Как Чиполлино помирился с синьором Помидором. Воспользуется ли Украина итальянским опытом организации оптовых продовольственных рынков?

04 августа, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 4 августа-19 августа 2006г.
Отправить
Отправить

До 1990-х годов на итальянских плодоовощных рынках господствовал такой же кавардак, как и в «Приключениях Чиполлино» Джанни Родари...

Марк Сибани
Марк Сибани
Марк Сибани

До 1990-х годов на итальянских плодоовощных рынках господствовал такой же кавардак, как и в «Приключениях Чиполлино» Джанни Родари. Более сильные овощи и фрукты пинали тех, кто послабее, облюбовывали презентабельные места в торговых рядах и поголовно занимались ценовым диктатом. Остальные же вынуждены были мигрировать по стихийным рынкам без элементарных условий жизнедеятельности на них.

В конце концов, экономически крепкой Италии эта анархия надоела, и с принятием 28 февраля 1986 года закона (Disposizioni per la formazione del bilancio annuale e pluriennale dello Stato) хаос пресекли. В оптовых рынках власть прежде всего усматривала не источник наполнения муниципальной казны или кожаных портмоне чиновников, а оптимизацию маркетинговых технологий, логистическое продвижение сельхозпродукции от поля к столу, комфортное место встречи продавца и покупателя, их исчерпывающую осведомленность друг о друге.

Украина же пока может похвастаться разве что примитивными сельскими базарами с единственной «инфраструктурной» точкой — сортиром. Проволочки со строительством оптовых рынков сельхозпродукции ведут к тому, что дары полей и садов мы вскоре будем покупать только в супермаркетах. Да и то чужеземные.

Проспанные торги

Дух Меркурия под сводами столичного оптового плодоовощного рынка — Centro Agroalimentare Roma (CAR) — сигает, как безумный, где-то в пять-шесть утра. Мы же пришли к девяти и застали одних только уборщиков, шаркающих метлами для приведения в порядок торговых «стойл» к очередным рукопожатиям предложения и спроса. И Флавио Пеццоли не оставалось ничего другого, как объяснять весь механизм на пальцах.

От нашей гостиницы Santa Prisca, что в вольном переводе звучит как Святая Приська, до старого рынка, построенного в 1920 году, — несколько шагов. Еще несколько лет назад здесь, в центре города, тоже бурлила торговля рыбой, овощами и фруктами. Но принятие национального закона о развитии оптовых продовольственных рынков заставило мэрию, являвшуюся владельцем территории и эксплуатировавшую это заведение, подыскать другое место. Еще одно требование закона: поскольку в муниципалитетах видели бюрократический тормоз, они теряли единоличное право управлять рынками. Отныне их строили и управляли ими специально создаваемые предприятия — акционерные общества, большинство акций в которых принадлежало государству.

— Государственная доля представлена муниципальной властью, — уточняет синьор Флавио. — Остальные акции — на руках у оптовиков, торгово-промышленной палаты, банка и транспортных организаций. Место для новой структуры выбирали тщательно и остановились на 140 гектарах в промышленной зоне, в 15—20 минутах езды от центра Рима. Во-первых, нас полностью удовлетворяла транспортная развязка. Во-вторых, рынок разместился на пересечении трех стратегических путей: на север — Флоренция, на юг — Неаполь и Пескара — на восток.

Чтобы приобрести территорию под застройку, главное предприятие CAR взяло кредит в банке сроком на 30 лет, под высокие в то время проценты — 14% годовых. В ближайшее время ставку снизят, поскольку акционером нашего рынка является банк, и он пошел на определенные уступки. Плата за землю была символическая, так как одно государственное предприятие продавало государственную землю другому предприятию общегосударственного характера. Закончив строительство, CAR передал рынок в управление иной организации — CAR Gest, которая платит CAR арендную плату, идущую на погашение банковского займа. С чего живет CAR Gest? С части доходов за аренду и плату за въезд на территорию предприятия.

То есть единоличным владельцем римского рынка является головное предприятие CAR, в котором муниципальная власть владеет 60% акций. И даже при таком доминировании, согласно итальянской юрисдикции, CAR считается частным предприятием. И государство ни одним евро не поможет, если оно будет балансировать на грани банкротства. Как и не «посадит» на льготные условия налогообложения. Если говорить о прибылях, то их видят в перспективе. Самое главное — предоставлять разнообразный комплекс услуг как товаропроизводителям, так и покупателям.

Конечно, расходы и доходы пытаются уравновесить. Для этого CAR наняло менеджера в лице закрытого акционерного общества CAR Gest для эффективного управления хозяйством с разветвленной инфраструктурой. Если старый рынок на содержание персонала тратил 9,5 млрд. старых лир, что эквивалентно 4,5 млн. евро, то нынешний, более крупный по размерам, только миллион. 22 управленца — это оптимальный состав руководящего звена CAR Gest. Обслуживающие предприятия на территории рынка — не дочерние, а победители тендеров. За недобросовестное выполнение производственных обязанностей работодатель может наложить штрафные санкции вплоть до расторжения контракта.

— Какой по величине должна быть взятка вашему подчиненному, чтобы попасть за рыночный прилавок?

— У нас свободных мест нет! — шуткой на шутку ответил Флавио Пеццоли. — В отличие от других рынков, передислокация римского прошла почти безболезненно. А вот некоторые другие предприятия, переехав из центра, потеряли клиентов и обанкротились. Но проблем с заполнением производственных площадей не было. Сейчас плотность «заселения» производителей продовольственной продукции такова, что подумываем о строительстве новых павильонов. Вы как продавец товара должны снять помещение: у нас под открытым небом не торгуют! Другое дело, если вы — оптовый покупатель, владелец ресторанчика или небольшого супермаркета. Тогда вам прежде всего следует аккредитоваться, а для этого необходимо купить въездной билет стоимостью два евро.

Въезд планировали сделать в другом месте, но в ходе рытья котлована наткнулись на древнеримскую виллу со статуей маленького Геракла. Оставили для археологов...

Каждый день в ворота римского рынка заезжают 5—6 тыс. автомобилей. Их владельцы имеют специальные пропуска с чипами, с помощью которых идентифицируют визитера: продавец или покупатель. Никакой толчеи, пробок — всем хватает места для парковки.

Рыбный павильон в воскресенье и понедельник «отдыхает». Именно на эти дни приходится запрет на лов рыбы, что не вполне устраивает клиентов рынка. Дирекция ведет переговоры с рыболовецкими компаниями и договаривается о пересмотре графика. А вот торговцы овощами и фруктами не имеют ни выходного, ни проходного. Судя по прайсу, на рынке можно купить 500—600 видов продукции, хотя на самом деле ее больше. Скажем, продавцы яблок предложат вам около 300 позиций. И здесь не только сортовое разнообразие, но и другие параметры: калибр яблок, емкость упаковки, ее разновидности (пластик, картон, дерево)...

Каждый продавец имеет вместительный бокс с регулируемым микроклиматом. Продал — на коне! Не пошла торговля — складываешь остатки в собственный «сейф» до следующего утра. Или продаешь перерабатывающему предприятию, которое под боком. Комфортность условий заключается не только в оборудованном по-современному рабочем месте, с прямым выходом в Интернет. К услугам «постояльцев» — бар-ресторан, дежурный врач с каретой «скорой помощи», расчетный центр того же банка-акционера, через который осуществляется подавляющая доля финансовых операций...

Собственно, оптовой рынок благодаря умелому менеджменту перерос себя, трансформировавшись в полноценный агропромышленный центр. Его дирекция выступает в роли информатора, советчика, помогая таким образом итальянским производителям держаться на плаву, конкурировать с несколько более дешевой продукцией из Таиланда, Ирана, Марокко, Туниса. Руководство рынка не гнушается формировать и позицию потребителя. Вместе с мэрией Рима, ассоциацией розничных рынков оно выступило инициатором акции «Рим тратит деньги правильно». 240 районных и квартальных рынков в столице — это самый что ни на есть «капиллярный» подход к предоставлению услуг в вечном городе. Ежедневно на них продают свежую продукцию, доставленную посредниками с римского оптового рынка.

По пять, зато большие... По три, но вчера

От засилья морепродуктов на оптовом рынке в городке Салерно глаза стали квадратными. Одних креветок насчитал видов десять: обычная, длинная, королевская, тигровая... Рыбаки между тем расхваливали морские гребешки, устриц, омаров, кальмаров, каракатиц, крабов, осьминогов, морские финики и трюфели... Но чего-то в этой экзотике не хватало. Да наших речных раков! Больших — по пять, а маленьких — по три, но вчера... Выяснилось, что с пресноводными членистоногими здесь дела не имеют. По-видимому, оттого итальянцы и не знают, где они зимуют и не слышали их свиста...

Посвистывали мы, кое-кто впервые видя исполинских рыбу-меч из Сицилии, рыбу-саблю, свежих тунцов и пузатые сетки мидий. Почти 30% продуктов — это дары Адриатического моря, остальные — привозные. Поскольку рыба и моллюски — специфический продукт, внимание к нему особое.

— Самая свежая рыба та, что плавает в воде. К столу хозяйки или в рестораны она должна попасть в течение шести часов, — Аннарумма Раффаэле, директор рынка в Салерно, гарантирует качество товара. — В процессе перехода улова от рыбаков к оптовым покупателям, арендующим места на нашем рынке, обязательно проводится санитарный контроль. Наказание за его отсутствие намного строже, чем если он выполнен формально. По нашим законам, владелец оптовой партии рыбы несет уголовную ответственность за безопасность. Даже если он продал несколько ящиков анчоусов посреднику, а тот выставил их на лотке квартального рынка, то крайним, если что-нибудь не так, будет наш продавец. Да и сам покупатель может потребовать сертификат качества. То есть существует двойной контроль.

Кроме того, не дремлют и Национальная санитарно-гигиеническая служба, и специальные подразделения карабинеров. На территории рынка функционирует частная ветеринарная лаборатория, не так давно обнаружившая в камбале из Африки химический раствор, который туземцы вводили в спинной позвоночник для сохранения «свежести». При таком «бальзамировании» сохранялась даже характерная слизь, как будто рыбину только что вытащили из воды.

Рыбный павильон — это очень длинная крытая галерея с просторным центральным проходом. С обеих сторон — 150 вентилируемых боксов, по 13 квадратных метров каждый, в которых рыба ожидает времени «Ч» — четырех часов утра, когда начинаются торги. Если обе стороны сошлись в цене и ударили по рукам, купленную рыбу загружают с тыльной стороны бокса.

В отличие от рыбного, плодоовощной павильон несколько приподнят над уровнем земли, чтобы удобнее было транспортировать товар. Опять-таки, с тыльной стороны торгового ряда. Это усовершенствование породило проблему социального характера. На старом рынке работал кооператив грузчиков из 600 человек, а на новом для 350 работы не нашлось...

Плодоовощные ряды тоже изобиловали всякой всячиной. Всем, чем итальянцы нашпиговывают национальные блюда: артишоками, спаржей, каперсами, оливками, чесноком, помидорами, баклажанами, паприкой, шпинатом, кудрявым салатом, мангольдом, одуванчиком и даже... соцветиями кабачков. Их фаршируют анчоусами, сыром мацареллой, нарезанными огурцами, жарят и подают как деликатес.

Мы уплетали черешню размером со сливу и нахваливали ее как итальянскую. Оказалось, привезли ее из Франции, как и персики, более дешевые, чем в Италии. Мы никак не могли уразуметь, почему килограмм спелых помидоров стоит 40 евроцентов, а зеленых — 60, а не наоборот. Да потому, что итальянцы крошат в салат бурые томаты! А в Риме в розничной торговле они могут стоить и в два раза дороже.

Мы нюхали, щупали, дегустировали. Для товара высшего сорта используется только разовая упаковка. Фирменную тару возвращают компании-производителю. В пластиковые ящики и поддоны без маркировки, если они соответствуют их санитарно-гигиеническим нормам, можно складировать продукцию второго сорта.

Здешний рынок — не ровня столичному. Не только по размерам — 14 гектаров против 140. В Салерно проживают 150 тыс. населения, тогда как в Риме с окраинами — около 3 млн. И даже несмотря на то, что в области Кампания действуют еще четыре оптовых продовольственных рынка, салернский имеет свой радиус «действия» — 150 километров, обслуживая оптовых покупателей с обеих сторон побережья.

Строительство рынка обошлось в 15 млн. евро. Его «сердцем» считают центр логистики. Четыре года назад, когда его проектировали, считалось, что он великоват. Сегодня же сооружают еще четыре. Руководство оптового рынка отнюдь не пугается от соседства супермаркета Metro. Наоборот, близость дала возможность логистическим центрам обоих торговых учреждений обмениваться опытом, изучать и анализировать спрос покупателей, не отбивая при этом их друг у друга.

Точно так же кооператив Finagricola и компания Linfadoro не оставили без работы структурное подразделение оптового рынка — сортировочно-перерабатывающий цех. Дело в том, что обе компании — одна с 20-летней историей, а вторая на рынке только пятый год — занимаются углубленной переработкой свежих овощей, вакуумным пакетированием уже готовой к употреблению продукции.

В состав Finagricola входят 26 фермерских хозяйств с 300 гектарами земли, 95% из которой — под теплицами. Специализируются в основном на выращивании ветвистых помидоров, перца, баклажан, частично — дынь, имеют постоянный рынок сбыта в лице совместно созданного кооператива Finagricola. Современную упаковочную линию, которую нам запретили даже фотографировать, приобрели за счет европейского займа и гранта.

Фермеры выращивают овощи под присмотром трех агрономов; еще 15 специалистов работают в собственном рассаднике. Из него рассада поступает на фермерские грядки. Контроль за качеством жесткий: химический анализ на содержание нежелательных составляющих проводится на всех этапах культивирования овощей. Характерно, что сертификат ISO 9002 имеет не только Finagricola, но и четыре фермерских хозяйства.

80% продукции отправляют на местный рынок, в частности в супермаркеты, остальное — экспортируют. Зондирование агропродуктового рынка собственной службой маркетинга открывает перед компанией новые перспективы — продвижение экспорта помидоров на север Европы.

Агроторговый «пуп»

Городок Сперлонга с населением 3 тыс. человек в разгар курортного сезона «разбухает» в десять раз. В столько же вырастает заполняемость уличных кафе, баров и ресторанчиков. И владельцы харчевен, чтобы накормить приезжих свежими зеленью, фруктами и овощами, все чаще совершают «челночные» рейсы на оптовый рынок в близлежащем Фонди.

В «белом городе» с узенькими кривыми улочками, сторожевыми башнями от жары не спасет даже известный Грот Тиберия — пещера, где римский император, скрываясь от испепеляющего солнца, обустроил летнюю резиденцию, украсив ее 5 тыс. греческих статуй. Они и сегодня хранятся в национальном музее города. Мы понижали внутреннюю температуру в пещерном баре прохладным вином местного производства. Начинали с золотистого Шардоне и заканчивали тягучим, терпким красным. Из 250 сортов винограда, известного в Италии, наиболее распространенными являются 17—20. Почти из всего урожая давят вино.

На рынке в Фонди, крупнейшем в Италии, тоже продают виноград, но элитный. И хотя, кроме него, здесь можно купить все то же, что и на прочих оптовых рынках, Фонди считается агроторговым «пупом».

Во-первых, дислокация в центре страны дает возможность снабжать продуктами как северную часть Италии, так и южную. В последние годы сюда потянулись и другие страны Средиземноморья. Во-вторых, впечатляющие размеры владений — 330 гектаров. Учитывая разбросанность оптового рынка, внутри павильонов разрешили ездить только на экологически чистом виде транспорта — велосипедах. И, в-третьих, специфическая функциональная нагрузка. Если остальные рынки служат терминалами, откуда товар попадает к конечному потребителю, то Фонди выступает в роли оптового рынка первого уровня. Это значит, что здесь формируются разновесовые товарные партии по заказу других оптовых рынков.

Становление рынка в Фонди началось после войны. Сначала крестьяне обходили его стороной и направлялись в Рим, чтобы продать выращенные апельсины. С того и жили. Но в 1956 году после страшных заморозков деревья погибли, и потерпевшие сосредоточились на выращивании овощей и фруктов, которые продавались здесь же, на базарной площади. Количество торговцев постоянно росло, и со временем они полностью заняли центр города. Мэрия вынуждена была в 1970 году вынести торговую площадку за пределы жилого района.

В 80-е годы желающих торговать было больше, чем могли вместить построенные галереи. Вторую жизнь Фонди обрел после национального закона о развитии оптовых рынков. И в 1995 году его потенциал вырос вдвое. Здесь впервые увидели рядом с опытными оптовиками... крестьян-единоличников, которые по социальным причинам не имеют возможности объединяться в кооперативы. Для мелких производителей отведены специальное место, хотя их участие в ежедневных 30 тыс. центнерах проданной продукции равно нулю. Дирекция всячески поддерживает крестьян. Прежде всего потому, что они еще возятся с культурами, постепенно исчезающими из региона.

Единственное, что осталось неизменным еще с 1970 года, — организационная структура. Дирекция рынка владеет в акционерном обществе 51% акций, 29 из которых принадлежит области Лацио, 15 — мэрии города Фонди и 7% — торгово-промышленной палате. А 49% оперирует частная структура — консорциум, который и эксплуатирует производственные мощности торгового заведения. Причем доля частного капитала меньше, консорциум назначает правление рынка, выбирает директора-распорядителя.

Фонди стало тесновато на Апеннинах. Здесь открыли отдел международного сотрудничества и первый проект интернационализации оптовых рынков уже реализовали в Румынии. Могли бы и в Украине, будь для этого условия.

Однако зеркало итальянских оптовых рынков не столь уж и безупречно. Искажает его Неаполь. Возведенный за городом агропромышленный центр уже год не может справить новоселье. Одни связывают это с сугубо политическими мотивами: за выборами и референдумом мэрии некогда было заниматься переселением предпринимателей с насиженного места в центре на выселки. Другие в противостоянии власти и бизнеса усматривают экономическую подоплеку.

Во-первых, никто не может гарантировать продавцам овощей и фруктов, что за ними хвостиком на край Неаполя побегут и их «центровые» клиенты. Компенсаторные же механизмы на случай потери рабочего места властью не предусматриваются. Во-вторых, торговцы не хотят оставлять полуразрушенные помещения с антисанитарными условиями, поскольку за новые, европеизированные рабочие места придется платить. Уже и сумма известна, тогда как никто не уверен, что выручка тоже будет постоянной. Именно эти факторы и сдерживают переселение.

Марк Сибани, которого считают архитектором и строителем всех 14 оптовых рынков в Италии, сейчас — эксперт в этой сфере, консультант Международной организации продовольствия (ФАО), предостерегал нас от повторения итальянских ошибок:

— Оптовые рынки пережили щекотливый момент, когда супермаркеты решили переступить через них и напрямую взаимодействовать с сельхозтоваропроизводителями. Но со временем поняли ошибочность своей затеи. Для контакта с фермерскими кооперативами им пришлось дополнительно создавать соответствующее подразделение, занимающееся заказами той или иной продукции у каждого производителя. Тогда как на оптовом рынке — в одном месте за короткое время — они скупали тот ассортимент, с сертификатом качества и в упаковке разного калибра. Система оказалась более экономичной, и супермаркеты снова подружились с оптовыми рынками.

В отличие от традиционного монорынка — овощного, мясного или рыбного, в агропромышленных центрах, в которые трансформируются итальянские оптовые рынки, торгуют всеми видами товаров. Большинство из них оборудованы холодильниками, действуют цеха упаковки и переработки непроданной продукции. И каждый предлагает разнообразный спектр услуг. Мы постепенно наращиваем производственный потенциал, чтобы избежать гигантомании, когда производственные площади длительное время пустуют.

Именно на оптовых рынках, где локально скапливается много сельхозпродукции, есть возможность контролировать ее качество, что гарантирует безопасность потребителей. Вместе с тем это воспитывает и дисциплинирует производителя. Благодаря оптовым рынкам можно реализовать общенациональную концепцию — как улучшить продукцию местного производства. И таким образом поддержать гастрономические традиции народа.

Итальянцы — большие индивидуалисты. Поэтому нам не удалось скоординировать, по крайней мере, под эгидой аграрного министерства, деятельность 14 оптовых рынков, и каждый из них развивается самостоятельно. Хотя рынок в руках государственной или правительственной структуры может стать серьезным инструментом-стимулятором развития сельского хозяйства на национальном уровне. Но прежде всего необходимо разработать базовое законодательство.

Украинский «базар»

Словесный «базар» вокруг оптовых рынков не стихает уже в течение нескольких лет. Им мы убаюкали даже Европу, все настоятельнее требующую от нас конкретных действий. Зато украинские руководители продолжают посещать конгресс Всемирного союза оптовых рынков в роли наблюдателей. Не приносит пользы обществу и членство Украины в Центральноевропейской инициативной фундации по оптовым рынкам.

Сколько чиновники переслушали консультаций от экспертов американского правительства (USAID), ЕС, ФАО, Всемирного банка и других международных институтов! Всемирной банк даже предложил кредитные линии для создания инфраструктуры оптового рынка сельхозпродукции. Под эти средства подрядилось аграрное министерство: было положено начало правительственной программе по оптовым рынкам и создано две рабочие группы. В задачи одной входило развитие оптовых рынков, другая была призвана разработать адресный закон.

Законопроект «Об оптовых рынках сельскохозяйственной продукции» так и не был принят. Возможно, это и к лучшему. Поскольку если «на местных оптовых рынках сельскохозяйственной продукции допускается розничная торговля в объемах, установленных Кабинетом министров Украины», то автор законопроекта путается в дефинициях «оптовый», «оптово-розничный рынок» и «базар». Я уж не говорю об ограничении на оптовом рынке товаров иностранного происхождения или льготах в виде освобождения на три-пять лет от налогообложения прибыли торгового учреждения. Одним словом, закона нет, рынков — тоже. А следовательно, Украина плетется не только в европейском хвосте, но и в азиатском.

В условиях бездеятельности высоких должностных лиц проснулись собственная инициатива и частный капитал. В 1995 году в селе Большие Копани на Херсонщине, а в 2001-м во Львове начали функционировать рынки, которые их основатели по европейскому примеру назвали «оптовыми». Во-первых, без законодательной базы они являются не чем иным, как «підпільником Кіндратом». Во-вторых, в помещениях, не имеющих основных составляющих современной инфраструктуры, может прописаться разве что идея значимости оптового агрорынка. И в-третьих, их деятельность чем-то напоминает страдания сиамских близнецов: с ночи до рассвета рынки продают оптовые партии продукции, а потом занимаются розничной торговлей. В точности так, как и предусматривалось непринятым законом.

Яцек Аустен, эксперт по оптовым рынкам, который от корней до кроны взрастил несколько таких рынков в родной Польше, считает, что Украина повторяет те же ошибки, что и его родина:

— Многие политики, экономисты оценивают оптовые рынки как элемент коммерции, а не аграрной инфраструктуры. Подобное мнение доминировало в Польше до 1992 года, пока высокопроизводительный плодоовощной кооператив из Познани за собственные средства и грант швейцарского правительства в сумме 10 млн. швейцарских франков за 14 месяцев не построил первый профессиональный оптовый рынок, соответствующий европейским стандартам.

За год работы доля польской продукции на рынке выросла до 20%, а через три — до 90. Более того, начался ее экспорт в Европу. Только после этого министерство экономики сельского хозяйства и питания из инфантильного наблюдателя превратилось в активиста в развитии рыночной инфраструктуры.

Аксиома: оптовые рынки не могут функционировать параллельно со стихийными, живущими за счет демпинговых цен. Например, Бронишский рынок, чтобы избавиться от недобросовестного конкурента, вынужден был выкупить площадь незаконного рынка за почти 8 млн. долл. В Украине эта проблема не менее насущная, нежели в Польше.

Важно также определить роль и участие государства в формировании оптовых продовольственных рынков. Для этого руководство Проекта ЕС ТАСИС «Улучшение систем логистики и маркетинга для малых и средних предприятий в сельском хозяйстве» («Агрологистика») организовало учебные поездки в Польшу и Италию. После них мнения участников разделились: у кого-то еще теплится надежда, что власть чем-то подсобит, а кое-кто наотрез отказывается с ней сотрудничать.

Между тем, в черновиках МинАП доминирует монопольное право государства управлять этим движением. Думаю, Аграрному фонду (как один из вариантов) для полного счастья не хватает только головной боли с оптовыми рынками. На смену ему может прийти Национальная государственная оптовая компания или иная структура с 100% государственной собственности. Сомнителен также симбиоз государственно-частной конфигурации, а замыкает список частная форма управления оптовыми рынками.

Не собираюсь анализировать эффективность государственного менеджмента, скажу коротко: времена, когда «колхоз им. Ленина торговал со 120 странами мира», давно прошли, и возврата к ним не будет. Давайте смотреть в будущее! У нас еще есть шанс...

Всемирной банк совместно с экспертами ФАО намерен предоставить кредит под крупный проект, направленный на повышение конкурентоспособности сельскохозяйственного производства и безопасности продуктов питания. Вероятнее всего, стартует он с января следующего года. Среди прочих компонентов проект содержит и такую составляющую, как «формирование оптовых рынков». Без закона о них нам нечего и надеяться на финансирование.

Так что долго еще будет враждовать украинская «Цибуля» с господином Помидором, а чиновники —будут «фильтровать базар». Хочется же счастливой концовки, как у Джанни Родари: чтобы на башне оптового рынка реял флаг свободы.

P.S. Особая благодарность Ричарду Розвадовски, руководителю группы экспертов «Агрологистики», Наталье Доманськой, эксперту — почитателям нашей газеты за то, что понимают: журналист в таких поездках — отнюдь балласт.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК