, чем людям, не знать: планеты выстраиваются в линию — по одну сторону от Солнца Сатурн и Юпитер, а по другую — Меркурий и Венера. Значит, пришло время умереть. Гороскоп предсказал: при таком положении небесных светил Альбрехт должен встретить свою смерть...

События нашего рассказа, которые интриговали и будут интриговать поэтов и историков не одно столетие, произошли поздним вечером 25 февраля 1634 года на крайнем западе Чехии, в городке Эгере (современном Хебе). Незадолго до этого здесь в сопровождении самых верных сторонников появился герцог Альбрехт Венцель Евсевий фон Валленштейн (в Чехии его называют Вальдштейн) — один из наиболее известных полководцев Европы раннего Нового времени.

Всемогущий главнокомандующий армией империи Габсбургов в ходе Тридцатилетней войны (1618–1648) был вынужден искать убежища вблизи позиций шведских войск. 6 ноября 1632 года генералиссимус в битве под Лютценом потерпел свое единственное серьезное поражение. Армия союзников (шведы и саксонцы), несмотря на гибель гениального полководца — короля Швеции Густава II Адольфа — в кровопролитном сражении берет верх. Валленштейн отступает из Саксонии в Чехию и ведет закулисные переговоры с шведским канцлером Акселем Оксеншерной. Крупнейшие гарнизоны императорских войск отказались повиноваться полководцу, который как загнанный волк метался по западной Чехии; ему предстояло сделать последний шаг — примкнуть к шведам, непримиримым врагам империи Габсбургов. С этого часа звезды окончательно отвернулись от Валленштейна.

"Опасность не миновала"

24 января 1634 года тайным указом императора Фердинанда II Габсбурга Валленштейн был смещен с должности и лишен всех земель и титулов. Объявление кого-либо "вне закона" в Империи не давало даже малейших шансов оправдаться. Но он все еще пытался удержаться на властном Олимпе. Грандиозные планы европейского масштаба продолжали волновать мастера закулисных интриг. В течение почти десяти лет он наводил ужас на всю Европу и обладал властью куда большей, чем император Священной Римской империи германской нации.

эгер_3
Альбрехт фон Валленштейн, уникальная гравюра XVII века. Из коллекции автора

Многие исследователи уверены, что генералиссимус решил вести самостоятельную игру на руинах империи, обескровленной разрушительной войной, опираясь на помощь то ли Франции, то ли Швеции — главных врагов Габсбургов и Рима. Во всяком случае, в тайные переговоры со шведами он вступил еще перед сражением под Лютценом — об этом сохранились документальные свидетельства.

Казалось, что непревзойденный шахматный игрок, блестяще просчитывавший многоходовые комбинации — как на европейском театре военных действий, так и на поприще "повышения своего благосостояния" благодаря реквизиции поместий и богатств поверженных врагов, — найдет выход из сложного положения, в котором оказался. Но Валленштейн не знал, что 18 февраля 1634 года император издал еще один секретный указ: уже о его аресте. Исполнители приговора должны были доставить мятежного генералиссимуса в Вену "живым или же мертвым".

…В тот роковой вечер Валленштейн расстался со своим придворным астрологом Баттиста Сени и готовился отойти ко сну. Итальянец несколько часов беседовал с ним, обсуждая расположение планет и звезд; герцог никогда не принимал важных решений без указаний звездочета. Уже прощаясь с Валленштейном, "серый человек", как его за глаза называли солдаты, сказал: "Опасность не миновала..."

Между тем первый акт кровавой драмы уже начался, и в парадной зале замка городка Эгер только что были убиты высшие чины из ближайшего окружения генералиссимуса — фельдмаршал Кристиан фон Илло (Иллов), генерал Адам Эрдман фон Липа, полковник, граф Вильгельм Кински и ротмистр Нойман...

Заговор

Главную роль среди заговорщиков играли комендант крепости шотландец Джон Гордон и его соотечественник майор Уолтер Лесли, а также ирландец Ричард Вальтер Бутлер, присоединившийся со своим полком драгун к Валленштейну несколькими днями раньше.

Они были намерены исполнить секретный приказ императора, надеясь погреть руки на имуществе "изменников". Валленштейн и люди из его окружения (многие были связаны с полководцем родственными узами) обладали несметными богатствами: замками и поместьями в Чехии и Моравии. Британцы — среди заговорщиков были исключительно шотландцы-протестанты и ирландцы-католики — предварительно сняли с караулов преданных полководцу солдат и офицеров и объявили о банкете в честь генералиссимуса. Но последний, сославшись на болезнь, вежливо отказался прибыть в зал для приемов...

Вот как описывает Фридрих Шиллер в своей фундаментальной "Истории Тридцатилетней войны" финальную сцену зловещего банкета: "Не помышляя об опасности, уже нависшей над их головами, гости беспечно предались пиршественным утехам и, наполнив чаши, провозглашали здравицы во славу Валленштейна — уже не императорского слуги, а самодержавного государя. Вино развязало им языки, и Иллов чрезвычайно самоуверенно заявил, что через три дня здесь будет армия, равной которой Валленштейн никогда еще не возглавлял... Среди разговоров приносят десерт, и тут Лесли дает условленный знак занять подъемный мост и забирает ключи от всех ворот замка". Из шкафов столовой выскакивают драгуны Бутлера и набрасываются на гостей. Кински и Терцки были заколоты, даже не успев обнажить оружие. Барон Иллов мужественно принял смерть, сразив перед тем двух драгун. Нойман сумел лишь вырваться из зала, но во внутреннем дворе замка также был заколот.

Заговорщики незамедлительно отправили своих людей за пределы замка, чтобы нейтрализовать сторонников Валленштейна. Покои полководца находились под строжайшим контролем драгун Бутлера. Гордон, Лесли и Бутлер около часа совещались, не решаясь исполнить приказ императора. В конце концов, они решили действовать, но уже чужими руками. Таким образом, два капитана-драгуна, ирландец Вальтер Деверу и шотландец Дионисиус МакДональд, также "вошли в историю". Вместе с шестью солдатами, вооруженными алебардами, кондотьеры направились к покоям Валленштейна, находящимся в доме бургомистра Пахельбеля на главной площади города, носящей сейчас имя гуситского короля Иржи из Подебрада. Лишь верный паж полководца пытался помешать заговорщикам, но был убит.

Разбуженный шумом Валленштейн спокойно стоял у окна на втором этаже дома. Он смотрел, как заговорщики с факелами в руках взламывали двери, но не двинулся с места. И так же спокойно, с надменным выражением лица, выслушал тираду Деверу. Если верить Шиллеру (он использовал источники XVII века) герцог широко распростер руки и принял удар алебардой прямо в грудь. Без малейшего звука и стона генералиссимус упал замертво.

Немецкий историк Вильгельм Фердинанд Арндт писал: "Потому именно, что Валленштейн заблудился в своем высоком духе и в своих предначертаниях, мелкие люди и могли перехитрить и умертвить его. Какие были его планы, насколько они созрели, какая была цель их, не мог ли он склониться столько же на сторону германского отечества и императора Фердинанда, сколько и против них, была ли вся полнота сердца его, до последнего решения, ясна и светла, в созвездиях, для души его — то все сокрыла ночь, узревшая его плавающим в своей крови..."

эгер_4
Подробное описание убийства Валленштейна, с гравюрами. 1630-е гг.

Гороскоп капитана Валленштейна

Гороскоп, который не только предсказал время смерти, но и предрек великую судьбу безвестному капитану императорских войск, был составлен Иоганном Кеплером. С просьбой об этом к выдающемуся немецкому математику и астроному Валленштейн обратился через посредника, известного пражского медика Штромейера в 1608 году.

Вот тогда-то Кеплер и вычислил, что к будущему герою придет смерть во время противостояния Сатурна и Юпитера Меркурию и Венере, то есть в начале марта. Валленштейн был убит
25 февраля 1634 года около 9 часов вечера.

Что еще увидел Кеплер, глядя на звезды? Рассчитав положение между Меркурием и Юпитером в гороскопе капитана, родившегося 24 сентября 1683 года под знаком Весов, ученый написал: "Меркурий находится в точной оппозиции к Юпитеру, что дает мне основание утверждать, что этот господин очень суеверен, что он держит под своей властью громадное количество людей, не простых, а вооруженных, из-за чего его собственная личность попадает в страшнейшую путаницу и вызывает большое смущение. Соотношение Меркурия и Юпитера указывает также на обман и клевету со стороны высокопоставленных лиц, которые должны совершить коварное убийство".

Обратившегося к нему человека Кеплер характеризует как "живого, быстрого, горячего и беспокойного, проявляющего любопытство ко всяческим новшествам, не принимающего общепринятых норм и стандартов поведения, а стремящегося ко всему новому, неизведанному или необычному". Ему присуща "склонность к алхимии, магии и колдовству, способность общения с духами, презрение и равнодушие к человеческим установлениям, условностям и ко всем религиям, потому что все, что предлагает Бог или человек, он подвергает сомнению и презирает". Кеплер весьма точен в описании личности Валленштейна (которого он никогда не видел), хотя в гороскопе не хватает доминирующей для него и тогда еще не открытой планеты Уран, символизирующей беспокойство души и непостоянство судьбы со многими внезапными и неожиданными переменами и трагическими изменениями в жизни человека.

эгер_5
Гороскоп капитана Валленштейна, составленный Иоганном Кеплером

Составленный Кеплером гороскоп Валленштейн всегда носил с собой. Скорее всего, его интересовал не собственный портрет, мало думал он и о смертном часе. Больше всего капитана окрылила фраза: "Такая необычная натура будет способна на большие дела".

"Большие дела"

Валленштейн начал готовиться к великим деяниям уже давно. Во-первых, он, чувствуя, что "первая среди равных" религия начинает контрнаступление, перешел из лютеранства в католичество. Во-вторых, большие дела требовали и больших средств. Через год после составления гороскопа Альбрехт, бедный как церковная мышь и вечно бравший деньги взаймы у богатых родственников, серьезно поправил свое имущественное положение: по наущению патера-иезуита он женился на богатой вдове, Анне-Лукреции фон Ландек, владелице обширных поместий в Моравии. Многие историки и беллетристы пишут о "богатой и пожилой" вдове, но на самом деле Анна-Лукреция была весьма привлекательной особой; она была старше мужа на девять лет и умерла в 40-летнем возрасте. Супруги жили в добре и согласии более пяти лет, несмотря на буйный нрав Альбрехта. В 1614 году Валленштейн стал вдовцом, а еще через пару месяцев получил громадное наследство после смерти дяди Иоанна Кавки. Вот так, несколько неожиданно он становится в один ряд с крупнейшими магнатами Богемии (Чехии) и Моравии — Ружомберками, Славатами, Шликами…

Звезда будущего полководца взошла в 1618 году, когда на его родине вспыхнуло восстание. 23 мая чехи, возмущенные попранием императором свободы вероисповедания, выбросили из окон Пражского замка наместников Фердинанда II Габсбурга — Вилена Славату и Ярослава из Мартиниц. Чиновники отделались легким испугом, так как упали в мусорную яму. Чешский сейм избрал временное правительство — Директорию — и спешно стал формировать армию во главе с графом Йиндржихом Матиашем Турном. Эти события, названные "пражской дефенестрацией" (от латинского fenestra — "окно"), положили начало Тридцатилетней войне. На трон в Праге был избран под именем Фридриха I курфюрст Пфальца Фридрих V — глава Протестантской унии. Валленштейн, чьи родственники были чехами и протестантами, самым активным образом выступил на стороне католиков, сформировав на свои средства кирасирский полк, с его помощью прихватив казну Моравии.

Имперцы-католики нанесли сокрушительное поражение чешско-пфальцской армии при Белой Горе в ноябре 1620 года. Фридрих I, получивший нелестное прозвище "Король на одну зиму" (Winterkonig), бежал из Пражского Града. В Чехии начался террор, свирепые расправы над "еретиками" сопровождались конфискациями земель инсургентов. Как один из самых активных участников подавления восстания, Альбрехт получает громадные поместья. 120 тысяч гектаров земли стали основой его владений — теперь он самый богатый землевладелец Чешского королевства. Уже тогда состояние удачливого кондотьера оценивалось в астрономическую сумму — 30 миллионов гульденов. А впереди у Валленштейна будут новые победы на поле брани (достигнутые, впрочем, более числом, чем умением), множество титулов и пожалование все новых земель. Так, в 1629 году он к титулу герцога Фридланда присоединяет титул владетельного герцога Мекленбургского и "генерала Балтийского и Океанического морей" (сейчас Северное море).

В течение девяти лет Валленштейн был имперским князем и получил право на чеканку монет. Они крайне редки, так как после гибели полководца все выпущенные им монеты объявлялись недействительным платежным средством и подлежали переплавке. На само имя бывшего владетельного князя было наложено табу…

эгер_1
Талер 1632 года. Альбрехт фон Валленштейн, герцог Мекленбурга, Фридланда и Сагана

В 1630 году, в зените славы, Валленштейн отправлен императором в отставку — князья были возмущены поведением "выскочки" и непомерными контрибуциями, которые его армия выколачивала из населения их земель вне зависимости от того, были они протестантами или же нет. Но блестящие победы шведского короля Густава II Адольфа, ставшего на защиту религиозных свобод на немецкой земле, вынудили императора — с большой неохотой — вновь вернуть Валленштейна на службу. Но "второе пришествие" герцога на пост главнокомандующего не принесло ему былых лавров. После поражения последнего кондотьера мировой истории под Лютценом, его ждал трагический финал в замке Эгера.

"Образ дерзновенный"

Фридрих Шиллер в знаменитой драматической поэме "Валленштейн" рисует такой, несколько романтизированный образ полководца и политика:

На мрачном фоне ярко проступает

Знакомый миру образ дерзновенный

С высокомерным замыслом своим.

Да, это он — создатель храбрых ратей,

Бич стольких стран и лагеря кумир,

Империи мятежная опора;

Отважный сын изменчивой фортуны.

Мнения современников об Альбрехте фон Валленштейне весьма противоречивы. Одни видели в нем качества, придающие ему ореол могущества: бесстрашие, решительность, щедрость, умение общаться с подчиненными, толерантность и веротерпимость. По свидетельствам других, генералиссимус был надменным и злобным человеком. По гороскопу Кеплера, он "будет безжалостным, лишенным способности к братской или супружеской любви, никого не любящим, преданным только себе и своим желаниям, суровым по отношению к своим подчиненным, скупым, алчным, вероломным, несправедливым в поступках, обычно молчаливым, часто импульсивным, а также воинственным и бесстрашным".

Некоторые не слишком привлекательные черты характера Валленштейна можно объяснить тем, что в течение долгих лет его мучила болезнь. "Альбрехт из Валленштейна всю жизнь, точнее с 1604 года, когда заразился так называемой венгерской болезнью, страдал недолеченным сифилисом, что в последнее десятилетие его жизни привело к развитию tabes dorsalis — сухотки спинного мозга... Деформации скелета подтверждают исторически общеизвестные затруднения при ходьбе вплоть до неподвижности в последние годы жизни Альбрехта Валленштейна... За физическим недугом последовало вскоре и психическое расстройство, а следовательно, полное разложение личности герцога". Это свидетельство врача Эмануэля Влчека, который провел антропологическое исследование останков Валленштейна в 1975 году (из книги "О недугах сильных мира сего. Властелины мира глазами невролога" чешского писателя-врача Ивана Лесны).

Каким же был этот человек, пользующийся славой почти демонического существа, которому Шиллер дал такую оценку: "Вознесенный честолюбием и честолюбием низвергнутый в прах, при всех своих недостатках большой и удивительный человек, он был бы достоин восхищения, если бы соблюдал меру"? Вопрос остается открытым. Пусть каждый ответит на него по-своему. Но "отважный сын изменчивой фортуны" до сих пор интересен и вызывает споры. По меткому определению академика Дмитрия Затонского, люди такого уровня стоят несколько особняком, и их можно смело назвать "гауризонкарами" — непокоренными горными вершинами. Валленштейну не грозит забвение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно