В поисках "мирного плана": дипломатия времен Украинской революции

6 марта, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 6 марта-13 марта

В 1917–1921 гг. украинцам пришлось бороться за свою независимость не только с оружием в руках, но и на дипломатическом фронте. Эта борьба тоже велась в неравных условиях — как из-за пророссийской позиции крупных европейских государств, так и ввиду отсутствия опыта у большинства наших политиков.

 

В 1917–1921 гг. украинцам пришлось бороться за свою независимость не только с оружием в руках, но и на дипломатическом фронте. Эта борьба тоже велась в неравных условиях — как из-за пророссийской позиции крупных европейских государств, так и ввиду отсутствия опыта у большинства наших политиков.

Первые шаги

Работа по созданию украинской дипломатической службы началась в декабре 1917 г. Падение Временного правительства заставило украинских политиков отложить в сторону лозунги федерации и автономии и заняться налаживанием контактов с иностранными государствами. Поэтому 13 декабря на 8-й сессии Украинской Центральной Рады было объявлено о преобразовании секретариата межнациональных дел в секретариат международных дел, который возглавил 28-летний Александр Шульгин.

Молодому члену правительства не пришлось открывать Украину для Запада. Еще в 1911-м этим начал заниматься Украинский информационный комитет во главе с Романом Залозецким, который должен был пропагандировать в Европе идеи необходимости создать независимую Украину. Комитет развернул в Лозанне (Швейцария) активную информационную деятельность, продолженную (с началом Первой мировой) Союзом освобождения Украины. Немало для популяризации украинского движения в Европе сделал граф Михаил Тышкевич. Во время Первой мировой войны он оказался в Швейцарии и, сотрудничая с Украинским информационным комитетом, издавал французской еженедельник L'Ukraine. М.Тышкевич публиковал статьи об Украине в швейцарской печати и зарубежных газетах, а также использовал личные знакомства среди западных политиков и дипломатов для пропаганды украинского вопроса. Неудивительно, что первое дипломатическое учреждение УНР за рубежом появилось именно в Швейцарии: здесь Украину уже хорошо знали.

мир
Михаил Тышкевич

В декабре 1917 г. Украиной стали интересоваться и государства Антанты, контактировавшие к тому же с украинскими политиками через представителей военных миссий. Франция предложила украинскому правительству финансовую и техническую помощь, а в январе следующего года назначила своего представителя при правительстве УНР — генерала Жоржа Табуи, связного шефа военной миссии в Румынии. Тогда же своего представителя при украинском правительстве назначила и Англия, — им стал генеральный консул в Одессе Джон Пиктон Багге. Государства Антанты были готовы признать УНР и помочь в борьбе с большевиками, но при одном условии — не заключать мир с немцами. Для Центральной Рады это было неприемлемо, ведь в таком случае Украина оказалась бы между двух огней, а большевики времени не теряли. Поэтому еще в декабре 1917 г. новообразованное внешнеполитическое ведомство вступает в переговоры с Центральными державами.

"Гибридная" дипломатия

Украинская делегация прибыла в Брест-Литовск 28 декабря. Сначала переговорный процесс проходил при весьма странных, с точки зрения международного права, обстоятельствах. Ведь
ІІІ Универсал Центральной Рады провозглашал УНР частью несуществующей федеративной России, что никоим образом не давало ей права на самостоятельную внешнюю политику. Лишь необходимость заключить мир и наступление большевиков заставили тогдашний украинский парламент отказаться от автономистских лозунгов и провозгласить независимость в январе 1918 г. Прибыв в Брест, украинские дипломаты обнаружили, что их уже опередили большевики со своим "мирным планом". Поэтому дальнейший переговорный процесс был отмечен отчаянным противоборством между украинской и российской делегациями.

Сначала большевики вместе с делегациями Центральных держав признали представителей УНР полноправной стороной переговоров. Но проводить эти переговоры не спешили, потому что именно тогда советские подразделения под командованием М.Муравьева приближались к Киеву. 18 января нарком иностранных дел Советской России Л.Троцкий предложил сделать паузу на 10 дней и выехал в Петроград. Именно в этот период наступление большевиков на Украину усилилось. И 30 января, через два дня после возобновления переговоров, советская делегация предъявила новый козырь — копию заявления от делегации "рабоче-крестьянского правительства Украинской республики", предложив признать ее представителем от Украины и включить в состав российской делегации. Эта "республика", провозглашенная 25 декабря 1917 г. в Харькове, фактически была клоном УНР, поскольку у нее было такое же название, как и у новообразованного Украинского государства. Главой ее правительства и одновременно участником делегации был Е.Медведев, бывший однопартиец В.Винниченко.

В начале февраля настроение большевистской делегации еще более улучшилось, ведь Киев уже был под контролем их войск. Троцкий сообщил об этом представителям Германии и Австро-Венгрии, стараясь склонить их к мнению, что делегация УНР является представителем правительства без государства, и, значит, разговаривать с ней не о чем. Но их позиция относительно Украины осталась неизменной. Немцы и австрийцы продолжали вести переговоры с украинскими дипломатами, предложив им свой проект мирного договора. Он состоял лишь из трех пунктов, включавших вопросы прекращения состояния войны, установления дипломатических и консульских отношений, а также поставки Украиной миллиона тонн хлеба и других продуктов. Но даже несмотря на критическое положение, в котором оказалась УНР, украинской делегации во главе с Александром Севрюком удалось подписать мир на более выгодных условиях.

В частности, была четко установлена украинско-австрийская граница (повторяла довоенную российско-австрийскую), подробнее определен порядок расчетов за поставки украинских товаров в Австро-Венгрию и Германию. А вопрос о том, что и в каком количестве должна поставить Украина новым союзникам, предстояло решать совместной комиссии. Большое значение имело и соглашение о статусе украинских земель в составе Австро-Венгрии, заключенное отдельно. По этому соглашению Восточная Галичина и Буковина должны были быть объединены в автономный коронный край в составе империи. Но главным достижением был сам факт заключения мира, ведь, согласно ему Украинское государство впервые со времен Гетманщины признали субъектом международного права.

К сожалению, все эти дипломатические успехи были омрачены жестокой реальностью. Еще до подписания мира Центральная Рада вынуждена была обратиться к немецкому и австро-венгерскому правительствам за военной помощью, которая фактически превратилась в оккупацию. Убедившись, что украинское правительство не в состоянии наладить поставки продовольствия и дальше продолжает свои аграрные эксперименты, немецкое командование самостоятельно начало реквизиции. А затем вообще заменило руководство УНР более умеренным гетманом Павлом Скоропадским.

"Где два украинца, там три гетмана"

На рубеже 1918–1919 гг. украинские дипломаты оказались перед новыми вызовами. Поражение Центральных держав в Первой мировой войне лишило опоры правительство Скоропадского, и к власти вернулись украинские социалисты, восстановившие УНР и создавшие свое правительство — Директорию. Ситуация в государстве заставила новую власть искать союзников, поскольку бороться с большевиками (а с лета 1919 г. — с белогвардейцами) своими силами армия УНР была не в состоянии. Для переговоров наши дипломаты решили использовать Парижскую мирную конференцию, которая началась 18 января 1919 г. и должна была подвести итоги Первой мировой войны.

Но с самого начала ситуация сложилась не в пользу Украины. Из-за войны и экономического кризиса делегация не смогла прибыть в Париж своевременно и в полном составе: 20 января во французской столице были только глава миссии Г.Сидоренко и секретарь, остальные же члены прибыли на конференцию лишь в марте. Еще больше мешало украинским представителям отсутствие дипломатического опыта — не только у них, но и у руководства УНР. Об этом свидетельствует хотя бы то, что у Г.Сидоренко на момент приезда не было на руках никакого документа, подтверждавшего право Украины на государственный суверенитет. Лишь 25 февраля (!) украинское правительство подготовило для делегации необходимый пакет документов, среди которых были "акт о границах территории УНР", "акт о мнении правительства о союзе народов" и "акт о принятии на себя обязанностей по выплате частей долга бывшей Российской империи".

К прибытию украинцев организаторы конференции отнеслись прохладно. Франция, имевшая на конференции наибольшее влияние, делала ставку на восстановление независимой Польши и "единой и неделимой" России. Именно эти государства, по мнению французских политиков, должны были стать их союзниками на случай войны с Германией. Несколько иначе отнеслись к украинскому вопросу дипломаты Великобритании и США (в последнем случае свою роль сыграло и обращение представителей украинской диаспоры к президенту В.Вильсону). В вопросе о судьбе Восточной Галичины, за которую весной и летом 1919-го велись бои между польской и украинской армиями, они пытались прийти к какому-либо соглашению между сторонами и прекратить кровопролитие. Предложения о заключении мира и проведении демаркационной линии между Польшей и УНР неоднократно обсуждались во время работы конференции, но так и не были реализованы. А в мае 1919 г. на фронте в Галичине началось наступление польской армии под командованием Юзефа Галлера, остановить которого украинцы уже не смогли. Многочисленные ноты протеста по этому поводу никак не влияли на организаторов конференции. Первоочередной задачей они считали борьбу с большевиками, и Польша в этом вопросе казалась им более надежным союзником. Такие же ожидания западные государства возлагали на белогвардейцев: в мае 1919-го Высший союзный совет признал адмирала А.Колчака "верховным правителем" России.

Не меньше проблем украинским дипломатам создавали… они сами. Среди членов делегации не было дисциплины — каждый хотел быть самым главным и проводил собственную политику. Это не могло обойти внимание иностранцев. Один из благожелательных к Украине французских политиков, депутат Ф.Буйон, писал главе Директории УНР Симону Петлюре, что он и другие приверженцы независимости Украины хотят говорить с одним представителем, а не с несколькими. Что касается польских и российских дипломатических кругов, то лучшего подарка для них и быть не могло: в своих переговорах с Антантой они получали дополнительный аргумент, почему с украинской делегацией не о чем говорить.

В конце сентября 1919 г. делегацию УНР на Парижской конференции возглавил граф Михаил Тышкевич. Он сразу же заявил о себе, дав интервью французским СМИ, которое обошло 30 европейских изданий. В разговоре с прессой граф указал, что главная цель делегации — обретение независимости Украины и борьба с большевизмом, и добавил, что ее правительство готово признать 30% российского долга Франции. Вскоре М.Тышкевич развернул активную дипломатическую деятельность. Он обращался с меморандумами к руководству конференции, проводил частные встречи с европейскими политиками, публиковал материалы во французской печати и бюллетени делегации.

Но интриги в дипломатическом представительстве УНР сводили его усилия на нет. Члены делегации, принадлежавшие к социалистическим партиям, пытались отстранить неудобного для них руководителя и не гнушались в этом никакими средствами. Так, во время поездки М.Тышкевича в Англию А.Галип, Лучицкий и И.Борщак завладели бланками, документацией и печатью представительства и сообщили в дипломатический корпус в Париже, что отныне Украину будут представлять именно они. После того, как эта затея провалилась, делегаты издали брошюру, в которой облили своего руководителя грязью. Много вреда работе делегации наносила и несогласованность представителей Галичины и Поднепроваья: после объединения УНР и ЗУНР механизм работы государственных учреждений так и не был урегулирован. Только в конце 1919-го М.Тышкевич получил от главы Директории УНР С.Петлюры право на единоличное руководство делегацией (до того времени все ее члены имели решающее право голоса). Но было поздно — работа Парижской конференции уже подходила к концу.

Дипломатическое фиаско

Неудачи в переговорах с государствами Антанты заставили украинское руководство искать общий язык с поляками. Другого выхода у украинских дипломатов уже не было: ни белогвардейцы, ни большевики не намеревались признавать УНР. Переговоры с Варшавой окончательно рассорили надднепрянцев с галичанами, ибо означали фактический отказ от борьбы за Восточную Галицию. В ноябре 1919 г. диктатор Западной области УНР Евгений Петрушевич отдал Украинской Галицкой армии приказ переходить на сторону Деникина, а сам выехал в Вену, создав там правительство в эмиграции и начав независимую от УНР дипломатическую деятельность.

Украинско-польские переговоры завершились 22 апреля 1920 г. в Варшаве подписанием политической конвенции, согласно которой Польша признавала Директорию верховной властью УНР. Вопрос границ решался в пользу польской стороны, сохранявшей за собой Восточную Галичину. За два-три дня была подписана и военная конвенция, имевшая весьма неравноправный характер. На территории Польши предполагалось создать лишь три украинские дивизии (15 тыс. чел.), тогда как польская армия насчитывала 100 тыс. Такие неравноправные отношения сохранялись и во время военных действий, когда Юзеф Пилсудский не разрешал увеличивать украинское войско за счет местного населения. В конце концов, это нанесло вред не только УНР, но и польской армии, когда в июне 1920-го советские войска перешли в контрнаступление.

Установить свою власть на польских землях большевикам, как известно, не удалось: польские и украинские подразделения смогли отбить наступление Красной армии и оттеснить ее на восток. Но позиции правительства УНР от этого отнюдь не улучшились. В октябре 1920 г. между Польшей, советской Россией и советской Украиной был подписан прелиминарный (предварительный) мирный договор. На этот раз большевикам удалось использовать делегацию от "рабоче-крестьянского правительства Украины" для дипломатического прикрытия. Что касается правительства УНР, то даже в этой ситуации оно теряло время. Сначала главой украинской делегации был назначен юрист Сергей Шелухин, позже, на полпути в Ригу, где проходили переговоры, его вернули назад в Варшаву (там тогда находилось украинское правительство) для дополнительных консультаций. Но вместо этого его освободили от должности главы делегации и назначили М.Славинского. Однако последний прибыть в польскую столицу не смог, и это на длительное время обезглавило делегацию, так как некому было проводить встречи с польскими членами правительства. Когда же Шелухина все-таки оставили на должности главы делегации и разрешили выехать в Ригу, было поздно: польская сторона уже признала украинское советское правительство. Все протесты против такого переговорного процесса не дали никаких результатов: 18 марта 1921 г. был подписан Рижский мирный договор, надолго похоронивший надежды на восстановление независимости Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • spragly spragly 7 березня, 17:23 До речі, на одній з наступних мирних конференцій Росія так само може видавати уряд ДНР+ЛНР за єдино легітимний уряд України. Якщо москалям удасться дестабілізувати обстановку в Одесі, Харкові та Запоріжжі. Мотивація держав Західної Європи, в першу чергу Франції та Німеччини, схоже не змінилася з 1918 року. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно