Это нужно живым

14 ноября, 2014, 22:03 Распечатать

Нам же не надо ничего выдумывать. Нужно лишь помнить и показать: вот они, наши герои. Они были всегда — те, для кого Украина превыше всего. Обычные люди, которые в тяжелую для родной земли годину отдали за нее свою жизнь.

Об амнезии мы узнали из зарубежных телесериалов. Не догадываясь даже, что у нас амнезия уже давно. У целого народа, который жил себе, десятилетиями не подозревая о потере собственной памяти. Потому что его память кремлевские идеологи — через кино, СМИ, учебники, книги — настойчиво формировали из нужных им пазлов, а все лишнее вычищали и уничтожали — будто и не было. А если и было, то лучше его спрятать в самые глубокие закоулки, стыдиться, бояться и не вспоминать, и главное — молчать как могила, — до смерти.

Слава Богу, что рано или поздно все тайное становится явным.

Когда где-то в 1996-м редакцию Летичевской районной газеты посетил Алексей Могильный, весьма известный в районе человек, работавший на различных руководящих должностях, журналист Владимир Борисов и понятия не имел, что тема, с которой пришел посетитель, увлечет его на многие годы. А рассказал Могильный о том, о чем никто никогда в районе не говорил: в годы Второй мировой войны на территории Летичевской округи действовало разветвленное оуновское подполье; входила в него и его родня. Весной 1943 г. начались аресты. Подпольщиками из Летичевщины была переполнена Староконстантиновская тюрьма. Среди арестантов были мама маленького Алексея — Евгения Григорьевна и двое ее родных братьев — Яков и Андрей Заверухи. Им и носил Алексей передачи, преодолевая пешком туда и назад почти полторы сотни километров. Маму со временем отпустили, Андрея вывезли в Германию, Якова, лейтенанта Красной армии, чудом выбравшегося в 1941-м из немецкого плена после Киевского котла, расстреляли, а тело бросили в яму с нечистотами.

И не один он тогда погиб. И после войны, не дай Бог было упомянуть, хотя бы словом, о героическом сопротивлении родных и земляков оккупантам. Националисты — значит враги советской власти. Хотя люди же все знали. И дети знали. И, играя на улице в войну, не принимали к себе ровесников из этих семей: ведь они же не "наши" и не "немцы" — они предатели, "бандеровцы". Проклятые, заклейменные позором.

"Они не стреляли в спину освободителям" — так называлась статья, ставшая для В.Борисова началом поисков и открытий истинной истории нашего народа. Сегодня общеизвестно: украинские националисты восприняли вторжение немецкой армии в СССР как шанс построить независимое Украинское государство. Поэтому провод ОУН (Бандеры) сформировал четыре походные группы — для соответствующей разъяснительной работы с населением, общественной и культурнической деятельности, формирования подпольных ячеек для вооруженной борьбы, антинемецкой и антибольшевистской пропаганды на территории Украины. В июле 1941 г. в оккупированный немцами Летичев прибыло одно из подразделений походной группы "Юг" под командованием полковника М.Чарторыского. Позже в книге "От Сяна до Крыма" он писал: "Из Летичева я разослал друзей по близлежащим селам и городкам — Розсоха, Константинов, Хмельник, Волковинец, Казачки, Меджибож, Лысогорка…".

Непосредственный участник тех событий в селе Сахны, а позже узник сталинских лагерей, краевед и фольклорист В.Вовкодав вспоминал о сельском сходе в июле 1941-го, организованном приезжими оуновцами Зубенко и Казируком. "В Германии хорошо жить немцам, а нам надо строить свое государство, где будет хорошо жить украинцам", — сказали они людям. Тут же избрали старостой села авторитетного крестьянина. И установили три березовых креста борцам за независимую Украину 1918–1925 гг.: атаману Якову Орлу-Гальчевскому и его соратникам — Филиппу Иванову и Михаилу Топоривскому.

В Летичеве тогда же начали действовать окружной и районный проводы ОУН. Создали широкую сеть антинацистского подполья. Сначала подпольщики распространяли листовки. "Земляки! — обращались они в одной из первых листовок. — Гитлеровский режим оказался не лучше, чем сталинско-коммунистические порядки. Солдаты чужой армии на своих штыках никогда не принесут счастья… они будут убивать и вывозить награбленное и новых рабов с нашей земли… Счастливую жизнь каждого из нас можно построить только в независимом от Москвы и Берлина Украинском государстве!". Позже, когда оккупационный режим в полной мере проявил свою жестокость, призывы в листовках стали суровее: "Уничтожайте немецких палачей! Саботируйте их преступные приказы! Становитесь в ряды борцов за свободную и независимую Украину!".

С лета-осени 1942 г. началась вооруженная диверсионная борьба. Подпольщики разгромили полицейские управы в Летичеве и Вербке, нападали на полицейские участки, уничтожали живую силу и технику на шоссе Летичев—Винница, повреждали линии связи. В начале 1943-го генеральный комиссар округи Волынь—Подолье Г.Шене сообщал в Берлин: "Украинское движение сопротивления чрезвычайно усилило борьбу почти по всей округе. Оно проявилось и в таких, до сих пор спокойных, местах, как Проскуров (ныне Хмельницкий. — С.К.), Летичев, Ярмолинцы. ... Украинские националисты наносят больше вреда, чем советские банды…". Именно тогда утверждал в письме к министру "восточных земель рейха" А.Розенбергу гауляйтер Э.Кох: "У украинских националистических банд на территории генеральной округи Волынь—Подолье строгое и умелое руководство, и они поражающе хорошо вооружены. Они нападают на объекты, важные для эксплуатации и снабжения фронта, а также на железную дорогу, мосты, элеваторы".

Весной 1943 г. немцы выследили и начали арестовывать подпольщиков Летичевщины. Почувствовав опасность, окружной проводник ОУН Зубенко (или, может, Дзюбенко? Василий или Николай — тоже неизвестно; известен только псевдоним — Холодный), легально работавший секретарем районной полиции и заведовавший рагсом, стал пробираться на Винниччину. По пути остановился передохнуть в селе Белецкое, у директора школы Лятавского, которого знал как симпатика ОУН. Тот радушно принял проводника, положил отдохнуть в школьной шопе (навесе на опорах), а сам пошел в жандармерию. Сорок карателей окружили шопу. Четыре часа продолжался неравный бой. Фашисты подожгли шопу. Сквозь треск огня послышалось: "Слава Украине!" — и прозвучал последний выстрел.

Немцы закопали труп тут же, на пожарище. Сровняли могилу с землей. Но весть о геройской смерти подпольщика разошлась по краю. А местная жительница Надежда Гевак до конца своей жизни ухаживала за безымянной могилкой возле школьного рва — не признаваясь, кто в ней похоронен. Лишь 18 августа 2001 г. прах героя перенесли в центр села и похоронили рядом с могилой красноармейцев, погибших в 1944-м, освобождая Белецкое.

Не всем побратимам Холодного посчастливилось хоть и со временем покоиться в родной земле как героям. Хотя многие из них погибли. При попытке сопротивления во время ареста, как Александр Слободчан из Горбасова и Горновой из Ивонинец. От нечеловеческих пыток в Староконстантиновской тюрьме, как Елена Матвеева и бесстрашные Оксана, и еще одна неизвестная девушка из походной группы "Юг". Затравленные собаками, как Володя Лучков из Ставницы, у которого от пыток повыпадали глаза. Как Иван Сабодан (дядя будущего митрополита Владимира), с которого живьем сдирали кожу. Как Александр Чекирда из Староконстантинова, которого на глазах у матери загрызли овчарки. Там же были расстреляны гестаповцами П.Гирчак, З.Дядык, С.Котик, Маяковский, К.Рудый, П.Садовский, Г.Свистун из Требуховцов, С.Гарбаренко из Залетичевки, Т.Дудник из Лысогорки, П.Пантелеймонов из Пархомовцов, П.Транчук и И.Яворский из Головчинцев, Л.Бучик, В.Мазур, И.Очковский из Летичева, О.Коваль, Демчишин, И.Бегеба, М.Бегеба, Г.Чорнолуцкий, И.Замрачило, Г.Романишин,
Ф.Мрук, И.Прокопов, Г.Гасюк, Ф.Савчук из Копачовки Деражнянского района, другие подпольщики. Некоторых отправили в концлагеря или на каторжные работы в Германию. Нескольким счастливцам удалось убежать. Но после освобождения края от немецкой оккупации преследовать их начали энкаведисты. За связь с членами ОУН руководителя окружного отдела образования во время оккупации П.Супруна и "служителей культа" В.Борищука и М.Капкана в мае 1945 г. приговорили к 10 годам концлагерей и пяти годам поражения в правах — "за измену Родине". С конфискацией имущества. Имущества у главного просвещенца было: "Стул — одна штука. Кровать железная — одна штука. Стол деревянный — одна штука".

Краевед В.Борисов установил фамилии 67 подпольщиков-националистов из Летичевской округи. Сколько их было на самом деле, трудно сказать. Ведь существовали подпольные группы, признаваемые советскими историками как комсомольско-партийные. Хотя на самом деле, считают современные исследователи, определить идеологическую направленность подпольщиков иногда непросто — ведь их деятельность тесно переплеталась. Да и в годы военного трудного времени не об этом они думали, а боролись с врагом. А вот после победы над ним одни были официально признаны и почтены, а другие — сознательно унижены и забыты.

Нам же не надо ничего выдумывать. Нужно лишь помнить и показать: вот они, наши герои. Они были всегда — те, для кого Украина превыше всего. Обычные люди, которые в тяжелую для родной земли годину отдали за нее свою жизнь. Чтобы она была свободной. Принадлежала своему народу.

Лишне и говорить, что государство Украина должно воскресить их имена, назвать ими школы, улицы, открыть мемориальные доски, создать музеи, написать книги. Обязано это сделать. Не только усилиями краеведов-энтузиастов, но и на государственном уровне. Восстановить историческую справедливость и подтвердить то, во что верит сегодня вся страна: Герои не умирают…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно