Исповедь маленькой женщины с большой душой

26 апреля, 2013, 17:55 Распечатать Выпуск №16, 26 апреля-17 мая

Эта книга — искренняя и откровенная (а это не одно и то же). Она дает полное представление о той "счастливой" советской эпохе, которая уничтожала личность и глушила голос духа.

Редко встречается автобиографическая книга, которая была бы настолько же глубокой, насколько и простой. Такой, без сомнения, является исповедь Раисы Мороз "Против ветра", изданная в харьковском издательстве "Права человека". Книга правдивая, откровенная, без тени хвастовства. Хотя автору было что поставить себе в заслугу. Произведение разножанровое: приключенческий роман и семейная драма, очерк эпохи, которая крушила все живое, тонкий психологический анализ, галерея известных личностей, которые так или иначе войдут в историю, — Валентин Мороз и Вячеслав Чорновил, Василь Стус и Михайло Горынь, Опанас Заливаха и Алла Горская, Иван Светличный и генерал Петр Григоренко, Людмила Алексеева и Андрей Сахаров...

"Против ветра" — это рассказ простого человека, поднявшегося на огромную высоту, несмотря на все трудности, уготованные ему жизнью. Если в нескольких словах попробовать определить, как же достигла Раиса Мороз таких высот, то следует заметить, что еще с малых лет она имела чистую совесть и любовь к истине. Именно они помогли ей не сбиться с праведного пути, хотя для этого были все основания.

"Судьба наградила мое поколение разными испытаниями, и каждый преодолевал их как мог. Именно благодаря этим испытаниям мне посчастливилось познакомиться с честными и смелыми людьми, которые не побоялись идти против ветра, отстаивая свои взгляды и убеждения в нечеловеческих условиях. Они стали моими друзьями", — пишет Раиса Мороз.

Биография Раисы Мороз начиналась в большом греческом селе на Донетчине. Трудно было представить, что она станет "украинской националисткой". Возможно, первым шагом на пути к этой метаморфозе стал случай, когда шестнадцатилетняя Раиса получала паспорт. Паспортистка (кстати сказать, тоже гречанка) предложила ей поменять национальность. Девушка на миг поколебалась, однако ответила: "Греки мы", — и ее записали гречанкой. "Пусть будет благословенна та минута, когда я не прельстилась и не солгала, поскольку за такие вещи совесть может грызть всю жизнь", — заметила Р.Мороз.

Поступив во Львовский университет, Раиса познакомилась с Валентином Морозом, который был на год старше ее, учился на историческом факультете и жил в том же общежитии. Благодаря ему она стала сознательной украинкой.

Вскоре они поженились, а в начале 1962 года родился сын. Через три года Валентина арестовали. После ареста на Раису Мороз начали давить, чтобы она развелась. Среди "доброжелателей" был также ректор Ивано-Франковского пединститута ("Я считаю, что вам лучше развестись и воспитывать сына самой") и следователи КГБ. Но все напрасно. Раиса Васильевна не только не развелась с мужем, но еще и помогала ему так, как не каждая жена смогла бы это делать.

Тут нужно сказать о личности Валентина Мороза. Без сомнения, это был мужественный, принципиальный человек, движимый любовью к Украине. В конце 1960-х расцвел его публицистический талант. Никогда не забуду впечатления от его "Репортажа из заповедника имени Берии", который прочитал еще школьником. Это был настоящий взрыв. Правдивость, бескомпромиссность, блестящий стиль — от произведения невозможно было оторваться. Конечно, кагебисты, которым в "Заповеднике" досталось на орехи, сделали все, чтобы дерзкий автор не слишком долго гулял на воле.

В 1970-м, через год после освобождения, Мороза снова арестовали. Приговор — шесть лет спецтюрьмы, три года лагерей особо сурового режима, пять лет ссылки с признанием особо опасным рецидивистом. Годы в тюрьме оказались очень тяжелыми. Сначала Валентина посадили вместе с настоящими ворами, один из которых порезал его. А потом перевели в одиночную камеру, где он просидел два года.

Это негативно повлияло на Валентина. Сначала его письма из тюрьмы были длинными и содержательными. "Что не письмо — то множество мыслей на заданную тему: размышления о детской педагогике, философии, критические замечания по поводу прочитанных произведений и т. п., и почти в каждом письме — сказка для сына. Но постепенно ситуация менялась, письма становились каждый раз все сдержаннее и короче", — вспоминала Раиса Васильевна. Словом, мучители в определенной степени достигли своей цели: психическое состояние Валентина Мороза ухудшалось.

Следует сказать, что о нем знали на Западе. Так, во время хоккейных матчей канадских профессионалов и сборной CССР, которые проходили в сентябре 1972 г. в Канаде и Москве, на трибунах за океаном можно было увидеть плакаты "Освободите Мороза!".

Но еще более известным за рубежом Валентин Мороз стал благодаря своей жене. Раиса Васильевна отважилась дать интервью зарубежным корреспондентам. Это был мужественный и весьма опасный шаг. Встречу с журналистами организовала в Москве известная правозащитница Людмила Алексеева, которая, кстати, и через 40 лет не оставила борьбу — теперь уже с путинским режимом.

Для московских правозащитников такое интервью было делом обычным. Но ведь недаром говорили: за что в Москве отрезают мизинец — в Украине отсекают руку. Вот как вспоминает об этом Раиса Васильевна: "Как же страшно было решиться! Я — и западногерманские, американские корреспонденты? Я против КГБ и целого государства? Конечно, я давно была против КГБ и целого государства, но вслух никогда это не декларировала. Я была лишь женой украинского политзаключенного, а здесь надо сжечь за собой все мосты и сказать свое слово. Что же будет со мной, с моим сыном? Все эти мысли вихрем пролетели в моей голове, но в глубине души я уже знала, что не откажусь. Надо было привыкнуть к этой мысли и преодолеть страх, чтобы потом всю жизнь не укорять себя, что была возможность помочь, а я не помогла".

Эти интервью, которых потом было не одно и не два, помогли ее мужу. На Западе к нему проявили особое внимание. Но чего это стоило бедной женщине с сыном-школьником на руках...

Резкий поворот в судьбе Морозов произошел в 1979 г. Ночью с 27 на 28 апреля в нью-йоркском аэропорту им. Кеннеди представители советской власти обменяли пятерых политзаключенных — Валентина Мороза, а также А.Гинзбурга, Г.Винса, М.Дымшица и Э.Кузнецова — на советских граждан Черняева и Энгера, бывших служащих ООН, осужденных в США на большие сроки по обвинению в шпионаже. Что же касается Мороза, то ему помог Збигнев Бжезинский, который настаивал, чтобы среди пятерых "политических" обязательно был украинец.

После отъезда в Америку испытания для Раисы Васильевны не закончились. К сожалению, публицистический талант Мороза так и не смог расцвести в условиях свободы слова. Да и в остальном ему было нелегко. "Сегодня существует психологическая служба адаптации людей, травмированных концлагерями. До сих пор они имеют дело с жертвами Освенцима. Но никто никогда не занимался тяжелейшими случаями среди миллионов жертв советских концлагерей, где система разрушения личности была поставлена на конвейер... После этого не нашлось ни терапевта, ни психотерапевта, ни доброго батюшки, чтобы спросить: "Что у тебя болит и почему ты стреляешь глазами?" Зато нашлось немало простаков, которые развернули перед "выпущенным на свободу" "ковер-самолет чудесный", не подумав, что ставят человека перед всеми соблазнами сразу! А Валентину Морозу предложили еще и "по высшему разряду", — пишет Евгений Сверстюк, многолетний узник совести. И добавляет: "По моему скромному мнению, зеку лучше всего подошел бы монастырский карантин..."

За океаном судьбы супругов разошлись. Собственно, брак давно уже дал трещину. Но Раиса Васильевна считала для себя невозможным оставить мужа в беде. В Америке последней каплей стало его категоричное возражение против того, чтобы она пошла на встречу с Бжезинским, куда также была приглашена...

Судьба подарила Раисе Мороз десять счастливых лет в браке со вторым мужем — Григорием Куксой. После неспокойного во всех отношениях первого брака это был настоящий подарок. "Григория мне послали Небеса. В награду за все, что пришлось пережить. Когда меня спрашивали, каково мне с ним, я говорила в шутку: как варенику в масле", — пишет Раиса. К сожалению, через десять лет Григорий Кукса умер. В книге отдельным эпизодом представлены его воспоминания о Голодоморе и раскулачивании 1930-х годов, когда он еще ребенком жил в Украине.

За рубежом Раиса Мороз нашла себя в творчестве. Она была счастлива знакомству и сотрудничеству в "Сучасності" с Юрием Шевелевым. Делала репортажи для радиостанции "Голос Америки" и Международного радио Канады.

Эта книга — искренняя и откровенная (а это не одно и то же). Она дает полное представление о той "счастливой" советской эпохе, которая уничтожала личность и глушила голос духа. Некоторые страницы просто страшно читать. А как она, маленькая женщина, все это пережила! Эта история своего времени занимает почетное место среди автобиографических книг диссидентов — таких, например, как "Опасные мысли" Юрия Орлова. К сожалению, среди украинских диссидентов подобных воспоминаний все еще не хватает. И воистину уникальным является рассказ именно жены диссидента.

Можно присоединиться к голосам, которые советуют перевести книгу на другие языки, в частности на русский и английский, сделать фильм на ее основе. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно