110 лет назад при Чемульпо

14 февраля, 2014, 18:55 Распечатать Выпуск №5, 14 февраля-21 февраля

Героический бой "Варяга" и "Корейца": подвиг, которого не было?

Пожалуй, сегодня в России — а равно и в Украине — практически не найдешь взрослого человека, который не знал бы о героическом подвиге экипажей крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец", совершенном в самом начале проигранной Россией войны с Японией 1904–1905 гг.. Об этом написаны сотни книг и статей, сняты художественный и документальные фильмы…

До мельчайших подробностей описаны бой, судьба крейсера и его команды. Однако выводы и оценки… Ну вот, скажем, почему командир "Варяга" капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев, получивший за бой орден Святого Георгия 4-й степени и звание флигель-адъютанта, вскоре оказался в отставке и доживал свой век в родовом имении в Тульской губернии? Казалось бы: народный герой, да еще со "свитским" аксельбантом и Георгием на груди, должен был буквально "взлететь" по служебной лестнице! Но этого не произошло. Интересно, почему? Автору — тоже. Источники же, столь подробные в остальном, упорно молчат…

фото
Командир «Варяга», капитан 1-го ранга Всеволод Руднев

Впрочем, замалчивание подлинной истории боя "Варяга" и "Корейца" не есть нечто новое. В
1911 г. "Историческая комиссия по описанию действий флота в войну 1904–1905 гг. при Морском Генеральном штабе" выпустила очередной том документов, где опубликовала материалы о бое при Чемульпо. Так вот, вплоть до 1922 г. труд носил гриф "Не подлежит оглашению"! Впрочем, обо всем по порядку…

Средний, с полным водоизмещением 7100 т, бронепалубный крейсер 1-го ранга "Варяг" был построен по русскому заказу в США в 1900 году. Его вооружение состояло из 12х152,4-мм, 12х75-мм, 2х63,5-мм, 6х47-мм и двух пятиствольных 37-мм орудий, а также двух 7,62-мм пулеметов; шести 460-мм торпедных аппаратов; двух минных катеров, каждый из которых вооружался одним 254-мм минным аппаратом для метания мин и одним 47-мм орудием; и, по разным данным, либо 22-х, либо 35-ти мин заграждения. Максимальная скорость крейсера составляла 24,6 узла (1 узел = 1,852 км/ч). Но, на том угле, которым его снабдили в Порт-Артуре, корабль мог развить только 20,5 узла. 

Поначалу служба крейсера "стационером" на рейде корейского порта Чемульпо (Инчхон), которую он нес с 16 декабря 1903 г. (здесь и далее все даты по "старому стилю", отстающему от современного на
13 дней. — С.Г.) протекала спокойно, даже рутинно. Уже 5 января 1904 г. к "Варягу" присоединилась мореходная канонерская лодка "Кореец" под командованием капитана 2-го ранга Григория Павловича Беляева 2-го. 

Лодка шведской постройки 1887 г. водоизмещением 1270 т была вооружена 2х203,2-мм и 1х152,4-мм орудием — все устаревшие, стрелявшие дымным порохом не более чем на 4 мили (1 морская миля = 1,852 км), — девятью орудиями малых калибров и одним 381-мм торпедным аппаратом. Максимальная скорость на испытаниях в Швеции при сдаче корабля составляла 13,5 узла. Но в 1904 г. лодка такую скорость показать не могла — вследствие плохого качества угля и значительного износа машин.

С 14 января прервалось телеграфное сообщение с Порт-Артуром. Когда 26 января канонерская лодка "Кореец", приняв почту, попыталась уйти из Чемульпо, в море ей преградила путь эскадра контр-адмирала Уриу в составе броненосного крейсера 1-го класса "Асама" (9900 тонн; 4х203,2-мм, 14х152,4 мм и 19 орудий малых калибров, пять торпедных аппаратов; скорость — 21,5 узла), броненосного крейсера 2-го класса "Чиода" (2400 тонн; 10х152,4-мм и 15 орудий малых калибров, три торпедных аппарата; скорость — 19 узлов) и четырех небронированных крейсеров 2-го класса — "Акаси" (2800 тонн; 2х152,4-мм, 6х119,4-мм и 12 малокалиберных орудий, два торпедных аппарата; скорость — 19,5 узла), "Нанива" (3700 тонн; 8х152,4-мм и шесть малокалиберных орудий, четыре торпедных аппарата; скорость — 18 узлов), "Нийтака" (3400 тонн; 6х152,4-мм и 14 малокалиберных орудий; скорость — 20 узлов) и "Такачихо" (3700 тонн; 10х152,4-мм и шесть малокалиберных орудий, четыре торпедных аппарата; скорость — 18 узлов; в русскоязычной литературе название этого крейсера часто пишется как "Токачихо"), а также авизо (вооруженного посыльного судна) "Чихайя", восьми миноносцев и трех транспортов.

Не имея приказа открывать огонь, командир "Корейца" приказал повернуть назад. А утром следующего дня русские моряки узнали о том, что война объявлена…

Вот как описывал события несколько позднее (в рапорте от 6 февраля 1904 г.) командир "Варяга":
"26 января 1904 г. мореходная канонерская лодка "Кореец" отправилась с бумагами от нашего посланника в Порт-Артур, но встреченная японская эскадра заставила лодку вернуться обратно — тремя выпущенными минами (торпедами. — С.Г.) с миноносцев. Лодка стала на якорь около крейсера, а часть японской эскадры с транспортами вошла на рейд для своза войск на берег. Не зная, начались ли военные действия, я отправился на английский крейсер "Тэлбот" условиться с командиром относительно дальнейших распоряжений". 

Адмирал Уриу направил командирам военных кораблей нейтральных стран, находившихся в Чемульпо — британского крейсера "Тэлбот", французского "Паскаль", итальянского "Эльба" и американской канонерки "Виксбург" — послания с просьбой покинуть рейд в связи с возможными действиями против "Варяга" и "Корейца". Командиры первых трех кораблей выразили протест, поскольку бой на рейде стал бы вопиющим нарушением формального нейтралитета Кореи, однако было ясно, что это вряд ли остановит японцев. Тогда Руднев, являвшийся командиром отряда русских кораблей, принял решение сжечь пароход "Сунгари", а крейсером и канонеркой выйти в море и с боем прорваться в Порт-Артур. 

В 11:20 27 января 1904 г. крейсер "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" подняли якоря и направились к выходу с рейда. В 11:25 Руднев приказал пробить боевую тревогу и поднять стеньговые (боевые) флаги. Японская эскадра караулила русских у южной оконечности острова Филипп. Ближе всех к выходу с рейда стоял "Асама", и именно с него обнаружили "Варяг" и "Кореец". В 11:44 на мачтах флагмана "Нанива" был поднят сигнал об открытии огня. Спустя минуту "Асама" начал пристрелку из 203-мм орудий носовой башни с дистанции 47 кабельтовых.

Первый залп лег впереди "Варяга" с небольшим перелетом. К удивлению экипажей русских кораблей, японские снаряды взрывались даже при ударе о воду, поднимая клубы черного дыма. Орудия "Варяга" пока молчали.

фото
Крейсер «Варяг» на рейде Чемульпо

Первым же точно выпущенным снарядом, угодившим в правое крыло мостика, убило младшего штурмана мичмана Нирода и двух матросов-дальномерщиков; три человека получили ранения. В штурманской рубке вспыхнул пожар. Следующим снарядом было подбито 152-мм орудие №3 и выведена из строя вся его прислуга. 

"Варяг" и "Кореец" открыли ответный огонь. Правда, первые же залпы канонерки дали большой недолет, и в дальнейшем артиллерийскую дуэль с неприятелем русский крейсер вел практически в одиночку.

По "Варягу" стрелял "Асама" и, видимо, также "Нанива" и "Нийтака"; временами русский крейсер полностью скрывался за водяными столбами, взлетавшими до уровня боевых марсов (орудийно-дальномерных площадок на мачтах). Надстройки и палубу обдавало градом осколков. "Варяг" отвечал врагу частым огнем, но результатов пока не было видно. "Кореец" обстреливал "Чиода" и, вероятно, остальные корабли эскадры Уриу. Однако стрельба велась неточно — канонерка не получила ни одного попадания. Единственное (!) ее повреждение — пробитый осколком японского снаряда борт.

Между тем от взрыва японского 152-мм снаряда, воспламенившего приготовленные к стрельбе заряды, на "Варяге" вспыхнул пожар. Одновременно взрывом этого снаряда был уничтожен боевой расчет 152-мм орудия №9. Спустя минуту рядом взорвался 203-мм снаряд, его осколками убило четырех человек и повредило орудие №8. Возник второй пожар — опять воспламенились подготовленные к стрельбе заряды. Руднев писал: "Неотрывно следовавшими снарядами… подбиты 6-дюймовые (152,4-мм. — С.Г.) орудия — №12 и 9; 75-мм — №21; 47-мм — №27 и 28. Почти снесен боевой грот-марс, уничтожена дальномерная станция №2, подбиты орудия №31 и 32 (тоже 47-мм. — С.Г.)". 

В 12:12 на фок-мачте был поднят сигнал "П", что означало "Поворачиваю вправо". Фактически разворот вправо с намерением лечь на обратный курс был переломным пунктом боя — "Варяг" отказывался от попытки прорыва. Однако с этого момента последовала еще цепь событий, значительно ускоривших развязку. Сначала один вражеский снаряд перебил трубу, в которой были проложены все рулевые приводы. В результате, неуправляемый корабль понесло на камни. Почти одновременно второй снаряд взорвался между 63,5-мм орудием №35 и фок-мачтой. При этом погиб весь расчет орудия, а осколки влетели в проход боевой рубки, смертельно ранив горниста и барабанщика. Командир крейсера отделался контузией. Дальнейшее управление кораблем пришлось перевести в кормовое рулевое отделение. 

Внезапно раздался скрежет, и корабль остановился. В боевой рубке, мгновенно оценив положение, дали машине самый полный назад, но было поздно. Теперь "Варяг", развернувшийся к противнику левым бортом, представлял собой неподвижную мишень. Японский командующий, заметив бедственное положение русских, поднял сигнал "Всем повернуть на сближение с противником". Корабли всех групп легли на новый курс, одновременно ведя огонь из носовых орудий.

Положение "Варяга" казалось безнадежным. Противник быстро приближался, а сидевший на камнях крейсер ничего не мог предпринять. Именно в это время он получил наиболее тяжелые повреждения. Снаряд большого калибра, пробив борт под водой, взорвался в угольной яме №10, в 12:30 203-мм снаряд взорвался в угольной яме №12. Вода начала подступать к топкам. Но произошло чудо: крейсер сам, как бы нехотя, сполз с мели. Не искушая более судьбу, Руднев приказал лечь на обратный курс.

Впрочем, ситуация по-прежнему была очень тяжелой. Хотя воду откачивали всеми средствами, "Варяг" продолжал крениться на левый борт, и его осыпал град вражеских снарядов. Один из них попал в третью дымовую трубу, убив двоих комендоров. На юте пожарный дивизион безуспешно боролся с огнем в провизионном отделении — там горела мука, подожженная взрывом 203-мм снаряда. Вскоре возник другой очаг возгорания — вспыхнули коечные сетки между первой и второй дымовыми трубами. Но, к удивлению японцев, "Варяг" уверенно уходил в сторону рейда.

Из-за узости фарватера преследовать русских могли лишь крейсеры "Асама" и "Чиода". "Варяг" и "Кореец" яростно отстреливались, но из-за острых курсовых углов огонь могли вести только три 152-мм орудия. В это время из-за острова Йодольми появился вражеский миноносец и устремился в атаку. Настала очередь малокалиберной артиллерии — "Варяг" и "Кореец" из уцелевших орудий открыли плотный заградительный огонь. Миноносец круто развернулся и ушел, не причинив русским кораблям вреда.

Эта неудачная атака помешала японским крейсерам, и когда "Асама" вновь ринулся в погоню, "Варяг" и "Кореец" уже подходили к якорной стоянке. Японцам пришлось прекратить огонь, так как их снаряды начали падать вблизи кораблей международной эскадры. В 12:45 прекратили огонь и русские корабли. Бой закончился. 

Всего за время сражения "Варяг" выпустил 1105 снарядов: 425 (из наличных 2388) единиц 152-мм, 470 (из наличных 3000) 75-мм и 210 (из наличных 5000) 47-мм (в бою пустые гильзы элеваторами нестреляющего борта спускались в погреба. Там и велся учет выпущенных снарядов). "Кореец" выпустил за время боя всего 52 снаряда. А вот результативность… 

Она, к сожалению, не известна до сих пор (!). По официальным японским данным — попаданий в корабли эскадры Уриу не было, и из их команд никто не пострадал. А вот оценка Руднева: "Итальянские офицеры, наблюдавшие за ходом сражения, и экипаж британского парового катера, возвращавшегося от японской эскадры, утверждают, что на крейсере "Асама" был виден большой пожар и сбит кормовой мостик; на двухтрубном крейсере между труб был виден взрыв, а также потоплен один миноносец, что впоследствии подтвердилось… По сведениям, полученным в Шанхае, японцы понесли большие потери в людях и имели аварии на судах, особенно пострадал "Асама", который ушел в док. Также пострадал крейсер "Такачихо", получивший пробоину; он взял 200 раненых и пошел в Сасебо, но дорогой лопнул пластырь, и не выдержали переборки, так что крейсер затонул в море. Миноносец затонул во время боя". Но если о повреждениях японских крейсеров еще можно хотя бы строить предположения, то о гибели неприятельских кораблей можно высказаться вполне определенно — такого не было! 

Согласно санитарному отчету за войну, потери экипажа "Варяга" составили 130 человек — 33 убитых и 97 раненых. (Руднев: "В продолжение часового боя были: контужен в голову командир крейсера; ранены: 3 офицера… и нижних чинов серьезно — 70 и многие получили мелкие раны от осколков рвавшихся… снарядов; убиты: мичман граф Нирод и нижних чинов — 38.") 

Всего в крейсер попало 16 снарядов. Но броневая палуба не была разрушена, и корабль сохранил ход. Насколько пострадала огневая мощь крейсера — полной ясности нет. Руднев указал в своем рапорте: "По осмотре крейсера оказались все 47-мм орудия не годны к стрельбе, еще пять 6-дюймовых орудий получили различные повреждения и семь 75-мм орудий повреждены в накатниках и компрессорах". Но "получили повреждения" и "стали негодными к стрельбе" — это, строго говоря, далеко не одно и то же! Например, 152-мм орудие №12 в начале боя было подбито, но во второй половине боя именно из него, согласно отчету Руднева, был сбит кормовой мостик "Асамы"…

Вскоре по возвращении крейсера на рейд, Руднев на французском паровом катере отправился на "Тэлбот", чтобы договориться о перевозке экипажа "Варяга" на иностранные корабли и сообщить о предполагаемом уничтожении крейсера. Но против взрыва "Варяга" возражал командир "Тэлбота", мотивируя свое мнение большой скученностью кораблей на рейде. В результате Руднев согласился на простое затопление крейсера. В 13:50 командир вернулся на "Варяг". Сразу же приступили к перевозке раненых, а затем и всего экипажа на иностранные корабли. В 15:15 командир "Варяга" направил на "Кореец" мичмана Балка. Капитан 2-го ранга Беляев 2-й тут же собрал военный совет, на котором офицеры решили: "Предстоящий через полчаса бой — не равен, вызовет напрасное кровопролитие без нанесения вреда неприятелю, а потому необходимо взорвать лодку…". Экипаж "Корейца" перешел на "Паскаль". В 15:50 Руднев со старшим боцманом, обойдя корабль и убедившись, что на нем никого не осталось, сошел с него вместе с хозяевами трюмных отсеков, которые открыли кингстоны и клапаны затопления. В 16:05 взорвали "Корейца", а в 18:10 "Варяг" лег на левый борт и скрылся под водой.

В 1905-м японцы подняли крейсер, и до весны 1916-го он плавал в японском флоте под названием "Сойя", пока его не выкупила Россия. 

Но была ли у командира "Варяга" возможность прорыва из Чемульпо? При том образе действий, который он избрал — очевидно, нет. Ведь Руднев в полном смысле этого слова зависел от тихоходного "Корейца", который не мог развить и 12-ти узлов. 

А вот возможности для самостоятельного прорыва были, причем хорошие. Еще 24 января стало известно о разрыве дипломатических отношений между Россией и Японией. Но только 26 января Руднев отправился в Сеул к посланнику за советом. Возвратившись, он в 15 ч 40 мин. послал с донесением в Порт-Артур канонерскую лодку "Кореец". Канонерку из Чемульпо японцы не выпустили. Уже началась война! В запасе Руднев имел еще одну ночь, но и ее не использовал. Впоследствии отказ от самостоятельного ночного прорыва из Чемульпо Руднев объяснял сложностями навигационного характера: фарватер в порту Чемульпо был очень узким, извилистым, а внешний рейд изобиловал навигационными опасностями. 

И действительно, заход в Чемульпо в период отлива весьма сложен. Но Руднев как будто не знал, что высота приливов в Чемульпо достигает 8–9 метров. При осадке крейсера на 6,5 м в полную вечернюю воду все же была возможность прорвать японскую блокаду, но Руднев ею не воспользовался. Он остановился на худшем варианте — прорываться днем в период отлива и совместно с "Корейцем". К чему такое решение привело, известно.

Почему Руднев не вывел корабль из строя, а затопил его простым открытием кингстонов? Ведь крейсер, тем самым, по существу был "подарен" японскому флоту. Да, если бы было решено взорвать крейсер, иностранные корабли, вероятно, ушли бы с рейда. Что означало для команд "Варяга" и "Корейца" плен, а не триумфальное возвращение в Россию уже через несколько месяцев. Но представляется, что выбор между тяготами плена и сдачей противнику ценного военного трофея для любого офицера должен быть вполне однозначен…

Реакция по поводу гибели "Варяга" была неоднозначной. Николай II щедро наградил всех без исключения. Причем офицеры канонерской лодки "Кореец" вначале получили очередные ордена с мечами, а затем одновременно с варяжцами — еще и ордена Святого Георгия 4-й степени, то есть за один подвиг их наградили дважды! Нижние чины "Варяга" и "Корейца" получили знаки отличия Военного ордена — Георгиевские кресты. Император также объявил об учреждении медали в память о бое при Чемульпо для ношения офицерами и нижними чинами.

Что же касается общественного мнения, особенно мнения офицерского корпуса, оно было далеко не столь однозначным. Вот что писал, например, уже в 1906 г. в сборнике статей "Из печального опыта русско-японской войны" генерал-майор Генерального штаба Евгений Мартынов (впоследствии он дослужится до генерал-лейтенанта, перейдет на сторону советской власти и будет расстрелян в 1937-м): "Однако и Георгиевский крест сумели дискредитировать. В самом начале войны, под первым впечатлением "подвига" "Варяга" и "Корейца", все находившиеся на них офицеры, врачи и механики были награждены по особому Высочайшему Повелению, помимо думы, Георгиевскими крестами. Такое массовое награждение в связи с оказанными экипажам этих судов в России неслыханными почестями произвело на армию весьма неблагоприятное впечатление. Для каждого было ясно, что если от командира судна требовалась некоторая решимость, чтобы идти навстречу превосходному в силах неприятелю, то со стороны остальных чинов одно присутствие на корабле (может быть и невольное) само по себе не составляло еще заслуги, достойной награждения высшим военным орденом. Неудовольствие в офицерской среде стало еще сильнее, когда впоследствии выяснилось, что вообще в указанном бою экипажем "Варяга" не было совершено никакого подвига…". 

Ну и наконец — почему Руднев вскоре после войны (в ноябре 1905-го) подал в отставку? В советских изданиях отставка объясняется причастностью Руднева к революционной деятельности, в частности неприятием им дисциплинарных мер к революционно настроенным матросам экипажа строящегося эскадренного броненосца "Андрей Первозванный", которым Руднев тогда командовал. Но это выдумка. В таких случаях в российском флоте с производством в контр-адмиралы и правом ношения мундира не увольняли. Так что подлинные причины отставки Руднева остаются загадкой и по сей день. А возможно, и навсегда. 

После 1917 г. о "Варяге" и варяжцах надолго забыли. Вспомнили только спустя 42 года, когда в СССР вышел художественный фильм "Крейсер "Варяг". Фильм этот ждала странная судьба. Уже в 1950-е его показывали редко, а потом и вовсе перестали, но ни один советский документальный фильм о русско-японской войне 1904–1905 гг. не обходился без "нарезки" эпизодов из фильма "Крейсер Варяг", подававшихся под видом "документальных кадров". 

Ровно через 50 лет после боя, 8 февраля 1954 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР "О награждении медалью "За отвагу" моряков крейсера "Варяг". Всего в 1954–1955 гг. медали получили 50 моряков с "Варяга" и "Корейца". В сентябре 1956 г. в Туле был открыт памятник Всеволоду Рудневу. Газета "Правда" в эти дни писала: "Подвиг "Варяга" и "Корейца" вошел в героическую историю нашего народа, в золотой фонд боевых традиций советского флота". Там, в "золотом фонде", он до нынешней поры и остается. А в ВМФ СССР и России с 1962 г. всегда числится гвардейский ракетный крейсер "Варяг". Вот, собственно, и вся история…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно