"Это даже не Фолкленды, это гораздо сложнее..."

30 января, 2015, 00:00 Распечатать

Учить и знать историю — один из главных принципов современной системы образования в Соединенном Королевстве. Это даже своего рода интеллектуальный шик. Эта требовательная "госпожа" отсортировывает правду и истину на полочку памяти, а фальшь, пропаганду и манипуляцию — на полочку забытья.  

 

Думаете, речь идет о географии? Нет, в этот раз об истории, вернее — о ее преподавании в Великобритании. Обычная школьная дисциплина в силах вызвать не только волну воспоминаний (что вполне естественно), но и целую бурю эмоций в академической и образовательной среде.

Учить и знать историю — один из главных принципов современной системы образования в Соединенном Королевстве. Это даже своего рода интеллектуальный шик. В вагоне лондонского метро не раз обращала внимание на людей, которые читали не свежую газету или карманного формата детективчик, а толстую "Историю современной Британии" — популярную книгу, написанную недавно известным английским журналистом Эндрю Марром.

История должна нести правду — таков принцип преподавания ее в школах Англии, Шотландии и Уэльса. Эта требовательная "госпожа" сортирует правду и истину на полочку памяти, а фальшь, пропаганду и манипуляцию — на полочку забытья. Отбор настолько жесткий и бескомпромиссный, что в школьном учебнике по истории сегодня упоминается лишь один британский политический деятель за последние полвека — сэр Уинстон Черчилль, до сих пор остающийся самым популярным и уважаемым на Альбионе.

Итак, давайте отправимся в путешествие по старинным крепостям, кафедральным соборам, средневековым замкам и современным школьным классам.

Страна-музей

История в Соединенном Королевстве не воспринимается как нечто очень далекое — сегодня атрибуты разных эпох можно увидеть воочию, прикоснуться к ним, почувствовать их запах.

Во дворце Генриха VІІІ Хэмптон-Корт стоят кресла, на которых он сидел; на просторной кухне та же посуда (металлические тарелки, чаши для вина), в которой готовили блюда и подавали их еще 500 лет назад. Замок Хивер — родовое поместье его второй жены Анны Болейн — до сих пор украшен иконами того времени и резными скамьями. А в резиденции Вэлмор, где доживал свои дни герцог Веллингтон, победивший Наполеона в битве при Ватерлоо, в уголке рабочего кабинета совсем мирно стоят начищенные до блеска двухсотлетние сапоги.

Легенда о короле Макбете до сих пор живет в замке Гламис в Шотландии. А тысячи посетителей каждый год приходят на руины Гастингса (после взятия его Вильгельмом-Завоевателем в 1066 г.), кафедральный собор в Илы (в нем богослужения ведутся уже тринадцать столетий кряду) или дом неподалеку от Кембриджа, в котором жила большая семья Оливера Кромвеля.

Здание английского парламента хранит особую энергетику еще с
ХІІІ века, а Вестминстерское аббатство стало настоящим пантеоном: здесь похоронены Елизавета І рядом со своей вечной соперницей Марией Стюарт, а еще — Дарвин, Ньютон, Гендель, Чосер, Диккенс...

Британия — страна традиций: в политике, военном деле, научных исследованиях, музыке или даже кулинарии. Уважительное отношение к прошлому — национальная черта. Практически все, что в этой стране считалось мало-мальски важным, прогрессивным, поучительным (в том числе и неудачный опыт), сохраняется, архивируется, потому как, скорее всего, к нему обязательно еще не раз будут возвращаться.

Неудивительно, что историю в Королевстве изучают не только дети в школе, но и взрослые на протяжении всей жизни. Изучать и анализировать историю модно, это обязательный интеллектуальный компонент современного британца.

Уроки прошлого подчас становятся добрым советчиком даже спустя столетия. Например, именно детальное изучение У.Черчиллем документов о событиях начала ХVІІІ в. в Европе и битвы при Блэнэме (которую выиграл его прапрадед герцог Мальборо І) придало политику уверенности в своем предвидении поведения Гитлера в конце 30-х годов
ХХ века: он нападет. И это было в то время, когда представители политической элиты Британии и Германии по-дружески допоздна засиживалась за сигарой и виски в клубах лондонского района Мэйфер, а германский посол Иоахим фон Риббентроп был частым гостем в Букингемском дворце. Более того, как со временем выяснилось, он уже тогда принял для себя решение, что после покорения Альбиона непременно поселится в одном из красивейших мест Британии — на сказочном острове Сент Майклз в Корнуолле. 

Историю британцы реально применяют в общественно-политической жизни; нередко этот "учебник" позволяет понять, что же может произойти в результате принятия каких-либо решений — прецедентов полно практически на все случаи жизни.

"Контроль за современностью (и за будущим) в значительной степени зависит от контроля за прошлым", — говорил в свое время читателям Джордж Оруэлл, автор книги "1984", в которой он изобразил тоталитарное общество.

Информированность о различных событиях в истории народа позволяет увидеть значительно большую картину, и в этом помогают старые газеты, дневники, письма, фотографии, различные археологические находки.

В Королевстве действуют фонды, занимающиеся сохранением исторических мест и поддержанием их в надлежащем состоянии: "Английское наследие", "Национальный траст". Дома оборудованы характерными круглыми синими табличками: здесь жил и работал известный государственный деятель, политик, ученый, музыкант, писатель и др.

Несколько лет назад группа киевских историков и журналистов обратилась к свои британским коллегам с предложением начать совместный проект на тему Крымской войны. И все было бы нормально, если бы не одна фраза в самом начале их письма: мол, поскольку у вас только что поменялась власть (новым премьер-министром стал Дэвид Кэмерон), то, возможно, откроются новые перспективы в более глубоком изучении и освещении определенных исторических событий. Полдесятка британских историков, ознакомившихся с нашими предложениями, только пожимали плечами — в их стране не происходит переоценка истории с каждым новым премьером, не меняются акценты в школьных учебниках, не произносят шепотом определенные фамилии и не снимают со стен портреты предыдущих деятелей в угоду новым лидерам.

История с женами монархов

...Оседлав лошадь, Генрих VІІІ мчался лесами и лугами к той, из-за которой потерял покой и которая на долгие годы изменит всю историю его государства. По просторам Кента он мчится к Анне Болейн. Именно кокетливая Анна вскоре заменит его рассудительную первую жену Екатерину Арагонскую. Правда, потом будут жены еще и еще; жизнь остановит его только на шестом браке... И несмотря на то, что все эти события произошли более 500 лет назад, сегодня английский старшеклассник легко назовет причину прекращения отношений Генриха с каждой из жен. В чем секрет? Историки изобрели для этой ситуации своего рода формулу: "развелся — казнил — умерла; развелся — казнил — пережила" (в англоязычном варианте это звучит в рифму). Вот так формулируются эти лирическо-безголовые времена...

Концепция преподавания истории в английской школе, заявил недавний министр образования Майк Гоув, состоит в том, чтобы дети могли понять логику многочисленных событий, их влияние на Британию, равно как и влияние британских событий на мировые, а не только в усвоении хронологии дат и событий. И на более важные из них нужно смотреть сквозь призму истории: "думай в историческом смысле" — такую стратегию предлагают сегодня школьникам.

— Цель пересмотра учебной программы-2014 заключалась также и в том, чтобы дети, наряду с возможностью получить крепкие знания по истории и другим дисциплинам, научились развивать собственное понимание происходящего, — комментирует Леона Смит из Минобразования Соединенного Королевства. — К тому же, дети из менее зажиточных семей наравне с более зажиточными имеют право доступа к интеллектуальному наследию — знать обо всех важных событиях в истории, овладеть основами точных наук, географии, принципами построения окружающей среды и др. 

Это уже не первая за последние 50 лет попытка усовершенствовать преподавание истории в школах. Когда премьер-министр М.Тэтчер в конце 70-х пришла к власти, восприятие страны в мире было совсем не розовым, а слово "империя" считалось почти ругательством. "Больной человек Европы" — так называли в те годы Британию. "Доктор" Тэтчер предложила следующий рецепт оздоровления страны: допущенные прежними правительствами ошибки исправлять правдой, расстройства — гармонией, сомнения — верой, а отчаяние — надеждой. Правительство консерваторов, по существу, расконсервировало тогда "старую добрую Англию" и положило начало довольно-таки радикальным переменам. Именно тогда в элегантную леди Мэгги полетели первые камни тысяч шахтерских демонстрантов из Уэльса — она избавилась практически от всех убыточных шахт. В начале 80-х, повязавшись плотной шелковой косынкой, Железная леди приветствовала из люка танка своих воинов, провожая их в поход отвоевывать британскую территорию на Фолклендах — далеких островах в южной Атлантике, которые Аргентина считала своими.

В отрасли образования правительство М.Тэтчер (в свое время она занимала пост министра образования) обратилось к ученым и учителям-историкам с просьбой улучшить преподавание истории в школах. Однако такой горячей дискуссии не ожидала даже Железная леди: учителя истории стали на защиту чести своей профессии, категорически отвергнув навязывание общей учебной программы, усматривая в этом угрозу "промывания мозгов".

Легче было воевать на Фолклендах, чем иметь дело с историками, говорила М.Тэтчер. Противостояние с учителями истории по вопросу содержания общенациональной программы оказалось, по ее словам, "самым трудным во всей карьере"!

И компромисс в конечном итоге был достигнут: учителя согласились на государственную программу с тем условием, что они могут расширять список тем для изучения, дабы не допустить упрощенного изложения событий в истории страны.

Лондонские школы и их украинские ученики 

Ознакомиться с преподаванием истории я пришла в школу для девочек Сион-Меннинг (Западный Лондон). Учительница истории мисс Лэнгстоун (именно так обращаются к ней ученики — А.В.) пригласила меня в свой класс — большой, светлый, с экраном на всю доску; справа от доски — компьютер, с которого выводится на экран вся необходимая учащимся информация.

Хейди Лэнгстоун — не британка, она приехала работать сюда из Австралии. Лондон — город космополитичный, тут, кроме англичан, шотландцев и валлийцев, живут представители десятков народностей: французы, немцы, итальянцы, россияне, поляки, китайцы, филиппинцы, бразильцы, арабы, турки, а из бывших британских колоний — индусы, австралийцы, пакистанцы, африканцы, ямайцы. Всех не перечесть. Насколько же корректным должен быть учитель истории, чтобы не обидеть национальные чувства представителей всех этих народов и рас!

— Мы довольно осторожны в своих оценках и высказываниях во время урока, — подчеркивает мисс Лэнгстоун, — ведь можно глубоко задеть чувства детей и их семей. На уроке я нередко предлагаю ученикам представить себя в какой-либо исторической эпохе и попытаться принять определенное решение. За этим перевоплощением очень интересно наблюдать, ведь реакция детей бывает такой же разной, как и их решения — в подобные моменты они не столь однозначны и категоричны.

— Мисс Лэнгстоун, какие требования сегодня к учителю-историку?

— Он должен объяснить тему так, чтобы ученики сами могли ее не только хорошо понять, но и связать с другими событиями того времени. К тому же, все должно быть очень корректно. Потому что если что-нибудь переиначишь или не совсем точно расставишь акценты, рассказывая о каком-то народе, его представитель может встать из-за парты и прямо спросить: "А какое вы имеете право перевирать историю моего народа? Кто вы такая?" И будет прав.

Кроме того, во время урока, предоставляя много различного материала, мы подводим ребенка к его собственному выводу, что же было плохо, а что хорошо.

— Достаточно ли учителю объяснить тему, как в учебнике?

— Ну что вы! Сегодня дети получают массу информации из телепередач и интернета. Поэтому подготовка к каждому уроку у меня занимает уйму времени, — говорит учительница. — Я сижу допоздна, выискиваю для них информацию из кино, литературы, искусства, заказываю диски с программами и учебными фильмами на телеканалах. Откровенно говоря, давать информацию только из учебника считается самым низким уровнем преподавания.

— А какие же требования к ученикам при изучении истории? 

— Высшую оценку получит тот, кто может связать между собой события прошлого, проанализировать их и спроецировать на современную жизнь; желательно также объяснить и причины возможных интерпретаций этих событий. Дети должны критически относиться к различным источникам, где указана оценка событий или личностей прошлого; подробно, с использованием разных источников информации и соответствующей лексики написать рассказ об историческом событии и дать ему надлежащую оценку. (Кстати, в классе каждый ученик сидит за партой один, соответственно, во время урока ни подсказать, ни списать: думай, вспоминай и принимай решение сам. Чем не первый шаг на пути к выработке собственного мнения? — А.В.)

В классе мисс Лэнгстоун училась и Виктория Цуцман, которая попала в лондонскую школу из провинциальной украинской.

— Вика, как у тебя дела с историей в лондонской школе: здесь ее учить легче или сложнее, чем в украинской?

— Мне кажется, легче, — говорит девушка, — я намного лучше запоминаю даты и события. Может, потому что о них рассказывают, иллюстрируя примерами из литературы, кино, а многие исторические места здесь можно увидеть собственными глазами — лондонский Тауэр, обсерватория Гринвич, не говоря уже о Британском музее...

Учительница была приятно удивлена тем, как Виктория всего через пару месяцев уже на приличном английском отвечала на уроках истории, а потом записалась еще и на изучение французского. Не единожды ставила девушку в пример одноклассницам.

В завершение нашего разговора мисс Лэнгстоун, помня, что я из Украины, достала из папки лист бумаги с подготовленным на завтра заданием для учеников. Им предлагалось продолжить фразу: "Свобода — это..." На выбор предлагалось 12 вариантов ответа: когда у тебя много денег, когда путешествуешь по всему миру, свободно высказываешь свои мысли или демонстрируешь свою принадлежность к религии; а может это отсутствие законов, когда имеешь собственное мнение, или когда чувствуешь себя наравне с другими, или когда тебе никто не указывает, что делать... Школьники должны не только сами это определить, но и аргументировать свой ответ. Мисс Лэнгстоун хорошо знала, насколько важен сегодня для украинцев вопрос свободы в ее высшем смысле...

Еще одна школьница из Украины Анна Гаврилова ходила в школу Голланд-парк (район Кенсингтон и Челси).

— С 7-го по 9-й класс история была частью курса "Человечество" (Humanity), куда включалось изучение естественных наук, истории и географии, — рассказывает Аня. — На уроках мы рассматривали определенную тему со всех сторон, иногда смотрели фильмы. Чтобы лучше усвоить материал, самые важные моменты рисовали, составляли схемы, писали исторические сочинения. Главной идеей было понять то или иное историческое событие и сформировать в отношении него собственное мнение.

В нашей лондонской школе применяли еще и такой методический ход: дополнительные уроки рисования. Имеет ли это отношение к истории? Вообще-то нет, но умение одинаково рисовать правой и левой рукой помогает развивать правое и левое полушарие мозга, что непременно дает положительный эффект при изучении любого предмета.

— Аня, когда ты вернулась в Украину, чем отличалось преподавание истории в киевской школе?

— Может, оно и отличалось бы, но мне посчастливилось с учительницей Людмилой Бессмертной (школа №316 г.Киева) — человеком, безгранично влюбленным в историю. Она дополнительно давала нам очень много интересного и важного материала.

Британская школьная программа обращает особое внимание на углубленное изучение не только истории, но и географии, и классической английской литературы. Ведь богатый язык Шекспира — тоже национальное достояние, и образованный человек должен это знать.

В среде английских школьников огромной популярностью пользуются тесты "Выиграй у своего учителя истории" — хороший стимул для усвоения и понимания событий прошлого. 

На протяжении всего учебного процесса педагоги настраивают своих учеников, что образование — это не только передача полученных знаний от одного поколения к другому, но и краеугольный камень в фундаменте успешной жизни. Есть и другие нюансы.

— История, с одной стороны, это — интеллектуальная дисциплина по сбору, обработке и тщательному анализу исторических фактов; но с другой — еще и метод, позволяющий учителям готовить учеников к анализу любой информации, которая ждет их во взрослой жизни, — считает профессор Университета Ворик Крис Хазбандз. — Официальная информация, статистика, реклама, утверждения политиков, политологов, ученых или других авторитетных лиц — ко всем этим утверждениям, объяснениям и обещаниям учат относиться, как минимум, с легким недоверием и скепсисом: мол, убеди меня в своей правоте. И это совсем не самоцель кого-то уколоть, поймать на фальши или откровенной лжи — просто манипуляциями нельзя искажать действительность и унижать человеческое достоинство. Историческая же правда (какой бы она ни была) дает обществу возможность продвигаться вперед, не отягощая это движение препарированной информацией или пропагандистским дурманом.

— Поэтому к истории ни в коем случае нельзя относиться как к методу обслуживания национальной идеи, как это делает в России Путин, настаивая на том, чтобы некоторые события советского режима подавать в более мягком свете, — предостерегает историк Дэвид Каннадин. — Может, страна чувствует себя и не очень комфортно, имея такую историю. Ну что ж. значит, страна должна взрослеть, чтобы с этим жить...

У Карла капли крови на рубахе 

История для жителей Островов — не какая-нибудь абстракция, а абсолютно реальная часть жизни, разве что с персонами и событиями нескольких предыдущих веков. Скажем, почему нужно воспринимать колледж, построенный в Оксфорде кардиналом Вулзи 500 лет назад как нечто особенное и доселе невиданное, если тут и сейчас полно студентов? Сегодня каждый может посидеть в глубоком кожаном кресле рабочего кабинета Вальтера Скотта в сказочном домике Эбботсфорд (неподалеку от шотландского городка Мэлроуз), который он сам и спроектировал. Или же заслушаться игрой органа на службе в Йоркском кафедральном соборе, который несет людям Божье слово полторы тысячи лет. Или посмотреть спектакль в театре, сцена и деревянные зрительские ряды которого еще помнят — да-да! — самого Шекспира. Да что там говорить — вот тебе "Каверн-клаб", где когда-то по вечерам пели "Битлз", а сегодня здесь попивает эль обычный житель Ливерпуля.

Для изучения старины в Королевстве разработаны специальные туры по историческим местам, и даже растущие цены на билеты в старинные замки, в резиденции лордов и маркизов не останавливают энтузиастов. В значительной степени такой популяризации помогает кино, которое в нескольких культовых фильмах последних десятилетий представило миру английские, шотландские и валлийские замки, дворцы, церкви, старинные библиотеки. Теперь почти каждый ребенок мечтает попасть в Школу волшебства из "Гарри Поттера" (в реальности — замок Олник) или же в столовую Хогвартса с длиннющими столами с фонариками (колледж Крайст Черч, Оксфорд). Не говоря уже о желающих хоть на мгновение очутиться в романтически-приключенческом аббатстве Даунтон из популярного ныне телесериала (в настоящей жизни — замок Хайклэр).

А в одном из исторических дворцов графства Вилтшир, построенном 500 лет назад, до сих пор в Большом зале хранится окровавленная рубаха короля Карла I, в которой ему отрубили голову в 1649 г.

Суд, проходивший в Вестминстерском холле, обвинил монарха (к тому времени восседавшего на троне уже 25 лет) в том, что он собственные интересы поставил выше интересов общества, тогда как должен был служить своему народу: "...Карл Стюарт, пребывая во власти, противопоставил интересы свои и своей семьи интересам людей, правам общества, свободе, справедливости и спокойствию народа нашей страны".

Поэтому приговор звучал так: "виновен в государственной измене, убийствах, насилии, пожарах, грабежах, разорениях, разрушениях и принесенном горе своему народу".

Его политический противник Оливер Кромвель, остановившись на мгновение возле казненного короля, лишь промолвил: "Жестокая необходимость..." (будущий Лорд-протектор тогда еще не ведал, какая непростая судьба ждет его самого).

Свидетельство неотвратимости наказания за серьезнейшее преступление — нанесение вреда своему народу — сильный месседж, который и через века охлаждает горячие головы и приводит в чувства разнузданных правителей. Такая реальная, возможно, несколько некомфортная для впечатлительных натур история способна отрезвить не одну захмелевшую от власти голову.

Нитью, которая через столетия объединяет многие поколения жителей Островов, считают также Великую Хартию вольностей (Magna Carta) — принятую еще в 1215 г. первую неофициальную британскую Конституцию, правовой документ о принципах совместной жизни власти и народа на основании закона, о понятии прав человека как юридической категории, о преобладающем значении свободы личности над автократией государства (ее текст был положен в основу и Конституции США. — А.В.) С текстом этого старинного документа, выписанным каллиграфическим почерком на большом листе бумаги, каждый житель страны может ознакомиться в Британской библиотеке, кафедральных соборах Солсбери или Линкольна (на сегодня сохранилось 4 старинных экземпляра. — А.В.) Некоторые статьи Хартии вошли и в современное законодательство Королевства, в частности вот эта: "Ни один свободный человек не может быть арестован, посажен в тюрьму или лишен имущества, поставлен вне закона, выслан или лишен прав другим способом; против него не может быть применена сила, как нельзя принудить других применить силу, за исключением вынесения законного решения суда равных ему лиц, или же руководствуясь законами государства".

Недавно в честь 800-летия Хартии вольностей собор Солсбери объявил конкурс "Цветы свободы", в котором примут участие школьники всех 53 стран Британского Содружества наций. Главная идея конкурса — углубить в школах изучение принципов свободы и независимости, заложенных в Хартии, и проследить, как эти идеи воплощены в национальное законодательство каждой страны. А своего рода эстетическим вензелем конкурса будет определение цветка — символа свободы в их стране. Председатель комитета "Magna Carta-800" сэр Роберт Вустер рад, что этот старинный документ обретет свою новую жизнь, вовлекая молодежь не только в изучение истории создания Хартии, ее влияния на жизнь многих стран, но и осознания того, насколько она актуальна и сегодня.

История популярна

Как тенору Лучано Паваротти удалось привить широкой публике любовь к оперному искусству, так и Британия сегодня заставляет многих внимательнее вглядываться в историю и почаще прислушиваться к ней. Во-первых, в Британском музее — миниатюре древнего мира — собраны важнейшие исторические достижения человечества (как и в Королевском музее Виктории и Альберта). Портретная галерея в центре Лондона рассказывает о каждом важном персонаже из тысячелетней истории Альбиона — их успехах, ошибках, малоизвестных предпочтениях и даже о личных делах.

Во-вторых, Национальный архив в Кью-Гарденз открыт для всех желающих — здесь можно свободно получить доступ к документам любой эпохи.

Кроме того, телевидение на протяжении ряда лет транслирует передачи типа "Что викторианцы сделали для нас?", "Что сделали для нас Тюдоры?", "Что римляне сделали для нас?" с проекцией на современный быт. Скажем, когда на Островах впервые появился такой продукт роскоши, как сахар, употреблять его имела право только королевская семья. Или же о том, когда именно и чем серую одежду начали красить в другие цвета. Рассказывают даже о первых подземных коммуникациях в Лондоне, ведь изысканное здание парламента на берегу Темзы имело все шансы стать наименее привлекательным местом в столице. И конечно же, о битвах, победах, непоправимых утерях и героических прорывах, чем очень богата британская история. А еще о коварстве, предательствах и даже о всемирных заговорах.

В одной из наших бесед известный британский историк д-р Норман Дэйвис пожалел, что в учебниках истории нужно придерживаться определенного стандарта изложения материала.

— Я предпочитал бы писать их в форме детектива — поверьте, для этого есть все основания, — искренне признался он.

Историческая правда и критическое отношение к словам и действиям деятелей разных времен непременно приводит к разрушению стереотипов. Как делает это популярный цикл детских передач "Ужасная история". Модернизированные исторические сюжеты вперемешку с современными реалиями воспринимаются великолепно: вот, например, королева Елизавета І посылает по электронной почте письмо своему фавориту сэру Уолтеру Ролли, а царица Клеопатра просит папарацци не фотографировать ее во время выступления на сцене с микрофоном; многоженец Генрих VІІІ во время интернет-поисков очередной жены обсуждает некоторые тонкости с тогдашним Папой Римским по скайпу. Исторические мини-мюзиклы понемногу сдувают бронзовую пыль со многих исторических деятелей, рассказывают об их неожиданных предпочтениях и довольно низменных натурах.

— Из моих сюжетов становится ясно, что злюки и нехорошие люди всегда, всегда, всегда во власти! — говорит автор этого цикла, актер и писатель Тэрри Дерри. — Настоящими же героями становятся не они, а обыкновенные люди. Поэтому атакуем элиту и разрушаем иерархию. Хотя дети все же должны понимать, почему когда-то люди делали многие вещи, и задуматься, как бы мы себя повели в подобной ситуации.

Телесериал стал настолько популярным, что Т.Дерри признали одним из самых влиятельных современных британских историков.

***

"Учите историю, учите историю — в ней найдете все секреты искусства управления государством". Такой совет молодому Джеймсу Хьюмзу (будущему спичрайтеру президентов США Эйзенхауэра, Никсона, Форда и Рейгана) давал в свое время политик, ставший в 1950 г. по версии журнала "Тайм" Человеком полувека. А в Британии — самой авторитетной и влиятельной личностью еще и следующих 50 лет. Конечно же, это сэр Уинстон Черчилль.

И это было не какое-то тривиальное поучение, а голос жизненного опыта и практической мудрости. 

— Легко распознать историческое событие, когда оно происходит. Легко распознать его, когда событие уже произошло. И только мудрецу под силу распознать на самом деле жизненно важное и вечное, которое будут помнить всегда, — однажды глубокомысленно скажет он.

Потому что история для сэра Уинстона была не обычной школьной дисциплиной, как математика или география — она стала его натурой, страстью, мудростью, философией, весомой частью его дипломатии, политики, стратегии и тактики.

— Во время дебатов глубокие знания истории — это как полный колчан стрел, — говорил он.

Кстати, в его дипломе лауреата Нобелевской премии 1953 г. указывалось: "За достижения в исторических и биографических описаниях, а также за блестящее ораторское мастерство при защите высших человеческих ценностей".

У Черчилля были какие-то личные отношения с историей, а иногда его вполне оправданное прагматичное отношение к ней сменялось романтичным. За это над ним не раз посмеивались, а иногда и критиковали. Вообще-то при жизни к нему относились по-разному — "жестокий, грубиян, любитель выпить, близорук и практически всегда неправ". Но по прошествии нескольких десятилетий эта эмоционально растрепанная характеристика сменилась более короткой и весомой: "прав во всех самых важных делах".

Поэтому и неудивительно, что как только был открыт доступ к архиву Черчилля, исследователи сразу же приступили к интеллектуальным раскопкам, начав изучать часть его политики, дипломатии, военной стратегии, находившуюся ранее в тени, — искали клад. И уже вскоре ученые и журналисты представили несколько десятков книг о великом англичанине и его государственной мудрости. (И это при том, что к тому времени был открыт доступ только к 10% его архивного наследия!)

...Британия подробно пишет историю, глубоко изучает и учится у нее. Потому как бледные проблески минувших дней в момент истины вдруг начинают сиять настолько ярко, что тебя тут же осеняет: так ведь это не прошлое — это настоящее...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Dmitry  Bezruk Dmitry Bezruk 1 лютого, 18:38 Чудовий допис. Дякую Аріадні Войтко. Плетіть і надалі дивні візерунки змісту з своїх ниток/літер... Ось власні роздуми, що Ви їх надихнули: Традиції! Ось що варто узяти на озброєння українцям у сьогоденні та застосовувати їх у всьому, - від юридичних прецедентів і до політичної спадковості. А розпочати цю працю варто було б з молодіжних утворень у стінах вищих навчальних закладів. А чи навіть середніх шкіл. Такий підхід допомагає молодій людині віднайти своє власне місце, відчуваючи водночас належність до певної громади та з плином часу усвідомлювати причетність і до значно більших громад, - від малої батьківщини до Великої; від Великої до Земної кулі, як колиски Людства усього... Щодо ж самого значення вивчення історії, то тут усе доволі просто, - Не пам'ятаючи власного минулого ми не заслуговуємо на майбутнє і приречені ходити по колу власних помилок з покоління у покоління... У відповідності до викликів сьогодення доводиться часто чути вислів, що "той народ, що неспроможній утримувати власну армію буде вимушений утримувати чужу". Дивно, що нікому й на думку не спадає, що утримуючи та поширюючи власну культуру, зокрема мову та історію (гуманітарні науки) цілий нарід набуває головних ознак професійного війська, - злагодженості думок, дій, та бачення спільної мети. Такому суспільству достеменно не складатиме загрози жодна армія в світі, оскільки їй доведеться мати справу не лише з військом, озброєним двома засадничими для будь-якої держави гуманітарними науками, а й несподівано зустрітись із дотичним знанням третьої, географії, - Знанням та любов'ю цілого народу власної землі. В певному сенсі ми, українці маємо мати за списа спільну мету добробуту наступних поколінь, а за тризуб на цьому списі мову, історію та географію рідної землі... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно