О стране-имитаторе

1 сентября, 2017, 16:18 Распечатать Выпуск №32, 2 сентября-8 сентября

История России хорошо изучена и не содержит ничего загадочного для ученых. 

© pikabu.ru

Ни одному историку или публицисту даже в голову не придет сказать "святая Франция", "святая Германия", "святой Китай" или "святая Бразилия". 

А между тем словосочетание "святая Русь" широко используется уже на протяжении нескольких веков. Этим термином пользуются не только сами русские, но и многие иностранные исследователи, пытаясь объяснить "загадочность русской души". А если учесть, что во французском языке, например, для перевода и "Руси", и "России" употребляется одно и то же слово Russie, отблеск "святости" падает не только на допетровскую Русь, но и на нынешнюю Российскую Федерацию Путина. 

Почему говорят "вечная Россия"? Ведь если даже согласиться с попытками русских присвоить себе наследие Киевской Руси и вести отсчет своей истории не от Московского улуса Золотой Орды, а от Святослава Завоевателя, Владимира Великого и Ярослава Мудрого, то их история насчитывает максимум чуть больше чем тысячу лет. Ну никак не сравнить с насчитывающей 5 тыс. лет историей Китая. Да и ментально-мировозренчески в течение своей сравнительно короткой истории Россия менялась намного глубже, чем тот же Китай с его "вечным" учением Конфуция. Как случилось, что миф о Москве как "третьем Риме", т.е. о России как "законной", единственной или как минимум главной наследнице Римской и Византийской империй, иностранные исследователи анализируют серьезно, а не в качестве примера ничем не обоснованного варварского хвастовства?

На эти вопросы в своей новой книге "Свята Русь" попытался ответить выдающийся французский историк академик Ален Безансон. Французский оригинал книги появился в 2012 г., а украинская версия в замечательном переводе Тараса Марусика увидела свет только что. 

В предыдущей книге "Лихо століття: про комунізм, нацизм та унікальність голокосту" ("Зеркало недели" дважды писало о ней: "О генетическом родстве тоталитарных идеологий". — 12.04.2008, №14; "Ален Безансон: Россия, точнее —Советское государство ответственно за Голодомор". — 05.07.2008, №25) Безансон писал, в частности, о коммунистическом мифе, который не является собственно российским, однако "вышел из России и распространился на всю территорию коммунизма". В рецензируемой книге академик рассматривает коммунистический миф о СССР — "надежде всего прогрессивного человечества" — как реинкарнацию, новейшую форму древнего российского мифа об уникальной и лучшей в мире стране — "святой" Руси.

Каковы же причины столь длительного существования мифа о "святой" Руси?

Два главных вывода, к которым пришел Безансон, анализируя их, найдем в названиях первого и последнего разделов книги — "Ложь" и "Французское легковерие" соответственно. При этом у украинского, например, читателя возникает желание заменить здесь слово "французское" на "западное", поскольку в этом вопросе ситуация во Франции ничем принципиально не отличается от положения дел, скажем, в Италии или Великобритании. 

"Искусство лжи столь же старо, как и сама Россия", — утверждает Безансон, приводя многочисленные свидетельства западноевропейских исследователей этой страны, начиная с XVI в. С тех пор российская "экспортная" ложь о своей стране была доведена до виртуозности. А после краха коммунизма "традиционное для России наслаждение одурачивать иностранцев" является, по мнению французского академика, "еще большим, чем раньше".

Безансон различает два "яруса" этой лжи: логический, т.е. лживое слово, и онтологический, когда "фальсифицируется сама природа с помощью мошеннического хождения между действительностью и псевдодействительностью, что дезориентирует мнение собеседника". Например: иностранцу дают неправдивые цифры экономического роста. Он не верит и исправляет цифру. Это не 10%, а, скажем, четыре. Таким образом, все же, его подсознательно заставляют верить, что экономические идеалы на Востоке и на Западе одни и те же: экономический рост, обогащение, благосостояние. Однако иностранец не видит, что российский экономический проект радикально отличается от западного, и даже если "такой проект существует, то он не экономический в обычном для нас понимании этого слова". Замечательной иллюстрацией этого утверждения может служить ситуация, сложившаяся уже после написания книги "Свята Русь", — настойчивые попытки компании "Газпром" построить газопровод "Северный поток-2" в обход Украины. Западные партнеры обсуждают с российскими контрагентами сроки окупаемости проекта и тому подобное, не понимая, что в этом случае об экономической целесообразности речь не идет вообще. Наивные западноевропейцы просто не способны постичь, что может существовать "крупная энергетическая компания", для которой показатели ее экономической деятельности являются второстепенными по сравнению с какими-то другими целями. "Двойственность ссылок (с одной стороны, на обычную действительность, а с другой — на идеологическую псевдодействительность) является наиболее эффективным средством обмана иностранца, — пишет Безансон. — Ему представляют мэра, журналиста, историка, и иностранец верит, что имеет дело с мэром, журналистом, историком. Если он достаточно смышленый, то не будет верить лжи этих лиц, но при этом не поставит под сомнение то, что функции, которые они выполняют, такие же, как и в его стране. Для него они будут "коллегами": профессором, если это профессор; мэром, если это мэр. Когда он вернется, то расскажет, что разговаривал в Москве со своим "коллегой", у которого такая же должность". А между тем, например, журналистов-международников в западном понимании этого слова в современной России практически нет совсем — ведь главная их задача заключается отнюдь не в полном и объективном информировании своих читателей, слушателей, зрителей, а в промывании их мозгов в духе российского имперского шовинизма.

Безансон подробно анализирует три "кита", на которых, по мнению адептов этой теории, базируется "святость" Руси, — "чистоту православия", "величие души" и "духовность".

Вопрос о православии наиболее деликатный. Лет 300—400 назад практически каждое христианское вероисповедание — и католицизм, и лютеранство, и баптизм, и православие — считало свою и только свою веру истинным христианством, а остальных "братьев во Христе" — не братьями, а еретиками. Однако ныне, в ХХІ в., искреннюю убежденность в своей исключительности и превосходстве над другими христианами сохранили только православные, да и то далеко не все, а лишь адепты Московского патриархата.

Говорить о какой-то особой духовности страны, в которой самый высокий в Европе показатель убийств на 100 тыс. населения, которая занимает 119-е место в мире по уровню коррупции и имеет сотни тысяч детей, лишенных родительской заботы, вообще нет смысла.

История России хорошо изучена и не содержит ничего загадочного для ученых. Тем не менее, западное интеллектуальное сообщество еще до сих пор, формируя свое отношение к этой стране, предпочитает руководствоваться не столько объективным знанием, сколько мифами, считает французский исследователь. 

В конце книги Безансон, предвидя, наверное, в свой адрес упреки в недоброжелательном отношении к России и русским, политкорректно пишет: "Нет никаких причин быть русофилом или русофобом. Я не являюсь ни тем, ни другим". Но с этим утверждением уважаемого академика могу согласиться только в первой его части — относительно русофильства. Потому что анализ русского менталитета, осуществленный, в частности, и французским исследователем в рецензируемой книге, подводит к однозначному выводу: массовое сознание этого народа глубоко поражено имперско-шовинистическим убеждением, что Россия имеет не только "право", но и "обязанность" силой навязывать свою волю и власть сначала соседним, а потом и всем народам Земли — ради какой-то "правды", которая на самом деле является циничной ложью. Потому и гибридная война против Украины и, шире, попытки Москвы разрушить всю систему международного права и безопасности в целом являются следствием не столько подростковых наполеоновских комплексов одного воспитанника питерской подворотни, сколько выражением стремлений и мечтаний массового сознания россиян. 

Слово "русофобия" в дословном переводе с греческого значит "бояться русских". Сам Безансон вполне убедительно доказал, что веские основания если не бояться, то опасаться россиян, т.е. быть русофобами, у людей доброй воли в мире есть. По крайней мере до тех пор, пока россияне не пройдут эффективный процесс деимпериализации массового сознания, подобно денацификации, как это было в Германии во второй половине 40-х прошлого века.

Безансон А. Свята Русь (пер. із франц. Т.Марусика. — К.: ТОВ "Видавництво "Кліо", 2017. — 112 с.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Силин Андрей Силин Андрей 8 вересня, 15:40 Щиро дякую авторові за таку глибоку і цінну інформацію,  яку він доносить до загалу в такій талановитій і лаконічній  формі. Ця стаття дає відповіді на всі-всі питання кожного українця,  який глибоко осмислює сьогодення.  Окрім того, цей матеріал я б рекомендувала поширити не тільки поміж  друзів і знайомих в Україні, але і поміж знайомих з далекого зарубіжжя.  Я думаю, що це той матеріал,який потрібно долучити для розсіювання  проросійського "туману-омани", особливо в країнах Західної Європи і  на офіційному рівні.  Називати речі своїми іменами корисно як на рівні особистому, так і на  рівні держав. Тільки так будується реальний світ - світ без жахливих  маніпуляцій зі сташними наслідками.  З повагою  Наталія согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно