РОССИЙСКИЙ КОНЦЕРН «НЕФТЯНОЙ», АКТИВНО РАБОТАЮЩИЙ НА УКРАИНСКОМ РЫНКЕ, ОКАЗАЛСЯ ЗАМЕШАН В СКАНДАЛЕ У СЕБЯ НА РОДИНЕ

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

В скандале, возникшем в российской глубинке, оказалась замешана одна из важнейших структур концер...

В скандале, возникшем в российской глубинке, оказалась замешана одна из важнейших структур концерна «Нефтяной» — ООО «Коммерческий банк «Нефтяной», вступивший в противоборство с российским государственным концерном «Росэнергоатом» за право контроля над строительством Калининской атомной станции (Тверская область).

Председателя совета директоров банка и концерна «Нефтяной» Игоря Линшица с 2001 года связывали с тогдашним руководством «Росэнергоатома» довольно тесные и доверительные отношения. Характер клиентских отношений «Нефтяного» с «Росэнергоатомом» делал их похожим на то, что принято называть схемой вывода финансовых средств с предприятия, а сам «Нефтяной» в этой ситуации выглядел как карманный банк госконцерна.

В конце 2001 года Линшиц предложил руководству «Росэнергоатома» выкупить четверть всего уставного капитала банка, приобретя три фирмы, владеющие в совокупности 25-процентной долей в КБ «Нефтяной». Сделку Линшиц оценил в 4,5 млн. долл. Еще 8 млн. долл. через эти компании «Росэнергоатом» должен был перечислить в счет увеличения уставного капитала банка. Средства были перечислены почти сразу же. Однако за последующие полгода «Нефтяной» не зарегистрировал увеличение уставного капитала банка и не вернул «Росэнергоатому» полученных денег — 8 миллионов, принадлежащих атомщикам (все это время попросту деньги использовались «Нефтяным» в собственных целях).

Тогда же Линшиц договорился с прежним руководством «Росэнергоатома» о приобретении доли в уставном капитале ООО «Севзапатомэнергострой» (СЗА). СЗА — строительная компания, специализирующаяся на возведении объектов атомной энергетики. К моменту, когда начались переговоры с «Нефтяным», СЗА получил подряд на строительство третьего энергоблока Калининской атомной электростанции (КАЭС) в Тверской области.

Исторически 51 процент СЗА принадлежал «Росэнергоатому», 25 — менеджменту СЗА, 24 — Калининской АЭС. Но в начале 2002 года, по распоряжению прежнего руководства «Росэнергоатома» менеджмент СЗА продал «Нефтяному» свою долю — 25 процентов.

Стремление Линшица получить долю в СЗА объяснялось просто: на завершение строительства третьего энергоблока КАЭС «Севзапатомэнергострою» только в 2002-м должны были перечислить порядка 6 миллиардов рублей, и деньги эти были для «Нефтяного» не лишними. Кроме того, план строительства КАЭС предусматривает возведение силами СЗА в ближайшие годы еще и последнего, четвертого энергоблока станции — и здесь уже стоимость работ составит ни много ни мало — 1 млрд. долл.

Чтобы предугадать дальнейшие действия «Нефтяного» в отношении СЗА и находящихся в его распоряжении средств, достаточно вспомнить события 1997 года, в которых участвовал «Нефтяной». Тогда он оказался в эпицентре скандала, разразившегося вокруг вывода из России 4,2 млн. долл., принадлежащих Федеральному управлению дорожного строительства. При содействии «Нефтяного» эти средства были выведены в оффшорную зону Гибралтара. Ничего удивительного в этом нет — большая часть учредителей концерна «Нефтяной» является компаниями, зарегистрированными в оффшорных зонах.

Войдя в число участников СЗА, «Нефтяной» предложил увеличить уставный капитал «Севзапатомэнергостроя» с 20 тыс. до 30 млн. руб. Яковлев, тогдашний исполнительный директор «Росэнергоатома» и представитель крупнейшего из владельцев СЗА, дал свое согласие на проведение процедуры.

Однако, когда пришло время вносить средства в счет увеличения уставного капитала, «Росэнергоатом» платить отказался. Право внести вместо него деньги он предоставил «Нефтяному», тем самым отказавшись и от сохранения своей доли в СЗА в пользу Линшица.

После регистрации нового уставного капитала ООО «Севзапатомэнергострой» в январе 2002 г., «Нефтяной» из скромного участника СЗА превратился во владельца 75% акций СЗА. Остальные 24% приходились теперь на долю «Росэнергоатома» и Калининской АЭС вместе взятых.

Однако весной 2002 года в «Росэнергоатоме» сменилось руководство, концерн возглавил президент Олег Сараев. Первая же проверка, проведенная новой администрацией госконцерна, показала, что отношения «Росэнергоатома» с «Нефтяным» оказались неэффективными и нецелесообразными.

Кроме того, выяснилось, что процедура отказа «Росэнергоатома» от участия в увеличении уставного капитала не была должным образом оформлена через Минатом и Минимущества. Решение принимал лишь исполнительный директор «Росэнергоатома» Яковлев, не имевший на это соответствующих полномочий.

Грубые нарушения в порядке оформления отказа «Росэнергоатома» от своей доли в СЗА дали возможность новому руководству «Росэнергоатома» оспорить регистрацию нового уставного капитала и нового распределения ролей среди участников СЗА в судах. К настоящему времени на руках у «Росэнергоатома» имеется несколько распоряжений различных городских судов России на приостановку действий нового устава, регистрации нового уставного капитала СЗА.

Несмотря на это, 19 июля вооруженные представители «Нефтяного» все же заняли здание управления СЗА в Тверской области. Более того, командой Линшица был назначен и новый менеджмент СЗА, и новый генеральный директор — финансист, не имеющий необходимой для этого лицензии Госатомнадзора.

Назначение гендиректора СЗА, судя по всему, так же не выглядело юридически безупречным. Оно основывалось на том, что назначенный ранее «Росэнергоатомом» гендиректор СЗА Михаил Розенбаум якобы отказался от занимаемой им должности и предоставил по этому поводу соответствующее заявление. Однако такое заявление в СЗА отсутствует, а сам Розенбаум утверждает, что ничего подобного не заявлял ни в письменной, ни в устной форме.

В связи с этим в генеральной прокуратуре России и в других следственных органах по заявлению Розенбаума в настоящее время рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела против «Нефтяного» по факту подлога.

26 июля «Росэнергоатом», так и не дождавшись регистрации увеличения уставного капитала КБ «Нефтяной», потребовал у банка вернуть перечисленные ранее в счет этого 8 миллионов, которыми на протяжении шести месяцев «Нефтяной» распоряжался по собственному усмотрению. По российским законам эти средства должны были быть возвращены «Росэнергоатому» в течение недели, однако и по сей день «Нефтяной» не перечислил «Росэнергоатому» ни копейки.

Одновременно с заявлением о возврате средств «Росэнергоатом» вывел из числа клиентов банков 14 собственных структур, дочерних организаций и региональных филиалов. Эти структуры составляли без малого половину крупнейших клиентов «Нефтяного».

Всё это, как считают сторонние эксперты, не может не сказаться на репутации банка «Нефтяного» и концерна в целом. Потеря крупнейших клиентов, требование немедленного возврата 8 млн. долл., которыми, по имеющейся информации, банк не располагает, а также вероятность возбуждения генпрокуратурой уголовного дела уже сегодня поставили «Нефтяной» на грань кризиса. Надо полагать, снижение ликвидности банка в России немедленно скажется и на его бизнесе в Украине, о чем стоит задуматься украинским компаниям, сотрудничающим с предприятиями «Нефтяного».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК