"Территория террора": политический терроризм в Российской империи

10 апреля, 2015, 00:00 Распечатать

Реформы 60—70-х гг. ХІХ в. коренным образом изменили Российскую империю. Отмена крепостничества, изменения в местном самоуправлении и судоустройстве породили в обществе надежды на еще большие сдвиги, которым не суждено было сбыться. В революционных кружках, которые начали появляться словно грибы после дождя и со временем получили название народнических, обсуждался один вопрос: как добиться изменений? Одни революционеры пытались вести пропаганду среди населения, другие же сосредоточились на терроре против власть имущих. Последний путь был весьма популярен среди молодежи и надолго превратил Российскую империю в "территорию террора".

 

 

 

Реформы 60—70-х гг. ХІХ в. коренным образом изменили Российскую империю. Отмена крепостничества, изменения в местном самоуправлении и судоустройстве породили в обществе надежды на еще большие сдвиги, которым не суждено было сбыться. 

В революционных кружках, которые начали появляться словно грибы после дождя и со временем получили название народнических, обсуждался один вопрос: как добиться изменений? Одни революционеры пытались вести пропаганду среди населения, другие же сосредоточились на терроре против власть имущих. Последний путь был весьма популярен среди молодежи и надолго превратил Российскую империю в "территорию террора".

Киевские бунтари

В орбите терроризма оказались и украинские земли. Многие наши земляки были членами революционных террористических групп, участвовали в терактах. В 70-х гг. ХІХ в. народнические кружки начали переходить от агитации и пропаганды к более решительным средствам борьбы с режимом, одним из которых революционеры считали террор. Первыми жертвами покушений становились те, на кого падало подозрение в предательстве. Так, в июне 1876 г. члены кружка в Елисаветграде (Кировограде), которым руководил Лейба Розенфельд, предприняли попытку убийства другого народника — Николая Гориновича. Тот входил в организацию "Киевская коммуна" и проходил по так называемому Делу 193-х, когда народников из разных кружков осуждали за агитацию среди населения. Н.Гориновича не осудили, а отпустили на свободу, и он приехал к одному из участников елисаветградского кружка, что вызвало подозрение у других народников. Ему назначили встречу на товарной станции в Одессе, несколько раз ударили металлическим предметом и облили соляной кислотой. Оставив "объяснительную записку" о причине теракта, злоумышленники бежали. Но их жертве все же удалось выжить, и вскоре кружок прекратил свое существование.

В 1878 году теракты начали совершать уже киевские народники из кружка "Южные бунтари" под руководством Валерьяна Осинского. Они пытались заставить власть освободить их побратимов Якова Стефановича, Льва Дейча и Ивана Бохановского, которые были брошены в Лукьяновскую тюрьму за попытку поднять крестьянское восстание в Чигиринском уезде. 23 февраля террористы попытались застрелить помощника киевского губернского прокурора И.Котляревского, когда тот возвращался из театра с братом и женой. Однако на улице уже было темно, а оружием "бунтари" владели скверно, поэтому чиновнику повезло — он остался жив. После этого В.Осинский издал воззвание от лица некоего "Исполнительного комитета", в которой требовал от власти выпустить его побратимов и угрожал убить жандармского офицера Гейкинга. Для большего эффекта руководитель "Южных бунтарей" поставил на документе печать с изображением перекрещенных топора, револьвера и кинжала.

Выполнять его требования жандармы, конечно же, не собирались, а, наоборот, принялись искать террористов. И.Котляревский смог описать только общие приметы нападающих — телосложение, рост и т.п. По ним полиция задержала студента Киевского университета М.Подольского и настоящего террориста Г.Гольденберга, которого потом… отпустила. Народники организовали среди студентов выступления в защиту арестованного, которые переросли в массовые волнения. Подольского в конце концов выпустили из тюрьмы, но около
150 человек заплатили за его освобождения ссылкой в Сибирь. А ректора университета А.Матвеева в апреле 1878 г. выследили неизвестные лица и нанесли ему удар по голове кастетом. В мае того же года террористы выполнили свою угрозу и совершили покушение на Гейкинга: бывший семинарист Г.Попко заколол жандарма кинжалом и убежал.

Борьба между жандармами и террористами набирала обороты. В период с 1878-го по 1882 г. в Киеве состоялись 22 политических процесса (по их количеству Киев обогнал даже российскую столицу, где в суде рассматривалось всего 15 таких дел). В августе 1878 г., после того как суд присяжных в Петербурге оправдал Веру Засулич, которая приехала сюда из Киева и пыталась убить губернатора Ф.Трепова, рассмотрение дел о терактах передали в компетенцию военно-окружных судов. Заседания проходили в закрытом режиме, а в городе принимались усиленные меры безопасности. Например, с 30 апреля до 13 мая 1879 г., когда в Киеве проходили сразу три судебных процесса над террористами, прилегающие к зданию суда улицы окружили войска, а другие районы города патрулировали отряды казаков.

Приговоры судов были суровыми. Так, весной 1879 г. вышеупомянутого В.Осинского и его любовницу С.Лешерн приговорили к расстрелу (последней смертную казнь потом заменили на пожизненную каторгу). Братья Избицкие за вооруженное сопротивление жандармам получили 10 и
15 лет каторги. По требованию Александра ІІ расстрельный приговор заменили виселицей (этот вид наказания применялся к террористам довольно часто, из-за чего к императору приклеилось прозвище "вешатель"). В петле закончил свою жизнь и один из "спонсоров" террористов, черниговский помещик Дмитрий Лизогуб, казненный в августе 1879 г. в Одессе. В свое время он стал для революционеров настоящей "золотой жилой" — его состояние оценивалось в 200 тыс. руб., так что денег он не жалел. На одну лишь организацию убийства шефа жандармов Н.Мезенцева он, по его собственным словам, выделил 3009 рублей.

"Охота" на царя

В 1879 году была создана одна из наиболее многочисленных народнических организаций — "Народная воля", члены которой считали терроризм основной формой борьбы за смену государственного строя. Во главе ее стоял "Исполнительный комитет", где было много уроженцев Украины: А.Желябов, А.Михайлов, С.Перовская, Н.Колодкевич, Г.Гольденберг и другие. Главной жертвой народовольцы избрали Александра ІІ, вынеся ему смертный приговор за казнь Д.Лизогуба, В.Осинского и других народников. В августе группа боевиков "Народной воли" начала подготовку покушения на царя в Украине. Осенью Александр ІІ должен был возвращаться в Петербург после отдыха в Крыму, и путь его поезда лежал по украинским губерниям. Народовольцы планировали взорвать железнодорожный путь вместе с поездом.

В Украину привезли из Петербурга несколько пудов взрывчатки. Террористы готовились "встретить" императора под Одессой, однако он возвращался из Крыма другим путем... В октябре 1879 г. Андрей Желябов приехал в Александровск (Запорожье) и, выдав себя за предпринимателя, попросил местные власти выделить ему участок вблизи железной дороги якобы для строительства кожевенного завода. Его просьба была удовлетворена, и вскоре вместе с группой единомышленников Желябов заложил под рельсы две мины и 32 кг динамита. По расчетам террористов, взрывная волна должна была охватить весь поезд и сбросить его с рельсов. Но в "час Х" — 18 ноября — взрывное устройство не сработало. На следующий день царский поезд был под Москвой. Да и там террористам не повезло: они взорвали… не тот поезд. Оказалось, что порядок движения изменили: сначала пустили поезд с прислугой и багажом, а затем — тот, в котором ехал император. Александр ІІ снова остался невредимым.

терроризм 2
Андрей Желябов, фактический руководитель «Народной воли», один из организаторов покушений на Александра ІІ и София Перовская в суде

А в ноябре 1879 г. на железнодорожном вокзале в Елисаветграде полиция задержала одного из членов организации — Г.Гольденберга. Его слишком тяжелый чемодан, в котором было 1,5 пуда динамита, привлек внимание весовщика, и тот сразу сообщил "кому следует". Установив личность задержанного, жандармы отправили его в Одессу. Г.Гольденберг охотно рассказывал о своих "подвигах", и правоохранители решили сыграть на его честолюбии. Прокурор И.Доброжанский сделал вид, будто сочувствует террористу, и заверил его, что тот навсегда войдет в историю. Это не могло не потешить Г.Гольденберга, а когда жандармы назвали его руководителем "Народной воли" и предложили при его посредничестве заключить мирное соглашение с террористами, показания посыпались из него словно горох из мешка. В течение января—марта 1880 г. он выдал почти всех, кого знал. В апреле террориста перевезли в Петропавловскую крепость, где уже летом он увиделся с одним из своих единомышленников Ароном Зунделевичем. Тот и рассказал ему о последствиях его откровенности со следствием, после чего Гольденберг покончил жизнь самоубийством.

Но, несмотря на потери, "Народная воля" продолжала "охотиться" на царя. В феврале 1880 г. А.Желябову удалось организовать взрыв под столовой императора в Зимнем дворце. Только случай спас Александру ІІ жизнь — он задержался, встречая гостя, принца Гессенского. В марте С.Перовская подготовила покушение на монарха в Одессе, планируя взорвать его возле железнодорожного вокзала, но не успела с подготовкой — царь поехал в Крым раньше, чем обычно.

На теракт в Петербурге власть ответила суровыми судебными приговорами. Так, в феврале 1880 г. Киевский военно-окружной суд приговорил к смертной казни унтер-офицера М.Лозинского и студента Киевского университета И.Розовского только за то, что они распространяли воззвания "Народной воли". Тогда же в Петербурге повесили народовольца И.Млодецкого за попытку покушения на царя и М.Лорис-Меликова, возглавлявшего "Верховную распорядительную комиссию", которая боролась с терроризмом. 24 марта царь приказал генерал-губернаторам приговаривать террористов исключительно к смертной казни. Заменить такие приговоры можно было только по его личной санкции и исключительно пожизненным заключением или пожизненной каторгой.

27 февраля 1881 г. был арестован А.Желябов, который фактически руководил "Народной волей". Поэтому руководить новым покушением взялась его близкая подруга София Перовская. В ночь на 1 марта на конспиративной квартире Н.Кибальчич изготовил четыре бомбы, которые должны были бросить другие народовольцы на тот случай, если не сработает взрывчатка, заложенная на дороге, по которой должен был проехать император. Но он поехал по другой улице, и террористы встретили его на обратном пути. Первым бросил бомбу Н.Рысаков, повредив одну из карет кортежа и ранив охрану и мальчика-прохожего. Террориста быстро задержала толпа, а Александр ІІ, выйдя из кареты, направился к месту теракта. Здесь его поджидал другой "метатель" — И.Гриневицкий, который бросил бомбу прямо под ноги императору. Взрыв стал смертельным для обоих.

Вскоре после убийства императора "Исполнительный комитет" "Народной воли" издал несколько воззваний: к общественности, европейскому обществу и новому монарху Александру ІІІ. В них разъяснялись причины теракта, а в письме к новому царю содержался еще и призыв ввести демократические свободы и сообщалось о намерении организации отойти от терроризма. Но все эти прокламации ничего не изменили. Новый император продолжил аресты народовольцев, а 3 апреля были повешены Желябов, Перовская, Кибальчич и Михайлов. Николая Кибальчича не спас от петли даже разработанный им проект реактивного летательного аппарата, который потом пролежал в архивах несколько десятилетий. Вопреки ожиданиям народовольцев, ни теракт 1 марта, ни казни соратников не вызвали взрыва восстаний или бунтов. Единственное, что всколыхнуло Российскую империю, — это еврейские погромы, вызванные заявлениями в печати и слухами, что убийство Александра ІІ — дело "еврейских рук".

"Звездный час"

С первых дней правления Александра ІІІ начались массовые аресты народовольцев. Царь внес изменения в законодательство, предоставив генерал-губернаторам право объявлять положение особой охраны для наведения порядка на подконтрольных им территориях. Волна терактов понемногу угасала. Но это не означало, что политический терроризм остался в прошлом. В начале ХХ в. появилась еще одна партия, избравшая теракты основным средством борьбы против власти, — социалистов-революционеров (эсеров).

Это название впервые использовали еще члены киевского кружка народников во главе с уже упоминавшимся В.Осинским. В конце ХІХ в. эсерами себя называли члены различных революционных кружков в Киеве, Харькове, Петербурге, Воронеже и других городах Российской империи. В 1901 году они объединились во Всероссийскую партию социалистов-революционеров. Один из ее лидеров, Григорий Гершуни, принялся за создание боевой организации, которая должна была использовать террор против членов правительства. Вместе с народоволкой Екатериной Брешко-Брешковской он объездил много городов, вербуя желающих. Нашлись такие и в Украине — в Киеве, Харькове, Екатеринославе (Днепропетровске). В первые годы ХХ в., по данным историков В.Волковинского и И.Никоновой, глубоко законспирированное террористическое подразделение эсеров насчитывало 10–15 человек. Г.Гершуни, благодаря своему умению убеждать людей и знанию их слабых мест, имел на них неограниченное влияние.

Вскоре эсеры перешли от агитации к практике. Первой их жертвой стал министр внутренних дел Российской империи Д.Сипягин, которого 2 апреля 1902 г. убил бывший студент Киевского университета С.Балмашов. Следующей — харьковский губернатор И.Оболенский, который прославился жестоким подавлением крестьянских восстаний в регионе, устраивая массовые порки розгами. Для этого теракта Гершуни избрал исполнителем екатеринославского рабочего Фому Качуру — дескать, лучше будет, если в губернатора будет стрелять представитель рабочего класса. Но тот промахнулся и был арестован.

"Звездным часом" для террористов стала революция 1905—1907 гг. В ряды эсеров массово пошла молодежь, стремившаяся самоутвердиться. Количество жертв терактов увеличилось. Теперь ими становились не только члены правительства, но и рядовые жандармы и полицейские, мелкие служащие, состоятельные люди, отказывавшиеся финансово помогать революции. В 1905 году бомбы эсеров летели в военные патрули в Екатеринославе, Одессе и других украинских городах. Участились случаи подрыва эшелонов с силовиками и экспроприации (последние приобрели такой размах, что партийное руководство было вынуждено с ними бороться). В целом, по подсчетам историков, за два года революции от терактов погибли около 17 тыс. человек. При этом большинство покушений совершали не боевые организации эсеров, а местные группы. Жертвами террористов часто были представители власти, руководившие подавлением революционных выступлений. Например, в апреле 1906 г. в Екатеринославе члены Украинской боевой группы эсеров убили генерал-губернатора В.Желтоновского, который в свое время жестоко подавил крестьянские волнения в Елисаветградском уезде. В июне того же года в Севастополе матрос Ф.Акимов, действовавший при поддержке местных эсеров, застрелил командующего Черноморского флота Г.Чухнина, отомстив за подавление Севастопольского восстания во главе с лейтенантом П.Шмидтом.

В ответ власть еще больше усилила карательные меры. В августе 1906 г. премьер-министр П.Столыпин утвердил решение о введении военно-окружных судов, которые действовали до апреля 1907-го и вынесли за это время смертные приговоры 683 лицам. В целом, совмещая свою должность с должностью министра внутренних дел, Столыпин подписал около 2 тыс. смертных приговоров, поэтому неудивительно, что и сам стал жертвой теракта.
1 сентября 1911 г. в киевском театре его застрелил присяжный поверенный — анархист Дмитрий Богров, который к тому же был… агентом местной охранки. А через шесть лет в России пал тот режим, представителей которого так беспощадно уничтожали террористы, — правда, не столько из-за революционной агитации, сколько из-за развала экономики вследствие Первой мировой войны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно