Свои помидоры — ближе. Сколько Украине нужно банков и где им взять столько капитала?

03 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 4, 3 февраля-10 февраля 2006г.
Отправить
Отправить

Количество и качество С 1 января 2006 года произошло очередное плановое повышение требований к размеру капитала украинских коммерческих банков...

Количество и качество

С 1 января 2006 года произошло очередное плановое повышение требований к размеру капитала украинских коммерческих банков. Вступили в силу положения инструкции НБУ (№368 от 28.08.2001), в соответствии с которыми регулятивный капитал банков должен составлять: для местных (кооперативных) — не менее 1,4 млн. евро, для региональных банков (работающих на территории одной области) — не менее 4,5 млн., для межрегиональных — не менее 7 млн. евро.

Преобладающее большинство украинских комбанков эти нормативы выполняют. Тем не менее, банковская система Украины остается слабой. Всего 15 банков обладают капиталом, достаточным для выдачи одному заемщику кредита в размере свыше 10 млн. евро, шесть банков могут выдать «в одни руки» более 20 млн. евро и всего три – 50 млн. евро. Более ста банков НБУ относит к четвертой группе – с активами менее 100 млн. евро, из них 80 (половина действующих банков) имеют активы менее 50 млн. евро и около 40 – менее 25 млн. евро.

Такая неутешительная статистика уже много лет служит основанием для уничижительных оценок – «мелковаты-де наши украинские банки» и стандартных рецептов — «капитализировать» и «укрупнять». И оценки, и рецепты вполне отражают позицию государства. Национальный банк всегда ратовал за «укрупнение», поскольку изначально понятие «банк» в Украине трактовалось как нечто крупное, многофилиальное и «многомиллиардное». Вместе с тем, в развитых западных странах достаточно терпимо относятся к небольшим банкам: они исторически формировались как составная часть целостной системы финансовых институтов и являются в настоящее время одним из структурных элементов финансового сектора.

Система финансовых учреждений в мире гораздо более многообразна, нежели в Украине или России. Банковская статистика Европейского центробанка оперирует термином Monetary Financial Institute (MFI – кредитно-денежное финансовое учреждение), усредняя таким образом понятие «банк», подходы к которому различаются во многих европейских странах. В большинстве случаев (в законодательстве Италии, Испании, Бельгии) признаком банковской деятельности считается профессиональная деятельность по приему депозитов и выдаче кредитов.

В Германии и Франции понятие «банк» трактуется более широко (включая финансовые компании, так называемые деловые банки и сберегательные кассы); в Великобритании достаточно осуществлять прием депозитов, чтобы принадлежать к «банковскому сектору». В частности, британцы к этому сектору относят: коммерческие (в том числе клиринговые), retail (розничные) banks и high street banks, учетные дома, торговые банки, иностранные и консорциальные банки, строительные общества; страховые компании, сберегательные институты, инвестиционные и доверительные компании — «юнит-трасты», пенсионные фонды, кредитные союзы.

В странах еврозоны в целом, по данным ЕЦБ, по состоянию на 1 ноября 2005 года насчитывалось более 10 тыс. MFI – банков и депозитно-кредитных учреждений.

Банковская система США состоит из системы федеральных резервных банков; коммерческих, инвестиционных, сберегательных банков; ссудосберегательных ассоциаций. Всего в США более 7,5 тыс. MFI – банков и других финансовых институтов. Причем среди коммерческих банков — членов федерального фонда страхования депозитов (FDIC — Federal Deposit Insurance Corporation) достаточно много учреждений с объемами привлеченных депозитов до 50 млн. долл. Это связано с федеральным устройством страны и активным противодействием местных властей появлению в своих штатах банков- «чужаков» из других штатов.

То есть в большинстве развитых стран мира финансовый сектор представлен широким спектром финансовых учреждений — как по типу MFI, так и по их размеру. В Польше, например, в настоящее время, помимо 57 крупных универсальных комбанков, работают около 600 мелких, так называемых кооперативных, банков, и их количество никто не пытается регулировать в «нормативном» порядке. В Германии в январе 2005 года насчитывалось 2547 кредитных институтов, 1271 финансовая компания и 635 страховых компаний.

В среднем, в странах еврозоны, а также в США одно депозитно-кредитное учреждение (MFI) приходится на 30—40 тыс. человек (см. таблицу). Собственно банков (в США и Великобритании) – один на 175—180 тыс. чел. В России один коммерческий банк приходится на 114 тыс. населения, в Украине – на 288 тыс. чел. Негусто...

Вообще, финансовых учреждений в Украине крайне мало. Формально в стране действуют 163 комбанка, около 400 страховых компаний и чуть более 600 кредитных союзов. В реальности многие банки и СК являются «карманными» — т.е. обслуживают преимущественно своих учредителей, а из кредитных союзов активно работают не более 40—50. Инвесткомпаний в Украине тоже очень мало, и их вклад в развитие финансовой системы минимальный, по причине неразвитости фондового рынка. Сегмента специализированных ипотечных, строительных, сберегательных, торговых, кооперативных, клиринговых, учетных, пенсионных финансово-кредитных учреждений в стране практически нет.

Таким образом, нужно говорить не об избытке, а о дефиците украинских кредитно-финансовых учреждений. Причем большое количество филиалов или отделений крупного банка не заменит самостоятельные коммерческие банки. Разумеется, вряд ли стоит пытаться искусственно «наращивать», как и «сокращать», количество финансовых институтов. Они будут появляться самостоятельно, по мере роста экономики и развития рыночных систем. Но для этого нужно создавать условия, в первую голову – законодательные и инфраструктурные. Как показывает практика, недостаточно «принять» хороший закон: чтобы какой-то полезный сегмент начал развиваться, как правило, необходима всяческая поддержка со стороны государства — нужен «инкубатор».

«Формальные» требования — формальное «соблюдение»

Точно так же нет резона подталкивать банки к концентрации капитала. В настоящее время первая «пятерка» украинских банков «держит» 37—39% активов банковской системы Украины; первая «десятка» — 54—55%, первые 24 банка (1-я и 2-я группы классификатора НБУ) – 71,6% активов. Концентрация – налицо! Собственно, как и во многих других странах мира: на первую «пятерку» американских банков приходится 64% активов, российских – 30%; в среднем, по странам еврозоны, по данным ЕЦБ, на пять крупнейших банков приходится 22% всех банковских активов. Практически во всех странах мира банковская система сложена из 5—10 «монстров», заметного количества «средних» и большого количества мелких банков и прочих финансовых институтов. Украина вовсе не является исключением.

Размеры «средних» и «мелких» напрямую связаны с уровнем развития экономики и размерами национального богатства той или иной страны мира. Средние размеры активов в банках еврозоны составляют 2,3 млрд. евро (Германии и Франции – соответственно, 3,2 и 3,8 млрд. евро); в американских банках – около 1 млрд. евро среди всех банков и 4,5 млрд. евро – среди полутора тысяч крупнейших (с активами свыше 300 млн. долл.).

В Украине и России средний банк обладает активами в объемах 200—220 млн. евро, что вполне адекватно уровню развития экономики и финансового сектора. Например, отношение банковских активов к ВВП страны в Украине, Чехии, Польше составляет 60—65%, в России – всего 24%; в Бразилии – 34%, а в развитых европейских странах – 300—400%.

Банки «по определению» не могут быть богатыми в бедных странах. Это нужно понимать, принимать и не пытаться в ручном режиме управлять эволюционными процессами. Кому нужна формальная достаточность капитала мелкого банка на уровне 20—30—50%? Ему пока хватает 10—15%, пусть себе растет!

Совершенно другой вопрос — прозрачность баланса и «чистота» капитала. Украинские банкиры всегда отличались умением при необходимости «подправить» цифры. Национальный банк периодически их ругает за недостоверность балансовых данных, хотя, по большому счету, сам же и способствует «рисованию». Ведь с точки зрения бизнеса «загонять» деньги в капитал большинства небольших украинских банков просто нет смысла – они и так «перекапитализированы».

Значение норматива адекватности капитала (Н2) в среднем, по всем украинским банкам, по данным НБУ, на 1 января 2006 года составляло 14,95 – при норме 10. Отношение объемов регулятивного капитала к кредитно-инвестиционному портфелю (КИП) в среднем для 108 банков четвертой группы (по классификации НБУ) по состоянию на 1 октября 2005-го составляло 27,9%. Тогда как нормальным можно считать отношение капитала к КИП банков второй и третьей групп на уровне 14—15%.

А вот у десяти самых крупных банков первой группы классификатора НБУ этот показатель составляет в среднем 10,3%. То есть, если исходить из логики НБУ, «недокапитализированы» как раз крупные банки, хотя по сравнению с европейскими банками они обеспечены собственным капиталом в достаточной степени. Отношение капитала к общему объему активов 10 наиболее крупных украинских банков в среднем составляет около 9%, а «в среднем» по всем банкам «еврозоны» — 5%. У 1490 банков Франции — в среднем 5%, у 2147 банков Германии – 4%.

Зато у 30 украинских банков, обладающих капиталом менее 7 млн. евро, это отношение составляет, опять же, в среднем 59,3%. Получается, что их владельцы попросту «заморозили» кучу денег в капитале своих банков – они вполне могли работать и с меньшим размером капитала, выдерживая при этом все «относительные» нормативы его адекватности с лихвой. Ведь в реальном секторе деньги работают с большей отдачей: норма прибыли на вложенный капитал, например, на мясокомбинате по-прежнему выше, нежели в банке.

При этом, «загнав» деньги в капитал банка, владельцы не могут «по-белому» использовать их для своих нужд – требования по кредитованию инсайдеров ужесточаются. Ничего другого не остается, кроме как формально «надувать» капитал, дабы выполнить очередные нормативные требования НБУ. Что, видимо, банкиры с успехом и делают – через длинную последовательную цепочку предприятий-инвесторов, «субординированный долг», оффшоры, «нематериальные активы», переоценку основных фондов и т.д. Экономической целесообразности в увеличении капитала половины украинских банков в данный момент нет. «Формальные» требования продуцируют формальное же их «соблюдение».

Нужно заметить, что формальное соблюдение требований по адекватности капитала – необходимое, но не первостепенное условие, выполнение которого позволит украинским банкам расширить объемы кредитования экономики. Существует, по меньшей мере, две проблемы, требующие системного решения.

Первая проблема – дефицит «длинных» пассивов (привлеченных средств). Большинство банковских срочных депозитов привлечены на срок не более года, а оптимальная «длина» инновационного либо ипотечного кредита исчисляется как минимум несколькими годами. Средний неснижаемый остаток по депозитам «до востребования» — обычно используемый банками источник ресурсов. Хотя это уже «зона риска» (собственно, мораторий на досрочный возврат депозитов, право на объявление которого может получить Нацбанк, как раз призван уменьшить этот риск, хотя в принципе – это не выход). Собственный капитал банка, если он не «выбран» инсайдерами, тоже служит источником длинных кредитных ресурсов. Но этих двух источников недостаточно.

Большие банки, кроме того, берут длинные ресурсы (синдицированные кредиты) у своих западных коллег. Но средние и мелкие не имеют такой возможности. К тому же использование валютных ресурсов для кредитования резидентов, не имеющих валютных доходов, – занятие сомнительное.

Нельзя сказать, что проблема «длинных» денег такая уж насущная – собственно, объемы долгосрочного кредитования бурно растут буквально год-два, и острого дефицита длинных кредитов на рынке не ощущается. Тем не менее, эта проблема в дальнейшем будет становиться все острее по мере того, как будет оживать экономика в регионах страны. И очевидно, что сами банкиры решить эту проблему не смогут: нужны системные решения по развитию фондового рынка, необходимо появление новых инструментов, посредством которых финансовые учреждения смогут аккумулировать «длинные» деньги населения.

Проблема №2 – несбалансированная структура финансового сектора страны. Из большого разнообразия финансовых институтов, которые составляют гармоничную финансовую систему в развитых странах, в Украине более или менее развиты только банковский и страховой сектора. «Мелкий» финансовый сектор – кредитные союзы, ломбарды, учреждения по микрокредитованию – долгое время находится в упадке. Микрокредитованием среднего и малого бизнеса всерьез почти никто не занимается.

Вообще, для легального привлечения депозитов и кредитования установлен довольно высокий, как для Украины, барьер: хочешь кредитовать – создавай банк! Ниша «средних» кредитно-депозитных учреждений пуста. Кооперативные и инвестиционные банки в Украине так и не появились. Кредитные союзы сильно ограничены в объемах и видах операций.

С одной стороны, бизнес, особенно мелкий и средний, испытывает нехватку кредитных ресурсов («длинных» — на год и больше), с другой – у населения нет других надежных инструментов для вложения денег, кроме банковских депозитов (и помимо банков, в системе страхования вкладов никакие другие финансовые институты не участвуют). А банкам, с их дорогой инфраструктурой, попросту «не с руки» заниматься микрокредитами – нерентабельно. Получается – банкам невыгодно, другим – нельзя...

Негосударственная пенсионная система, важность которой для Украины сложно переоценить, по-прежнему находится в зачаточном состоянии. Долговые инструменты, ценные бумаги так и не заняли подобающее им место в экономических отношениях. Соответственно, не появилась инфраструктура, которая бы обеспечивала их ликвидность и развитие «массового» фондового рынка. Паевое участие в инвестиционных строительных программах, которые бурно развиваются, особенно в Киеве, с точки зрения инвестора — довольно непрозрачный, не «стандартизированный» инструмент.

По идее, блюсти интересы частных инвесторов и «организовывать» этот рынок, как прозрачный и ликвидный, могли бы «строительные общества», или специализированные инвестфонды, по типу британских. Но таких институтов в Украине нет. Как нет и рынка «строительных облигаций», или «ипотечных сертификатов». Нет стандартизированных залоговых инструментов, нет даже государственных «целевых» облигаций для населения (на пять лет под «инфляция+3%»), которые можно было бы свободно покупать-продавать, — великолепный источник «длинных» инвестиционных денег! Минфину и Минпромполитики, вероятно, не нужны деньги на инновации в промышленности, в ЖКХ и т.д.

Трехголовый регулятор

Структура регуляторных органов финансовой системы в настоящее время представляет собой нечто «трехголовое»: Нацбанк, Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку и Госфинуслуг. В целом следует признать, что эффективность совместной «регулятивной» деятельности этого «триумвирата» оставляет желать лучшего. Может быть, потому, что у каждого регулятора — «свой участок», свои корпоративные интересы, своя зависимость от политических процессов в стране. Но факт, что финансовый сектор Украины не развивается как целостная сбалансированная система. Хозяин огорода — «томатник» бережно взращивает свои «помидоры», поливает их, защищает от вредителей и не замечает, как рядом хиреют «чужие» огурцы и прочие баклажаны: «Главное – не лезьте к моим томатам!»

Непонятно, кто из трех регуляторов мог бы озаботиться «методологической», «нормативной», «организаторской» поддержкой формирования новых «ниш» и появления новых институтов и новых инструментов. Из года в год на всевозможных конференциях чиновники сетуют на неразвитость фондового рынка, отсутствие инструментов. Сами же организацией, формированием рыночных систем почти не занимаются. В большинстве случаев деятельность регуляторов сводится к осуществлению ими контрольных функций: Нацбанк контролирует банки, дабы они не сделали чего-нибудь, выходящего за рамки сложившихся «бизнес-традиций». ГКЦБФР контролирует, правильно ли оформлена эмиссия ЦБ и верно ли отчитываются инвесткомпании по своим операциям. Госфинуслуг, по своей молодости, пока, судя по всему, еле справляется с контрольными функциями и вряд ли уже готова стать «локомотивом» развития финансовой системы.

В известной степени, регуляторы стали заложниками «корпоративного» разделения интересов. Строительные общества? Учетные дома? Сначала скажите, какому регулятору они будут подчиняться... Векселя? Ценные бумаги? Нацбанку, может, и нужен развитый фондовый рынок, но это вроде как «не его парафия» —значит, он этим не занимается. Зато в круг его интересов входит валютный рынок – и все, никакие там страховые компании или пенсионные фонды не должны интересоваться валютными активами! И вообще, кредитовать – это Банковское дело.

Свои помидоры – ближе...

Мнения экспертов

Владимир ХЛЫВНЮК, председатель правления банка «Финансы и кредит»:

— Проблема адекватности капитала и роста банковских активов у банков первой двадцатки существует, но я полагаю, что это проблема временная. Если посмотреть внимательнее, то выяснится, что есть две группы банков: те, что уже проданы нерезидентам либо активно этим процессом занимаются, и те, кто имеет возможность наращивать капитал. Предпродажная политика – это четкая установка на стремительное наращивание активов и капитала, чтобы продаться как можно дороже. Как только процессы продажи завершатся, проблемы адекватности капитала постепенно сойдут на нет.

Что же касается небольших банков, у которых сейчас не хватает капитала, то это либо небольшие, кептивные банки, либо узкорегиональные. У их акционеров нет возможности наращивать уставный капитал, а покупать их вряд ли кто-то сейчас захочет. Даже если согласиться с тем, что они будут продолжать обслуживать региональные проекты, то, дабы не нарушать нормативы НБУ, они вынуждены будут объединяться.

Игорь ГОРДЕЕВ,
заместитель председателя правления Универсального банка развития и партнерства:

— С уровнем капитализации сегодня у банков нет проблем. Хотя два года назад были сложности с соблюдением этих нормативов у многих, в том числе средних и крупных банков. Но в течение 2004—2005 годов все активно «капитализировались», и сейчас нормативы выдерживаются.

Если говорить о качестве капитала, то в балансах тех банков, с которыми мы работаем, для нас все прозрачно, и особых проблем мы там не видим. С небольшими банками, имеющими активы менее 200 млн. грн., мы практически не работаем. Но это обычная практика: большие и средние банки охотнее работают с банками своего «калибра».

На мой взгляд, банковская система Украины по своей структуре похожа на американскую: относительно небольшое количество крупных банков и множество небольших, местных. В принципе, это нормально. Вы не ставите перед собой «сверхзадач», вам хватает капитала для обслуживания ваших клиентов, вас устраивает «региональный» статус – работайте.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК