С годом Петуха, украинцы!

20 января, 2017, 23:00 Распечатать Выпуск №2, 21 января-27 января

Повальное увлечение восточными календарями, кажется, давно схлынуло, но даже человеку, который не следит за ними, СМИ и соцсети все равно сообщат, что в скором времени, в конце января, на смену года красной огненной Обезьяны придет год не менее красного огненного Петуха. 

Повальное увлечение восточными календарями, кажется, давно схлынуло, но даже человеку, который не следит за ними, СМИ и соцсети все равно сообщат, что в скором времени, в конце января, на смену года красной огненной Обезьяны придет год не менее красного огненного Петуха. 

Несмотря на сомнительность этих календарей, к году Петуха я по ряду причин небезразличен. И еще 12 лет назад написал текст, который прошел полный цикл, но, к сожалению, есть смысл повторить его содержание, поскольку принципиальных изменений с тех пор так и не произошло.

Как и 12 лет назад, снова предлагаю в год Петуха все же обратить внимание на петуха как на нашу сакральную птицу, которая находится в крайне опасном положении. Беда в том, что у петуха давно и едва ли не безвозвратно украли само его название и наложили на него табу. Кто украл? Ну, известно кто. Кто не знает, сейчас узнает. Вот спросите себя, не вызывает ли у вас слово "петух" определенных ассоциаций? Не пышной яркой птицы, которая горделиво похаживает по двору или с высокой ограды вещает о восходе солнца, а загнанного беднягу, который жмется в уголке лагерного барака? И если вызывает, то с каких пор? Думаю, с момента прихода на постсоветские территории "Великой уголовной революции", которая заполнила их блатняком бритоголовых упырей, а эфир — валом омерзительных песен, почему-то названных красивым французским словом "шансон" (хотя носить название эти песни должны были бы "гопса" — т.е. попса гопников). С тех пор (летописцы новейшей истории, наверное, назовут точную дату, я же ориентируюсь на самое начало 1990-х) название хоть и домашней, но воинствующей птицы приобрело обидное значение. И можно предположить, что современный городской мальчишка лет восьми-десяти и не знает, что петух — это тот, кто покрывает курочек-несушек, а отнюдь не человек, которого из-за извращенных прихотей "покрывают" в местах, не столь отдаленных. 

К сожалению, этот унизительный образ пришелся по душе и многим украинцам, которых не заподозришь в любви к уголовной субкультуре. Однако они охотно его используют, когда ведут в соцсетях, СМИ и даже на художественном фронте свою агитационную войну против врага, с которого уже давно спали все маски. Шутки, коллажи, карикатуры, где российский оккупант или его приспешники изображены в виде петухов, чей язык звучит как "ко-ко-ко!", довольно популярны и нередко остроумны. А напрасно — ибо негоже нам переходить на понятийный уровень тех, оторваться от кого — наша жизненная задача.

Цикл назад, в году Петуха 2005-м, мы были окрылены победой над системой, едва ли не посадившей в главное кресло страны человека, который о петухах думал не в пасторально-аграрном, а исключительно барачном контексте. Которому не то что петухи, но даже неосмотрительно подаренные белые лилии "западлом" казались, и он лупцевал этими букетами дарителей по мордам. Но недолго радовались — вскоре "яйцом ударенный" таки занял сначала второе, а затем и первое кресло Украины. И обществу пришлось заплатить очень высокую цену, чтобы восстановить статус-кво. Так что теперь, в новом 2017-м, мы должны сделать значительно больше, тщательно припомнив, чего не сделали в 2005-м. А среди прочего, наконец, раз и навсегда реабилитировать петуха в общественном сознании.

В ходе этой реабилитации каждый украинский подросток пубертатного возраста должен узнать, что петух — это, прежде всего, боевая птица, настолько самодостаточная, что ему даже на солнце начхать ("Мне бы прокукарекать, а там хоть солнце не вставай"). И чтобы самые малые детки знали, что петух — храбрейший герой, который своей саблей прогоняет оккупанта: хоть дерзкую козу-дерезу, хоть хитрую лису из захваченной избушки. Всем мечтателям о евроинтеграции не лишним будет напомнить, что символ Франции — честолюбивый галльский петух (хотя французы об этом, кажется, стали забывать).

А как вам идея использовать изображение петуха при разработке макета большого Государственного Герба? Ведь до сих пор у нас есть только малый. Так, может, пусть щит с тризубом держат не галицкий лев и запорожский казак, а два петуха — чтобы другим регионам соборной Украины не было обидно? Недаром же на одной из первых украинских почтовых марок (отпечатанных в Канаде) красуются красно-черные петушки — потому что продвинутые дизайнеры сразу почувствовали символичность и, не побоюсь патетики, соборность этих птиц, провозглашающих новый день на дворах от волынских хуторов до донбасских поселков…

12 лет назад дизайнерам одежды я предлагал идею — создать новый национальный головной убор, который стал бы альтернативой бандитской фуражке. Что-то такое яркое, с доминированием красного: острый козырек вроде клюва, а "уши" чтобы напоминали петушиную бородку (как она называется, откуда мне, урбанизированному, знать?). Нынешние хипстеры, возможно, и подхватили бы моду, а за ними — и простые граждане. Можно набросать и других предложений. И если через цикл, в следующий год Петуха, обычный украинец перестанет улыбаться при слове "петух", наконец, с облегчением и удовлетворением констатируем: процесс выжимания урки из коллективного сознания успешно завершился.

О сакральной символике петуха читайте также в материале "Обыкновенное чудо — петухи на храмах" (ZN.UA № 21, 11.06.2016).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно