Человеческое измерение

27 марта, 2015, 00:00 Распечатать

Жизнеописание Романа Шухевича в изложении львовянки Олеси Исаюк имеет все основания оказаться в центре внимания тех, кто интересуется этой личностью. Книга называется просто — "Роман Шухевич". Это первая попытка изложить историю "главного уповца" в научно-популярном жанре (его академического жизнеописания по сей день нет).

 

РОМАН ШУХЕВИЧ, КОТОРОГО МАЛО КТО ЗНАЕТ

Некоторые темы сами по себе способны заинтересовать читателя. Одна из них — история украинского освободительного движения и его знаковых фигур. Роман Шухевич к таким, бесспорно, принадлежит. Его жизнеописание в изложении львовянки Олеси Исаюк имеет все основания оказаться в центре внимания тех, кто интересуется этой личностью. Книга называется просто — "Роман Шухевич" (совместный издательский проект Центра исследований освободительного движения во Львове и харьковского издательства "Клуб семейного досуга", 2015 г.)

Это первая попытка изложить историю "главного уповца" в научно-популярном жанре (его академического жизнеописания по сей день нет). Книга вышла в Харькове — городе, где еще совсем недавно существовала серьезная сепаратистская угроза и где ее провоцируют до сих пор.

На сегодня опубликованы по меньшей мере три биографии Шухевича: "Генерал Тарас Чупринка" Петра Дужого (Львов, 1997), "Шухевич — командир армії безсмертних" Петра Мирчука (Нью-Йорк—Торонто—Лондон, 1970), "Роман Шухевич — головний командир УПА" Василия Кука (Киев, 1997). Все они написаны сподвижниками главного героя. Несмотря на ценный фактаж, "их" Шухевич, к сожалению, не лишен многочисленных недостатков пропагандистского жанра. Это неудивительно: авторы были членами "бандеровской" ОУН, а Петр Дужий возглавлял в ней отдел пропаганды.

Олеся Исаюк — профессиональный историк, выпускница исторического факультета Львовского университета. Имея за плечами опыт журналиста (кстати, и автора ZN.UA) и блогера, она попробовала выйти на более широкую аудиторию и показать своего героя в "человеческом" измерении, без лжи и панегириков.

Человеческое измерение представлено эпизодами из детства Романа Шухевича, описанием его коммуникативной среды и частной жизни. Обычно наши "идейно направленные" авторы такие эпизоды либо описывают в "героико-воспитательном" контексте, либо обходят как малозначительные. А ведь именно там надо искать истоки формирования личности. Озорник, дразнивший сестру неприличными стихами, — и книгоед. Отличник — и организатор акций неповиновения в гимназии. Террорист, конспиратор — и талантливый пианист (даже композитор), спортсмен — и успешный рекламист. Галантному кавалеру, имевшему огромный успех у женщин, не был чужд флирт, но за свою единственную Наталку он был готов вызвать на дуэль. Как командир — дружеский и простой в общении, но за неповиновение приказу мог отдать под расстрел...

По уровню мифологизованности фигуру Шухевича можно ставить в один ряд с Мазепой. Олеся Исаюк взялась опровергнуть наиболее распространенные пропагандистские клише: как на основании документов, так и с точки зрения элементарного здравого смысла.

Известно, что большинство мифов касается сотрудничества Шухевича с гитлеровским режимом (мнимого и реального) и его антисемитизма. Начнем с последнего. Во время Второй мировой войны в Европе едва ли нашелся бы народ, который в той или иной степени не был бы заражен антисемитизмом. Украинцы, к сожалению, не составили исключение. Настроения в УПА в отношении евреев были, скажем так, разные. Но агенты гестапо в Галичине доносили о неединичных случаях, когда украинские партизаны прятали евреев, помогали им с изготовлением фальшивых документов. Но это шло вразрез с некоторыми антисемитскими заявлениями самих идеологов ОУН (подробнее об этом в труде известного современного исследователя украинского интегрального национализма Александра Зайцева). Что же касается самого Шухевича, то, судя по фактам, которые приводит Олеся Исаюк, можно прийти к выводу: антисемитизм был ему чужд.

Общеизвестно, что в семье Шухевичей с сентября 1942-го по февраль 1943 г. пряталась еврейская девочка Ирина Райхенберг. Не так распространен тот факт, что Роман Шухевич прекрасно знал иудейскую священную историю и догматику. В книге приведен такой курьезный случай. После поражения Карпатской Украины в боях с венгерскими регулярными частями Шухевичу пришлось оставить Закарпатье. Когда его схватили венгерские жандармы, он начал выдавать себя за еврея, и те повели его к местному раввину. Священник устроил задержанному импровизированный экзамен. Шухевич его с блеском сдал, и раввин поверил, что перед ним его соплеменник. В дальнейшем Шухевич неоднократно прибегал к помощи евреев.

Что же касается "коллаборантского мифа", то Олеся Исаюк анализирует, как, кем и зачем он был создан. У Москвы возникла необходимость отстранить от должности министра внутренних дел ФРГ Теодора Оберлендера. Тот давно мозолил КГБ глаза как убежденный антикоммунист и жесткий подавитель левацких уличных волнений, используемых (а нередко и провоцируемых) советскими спецслужбами. Чтобы скомпрометировать неудобного министра, "советы" использовали тот факт, что во время войны Оберлендер был связным между вермахтом и батальоном "Нахтигаль", которым командовал Шухевич. Далее приводятся некоторые детали этой операции. Добавим, что в 1960 году было проведено расследование, и Оберлендера оправдали. Шухевичу повезло меньше — КГБ удалось настолько его ославить как "нацистского приспешника", что этот стереотип пережил его авторов на десятки лет.

В книге раскрывается сущность этого "приспешничества" (довольно детально описан процесс военной подготовки батальона "Нахтигаль" в городке Нойхаммере) и одновременно его философия. Основывалась она, отмечает автор, на универсальном и банальном принципе: "Враг моего врага — мой друг". Главным же врагом в начале 1941 г. ОУН считала "страну Советов". Это было вполне естественно после того, как вследствие раздела Польши, в соответствии с пактом Молотова—Риббентропа, Восточная Галичина отошла к СССР и ощутила все прелести "первых советов" — репрессии, пытки, расстрелы. Конечно, слово "друг" в отношении нацистов можно употреблять только условно: еще основатель ОУН Евгений Коновалец предостерегал от сближения с Гитлером (несмотря на то, что идеология ОУН конца 30-х— начала 40-х гг. ХХ в. имела признаки тоталитаризма). Но, подчеркивает Олеся Исаюк, "националисты не питали иллюзий в отношении союзников", которые к тому же передали польской полиции одного из руководителей организации Мыколу Лебедя, фактически сдали Венгрии Закарпатье и согласились на советскую оккупацию Западной Украины. Ничего личного — только политика. Как известно, нацисты в очередной раз "кинули" украинских союзников, арестовав верхушку "бандеровской" ОУН за провозглашение Акта восстановления украинской государственности без санкции Берлина. Ячейки ОУН в Галичине были уничтожены, зато образован подконтрольный Берлину "дистрикт Галичина". Антинемецкой деятельности УПА в книге посвящен целый раздел.

Опровергает исследовательница и версии об участии "Нахтигаля" в расправах над польским и еврейским населением Львова. В книге приводится четкий приказ Шухевича: игнорировать немецкие приказы и не участвовать в расправах над поляками и евреями ("Не берите ничьей крови на свои руки"). Кроме того, "батальон "Нахтигаль" был фронтовой частью, подготовленной и предназначенной только для боевых действий. В нацистской Германии, как и в СССР, существовало четкое распределение функций между фронтовыми и карательными войсками". Сами же солдаты Шухевича, отмечает Олеся Исаюк, "были свидетелями разбоев и насилия (чинимого по разным причинам и некоторыми львовскими украинцами. — Ю.Р.) и иногда даже пытались воспрепятствовать им, но без особого успеха".

Затрагивает автор и миф об участии подчиненных Шухевича в расстреле польских профессоров Львовского университета. При этом она еще раз напоминает, что "Нахтигаль", согласно соглашению, не участвовал в карательных операциях (и, несмотря на еще один миф, не дал привлечь себя к этому в Беларуси), а еще представляет судебные показания польской исследовательницы искусства Каролины Лянцкоронской. Виновниками она назвала СС и айнзатцгруппы. Кстати, дело "львовских профессоров" несколько десятков лет исследовал племянник одного из казненных — польский историк и юрист Владислав Желенский. Он документально доказал непричастность "Нахтигаля" к этому преступлению.

Не обойдена вниманием и тема украинско-польского конфликта — правда, рассматривается она бегло. И это можно понять: детально и всесторонне анализировать причины и ход этого шокирующего братоубийства в популярной книге было бы неуместно. Можно спорить о любой версии тех событий, в частности и по поводу традиционного вопроса "кто начал первый?", — и так дойти до времен первых Рюриковичей и Пястов. Позицию автора можно свести к нескольким положениям. Первое: обе стороны конфликта руководствовались принципом "Польше должна принадлежать земли, где живут поляки, Украине — где живут украинцы" (этот принцип, который часто называют "этническим эгоизмом", реализовать было невозможно, так как этнические границы часто проходили "через супружеское ложе"). Второе: взаимное уничтожение, пусть и спровоцированное немудрой политикой властей межвоенной Польши в отношении своих граждан украинского происхождения, не принесло пользы ни украинцам, ни полякам; этим воспользовался только СССР. Третье: хотя Шухевич рассматривал этот конфликт как украинско-польскую войну, ему она была абсолютно не нужна. В книге сообщается, что главный командир УПА "специальной инструкцией... предостерегал своих подчиненных от убийств женщин, детей и стариков и уничтожения смешанных украинско-польских семей", а "тех, кто все же поддался желанию мести, ждало суровое наказание" (к сожалению, как известно, реальные события часто шли вразрез с инструкциями Шухевича; неизвестно также, наказал ли он кого-то за совершенные преступления). Наконец, четвертое: в те события были втянуты не только украинцы и поляки, но и красные партизаны и немцы. Это была война всех против всех...

Сравнивая Романа Шухевича с другими тогдашними политическими деятелями, Олеся Исаюк проводит парадоксальную параллель между ним и... Юзефом Пилсудским. На первый взгляд — неуместное сравнение, способное шокировать и украинцев, и поляков. Но этих деятелей, отмечает автор, объединяет "универсальность и умение улаживать проблемы разного рода и происхождения", а также то обстоятельство, что они "приобретали авторитет, прежде всего, благодаря военным способностям".

Книга Олеси Исаюк легла на благодатную почву. Интерес к антисоветскому сопротивлению в Украине в 1940–1950-х гг. актуализировала нынешняя война с Россией, объявившей себя правопреемницей СССР. Интересная деталь: в Киеве книга поступила в продажу 5 марта. Именно в день гибели главного командира УПА. И в день смерти Сталина...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 7
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно